«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.»




Название«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.»
страница1/6
Дата публикации16.06.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДипломная работа
lit-yaz.ru > Философия > Дипломная работа
  1   2   3   4   5   6
Русская Православная Церковь

( Московский Патриархат )

Екатеринбургская Епархия
ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ

ПАСТЫРСКО – БОГОСЛОВСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ





Допустить к защите

Проректор по учебной работе

Сан, звание, Ф.И.О.
«___» ____________ 2005 г.


Иерей Сандырев Александр Николаевич.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
На тему: «Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.

»





Нормоконтроль

Глазкова Г.В.
«___» ____________ 200 _ г.




Научный руководитель

Прот. Петр Мангилев
«___» ____________ 200 _ г.



Екатеринбург 2005 г.

Введение

Настоящее время ставит перед Церковью проблемы, которые не всегда возможно решить, опираясь на опыт существующей практики. Например, проблема вступления современного человека в Православную Церковь. Тот факт, что по статистике крещенных в нашей стране около 70%, а регулярно посещающих храм около 3-5 %, заставляет нас задуматься и попытаться переосмыслить существующее положение вещей. Для православных христиан естественно соотносить действительность с опытом св. Отцов Церкви. В сравнении опыта и реалий современности с тем, что было до нас заключается цель нашего исследования. «Вспоминаю дни древние, размышляю о всех делах Твоих, рассуждаю о делах рук Твоих» (Пс.142:5).

При этом важно избежать двух крайностей.

Во-первых, не поддаться искушению скопировать устроение жизни Святых Отцов. Мы осознаем, что более древнее – более истинно, более глубокое, цельное и непосредственное, однако опыт Святых Отцов не всегда согласуется с реалиями и возможностями действительности. В этом может проявиться насилие над традицией, и в результате желание вернуться к корням и истокам, на самом деле оторвет нас от них. Как это например было с Лютером и со всей Реформацией.

Во-вторых, избежать ошибочного понимания традиции, как застывшей формы, что свойственного нашему менталитету. При этом мы полностью отвергаем традицию, не желая изменяться и каяться в своих грехах. Постсоветский кризис церковности привел нас к тому, что многие реалии и смыслы, которыми жила Церковь в лучшие свои времена оказались не только забытыми, но и поставленными под сомнение. Так произошло и с древней практикой оглашения, смысл которой в постепенном и последовательном вхождении человека в Церковь. В наши дни многие, как среди мирян, так и среди духовенства не понимают зачем нужно оглашение. Даже те две или три беседы, которые стали проводиться во многих храмах нашей Екатеринбургской епархии перед таинством святого Крещения в большинстве случаев, воспринимаются как ненужное бремя.

Основным методом введения человека в древнюю Церковь был метод прохождения определенных этапов. Только полностью пройдя очередной этап, оглашаемый приближался к Церкви и Ее таинствам. В связи с этим крещение в IV веке откладывалось на долгие годы, но уже к VI веку эта практика начинает постепенно вытесняться ранним крещением детей и младенцев, а в наше время стало естественным как можно быстрее креститься. С тех времен возникает непонимание, кто такие оглашенные, а тем более готовящиеся ко святому просвещению, о которых мы слышим на ектеньях литургий. В связи со всем выше сказанным возникает закономерный вопрос: как мы можем применить всю глубину православной традиции в наши дни? Современность требует от нас новых попыток осмысления традиций Церкви.

^ На протяжении всего нашего исследования мы будем придерживаться следующих положений:

    1. В наше время ситуация общественного и церковного устроения отлична от реалий других исторических эпох.

    2. Совершенно неоправданно, когда за истинную практику благочестия берется какой-то один пласт церковной традиции. В этом случае мы сталкиваемся со стилизацией под определенную форму, без ее опытного проживания.

    3. Неоправданно будет утверждать, что все разнообразие церковных традиций прошлого имело положительное значение. Так, например, в древности существовали разные традиции даже в праздновании Пасхи1. Унификация жизни Православной Церкви в наше время– это большое благо и гарантия сохранности единого духа и смысла.

    4. Наконец, необходимые изменения должны быть осмысленными и общецерковными. Самочинность и произвол в данном случае чрезвычайно опасны, т.к. в человеке, который входит в Церковь изначально закладывается ложная духовность, которую Господь обличает в книжниках и фарисееях: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас.» (Мф. 23.15)

Итак, мы попытаемся осмыслить современные проблемы вхождения человека в Церковь в контексте традиций.

Также стоит упомянуть о трудах, которые были использованы.

Во-первых, это труд американского православного исследователя Павла Гаврилюка, который называется «История катехизации в древней Церкви». Для нас он ценен не только тем, что на современном уровне весь материал тщательно систематизирован и разобран, но более тем, что многие творения святых отцов не доступны в русском переводе, и эта книга является прекрасным источником цитат из святоотеческих творений по данной теме.

Во-вторых, книга известного русского богослова протопресвитера Николая Афанасьева «Вступление в Церковь», именно она вдохновила автора на написание и исследование по данной темы.

Также следует упомянуть основные труды Святых Отцов. Прежде всего это творения святителя Кирилла Иерусалимского «Поучения огласительные и таинствоводственные», которые из всех остальных творений по данной теме дошли до нас более полно и во всех деталях без пробелов. Можно сказать, что это наиболее полный катехизис, однако относится он только ко второму этапу оглашения. Далее следуют труды святителя Иоанна Златоуста «Поучительные беседы к намеревающимся принять просвещение и к новопросвещённым», которые не так последовательны по своей форме, но могут нам помочь понять особенности подхода великого святителя к оглашению и воцерковлению человека. Особенно интересно было разбирать взгляд человека изнутри: повествование о личном пути ко Христу, об огласительном опыте своей жизни. «Исповедь» блаженного Августина, пожалуй, самое яркое и искреннее произведение всех времен о вхождении человека в Церковь. Об известной Александрийской практике оглашения мы узнаем из трудов Климента Александрийского, прежде всего из «Педагога», где показаны особенности оглашения аристократической элиты, которая в то время наполняла Александрию. О системе Оригена мы узнаем из трудов его ученика св. Григория Чудотворца. Его «Похвальное слово Оригену» затрагивает особенности личностного подхода в системе оглашения Оригена. Наконец, необходимо упомянуть современные практики оглашения, выстроенные преимущественно по святоотеческой схеме. Первопроходцем в данной области, по-видимому, является священник Георгий Кочетков, который попытался вернуться к практике оглашения еще в советское время. Основной его труд – «Таинственное введение в православную катехетику» - диссертация, защищенная им в Париже. Из известных автору современных опытов также стоит упомянуть об основном труде священника Анатолия Гармаева «Пути и ошибки новоначальных. Ответы на вопросы». Там представлена схема оглашения с практикой прохождения этапов.

Однако вклад этих двух священников не является однозначно положительным, так как их духовный и церковный опыт нельзя назвать подлинно святоотеческим и православным. С другой стороны, при определенном осмыслении, ошибки и неудачи других могут принести пользу и иметь в целом положительный результат для следующих поколений.


^ 1. Понятие об этапах на оглашении.

Из практики любой педагог знает, что жизнь человека проходит поэтапно: свершения и победы сменяются разочарованиями и падениями. Вся система образования и воспитания строится на разделении классов или курсов, очевидно, что и в религиозном своем становлении человек проходит определенные этапы; любой православный пастырь знает это на опыте. Очень важно понимать содержание этих этапов, тем более возможные отклонения от нормы у разных групп людей. Это поможет в деле назидания и устроения правильной духовности. Следовательно, вопрос об этапах оглашения можно рассматривать не только в пастырском и учительном смысле ( т. е. в смысле педагогическом), но и в контексте христианской антропологии, исходя из устроения человека в его сегодняшнем падшем состоянии.

Подойти к этой проблемы нам видится возможным через рассмотрение некоторых положений христианского писателя V-VI в.в. ПсевдоДионисия Ареопагита. Это может показаться необычным в связи с тематикой трудов ПсевдоДионисия, очевидно, что она далека от катехизации, понимания ее смысла и тем более не касается вопросов оглашения. Тем не менее, по нашему мнению, он ввёл в христианское богословие такие понятия, которые позволяют видеть новое, отличное от библейского место человека в мире и раскрывают новые аспекты отношений человека и Бога: “Итак, для сего-то возможного для нас Богоуподобления, при благодетельном для нас установлении тайноначалия, которое и открывает взору нашему небесные Чины, и нашу Иерархию возможным уподоблением Божественному их Священнослужению представляет сослужащею чинам небесным, под чувственными образами предначертаны нам пренебесные умы в священных писменах, дабы мы чрез чувственное восходили к духовному, и чрез символические священные изображения — к простой, горней небесной Иерархии.”2

Эта совершенно новая антропология, которая вытекает из неоплатонической онтологии, где главной категорией и духовной реальностью является Иерархия. Главный акцент в этой иерархической онтологии сводится к тому, что человеку остаётся лишь узнать своё место в этом статичном мире и понять соответствующие законы своего спасения. Как пишет современный христианский писатель С. Хоружий: “Такая иерархическая онтология целиком представляет собою неоплатоническое заимствование, естественное лишь в рамках неоплатонической парадигмы ступенчатой эманации единого”3 Как видим, здесь налицо смена смыслов, которая произошла в христианском богословии в 5-6 веках. Это не случайно, ведь именно в это время происходит упадок катехизации и перестаёт существовать церковный институт катехумената. Нашей задачей не является ни критика ПсевдоДионисия, ни рассмотрение причин упадка оглашения. Однако возникает вопрос: какая иерархия применима к человеку?

Если мы обратимся к Библии, то увидим, что с первых же строк центром мироздания становится человек, что не существует посредников между Богом и человеком. Отсюда можно сделать вывод, что возможна только одна иерархия: Бог – человек – тварный мир: «Христианская онтология имеет в своей основе универсальную модель реальности – модель онтологического расщепления, где существует два горизонта бытия: подлинное и совершенное бытие (Абсолютное, Бог) и бытие, в том или ином смысле несовершеннное, недостаточное, ущербное; между ними различие сущностей или природ, онтологическая дистанция, бездна».4

В библейском рассказе нам раскрываются некоторые аспекты сотворения человека: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями], и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1.26-27) Очевидно, что подобие в этом тексте является некоторой заданностью для человека, достижение им совершенства, т.е. богоподобия. Конечно, здесь сложно говорить о несовершенстве твари, но Библия свидетельствует, что оно существует по отношению к Творцу. Бог-Творец, по учению Библии, является священным началом (иерархией) по отношению к твари – первозданному человеку5. Эту иерархию мы назовём онтологической, в собственном смысле только она одна и возможна.

Рассуждая далее, мы приходим к выводу, что наше некоторое несовершенство, которое было еще в первозданном состоянии, сегодня усугубляется ещё нашей неполноценностью, не целостностью, разбитостью, и становится тотальным несовершенством. То есть наше несовершенство уже не только несовершенство твари перед Творцом, образа по отношению к подобию, но и сам образ Божий стал в человеке несовершенным. Эта печать несовершенства и раздробленности личности лежит уже на всех ее сторонах. Исходя из этого христианскую антропологию можно построить на основе понимания того, что падший человек разбит и расколот на множество разных частей.

В связи с этим можно выделить ещё одну иерархию – антропологическую. Важно определить ее границы. В первом случае иерархию составляли две личности: Господь и человек. Во втором случае составляющие иерархию части находятся внутри человека, причем не только внутри его физической составляющей, но и внутри всей его экзистенции, которая включает память, духовный опыт, ценности человека и многое другое. Вследствие того, что человек - существо сложное и многоплановое, мы вводим понятие иерархии в смысле качественного отношения высших частей по отношению к низшим. Например, в контексте религиозной жизни, молитвенный опыт важнее, чем опыт профессиональный. Может возникнуть вопрос: на каком основании мы различаем в человеке те или иные составляющие его бытия и оцениваем их? Главным критерием для выявления особенностей, различения составляющих и введения определённых терминов является личный опыт автора.

Суть антропологической иерархии заключается в том, что в человеке можно увидеть не только его расколотость, но и выделить что-то главное - некоторый центр, который станет основой его исцеления. Уже в самом нашем языке есть понятия об иерархии. Мы говорим об иерархии ценностей, иерархии смыслов, о необходимости фундамента нашей жизни, о последовательности, о различении первого и второго, начального и последующего, наконец, мы говорим о порядке, который становится некоторой основой вырывающей нас из агрессивного хаоса и закона энтропии. Св. Григорий Богослов, рассуждая о нестроениях в церковной жизни его времени, писал, что основой такого нестроения является изначальная беспорядочность нашей жизни и возвращение к порядку является возвращением к изначальным основам жизни человеческой: «Присовокуплю, что ещё важнее и ближе к нам: порядок из смешения неразумного с разумным составил человека – животное разумное, таинственно и неизъяснимо связал персть с умом, и ум с духом. И чтобы показать ещё больше чудес в своём творении, одно и то же и сохраняет и разрушает. Одно вводит, другое похищает, как в речном потоке, и смертному доставляет бессмертие посредством разрушения. Порядок отличил нас от бессловесных, соорудил города, дал законы, почтил добродетель, наказал порок, изобрёл искусства, сочетал супружества, любовию к детям облагородил жизнь и насадил в человеке нечто большее низкой и плотской любви – любовь к Богу. И нужно ли говорить подробно? Порядок есть матерь и ограждение существующего».6

Однако, осознав иерархию нашего расколотого мира, которая ведет к разделению на добро и зло, на правое и левое, на первое и второе, на низ и верх, на главное и второстепенное, на центральное и периферийное, на простое и сложное, на мужское и женское, мы задаемся вопросом: с чего начать преодоление этой расколотости? Для того, чтобы понять феномен расколотости, нужно знать его причину.

Библия отвечает на это откровением о духовной тайне происхождения добра и зла в нашем мире. В нашу задачу не входит описание и разбор этого библейского рассказа, укажем только его классические толкования. Как считает известный современный библеист о.Александр Мень: «Древо Познания добра и зла  – символ мироздания, ибо «добро и зло» (евр. «тов вэ ра», хорошее и худое) есть идиома, которую можно перевести как «все на свете»».7 То есть образ Древа Познания добра и зла - это образ расколотости мира на хорошее и худое. И конечно, познание добра и зла человеком – это символ приобщения к этой расколотости. То есть можно говорить об антропологической иерархичности на основе библейского учения о познании человеком добра и зла. Ведь выделяя добро по отношению к злу в нашей жизни, мы тем самым и утверждаем антропологическую иерархию. Таким образом, в человеке есть «вещи» менее искаженные злой волей и грехом (например, совесть, сознание, разум) и соответственно более искажённые (например, плотские похоти, бессознательная область человеческой души и прочие). Об этом пишет св. Макарий Великий - тонкий знаток мистических и психологических состояний человеческого естества: «В нас действует зло со всею силою и ощутительностью, внушая все нечистые пожелания, однако же срастворено с нами не так, как иные говорят о смешении вина с водою, но как на одном поле растут и пшеница сама по себе, и плевелы сами по себе, или как в одном доме находятся особо разбойник и особо владетель дома. Когда светит солнце и дует ветер, то у солнца – свое тело и своя природа, и у ветра – своя же природа и свое тело. Так и грех примешался в душе; но и у греха и у души своя природа. Источник изливает чистую воду, но на дне его лежит тина. Если возмутить тину, - весь источник делается мутным. Так и душа, когда бывает возмущена, срасворяется с пороком».8

Может возникнуть вопрос: почему мы применяем антропологическую иерархию для падшего человека и утверждаем, что её не было в первозданном состоянии? Для каждого христианина очевидно, что в совершенном Боге нет разделённости и иерархичности, а значит и человек в состоянии обожения совершенен и целостен, о чем свидетельствуют большинство святых: «Ибо душа, которую Дух, уготовавший её в седалище и обитель Себе, сподобил приобщиться света Его и осиял красотой неизреченной славы Своей, делается вся – светом, вся – лицом, вся – оком; нет у неё ни одной части, неисполненной духовных очей света, т.е. нет в ней ничего омрачённого; но вся она всецело соделана светом и духом, вся исполнена очей не имеет никакой последней, или задней стороны, но отовсюду представляется лицом, потому что снизошла на неё и возседит на ней неизреченная красота славы Света Христа».9

Однако мы не можем сказать, что в первозданном состоянии Адам имел подобные свойства, но и та нецелостность, которая вызывает антропологическую иерархичность не представлялась возможной. Макарий Великий также пишет:: «Душа – дело великое и чудное. При создании её, такою сотворил её Бог, что в естество её не было вложено порока, напротив того сотворил её по образу добродетели Духа, вложил в неё законы добродетелей, рассудительность, ведение, благоразумие, веру, любовь и прочие добродетели, по образу Духа. Он вложил в неё разумение, волю, владычественный ум, воцарил в ней и иную великую утончённость, соделал её удободвижною, легкокрылою, неутомимую, даровал ей приходить и уходить в одно мгновение, и мыслью служить Ему, когда хочет Дух. Одним словом, - создал её такою, чтоб соделаться ей невестою и сообщницей Его, чтоб и Ему быть в единении с ней, и ей быть с Ним в единый дух…».10

Человек первозданный жил в одном духе с Богом и внутри его не было никаких разделений, а значит, задачи первозданного Адама и Адама падшего - разные. Теоретически мы знаем, что антропологическая иерархичность (т.е. тотальная расколотость) - это первое, что нужно преодолеть падшему Адаму. Практическому решению этого вопроса и будет посвящена настоящая работа.

Итак, первозданный Адам был призван преодолеть лишь иерархию онтологическую, бездну между нетварным и тварным, вернее, это была не бездна, а только препятствие, некоторый онтологический барьер, преодоление которого заключалось в том, что он минуя Древо Познания добра и зла, должен был найти Древо Жизни и вкусить от Него. И тогда Адам смог бы перейти «из тварности, как бы уже в сверхтварное состояние совершенного обожения»11. Таким образом. иерархия антропологическая свойственна лишь современному падшему человеку, но никак не человеку до грехопадения.

Далее мы приходим к отправной точке написания нашей работы, т.е. к проблеме практического преодоления иерахичности внутри человека. Став расколотым на добро и зло в самой сердцевине своей экзистенции, человеку важно для начала научиться отличать добро от зла. Как сказано в Писании нам необходимо добиваться того, чтобы чувства и мысли, и особенно наше сердце, были «навыком приучены к различению добра и зла». (Евр. 5.14)

Различение добра и зла – это дар и плод духовной жизни, это особое видение неполноценности и повреждённости в человеке образа Божьего и нецелостности своей личности. Человек не может стать человеком в полном смысле этого слова, пока не научится различать добро и зло. Однако это умение является результатом сложного пути, на котором встречаются различные преграды и препятствия. Возможен только один подход и одно правило для преодоления всех трудностей пути: необходимо постепенно открывать человеку смыслы православного исповедания. “Представь, что поучение огласительное есть строение. Ежели не укрепим оного как следует, связями, дабы не оказалось расщелин; то и будет строение непрочно. Но надлежит, по порядку класть камень на камень; угол связывать с углом; излишнее отбрасывать, и таким образом строение возвышать. Подобно мы доставляем тебе будто камни познания. Должно слушать о живом Боге, должно слушать о Суде, должно слушать о Христе, должно слушать о Воскресении; о многом надлежит говорить по порядку; ныне сказано сие порознь, а потом представлено оное будет в связи. Ежели же ты не совокупишь в едино, и не будешь памятовать первого и второго, то созидающий будет созидать, а твое здание будет худо.”12

Таким образом, мы утверждаем, что путь вхождения в церковь – это путь от расколотости к целостности, от неразличения зла в своей жизни к его выявлению и искоренению, от несовершенства падшего к совершенству новому, христианскому, к новому уподоблению человека Богу. “Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный “ (Мф. 5.48). Реализация этого призыва – начало христианского пути. Собственно говоря, этому посвящена наша тема. Каким образом происходит в человеке рождение новой личности? Что необходимо закладывать прежде всего?

Нельзя забывать, что оглашение – это подготовка человека к встрече с Богом. Даже в мирском сознании любая встреча предполагает некоторую готовность. Одно дело, когда мы встречаемся с неизвестным человеком на улице, совсем другое, когда ждём с нетерпением встречи с близким и дорогим человеком. Также и встреча с Господом: одно дело, когда Он – неведомый, грозный, требовательный и наказывающий ( таким Его обычно представляет обычный человек), совсем другое, когда Бог – нам Друг, Который открывает нам Свою любовь, мир, радость, покой, Который ждёт нас, как Своих блудных детей.

От нашего представления о Боге зависит и качество встречи с Ним. А встречи с Ним, особенно первые, формируют нас как личность в духовной жизни. Таким образом, оглашение в конечном итоге сводится к подготовке человека к встрече с Господом: ”Мы, служители Христовы, каждого приемлем, и, состоя в звании как бы привратников, оставляем дверь не затворенною; итак, можно тебе взойти и с душою оскверненною грехами, и с намерением нечистым….. Если же ты останешься в злом произволении своем; то и проповедующий тебе не виноват будет, а ты не надейся получить благодать. Вода тебя примет, но дух не примет. Кто видит на себе рану, тот да приложить пластырь; кто пал, да восстанет, Никто из вас да не будет Симоном, да не будет в вас ни лицемерия, ни любопытства о сем деле”.13

Из этой цитаты можно выделить три ступени: во-первых, необходимо знать своё намерение ( в нашей терминологии отличать добро от зла), во-вторых, определиться в выборе между добром и злом, и, наконец, в-третьих, не иметь ран, что значит быть целым и неповреждённым хотя бы на каком-то первоначальном, огласительном уровне. Но целостность и неповрежденность в своей полноте – это уже образец или мера совершенства.

Итак, человеку необходимо должным образом подготовиться к встрече с Богом. Катехизация (если она проходит целостно) уже предполагает в себе этот должный образ, который получает церковный человек, а сами условия прохождения этапов катехизации являются проверкой наличия представлений о должном у человека. Однако понятие должного неоднозначно. Можно рассматривать его в стоическом смысле как осознанную необходимость, можно в свете закона Моисеева, как праведность перед Богом. Но смысл должного в евангельском контексте необычайно однозначен. В Евангелии всего один раз встречается слово «должен» : «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин.4.24) Однозначность долженствования здесь заключается в том, что оно зависит от желания поклоняться Богу. А желание поклоняться Богу есть не что иное как жажда встречи и общения с Ним.

Теперь мы попытаемся понять, какая встреча возможна. В связи с этим вспоминается известное всему миру сочинение американского психолога-прагматика Уильяма Джемса «О многообразии религиозного опыта», где он пытался его описать, изучить и систематизировать. Своим трудом он доказывал возможность совершенно разных встреч с божественным. Но нас интересует возможность встречи с Богом именно «в духе и истине», а не все многообразие религиозного опыта человечества. По сути, тема нашей работы связана с попыткой найти какие-либо критерии не столько для воцерковленных людей, сколько для тех, кто пытается войти в церковь. Как человека научить (на нашем языке катехизировать) распознавать подлинность (в евангельском, конечно, смысле) опыта встречи с Богом, т.е. должным ли образом он поклоняется. Таким образом, главный плод катехизации находится на перекрёстке должного и действительного. Должное – это то, чему человека научают за период оглашения, а действительное – это реальный опыт поклонения «в духе и истине». Поклонение Богу «в духе и истине» есть критерий реализации должного.

Чтобы подчеркнуть мысль, попробуем её проиллюстрировать следующим образом. Перекресток это некоторый промежуточный итог пути, где человеку предлагается сделать окончательный выбор. Например, как в сказках: направо пойдёшь - коня потеряешь, налево пойдёшь - голову потеряешь, прямо пойдёшь - себя обретёшь. Этот перекресток и есть последний шаг перед вступлением в Церковь. Поэтому в принципе качественная катехизация – это путь к этому перекрёстку. Ее смысл в том, чтобы показать, что значит потерять коня, и что значит потерять голову. Мы не будем детально вдаваться в эти ёмкие образы, которые при желании могут быть и другими (например положительными: богатство найдёшь или жену-красавицу обретешь). Условием принятия на следующие этапы оглашения является отвержение ложных путей.

Наш взгляд на человеческую личность в перспективе пути заставляет нас сделать определённые выводы относительно тех категорий и понятий, которыми мы будем пользовать в нашем исследовании. Уже сами катехизические определения христианского пути выводят нас на его характеристики, а именно на понятия о широте пути, т.е. этике, длине пути, т.е. аскетике и высоте пути, т.е. мистике. Нас интересует то, что происходит с человеком на этом пути: какие изменения в его личности мы можем увидеть. Для нашего исследования также необходимо выделить некоторые динамические характеристики личности, т.е. те характеристики, которые меняются на протяжении определённого периода жизни человека (в нашем случае – это период оглашения). Эти характеристики можно выделить на основе призыва апостола найти меру и норму христианской жизни: «Да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею». (Еф.3.16-19) Итак, в соответствии с этой цитатой из Священного Писания, мы можем выделить следующие характеристики изменения человеческой личности в процессе пути: достижения глубины, полноты и целостности. Рассмотрение различных аспектов этих характеристик будет нашим основным методом исследования. Динамическими мы их называем ещё и потому, что невозможно в них достичь какого-нибудь определенного предела или меры. Эти характеристики личности действенны и набирают новую силу пока человек живёт ими. Человек может потерять их в одночасье, если остановится в своём следовании за Христом. Мы выбрали именно эти три характеристики, потому что они принадлежат ко всей целокупной личности человека. На всех трёх уровнях – духовном, душевном и телесном - происходят изменение всей личности. Всё существо человека затрагивается и перерождается на оглашении. Далее мы подробно остановимся на их разборе. Вот как писал об этом протопресвитер Николай Афанасьев: “Призывая все языки вступить в Церковь, Церковь обращается ко всем через каждого в отдельности. К человеку обращен призыв Божий, и крещенный входит в Церковь как человек, сохраняя свое неповторимое и единственное лицо. Человеческая личность не растворяется в Церкви, но Церковью охраняется, точнее сказать, человек, вступая в Церковь, становится в ней личностью”14.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДревней Церкви Тексты и комментарии Перевод с французского Центр...
Париже, — Владимир Лосский и Павел Евдокимов — стали его учителями и друзьями. Общение с другим русским эмигрантом — афонским монахом,...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСпоры о современной музыке
Красота и уродство. Предостережения членов церкви, не принимающих современной музыки

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconУрок есть открытие истины, поиск истины и осмысление истины. Понятие «современный урок»
Несмотря на значительные изменения в жизни современной школы, урок по-прежнему является главной формой обучения и воспитания. Но...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» icon2. Риторика в Древней Греции и в Древнем Риме. Диалоги Платона и...
Риторика в системе гуманитарных наук и в контексте современной, общественно-политической жизни

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconА б в г д е ж
Также в древней церкви на орарях аггиос нашивалось по тем местам, где ныне кресты стоят

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДетство
Первыми учить его музыке стали домочадцы: отец (скрипка) и старший брат Игнац (фортепиано). С шести лет он учился в приходской школе...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСвятитель Игнатий (Брянчанинов) Правильное состояние духа (смирение, внимание, молитва)
Предлагаемый вашему вниманию сборник является попыткой донести учение Святой Церкви по одному из важнейших разделов духовной жизни...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСвященное Предание
Здесь и Христианское мученичество и подвижничество. Здесь и богатство богослужебной жизни Церкви, и ее учительство, выраженное Вселенскими...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДорогами христианства история церкви
Историческое развитие христианства, его взаимосвязь с социальными и политическими явлениями жизни, возникновение различных конфессий...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconНи в одном городе мира кофейни не играют такой важной роли в жизни...
И, посещая столицу Австрии, следует познакомиться поближе с этой древней и такой вкусной стороной жизни австрийцев. И, чтобы Вы не...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница