От мира добродетели к миру любви




Скачать 258.66 Kb.
НазваниеОт мира добродетели к миру любви
страница1/3
Дата публикации14.06.2013
Размер258.66 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3
Гендерные исследования

АЛ. Павлов*

ГОМЕР И ОВИДИЙ:

ОТ МИРА ДОБРОДЕТЕЛИ К МИРУ ЛЮБВИ

Брак и любовь - два феномена, которые не только не были связаны друг с другом в античности, но и были противопоставлены друг другу. Эта оппозиция, по сути, была присуща всему периоду античности, несмотря на эволюцию как института брака и отношения к нему, так и эволюцию фе­номена любви и ее восприятия. Если брак - явление социальное и, поэто­му, не изначальное - регулируется нормами и обычаями социума, то лю­бовь первоначально мыслилась греками как космическая стихия, непод­властная разуму, в основе которой лежит божественное начало. Мир (кос­мос), был порожден из Хаоса творческим началом бытия, безличной космической силой порождения, которая впоследствии стала осмысляться как Эрос.1 Первоначальное порождение - будь то Гея и Уран, многочисленное внебрачное потомство Зевса и т.д.2 - не увязывается с семьей. Лишь посте­пенно, наряду с «антропоморфизацией» космоса и приобретением им ра­зумности, миф говорит нам об усилении генеалогического начала и укрепле­нии семейственности. В этой связи Эрос начинает рассматриваться как раз­рушающее начало социального космоса. Брак (семья) и Эрос (любовь) оказы­ваются противопоставленными, таким образом, еще в греческой мифологии.

Мир античной общины, покуда он будет сохранять свое социальное единство, всегда будет отстаивать приоритет семьи, основанной на добро­детели, как основы социально упорядоченного космоса (полиса). Напро­тив, с разрушением гражданской общины, с выделением отдельного инди­вида, с трансформацией космического безличного Эроса в личное интим­ное чувство, происходит и изменение акцентов в дихотомии брак-любовь. Это наглядно прослеживается на примере произведений двух великих по­этов античности, представителей двух различных эпох и регионов Среди­земноморья - «Одиссеи» грека Гомера (VIII в. до н.э.) и «Любовных эле­гий» и «Науки любви» римлянина Овидия (43 г. до н.э. - 18 г. н.э.). Сколь различны эпохи, столь различны задачи авторов, однако брак и любовь оказываются в центре повествований обоих. И у Гомера, и у Овидия эти

* Павлов Андрей Альбертович - ст. преп. Сыктывкарского государственного уни­верситета.

327

^ Тендерные исследования

два мира противопоставлены друг другу, представляя дихотомию Космос-Хаос единого в своей противоречивости античного космоса. Однако, если Гомер выбирает добродетель, то Овидий - любовь. Рассмотрим подходы, которые демонстрируют авторы.

Неоднократно приходится слышать, в качестве доказательства нали­чия любви в раннюю эпоху, о Пенелопе, как примере беззаветной любви -ведь она двадцать лет дожидалась Одиссея, ушедшего под Трою и не вер­нувшегося с остальными. При этом, однако, принимается во внимание только сам факт ожидания, что вряд ли само по себе может служить дока­зательством наличия любви. Более же важен как раз контекст и цели авто­ра. «Одиссея» - эпическое произведение с дидактическим оттенком. За не­посредственным ее фасадом - повествовании о скитаниях Одиссея после похода против Трои - в поэме раскрывается многообразный мир семейно-брачных отношений, более того, сам мир (космос) раскрывается через эти отношения. Дидактичность поэмы очевидна, и связана она с нормативно­стью эпического бытия. Автор различными путями, то косвенно, через контекст, то непосредственно, через характеристику образов, указывает на должное и непотребное, на норму и отход от нее, на добро и зло. Через эту нормативность и попытаемся взглянуть на этот мир.

Чтоб подтвердить значимость мира семьи в «Одиссее», взглянем на частотный словарь ее первой песни. Слова, связанные с семейно-брачными отношениями, являются здесь доминирующими. Перечислим их по мере уменьшения частотности: отец - 16, дом - 8, дом - 7, мать — 7, сын - 5, дочь - 5, супруг - 2, муж - 2, супруга - 2, супруга - 1. Сам этот словарь говорит уже очень о многом , но мы отметим пока лишь то, что супруже­ские отношения в рамках семьи оказались здесь на последнем месте. Весь­ма примечательно и употребление прилагательного любимый и глагола любить Прилагательное любимый употребляется Гомером очень часто (в первой книге оно уступает по частотности только прилагательному пре­красный - 8 и 9 раз соответственно). Однако, как правило, оно является не определением к слову супруга, а к таким как отец (I 94), дочь (I 278), от­чизна (I 203), или гость (I 158; 307). Так же и глагол любить, использован­ный Гомером в первой книге три раза, ни разу не относится к жене5. Все это указывает на то, что любовь между супругами не рассматривается им как нечто важное для создания семьи. Реальные традиции в брачной сфере, описанные Гомером, с очевидностью подтверждают это. Здесь можно упомянуть, в частности, то, что решение о выдаче замуж и женитьбе при­нималось отцом. Оно, как правило, согласовывалось с желанием дочери (сына), но могло происходить и без оного (IV 6). Очень часто Гомер сооб­щает о практике агона при выдаче замуж, когда невеста становилась даром

328

______А.А. Павлов Гомер и Овидий: от мира добродетели к миру любви

лучшему из женихов за победу в состязаниях. Именно доблесть является общественно значимым условием (для мужчины) вступления в брак.

Определяет Гомер и нормативные критерии для жены, которые пре­красно выписаны в изображении идеальной пары Ареты и Алкиноя: «...Рексенор.., оставив Дочь сиротою Арету; с ней Алкшой сочетав­шись, Так почитает ее, как еще никогда не бывала В свете жена, свой лю­бящая долг, почитаема мужем, Нежную сердца любовь ей всечастно яв­ляют в семействе Дети и царь Алкиной, в ней свое божество феакийцы видят, и в городе с радостно-шумным всегда к ней теснятся Плеском, ко­гда меж народа она там по улицам ходит. Кроткая сердцем, имеет она и возвышенный разум, Так что нередко и трудные споры мужей разреша­ет». Как видим, в качестве таковых критериев называются ее любовь к долгу, любовь к ней со стороны детей и мужа, а также народа (ведь Арета - царица), кроткое сердце, возвышенный разум. Любовь мужа (о которой, кстати, Гомер говорит после любви детей) здесь связана не с личными чув­ствами (а о них, к слову сказать, поэт вообще не говорит в поэме), а обще­ственно значимыми поведенческими критериями, поэтому любовь мужа ни­чем не отличается от любви детей. Интересно, что в качестве идеальной пары Гомер представляет супругов, которые, согласно его рассказу, являются род­ственниками (Арета племянница - дочь брата - Алкиноя). Характерно и само имя царицы. Ведь Арета () значит Добродетель. Таким образом, все характеристики, относящиеся к ней, и есть сама добродетель.

Но добродетель может иметь и женскую, и мужскую ипостась. И в ка­честве последней добродетель сублимируется в образе бога войны Ареса (мужская добродетель - это мужество, храбрость и вообще совершенство, под которым Гомер понимает не только воинскую доблесть, но «и плени­тельный образ, и ум, и могущество слова» (VIII 168). Таким образом, и муж и жена - это две ипостаси добродетели, и именно добродетель, а не любовь, лежит в основе супружеских отношений. Добродетель - категория общест­венная, так как знать что есть зло и что добро можно только сообразуясь с традицией. Знать ее и следовать ей могут только взрослые и разумные чле­ны общества. Одиссей и Пенелопа имеют поэтому эпитет разумный(ая). Именно разумность позволяет Пенелопе занимать равное положение с му­жем, а их союз делает идеальным, так как несмотря на все трудности они ведут себя достойно (и именно так всем и следует поступать!).

Какие же ценности являются для автора приоритетными для мира се­мьи? Вот как он определяет семейное счастье: «Так постоянно и Нестору он золотые свивает годы, чтоб весело в доме своем он старел, окруженный Бодрой семьей сыновей, и разумных, и с копьями первых» (IV 208-211). В другом месте картина счастья дополняется им: «О, да исполнят бессмертные боги твои все желанья, Давши супруга по сердцу тебе с изобилием в доме, С

329

Гендерные исследования

миром в семье! Несказанное там водворяется счастье, Где однодушно жи­вут, сохраняя домашний порядок, Муж и жена, благомысленным людям на радость, недобрым Людям на зависть и горе, себе на великую славу» (VI 181-185). Долголетие отца, доблестные сыновья, необходимые для продол­жения рода, изобилие, мир и порядок в семье - вот критерии счастья. Но они опять же важны не сами по себе - они ведут к великой славе.

Этот мотив общественного признания является определяющим для действий героев Гомера — коллективное сознание полностью довлеет у него над личным. Повествуя о скорби Пенелопы по невозвратившемуся мужу, Гомер вовсе не передает ее внутренних переживаний и чувств («...по сколь славной голове тоскую, вспоминая постоянно мужа, чья слава широка по Элладе и срединному Аргосу»). Более того, всякая пробивающаяся индиви­дуальность нарочито обобществляется, превращается в общее место, пере­водя проблему индивидуальную в общественную («Ласково всех принимает она и рассказы их жадно Слушает все, и с ресниц у внимающей падают ка­пли Слез, как у всякой жены, у которой погиб в отдаленье муж» (XIV 128 ел.)). Не встретим мы у Гомера и выражения чувственности со стороны Одиссея. Поэт, неоднократно сообщая о стремлении Одиссея вернуться до­мой, из раза в раз делает это примерно одной и той же фразой («Но, напрас­но желая Видеть хоть дым, от родных берегов вдалеке восходящий, Смер­ти единой он молит (I 56—58)»; «Так, напоследок, по воле судьбы, он воз­любленных ближних, Землю отцов и богато украшенный дом свой увидит» (V 41-42); «Воля, напротив, судьбы, чтоб возлюбленных ближних, родную Землю и светло-устроенный дом свой опять он увидел» (V114-115); «лишь только б Светлый свой дом, и семью, и рабов, и богатства увидеть» (VII 224-225); «чтоб мог ты увидеть Светло-богатый свой дом, и отчизну, и милых домашних» (X 474-475)). Мало того, что мы не слышим здесь хоть намека об особых чувствах к жене, как мотиве возвращения домой, жена вообще не фигурирует в этих заклинаниях. Она не выделяется из более об­щей группы родственников. Более того, родная земля, семья, дом, рабы и богатство для автора вещи однопорядковые, точнее это нечто единое, что нельзя разъять - выбрось одно, и образ станет ущербным.6 Это мир упоря­доченного космоса, мир добра, это мир добродетели.

Пенелопа, ждущая мужа двадцать лет, пример не любви, а именно добродетели. Ее образ - наставление в добродетели. Причин для такого ожидания могло быть несколько. Все они кроются в сфере обычая. Во-первых, для того, чтобы женщина могла вновь выйти замуж, требовалось ее освобождение от прежних, установленных брачным договором, обяза­тельств со стороны ее мужа. Но так как о судьбе Одиссея ничего не было известно, то необходимо было признание его смерти, которое могло быть принято посредством ритуального захоронения, о чем Афина и наставляла

330

______А. А. Павлов Гомер и Овидий: от мира добродетели к миру любви

Телемаха (I 290 cл.). Во-вторых, представляется важным, что все действие поэмы происходит в канун совершенолетия (двадцатилетия) Телемаха, ко­торое можно рассматривать как завязку всего сюжета поэмы. И признание смерти отца делало бы его полноправным хозяином отцовского дома, в том числе давало ему право принимать решения относительно судьбы ма­тери. И благоразумная Пенелопа конечно же не могла переступить через обычай, ведь «уважение молвы» называет Гомер одним из факторов со­хранения чести Одиссеева ложа (XIX 527).

Воспевая верность Пенелопы, Гомер, в то же время, повествует о реа­лиях повторного брака: «...ты довольно Знаешь, как женщина сердцем из­менчива, в новый вступая Брак, лишь для нового мужа она помышляет устроить дом, но о детях от первого брака, о прежнем умершем муже не думает, даже и словом его не помянет» (XV19-23). Эта фраза, брошенная Афиной Телемаху, не нашла реального разрешения у Гомера. Поэма за­канчивается воспеванием добродетели Пенелопы. В финальной песни Го­мер пророчит бессмертную память верной, прекрасной, разумной жене Пенелопе (XXIV 193 cл.). Но традиция сохранила память и о других верси­ях. Так Павсаний (VIII 6) передает версию, по которой Одиссей, признав виновной Пенелопу в том, что она навела себе в дом ухаживателей, ото­слал ее из дома. Ряд версий сообщает и Аполлодор. В частности о том, что сразу после того как Одиссей разобрался с женихами, он отправился в страну теспротов, где женившись на их царице Каллидике, стал царем тес-протов, а после ее смерти вернулся на Итаку (epit. VI 34—35). Там он был убит (случайно?!) внебрачным сыном Телегоном, который, затем, женился на Пенелопе (idem 37). Аполлодор знает и о других версиях: «Некоторые сообщают, что Пенелопу, соблазненную Антиноем, Одиссей отослал к ее отцу Икарию... Другие же говорят, что Пенелопа была убита Одиссеем и причиной ее гибели было то, что Амфином ее соблазнил... Говорят также, что Одиссей, прибыв в Этолию к Тоанту, сыну Андремона, женился на дочери Тоанта» (idem 38-40). Если принять во внимание эти версии, то говорить о любви Пенелопы и Одиссея еще более сложно.

Но было бы неправильно считать, что Гомер вовсе не знает «чувст­венной любви». Однако назвать ее чувственной достаточно сложно, по­скольку под ней он понимает чисто физиологический процесс, причем вне брака («Там насладились любовью, всю ночь проведя неразлучно» - Одис­сей и нимфа Калипсо). Такая любовь для него - деструктивное начало, разрушающее основу мироздания (семью), и ее оценка у поэта всегда от­рицательна. Так порицает он любовь Елены, ставшую причиной Троянской войны (IV 26; XI 436 cл.). О том же говорит и пример любовной связи Аф­родиты с Аресом, закончившейся разоблачением мужа (Гефеста) и разво­дом (VIII 266 cл.). Осуждается любовь и в рассказе Евмея о рабыне его от-

331


Тендерные исследования



ца: «...рабыня...редкой красы... Душу ее обольстить удалось финикийцам коварным: Мыла она, невдали корабля itx, белье; тут один с ней Тайно в любви сочетался - любовь же всегда в заблужденье Женщин, и самых не­винных своим поведением, вводит». В целом, в «Одиссее» такого рода любви уделено очень мало внимания, ибо она не нормативна. Она всегда спонтанна, тайна, кратка, неразумна. Она не определяется общественными добродетелями и не служит общественному благу.

Совершенно иначе раскрывается мир любви у Публия Овидия Назона - римского поэта «золотого» века римской литературы. Овидий не был первым, кто обратился к любовным сюжетам в Риме. Практически для всех поэтов, творивших в I в. до н.э. и составивших цвет римской класси­ки, тема любви была основной. Достаточно вспомнить лирику Катулла (87 или 84-54 гг. до н.э.), Тибулла (55-19 гг. до н.э.) и Проперция (50-15 гг. до н.э.), которых Овидий считал своими учителями, в том числе и Горация (65-8 гг. до н.э.).

Кажется парадоксальным, но I в. до н.э., который еще сами древние рассматривали как период кризиса Рима, понимая под этим, как правило, упадок нравов, стал золотым для римской литературы. Именно из литера­туры этого периода, в первую очередь, мы имеем возможность составить представление о восприятии и понимании любви в Риме в эпоху кризиса римской полисной системы и римского республиканизма. И именно Ови­дию принадлежит в этом особая заслуга - он, пожалуй, единственный не только в римской литературе, но и античной в целом, кто посвятил этому специальные трактаты.

Он завоевал себе популярность уже ранними «Amores» (Любовные элегии). А вскоре за ними последовали «Героиды» (Heroides), «Наука люб­ви» (Ars amandi)8, «Лекарство от любви» (Remedia amoris)9.

Мир любви Овидия раскрывается уже в «Amores», а в «Ars amandi» он лишь систематизируется и упорядочивается в соответствии с задачами трактата, цель которого выражена автором уже в первых его строках:
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

От мира добродетели к миру любви iconОтчего есть учителя словесности, математики и музыки, но нет учителей добродетели?
Охватывают российскую историю и культуру, а также других стран и всего человечества. У учащихся формируется уважительное отношение...

От мира добродетели к миру любви iconУрок №5 «Ходить во свете – не любить мира»
«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1 Ин. 2: 15)

От мира добродетели к миру любви iconКлассный час на тему: «Калейдоскоп Мира»
Задачи: воспитывать у детей чувство любви к Родине, ценность добра, общения; формировать понятие о мире; показать значимость дня...

От мира добродетели к миру любви iconВсероссийский интернет-конкурс педагогического творчества (2013/14 учебный год)
Цель: воспитание любви к окружающему миру и потребности в сохранении природных богатств

От мира добродетели к миру любви iconУрока Тема урока Учебник
Идея любви как воплощение интереса к окружающему миру. В. Драгунский «Что я люблю»

От мира добродетели к миру любви iconИнформация о работе отдела библиотечного обслуживания
«Без солнца не растут цветы, без любви нет счастья, без женщины нет любви, без матери нет ни поэта, ни героя. Вся радость мира от...

От мира добродетели к миру любви iconБлагинина Е. А. Посидим в тишине. [Текст] / Е.
М. Горький писал: "Без солнца не цветут цветы, без любви нет счастья, без женщины нет любви, без матери нет ни поэта, ни героя. Вся...

От мира добродетели к миру любви iconЛюбви волшебные слова
Все начинается с любви. С любви! Я это точно знаю. Все, даже ненависть — родная и вечная сестра любви. Все начинается с любви: мечта...

От мира добродетели к миру любви iconУроки практической добродетели
Родителям дана благословенная возможность привести с собой детей к воротам города

От мира добродетели к миру любви iconЦветочный калейдоскоп
Цели: формирование основ экологических знаний; развитие наблюдательности и интереса к окружающему миру: воспитание любви к родной...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница