«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.»




Название«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.»
страница2/6
Дата публикации16.06.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДипломная работа
lit-yaz.ru > Философия > Дипломная работа
1   2   3   4   5   6
2. Понятие о disciplina arcani в церкви.

Термин disciplina arcani - тайное учение или дисциплина секретности христианского вероучения и жизни. Как пишет Голубцов А.П., - это “учение о неоглашаемости тайн веры и культа перед непосвящёнными”15. Но этот термин можно считать искусственным, потому что он не встречается в святоотеческой письменности, хотя само учение ясно прочитывается. Основание этого учения закладывается в Евангелии, когда Господь не обращается ко всем людям, но говорит притчами. “Когда же остался без народа, окружающие Его, вместе с двенадцатью, спросили Его о притче. И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах».(Мк. 4.10-11)

Покаянную дисциплину А.П. Голубцов тоже выводит из понятия disciplina arcani: ”Последовательно, в известном порядке оставляют собрание один разряд оглашаемых за другим, именно: оглашаемые (катехумены), бесноватые (энергумены), готовящиеся к просвещению и кающиеся (…) Disciplina arcani составляла теоретическое основание такого порядка и выходила из того положения, что только совершенный, полноправный член христианского общества обладает правоспособностью усвоить себе всю полноту церковного учения и церковного обряда” 16 Можно вспомнить так называемый “страшный стих писания” (Ев.6.6.), в котором говорится о невозможности обновлять покаянием, т.е. принимать в Церковь, тех, кто смертно согрешил, после того, как был крещён и просвещен. «Страшный стих писания» да и вообще вся проблематика таинства покаяния в I-II веках, о чем подробно пишет Ерм в своем “Пастыре”, тоже связана с реальностью disciplina arcani. Однако, если покаянная дисциплина рождает чрезмерную печаль, то это действие сатаны (2 Кор. 11.11), которое также недопустимо в Церкви Божией. Следовательно, такого человека должно принимать обратно в церковное общение и оказывать ему утешение и любовь. О случае с коринфским кровосмесителем пишет в обоих посланиях к Коринфянам апостол Павел. В первом из них он говорит: ”Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе. Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас.” (1Кор.5.11-13) Но уже в другом послании он призывает принять этого блудника обратно: «так что вам лучше уже

простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью».(2 Кор. 2.7.) Стоит обратить внимание, на один очень важный момент: «печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению». (2 Кор. 7.10.)

Исходя из сказанного выше, можно выделить два подхода в понимании той реальности, которая стоит за понятием disciplina arcani.

Во-первых, это так называемая охранительная тенденция, которая заботится о том, чтобы ни один чуждый дух не проник в церковную среду. На языке Ветхого Завета это звучит как заповедь истребления зла и мерзости из среды своей: «Пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа, Бога вашего, выведшего вас из земли Египетской и избавившего тебя из дома рабства, желая совратить тебя с пути, по которому заповедал тебе идти Господь, Бог твой; и так истреби зло из среды себя». (Втор.13,5) Подобные акценты можно увидеть и в «Апостольском предании» св. Ипполита Римского. Когда читаешь его труд, создаётся впечатление, что основная его задача –вывести правила и даже методы борьбы с посторонними: «Когда приближается день, в который они будут крещены, епископ заклинает каждого из них, чтобы узнать, чист ли он. Если кто-нибудь из них недостоин или нечист, то пусть он располагается отдельно, так как не слушал Слово с верой, ибо невозможно, чтобы чужой укрывался всегда».17 Может, это и неоднозначное видение, но ветхозаветные нотки, на наш взгляд, в этом тексте очевидны.

Во-вторых, к этой проблеме возможен другой подход. Борьба за чистоту православия, чистоту веры часто обретает неадекватный пафос, рождающий неприятие, нетерпимость, поиски врага и еретика. Такая позиция осуждается в Евангелии Господом: «Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа» (Лук.9:55). Ибо миссия Господа искать заблудшую душу и спасать её. В Новом Завете призывов к истреблению носителя зла и совершающего мерзость не встречается ни в одном месте.

Размышляя далее, можно вспомнить еще один евангельский эпизод. «Не хорошо взять хлеб у детей и бросить его псам», - таково традиционное иудейское понимание того времени, которое Господь употребляет в целях педагогики. Однако, это же понимание сохраняется порою и в церкви. Тертуллиан, ругая еретиков, пишет: “Образ жизни еретиков, - … без достоинства, без авторитета, без церковного порядка, - в полном согласии с их верой. Прежде всего, неясно, кто здесь оглашенный, кто верный, - вместе входят, вместе выходят, вместе слушают, вместе молятся; ведь и язычники, если приду, бросят святыню псам и жемчуг свиньям, - пусть и ненастоящий”. 18 В свете Нового Завета тайное учение – это необходимый педагогический подход, который выражается в медленной и планомерной подготовке человека к встрече с Богом.

Осознание этой проблемы необходимо для выявления смысла самого оглашения и его святоотеческой структуры.

В рамках первого подхода, получается, что основной его смысл – это не пустить зло в Церковь, удалить его из среды своей. Тогда оглашение - это просто древняя форма церковного контрольно-пропускного пункта, и, значит, сегодня наша задача состоит в том, чтобы найти другой более надёжный способ проверки человека на чистоту веры.

Во втором же случае, у нас получается совсем другая картина: само оглашение и его опытно выверенная структура нужны не для защиты от людей, но для их спасения. Именно сотериологический аспект встречи человека с Богом, определяющий дальнейшую его жизнь в Церкви, является ключевым для понимания второго подхода. Тогда получается, что смысл учения disciplina arcani заключается в том, что путем поэтапного оглашения новой твари во Христе жизненно необходимо приобрести «новые мехи», которые вместили бы изобилие благодати Божией. Отсюда следует вывод: без дисциплины оглашения по настоящему невозможно вхождение человека в Церковь, т.е. его спасение.

^ Условия принятия на различные этапы оглашения напрямую связаны с понятием disciplina arcani. Но, прежде чем приступить к анализу этапов, мы считаем необходимым еще раз подчеркнуть, что в церковной святоотеческой традиции параллельно существовало два вышеуказанных подхода. Мы в своей работе будем ориентироваться на второе понимание disciplina arcani (его новозаветную форму) как педагогического принципа спасения человека.
^ 3. Принятие на 1-й этап оглашения.

3.1. С чего может начинаться оглашение.

Итак, под оглашением мы понимаем выправление отношений человека и Церкви, открытый диалог между ними. В первую очередь необходимо ответить на вопрос: когда вообще начинается процесс оглашения личности. Можно ответить универсально: он начинается с вопроса о смысле жизни, о назначении человека, о Боге. Сложно представить себе человека, который так или иначе не задумывался бы о перечисленном выше. Однако на практике оказывается, что людей, пришедших в Церковь – единицы, что существуют серьезные проблемы духовности.

В современном церковном языке присутствует понятие секулярности. Секулярный мир можно понимать, как мир, в котором нет места Богу. Действительно, современная культура, особенно кинематограф, как некоторая ее квинтэссенция, поражает тем, что решения глубинных духовных проблем происходят на душевном или плотском уровне. Они носят этический либо эстетический характер и исходят только из человеческой личности.

В принципе, этот подход свойствен любой языческой культуры. Сократ говорил: “То, что выше нас, то не касается нас». 19 А пророк Иеремия сетует: “Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды.” (Иер. 2,13) Это очень примечательная цитата из Священного Писания. В ней Господь именует Себя источником воды живой. А человек, которому всегда нужна вода и в прямом и в переносном смысле, научился добывать воду каким-то другим искусственным способом. Вся современная секулярная культура нашей цивилизации основной акцент ставит на том, чтобы заставить эти разбитые водоемы удерживать воду. Искусство производства суррогатов дошло до необычайной изощрённости. Сегодня без особо трезвого и пытливого взгляда очень трудно понять, что такие водоёмы дают течь. Они кажутся вечными и надёжными. Однако, пока человек не увидит, куда катится весь этот мир со всей его культурой и современными технологиями, он не сможет по настоящему задуматься о вопросах указанных выше, не сможет по настоящему поставить их перед собой до перекрестка, на котором нужно сделать выбор, на котором решимость, созревшая в сердце человека, начинает изменять его жизнь.

Все же человек может увидеть, осознать, что в мире что-то не так! И уже само осознание этого приводит его к Богу. Человек по-новому начинает видеть и слышать, замечает то, что раньше считал неважным и неглавным. «Основным содержанием процесса предоглашения является постоянный призыв человеческой совести к вере в Единого Бога и во Христа Его, а значит, к Покаянию, Обращению, Возрождению и обновлению всего человека, к Единению его с Богом и Его народом в Любви и Свободе Духа. Главное дело миссионера в его служении – возвещение людям в историческом времени керигмы Церкви и призыв к покаянию через осознание себя и мира в бедственном положении в силу противоречия между предчувствием своего высшего призвания в прекраснейшем мире и реальностью господства зла в нём».20 Такое начало оглашения мы назовём смысловым, т.к. акцент здесь ставится на поиске смысла и проникновении в него.

Однако, очевидно, что далеко не все люди обладают способностью к философской рефлексии. Не сразу можно увидеть мир лежащий во зле. Но, возможно ощутить себя порабощённым грехом, почувствовать, как Кто-то зовёт тебя, стучась в сердце. Это уже другой подход. Здесь акцент ставится на чувства, на возникающее желание быть причастным благодати Божией, которую по той или иной причине человек открыл для себя. Для некоторых людей возможен только такой путь. Вот как об этом рассуждает один современный православный педагог: «Обратившись ко Христу, мы чувствуем в себе эту особую, сугубую власть призыва Божия, которая неудержимо и необъяснимо влечет человека к Церкви. Так, бывший атеист желает войти в храм и никогда не покидать Церковь Божию. Почему так, откуда это? Ведь мы же помним себя, как равнодушно проходили мимо храма, мимо Евангелия, мимо книг Святых отцов. Все это нас не трогало, было скучно, более того, даже просто безразлично. А теперь вдруг такое тяготение, такое стремление. Откуда это? — Это только по причине действия призывающей благодати Божией. С нее, с призывающей благодати, с этого первого касания Божественной любви сердца человека и освящения его ума, и начинается наше оглашение».21 Этот подход к оглашению условно можно назвать чувственным.

Рассуждая о различных средствах обращения, можно упомянуть о книге «История катехизации» Павла Гаврилюка. Он предлагает разделять их на дидактические и недидактические. К дидактическим относятся: проповедь, личная беседа и катехизация, к недидактическими - пример святых, подвиг мучеников, христианская благотворительность, чудесные исцеления, изгнание бесов, знамения и прочие чудеса, паломничество, обращение близких, страх перед смертельной болезнью, опасность в виде стихийных бедствий и войн, а также политическое принуждение. «Дидактические и недидактические факторы дополняли друг друга. В большинстве случаев одних дидактических методов было недостаточно. Только жалкую горстку интеллектуалов можно обратить на школьной скамье. Для большинства обращённых дела Христовы были более важным толчком к вере, чем слова Его учеников»22

Мы принципиально утверждаем, что оглашение может производиться любыми средствами и методами, что любой человек может прийти в Церковь и стать христианином. Поэтому если перечислять то, с чего может начинаться оглашение - получится следующий ряд: во-первых, человек может заинтересоваться смыслом православия, у него может возникнуть тот или иной вопрос, или просто ему будет интересна сама вера; во-вторых, человек может быть поражён, иногда в самое сердце, тем, чем живёт Церковь Божия; и, в третьих, могут возникнуть какие-либо корыстные мотивы вступления в Церковь. К последнему можно относиться по-разному. Не так давно говорили, что многие идут в церковь из-за моды, при этом их осуждали как лицемеров. Итак, мы опять приходим к проблеме, которую обсуждали в предыдущей главе. Вспомним, что не может быть никаких преград для входа в Церковь, ибо Сам Господь ищет спасения каждому человеку. Поэтому мы будем вместе со св. Кириллом Иерусалимским приветствовать и таких людей в Церкви: «Можно придти сюда и по другому побуждению; мужу можно придти для угождения жене, и обратно-то же можно сказать и о женах. Часто раб приходом хотел угодить господину, приятель—приятелю. Я бросаю уду, и уловляю тебя, хотя с худым намерением пришедшего, но благою надеждою спасаемого. Может быть, ты не знал, куда идешь, и какою сетью уловляешься. Уловлен сетьми церковными; живой в плен отдайся. Не убегай: ибо ловит тебя Иисус не для того, чтоб умертвить; но чтоб умертвивши оживить».23

Итак, выделив три возможные причины прихода человека в Церковь, приступим к обзору того, как начиналось оглашение в традиции прошлого и как оно может начаться в наши дни.

3.2. Различные формы принятия в древней Церкви на первый этап оглашения.

Известно, что в древней Церкви было особенное отношение к принятию в свои ряды новых членов. Видимо, причина такого отношения заключалась не только в проблеме гонений, вследствие которых, строгий отбор был необходим как средство защиты. Принцип disciplina arcane требовал некую готовность от начинающего катехумена. Эта готовность предполагает изначальное достоинство того, кто становится слушающим Слово. Вот что пишет об этом Ипполит Римский: «Те, которые впервые приводятся к слушанию слова, пусть приводятся сначала в присутствии учителей, прежде чем войдёт весь народ. И пусть спросят их о причине, вследствие которой они обращаются к вере. И те, которые их привели, пусть засвидетельствуют, что приведенные готовы к слушанию Слова. Пусть спросят об их образе жизни: «Женат ли, раб ли?» И если раб какого-нибудь христианина и господин его разрешит ему, пусть слушает Слово. Если же господин не засвидетельствует, что он достоин, он отвергается. Если же господин – язычник, то наставь раба быть приятным своему господину, чтобы не возбудить прекословия. Если же кто-нибудь имеет жену или жена – мужа, то пусть наставляют их, чтобы муж был доволен женой а жена – мужем. А если кто-нибудь не живёт с женой, пусть учат его не развратничать, но принять жену по закону или пребывать с такой, какая она есть. Если же кто-нибудь имеет демона, то пусть не слушает слова учения, пока не очистится».24

В чём же выражается эта готовность, о которой говорит Ипполит? Здесь можно выделить условия, которые не допускают даже начать слушание Слова, и условия, которые требуют как можно скорейшего исправления жизни. К первым условиям, которые мы назовём категоричными, относится ситуация рабства и духоведение или бесоведение. В цитате звучит требование очиститься от демона, если кто имеет такового. В следующей главе Ипполит говорит о том, что чародея нельзя даже приводить к вопрошанию, то есть на собеседование. В наше время не совсем понятно, что значит иметь своего демона, и как от него очиститься? Ведь время экзорцизма ещё не наступило. По-видимому, здесь идёт речь об особой форме служения идолам, которые могут быть личными или семейными. Нечто подобное мы встречаем в Библии в рассказе о Лаване, который имел терафимов, и те были ему настолько дороги, что после похищения их его дочерью Рахилью, женой Иакова, сказано, что Иаков похитил сердце у Лавана. Рассуждая подобным образом, мы можем прийти к выводу, что пока сердце человека похищено демоном, ему нет смысла слушать Слово. От этого будет один только вред. То же можно сказать и о чародействе (колдовстве, ведовстве). Это особый вид одержимости сердца нечистыми силами. Слушать Слово таким людям также смертельно опасно. В качестве примера можно вспомнить историю с Симоном Волхвом, который хотел овладеть апостольским даром за деньги, и то, чем грозили ему апостолы.

Таким образом, мы встречаем только два категоричных условия у Ипполита Римского: одержимость сердца и рабство, которое конечно исходит из политического аспекта существования Церкви в то время и не имеет практического значения сегодня. Первое же условие вполне соотносимо с нашей современной жизнью. Здесь можно вспомнить такие феномены как сатанизм, который есть не только увлечение неразумных подростков, но и вызов агрессивного и одержимого демоном человеческого сердца. Такие жизненные позиции как практический спиритизм и воинствующий оккультизм также являются серьёзными препятствиями началу оглашения. Любой практикующий катехизатор на опыте сталкивался с проблемой, когда человек приходит на оглашение и начинает транслировать свои заблуждения, связанные с какой-нибудь практикой оздоровления, самосовершенствования (преимущественно психологического толка) или с каким-либо оккультным опытом и теософским знанием. В такой ситуации катехизатор сталкивается с непробиваемой стеной ложного человеческого опыта. Очевидно, что пока человек не поймёт хотя бы ограниченность этого опыта, не говоря уже о его «лжеименности» (ведь в действительности, перечисленные выше вещи являются ни чем иным, как ложным смыслом, питающим сердце человека), он не способен двигаться по христианскому пути, а значит невозможно и начало оглашения.

Условия второго вида мы назовём относительными. Они связаны либо с профессиональной деятельностью (проститутки, гладиаторы, заклинатели, астрологи, актеры, языческие художники и ремесленники, стражи культовых языческих мест, и даже жрецы), либо с житейским грехом и немощью (разврат и прелюбодеяние, блуд и любострастие, и всякая другая нечистота). От всех этих этических нарушений также надлежит избавиться в скором времени, хотя, в принципе, они еще могут остаться до второго этапа. (Так Августин, находясь на первом этапе, молился: «Господи, сделай меня целомудренным, только не сегодня».) Второй вид условий призывает человека изменяться. Следовательно, достоинство, а значит и готовность слушать Слово, для оглашаемого заключается в том, что он встаёт на путь претворения своей личности, и, что самое важное для начала оглашения первого этапа – человек осознаёт необходимость изменения своей жизни.

В связи с этим можно выделить практические условия принятия на первый этап оглашения следующие: во-первых - свобода сердца, во-вторых - внутренний стимул к изменению жизни в контексте Закона Божия.

Мы попробовали выявить первичные условия для начала первого этапа оглашения, но возникает вопрос: как эти условия воплотить на практике? Основной, но не всегда обязательной, формой выполнения условий в древней Церкви, конечно, являлось собеседование. Смысл и задачи собеседования могут быть разными. Например, Ипполит Римский под готовностью человека к оглашению понимает наличие чисто этического соответствия библейской концепции, причем в самой начальной мере, при котором отсекаются первые грубые грехи. Позицию Ипполита Римского а также близкого по духу Тертуллиана, называют на культурном языке ригоризмом, а в церковном смысле такую позицию можно обозначить как ветхозаветное понимание принципа disciplina arcani. А это значит, что собеседование Ипполита в основном сводится к тому, чтобы отсеять нечистых. Более подробно проблему духовного ригоризма исследовал Павел Гаврилюк: «Для христиан было чрезвычайно важно провести границу между церковью и обществом, между царством Бога и царством кесаря, между почитанием Бога в духе и истине и идолопоклонством. “Что общего, - восклицает Тертуллиан, - между Афинами и Иерусалимом, Академией и церковью, еретиками и христианами? Наше учение вышло из портика Соломонова, где мы были научены искать Господа в простоте сердца. Прочь стоическое, платоническое и диалектическое христианство. После Иисуса Христа приходит конец нашему любопытству, после Евангелия мы более не нуждаемся в исследовании”25. Через два столетия, бл. Иероним, словно вторя Тертуллиану, скажет: “Что общего у Горация с Псалтирью, у Вергилия с Евангелием, или у Цицерона с св. Павлом? Разве не соблазнится брат твой, если увидит тебя пирующим в храме этого идола?”26 Подобное чёрно-белое различение между христианством и языческой культурой подчёркивало радикальность обращения в христианство и многих привлекало своей простотой. Оно было широко распространено среди малообразованных верующих, которые во времена Тертуллиана составляли подавляющее большинство в церкви».27

Посмотрим теперь, как совершалось собеседование при принятии на первый этап оглашения другими катехетами в древней церкви. Про Иустина, который был катехизатором в Римской церкви, как и Ипполит Римский, очень мало известно и о том как он начинал катехизацию и о самом процессе. Сказано только, что он принимал в свою школу всех желающих28. Но каким образом это происходило? К сожалению, детали очень туманны и неясны. Однако, сам характер Иустина, духовная окраска его катехизической проповеди - чужды всякого ригоризма. Его учение о семенных логосах приводит к широте понимания того, что находится вне собственного христианского учения, но созвучно ему. Иустин говорит удивительные вещи. Например: «у всех, кажется, есть семена истины»29, или «все, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам христианам».30 Для него (как и для Оригена, о котором мы будем говорить ниже) важен сам человек. Основная же задача катехизации - пробиться к человеческому сердцу: «Он же принявши меня к себе, (…), прежде всего приложил всякое старание к тому, чтобы привязать меня к себе. В то время как я, подобно зверям, рыбам или птицам, попавшим в силки или в сети, но старающимся ускользнуть или убежать, хотел удалиться от него в Берит или а отечество. Он употреблял всевозможные доводы, трогал, как говорит пословица за всякую веревку, прилагал все свои силы». 31

Если сердце человека каменное и заполнено нечистыми духами, то растопить это сердце, сделать его сокрушённым, привести человека к обращению – вот основная задача оглашения. Конечно, проще избавиться от человека с помощью ригоризма или нравственного закона, чем идти с ним поприще, где своя душа и сердце оскудевает и даже изнемогает ради пользы ближнего. Закон Божий, заповеди Моисея можно использовать по-разному: с одной стороны, можно и нужно посредством закона показывать человеку как он разрушает себя (в этом смысле закон помогает ему вырвать из себя разрушительное зло, сохранить целостность); с другой стороны, необходимо избежать опасности превращения закона в ярмо, прокрустово ложе для свободной человеческой личности. Видимо пророк Исаия, когда говорил о смысле и назначении поста в жизни верующего, подразумевал нечто подобное : «Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца: тогда свет твой взойдет во тьме, и мрак твой будет как полдень». (Ис. 58.10) Очень важно, чтобы в процессе оглашения человек приобрел правильное представление о законе. Отношение к нему христианина, понимание места и роли закона в своей жизни, осознание того, что является главным, а что второстепенным, что первичным для усвоения из закона, а что вторичным, - является важным фактором, формирующим духовную личность, который определяет не только сам процесс оглашения, но и будущую жизнь христианина на долгие годы вперёд.

С понятием закон связана не только проблема законничества, но и другая более важная проблема – проблема духовного охлаждения, кризиса веры. Кризис веры неизбежно происходит с каждым человеком после оглашения и вхождения в Церковь. Здесь важно то, как человек отвечает на эти проблемы духовной жизни: падает ли он ниже закона, и ниже какого закона происходит падение. Несмотря на то, что рассмотрение этой темы не входит в задачи нашей работы, мы считаем необходимым подчеркнуть: каждому катехизатору важно осознать, что от того, как человека принимают на оглашение, от самых первых условий принятия зависит его будущая церковная жизнь.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДревней Церкви Тексты и комментарии Перевод с французского Центр...
Париже, — Владимир Лосский и Павел Евдокимов — стали его учителями и друзьями. Общение с другим русским эмигрантом — афонским монахом,...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСпоры о современной музыке
Красота и уродство. Предостережения членов церкви, не принимающих современной музыки

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconУрок есть открытие истины, поиск истины и осмысление истины. Понятие «современный урок»
Несмотря на значительные изменения в жизни современной школы, урок по-прежнему является главной формой обучения и воспитания. Но...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» icon2. Риторика в Древней Греции и в Древнем Риме. Диалоги Платона и...
Риторика в системе гуманитарных наук и в контексте современной, общественно-политической жизни

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconА б в г д е ж
Также в древней церкви на орарях аггиос нашивалось по тем местам, где ныне кресты стоят

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДетство
Первыми учить его музыке стали домочадцы: отец (скрипка) и старший брат Игнац (фортепиано). С шести лет он учился в приходской школе...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСвятитель Игнатий (Брянчанинов) Правильное состояние духа (смирение, внимание, молитва)
Предлагаемый вашему вниманию сборник является попыткой донести учение Святой Церкви по одному из важнейших разделов духовной жизни...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconСвященное Предание
Здесь и Христианское мученичество и подвижничество. Здесь и богатство богослужебной жизни Церкви, и ее учительство, выраженное Вселенскими...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconДорогами христианства история церкви
Историческое развитие христианства, его взаимосвязь с социальными и политическими явлениями жизни, возникновение различных конфессий...

«Оглашение в Древней Церкви и его осмысление в современной жизни.» iconНи в одном городе мира кофейни не играют такой важной роли в жизни...
И, посещая столицу Австрии, следует познакомиться поближе с этой древней и такой вкусной стороной жизни австрийцев. И, чтобы Вы не...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница