Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1




Скачать 452.18 Kb.
НазваниеЗеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1
страница1/4
Дата публикации12.01.2015
Размер452.18 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4
Зеев Маген
Представьте Себе   (Imagine)

Перевод с иврита: Яаков Синичкин



 

1

И вот как это было:

Около трех лет назад… я оказался в каком-то баре в международном аэропорту Лос-Анжелеса… в ожидании машины, которая отвезет меня в город. Краем глаза я безучастно наблюдал за оживленной деятельностью небольшой, но упорной группы пионеров Харе Кришна. Те, применяя “жесткий прессинг по всему полю”, рассыпались по главному залу аэропорта. Эти погруженные в свои мантры адепты свами Чье-Имя-Я-Никогда-Не-Смогу-Произнести - одетые, как и положено, в униформу своей секты - сновали туда-сюда по проходу, как шарики в пинг-понге, лихорадочно предлагая для продажи древние индийские священные книги тем немногим проезжающим, которые не игнорировали и не отталкивали их и не плевались при их приближении..

…спустя несколько секунд я услышал настигающие меня мягкие шаги обутых в мокасины ног. Голос молодой женщины вежливо предложил:

Excuse me, sirrr, but… ehh… maybe you vould like to take a loook at zis boook?” 1

Я застыл на месте. Я узнал этот акцент. Я узнал бы его где угодно. Сердце мое остановилось. Я поставил свой чемодан и обернулся. Она была прекрасна в своем алом сари, увешанная позвякивающими браслетами и ожерельями. Вероятно, прежде у нее были каштановые волосы, если судить по щетине, пробивающейся на макушке. Глаза ее были зеленые, кошачьи, их выгодно подчеркивал мазок горчицы, искусно посаженный прямо между ними. В одной руке она держала небольшой барабанчик, а другую протянула ко мне, с милой улыбкой предлагая авангардистскую версию Упанишад. …я поспешил опередить ее: “Ме-эйфо ат?”2.

“Ме-Рамат а-Шарон”3, ответила она. Как мило и естественно прозвучало ее раскатистое картавое “ррр” жительницы окрестностей Тель-Авива! Она, видимо, пришла в восторг от редкой возможности изложить свой символ веры на родном языке, и ее не остановило клеймо страдания, которое, без сомнения, отпечаталось на моем лице. … созерцать… воплощать… наполнять… достичь глубин… сдернуть покровы… разрушить стены… раствориться… смешаться… соединиться… стать единым…

Я и не думал слушать все это (все эти слова я знаю уже наизусть: я много времени провожу в аэропортах, а кроме того, раньше на досуге вытаскивал людей из таких сект). “Эйх корим лах?” - прервал я ее, все еще пытаясь переварить создавшуюся ситуацию (“Как тебя зовут?”).

“Шира” - ответила она, но к моим анкетным данным любопытства не проявила. Тем временем, двое ее товарищей по оружию из агитбригады, атаковавшей аэропорт, также бритоголовые и одетые по уставу своего ордена, направились к нам, совершенно ошалевшие от редчайшего явления - кто-то в самом деле остановился поговорить! Их носы вытянулись при запахе “свежатинки”. И что же оказалось - чудо из чудес: вся эта тусовка - из Рамат а-Шарон. Приятно познакомиться: Офер (“Ахалан!”4) и Дорон (“Ма иньяним!”5).

Как выяснилось, Шира была лейтенантом, я отдал ей честь, и она захихикала. Дорон был фельдшером, совсем как я, и мы договариваемся встретиться и угостить друг друга холодным лимонадом внутривенно и рассказываем старую шутку о том, что первое, на что мы смотрим у женщины - это вены. Я вспоминаю тот киоск на улице Герцля в Рамат а-Шарон, где делают самые большие и вкусные фалафели в стране, а они все качают головами и облизываются от воспоминаний - почти как собаки Павлова - конечно, они знают, какое именно место я имел в виду! (Я, правда, никогда не был в Рамат а-Шарон, но разве есть город в Израиле, где нет улицы Герцля, и каждый житель каждого городка от Метулы до Эйлата уверен, что самые большие и вкусные фалафели делают в том самом киоске, который находится недалеко от его дома).

Так вот мы стояли и беседовали о том о сем, я и трое израильтян-кришнаитов, болтали на прекрасном, недавно воскресшем языке еврейских пророков и царей, и вдруг меня прорвало: “Что же вы здесь делаете, черт возьми?!” В своей ярости я слегка сбиваюсь с того шутливого приятного тона, в котором велась беседа до сих пор. “Вы же евреи! Вы же израильтяне, черт побери! Что вы делаете здесь, в этом месте, перед самой субботой, в этих одеждах, зачем вы распеваете эти слова, продаете эти книги?!” Сам удивляясь собственной крутости, я закинул руку за спину, выхватил из рюкзака свое Пятикнижие - так, без сомнения, Робин Гуд выхватывал стрелу из колчана - и потряс Книгой Книг перед их глазами (бабах!!). “Эта книга не ваша” - кричал я им, показывая на адаптированную роскошную Бхагавад Гиту, которую Офер прижимал к груди и укачивал, как молодая мать укачивает младенца. “Вот” - и я шлепнул по переплету своей потрепанной Библии так, что эхо разнеслось по всему залу - “вот ваша Книга!”

Они посмотрели на меня с грустью, с искренним сочувствием в глазах, как смотрят на человека, у которого врачи нашли неизлечимую болезнь. “Нет. Нет. Ты совершенно не понимаешь” - прозвенел голосок Ширы, и это было сказано тоном, который можно было счесть успокаивающим, если бы в нем не звучали покровительственные нотки. “Это же не соревнование. Мы не отдаем предпочтения какой-либо культуре, или классу, или этнической группе! Это только создало бы иерархию среди людей. Это значило бы воздвигнуть иллюзорные преграды между людьми, … И ты, и я, и все эти люди в аэропорту, и любое существо, живущее в самом глухом уголке земного шара - все это части великого и прекрасного Единства, все мы - братья и сестры, мы все связаны одной цепью из неразрывных звеньев - только не осознаем этого. “Харе Кришна” для того и существует, чтобы распространять это знание”.

Ну вот, приехали! Вот что получается, если смешать ультралевую молодую израильтянку из хорошей семьи с изрядной порцией древней санскритской мистики и добавить пару книжек о тайнах восточных цивилизаций. Я попытался представить себе Ширу, говорящую о патриотизме и воинском долге перед строем новобранцев вверенного ей взвода. Надо думать, это было неслабое зрелище.

“Посмотри вокруг, хабиби6”, вступил в беседу Дорон, как будто это у них уже было отрепетировано. “Мир сжимается с головокружительной быстротой, становится меньше с каждым прожитым днем. Расстояния между разными культурами сокращаются повсюду, куда ни посмотри, стираются границы между обществами и народами, как будто тысячи Берлинских стен обрушиваются каждый день. Это - прогресс, мир развивается, движется в будущее, к единству, к терпимости и взаимопониманию, он отдаляется от мелочных и давно устаревших разногласий, которые веками восстанавливали нас друг против друга. Как сказано Пресвятым Господом (и тут, взволнованный до глубины души тем, что разговор с кем бы то ни было дошел до такой стадии, что можно процитировать Писание, он раскрыл на заложенной странице богато разукрашенную Ригведу…: “Да будут все сердца единым сердцем, и все разумы станут единым разумом, чтобы духом единства вы смогли бы излечить болезни разобщенного человечества”.

“Раскрой свои глаза!”, … ты со своей изоляцией и эгоизмом - в плену у прошлого, ты порабощен устаревшими теориями, с которыми ты упрямо отказываешься расстаться. Но Всевышний Господь Шри Кришна может помочь тебе распрощаться с ними, освободиться, стать по-настоящему свободным. Если ты только сконцентрируешься и будешь повторять за мной…”

(То, что они сами не прочли книги, которые они с таким энтузиазмом предлагают, и что их вариант “Вишнуистской философии” сильно отличается от оригинального, было ясно, как день. Ну и что же? Они описывали свою картину мира, а именно это и было мне по-настоящему интересно).

“Да, друг мой, ты цепляешься за доктрину, время которой давно прошло - опасную доктрину”. Это уже Офер, огромный парень, этакий дядя Степа, при виде которого нельзя было не пожалеть об его утрате для баскетбольной команды “Маккаби Тель-Авив”. “Ты же просто-напросто фашист”, провозгласил он, четко выговаривая и даже растягивая каждый слог, как будто объявляя мне смертный приговор. Вот и все. Никаких больше мистических высот - все эти йога и карма, и Кришна, и свами Как-Его-Там-Звали разбежались кто куда, исчезли без следа. Кришнаит сбросил свою овечью шкуру и передо мной стоял стопроцентный израильский левак во всей своей красе.

(“Ага!” - слышу я ваши возгласы, “да ведь этот автор - ультраправый!” Наверно, стоит уже сейчас поведать, что на последних выборах я голосовал за Барака и “зеленых”; что я активный член движения “Четырех матерей”, много лет выступаю за односторонний выход Израиля из Ливана; и что с пятнадцатилетнего возраста я при каждом удобном случае публично защищаю создание Палестинского государства на территориях.

“Ага!” - тогда восклицаете вы, “Значит, автор - ультралевый!” Ну, хватит, господа и дамы. Пожалуйста. Я не могу представить себе ничего более незатейливого и неинтеллигентного, чем записаться в какой-угодно лагерь, идти путем определенной идеологии, где шаг вправо-шаг влево считается побегом. Не думайте в категориях “право-лево”, господа, думайте свободно.

“Почему люди должны применять к себе эти твои архаичные, расистские мерки?!”, продолжил он сотрясать воздух своим громовым голосом. “И как ты осмеливаешься судить других по своим реакционным и искусственным критериям? Мы должны судить и оценивать людей по их индивидуальному характеру, а не по их национальной или религиозной принадлежности! Ты полон предрассудков! Чем одна кровь хуже другой? Что, из-за того, что я родился евреем, а вон тот человек у телефонной будки - нет, ты будешь относиться ко мне иначе, чем к нему? А может быть он - праведник! Может быть он - самый честный и благородный человек во всем Лос-Анжелесе! Может быть он сейчас звонит в благотворительную организацию, чтобы пожертвовать миллион долларов!” (Я бросил взгляд на того человека. Он-то, без сомнения, был евреем, и судя по его кислому лицу и нервным движениям рук, говорил он со своим биржевым маклером). “И из-за того, что мне выпала “удача” родиться от еврейской матери, а ему нет, из-за того, что от меня отрезали кусок через неделю после появления на свет, а ему нет, из-за всего этого ты предпочтешь меня ему?! Ты будешь любить меня больше, чем его?! Но это отвратительно! Это просто болезнь!

Я был рад, что он закончил свою тираду. Теперь мне не нужно будет до хруста выворачивать шею, поднимая очи к небу. Вероятно, он спорил со своими собственными наклонностями и страстями, а вовсе не со мной - тем более, что мне еще не удалось сказать почти ничего.

Шира положила руку мне на плечо и вкрадчивым мягким голосом прошептала на ухо: “Ты все еще не понимаешь? Все, что его Божественная Милость свами Пра-та-та-та хочет сказать - это что мы должны стараться изо всех духовных сил любить всех людей одинаково. И это сущность того, чему учат эти книги, которые мы распространяем, и, в конце-то концов, не это ли главный смысл той книги, книги, которую ты держишь в руках?” (она указала на Библию).

Я застыл в полном отчаянии. Что я мог на это ответить - в те секунды, которые у нас оставались - чтобы хотя бы поцарапать эту мощную и хорошо укрепленную стену. Я испустил длинный усталый вздох. “Когда вы последний раз читали эту книгу?” было самым лучшим из того, что мне пришло в голову в тот момент, когда я стоял, затравленно озираясь в поисках поддержки, которой неоткуда было взяться.

“Нет, смысл этой книги не в том ”.

Пришла моя машина. Тут между нами произошла классическая сцена прощания, в ходе которой, помимо других неожиданностей, Дорон пожал мне руку и шепнул на ухо: “Шабат шалом, ахи!8”; и святая троица с тель-авивских пляжей удалилась в поисках более легкой добычи. Я не знаю, что стало с моими тремя брахманами с полу-промытыми, но еще неплохо работающими мозгами - удалось ли им подняться на ступень совершенной святости, или же они отпали от веры, свернули с пути истинного и теперь применяют свой незаурядный коммерческий талант, продавая дешевые магнитофоны на Олимпийском Бульваре. Как бы там ни было, я надеюсь однажды снова их повстречать. А теперь, на оставшихся страницах, я изложу то, что не успел сказать им тогда.



^ 1Простите, сударь, но… э… быть может вы хотели бы взглянуть на эту книгу (искаж. англ.)
2Откуда ты? (ивр.)
3Из Рамат а-Шарон (ивр.)
4Привет! (ивр. сленг)
5Как дела? (ивр.)
6Дружище (ивр.)Секундочку! (ивр.)
7Секундочку! (ивр.)
8Доброй субботы, браток! (ивр.)

2

Не нужно быть адептом той или иной восточной философии или религии, чтобы придти к выводу, что ощущать себя евреем и по этой причине быть готовым на те или иные конкретные действия, в наше время выглядит странно, старомодно и, может быть, даже смешно и противоестественно. Кто угодно может думать что угодно о моих оппонентах из Лос-Анжелесского аэропорта, но их аргументами нельзя пренебречь никоим образом. Лишенные одеяния псевдо-индийской мистики и риторики утопического социализма, взгляды Ширы, Офера и Дорона отражают во всей своей глубине важнейшую проблему. Эту проблему можно сформулировать следующим образом:

“Должен ли я в первую очередь видеть себя евреем, открыто провозглашать и исповедовать свою верность еврейскому народу и поступать соответственно? Или же я должен прежде всего быть космополитом-индивидуалистом (или, скажем, гражданином Израиля, России, США и т. п.), непричастным ни к какой нации, который не ощущает и не стремится ощущать какую-либо особую симпатию к людям только за то, что они принадлежат к той же нации, что и я? Или же я должен найти свое место где-то между этими двумя полюсами? И если так, то где именно? И какие элементы этих на первый взгляд противоположных мировоззрений можно примирить между собой?

Зачем, черт возьми, быть евреем в современном (постмодернистском) мире?

(Тут же следует оговориться: я не полный идиот. Я прекрасно понимаю, что для многих израильтян сегодня эта дилемма способна отогнать сон от глаз не более, чем падение пушинки с головы курицы в Мозамбике, а пламя, которое этот вопрос зажигает в их душе, можно уподобить разве что пламени от отсыревшей спички. Душевное, интеллектуальное и эмоциональное беспокойство, которое сопутствует этой непрестанной внутренней борьбе, абсолютно чуждо этим людям, которых можно разделить на две основных “школы”:

Первые не задумываются над этим вопросом и не обсуждают его с другими людьми по простой причине: это цельные, успокоившиеся люди, которые давно пришли к решению всех философских и идеологических вопросов. В большинстве таких случаев эта дилемма разрешена и ее решение получено ими в детстве от родителей, которые по той или иной причине не сочли нужным показать своим чадам различные возможности, не научили их делать выбор между ними. Или же они выросли в замкнутом и огороженном пространстве религиозного закона, вскормленные на принципе “все сомнения - от лукавого”, и у них не было никакой реальной возможности даже рассмотреть какие-либо интересные или привлекательные аспекты другой жизни, не управляемой законами Торы; или же они росли в атмосфере абсолютного невежества в отношении всего, что относится к еврейству и иудаизму, или отвращения ко всему, что они считают единственно возможными проявлениями иудейской религии: религиозное принуждение, “черные”, средневековая ментальность, мицва-танки, уклонение от воинской повинности - и еврейского национального сознания: “оккупация территорий”, трансфер, противодействие мирному процессу, Барух Гольдштейн, Игаль Амир.

Другое направление людей, которые не мучаются этой дилеммой, состоит из людей, которые не думают об этой проблеме по той простой причине, что (как бы поделикатнее выразиться?) они вообще не думают. Такого рода люди не любят углубляться в более сложные и абстрактные темы, чем покупка дома из трех или из четырех этажей, марки машин, продажность русских партий, “какой подонок такой-то” и цены на бирже.

Прежде чем мы приступим к решению этой архисложной проблемы (быть евреем или “гражданином мира”) - от которого, более чем от чего-либо другого, будет зависеть судьба Государства Израиль, как в близкой, так и в далекой перспективе - следует отметить, что вопросы, поднятые моими приятелями-кришнаитами, не только не праздные и не пустые - они также и ни в коем случае не новые. Когда-то, когда университеты были тем, чем они должны быть, задолго до того, как мы появились на свет, студенты и профессора занимались почти исключительно тем, что проводя бессонные ночи в аудиториях, общежитиях, парках, трактирах, в лесу, в пещере, на берегу моря, в заброшенных домах - и даже в публичных домах - они с неослабевающим пылом спорили и рассуждали о вопросах, связанных с противостоянием универсального, всеобщего, с одной стороны, и частного или национального - с другой…

Не нужно думать, что сегодня эта дискуссия потеряла свою актуальность. Всю свою жизнь (и до сего дня) я слышал аргументы Ширы, Офера и Дорона - против принадлежности к социальным, культурным и национальным группам, не дающим человечеству стать поистине единым - от сотен, если не тысяч евреев и израильтян (и сам неоднократно их повторял). Более того, я уверен, что многие читатели этих строк не затруднятся объяснить, почему для них сама идея того, что еврейство может стать чем-то важным в их повседневной жизни - я уж не говорю о превращении его в основную характеристику их мировоззрения и самоощущения - абсолютно не привлекательна, находится в самом конце списка их жизненных приоритетов, противоречит их принципам и убеждениям и, наконец, просто дурацкая. Лично я, по крайней мере, сделал бы это с легкостью.

Еще в детстве, когда меня раз в году, на Йом-Кипур, невзирая на мои протесты и вопли, притаскивали в синагогу, где я доходил до такой степени скуки, что воображал, как я ласточкой прыгаю с балкона и в мое тело впивается семисвечник, стоящий на кафедре - еще тогда я никак не мог понять, что это они все тут делают, какой во всем этом смысл. Этого ощущения бессмыслицы не стерло даже сильнейшее духовное переживание во время моей бар-мицвы9, когда я шесть долгих месяцев учил наизусть длиннейший текст вместе с традиционным напевом (не понимая смысла слов), а потом оказалось, что я выучил не тот отрывок.

Я унесся от этого мрачного кошмара… прямо в свободную и сверкающую яркими красками Америку моих юношеских снов. Я пил, курил, я “нашел себя” и потерял невинность. Сердце мое прилепилось к одной девушке, и звали ее Сьюзен; она была великолепна и она была христианкой. Я не видел никаких причин, чтобы мы не прожили всю жизнь вместе и были счастливы и умерли в один день (у нее, правда, потом появилась причина - вратарь местной футбольной команды).

Я всегда был, и остаюсь по сей день, стопроцентным порождением Западной философии, и всегда искренне стремился участвовать в интеллектуальном диалоге и духовной жизни современности, не признавая никаких пределов и никаких ограничений. Я всегда думал, что евреи ничем не лучше других народов (а теперь, когда я уже восемь лет живу среди пяти миллионов евреев, я абсолютно убежден в этом). Я все еще не покупаюсь на большую часть трюков, которые предлагает религия - и вряд ли когда-нибудь буду способен на это. Такова уж моя природа, что все эти законы и правила, приказы и запреты, короче, любая Система, целью которой является указывать, как мне жить, побуждает меня только уйти в горы и поднять мятеж.

Все эти привычки и убеждения, казалось бы, должны не позволять автору этих строк вести полноценную и наполненную смыслом “еврейскую жизнь” - и я уверен, что я не единственный, кто испытывает подобные чувства.

…Я не собираюсь утверждать, что мы должны оставаться евреями из-за того, что проповедь всеобщего спасения по Дорону - это лишь прекрасные, но пустые индуистские мечты, тогда как на самом деле, пока стоит мир, антисемитизм будет заставлять нас сплотиться и отгородиться от всего света, как и подобает гонимому племени. Может быть, это и верно - так, по крайней мере, слишком часто обстояли дела в прошлом - но для меня лично это никогда не могло по-настоящему “завести” меня, не было достаточным в качестве смысла национального существования. Я никогда не был и никогда не буду евреем из страха, евреем от безысходности.



9 Обряд достижения религиозного совершеннолетия. Мальчик, которому исполняется 13 лет считается способным исполнять все заповеди и в доказательство этого должен прочитать в синагоге отрывок из Библии в соответствии с традиционными правилами.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconЦель Должность переводчика с иврита и на иврит. Опыт работы
Перевод субтитров для документальных и художественных фильмов, телепередач с иврита и на иврит

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconФильбер Перевод Михаила Кравцова Лестница Яакова Почему Яаков боится...
И вышел Яаков из Беэр-Шевы, и пошел в Харан. И пришел на одно Место, и заночевал там, и yвидел Сон: вот Лестница yстановлена на земле,...

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconКнига Бегина н
Перевод с иврита Л. Злотник. Иерусалим: Содружество им. З. Жаботинского: Гешарим; М.: Имидж, 1991. 331 с

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconГосударство Израиль как теологическая проблема
...

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconРассказывается, как Яаков по дороге в Харан переночевал в одном месте,...

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconЮные герои войны
Представьте себе, что если в стране объявить минуту молчания, страна будет молчать …

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconНаша недельная глава рассказывает историю противостояния Яакова и...
Яаков начал с того, что попытался узнать настрой Эсава. Для этого он отправляет к Эсаву посланцев под видом того, что хочет известить...

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 icon«Сценарий народного экологического праздника «Синичкин день»
Закрепить знания детей о явлениях живой и неживой природы осенью. Воспитывать заботу о зимующих птицах, стремление оказывать им помощь...

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconАтмосфера и ее строение
Учитель. Дети! Представьте себе, что с космоса к нам летит космический корабль. Что бы увидели пришельцы, приближаясь к Земле?

Зеев Маген Представьте Себе (Imagine) Перевод с иврита: Яаков Синичкин 1 iconКлассный час по теме «Правила пожарной безопасности»
Игра «Что спасать?» представьте себе что вы идете по улице и видите, что из окна



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница