Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2




Скачать 470.43 Kb.
НазваниеШмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2
страница1/4
Дата публикации04.10.2013
Размер470.43 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > История > Документы
  1   2   3   4

Публикуется по: Шмелев И.С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2. - М.: Русская книга, 2001

КУЛИКОВО ПОЛЕ (Рассказ следователя)

I

Скоро семь лет, как выбрался я оттуда,и верю крепко, что страшное наше испытание кончится благодатно и - невдолге. "Невдолге", конечно, относительно: случившееся с нами - исторического порядка, а историческое меряется особой мерой. В надеждах на благодатную развязку укрепляет меня личный духовный опыт, хотя это опыт маловера: дай ощупать. И Христос снизошел к Фоме. Да, я - "Фома", и не прикрываюсь. "Могий вместити..." - но большинство не может, и ему подается помощь. Я получил ее.

Живя там, я искал знамений и откровений, и когда жизнь наталкивала на них, ощупывал, производил как бы следствие. Я - судебный следователь по особо важным делам... был когда-то. В таинственной области знамений и откровений предмет расследования, как и в привычно-земном, - человеческая душа, и следственные приемы те же, с поправкой на некое "неизвестное". А в уголовных делах - все известно?.. Не раз, в практике следователя, чувствовал я таинственное влияние темной силы, видел порабощенных ею и, что редко, духовное торжество преодоления.

Знамения там были, несомненно. Одно из них, изумительное по красоте духовной и историчности, произошло на моих глазах, и я сцеплением событий был вовлечен в неге; на-вот, "вложи персты". Страдания народа невольно дополняли знаменные явления... - это психологически понятно, но зерно истины неоспоримо. Как же не дополнять, не хвататься за попираемую Правду?! Расстаться с верой в нее православный народ не может почти фи-зи-чески, чувствуя в ней незаменимую основу жизни, как свет и воздух. Он призывал ее, он взывал... - и ему подавались знаки.

На-род, говорю... православный, русский народ. Почему выделяю его из всех народов? Не я, - Исто-рия. От нее не только не отрекся Пушкин, напротив: заявил, что предпочитает ее всякой другой истории. "Умнейший в России человек", - сказал о нем Николай I. А на днях читал я письмо другого умнейшего, глубокого русского мыслителя, национального зиждителя душ, - своего рода мой коллега, "исследователь по особо важным делам". Вы читали его книги, помните его "о борьбе со злом", удар по "непротивлению" Толстого. В этом письме он пишет:

"...Нет народа с таким тяжким историческим бременем и с такою мощью духовною, как наш; не смеет никто судить временно павшего под крестом мученика; зато выстрадали себе дар - незримо возрождаться в зримом умирании, - да славится в нас Воскресение Христово!.."

Эти слова я связал бы с известными словами о народе - Достоевского, с выводом из истории - Ключевского. Помните, про исключительное свойство нашего народа быстро оправляться от государственных потрясений и крепнуть после военных поражений? Связал бы в "триптих русской духовной мощи".

Я расскажу вам не из истории, а из моих "документов следствия". Ими сам же себя и опрокинул, - мои сомнения.

Народу подавались знаки: обновление куполов, икон... Это и здесь случалось, на родине Декарта, и "разумного" объяснения сему ни безбожники, ни научного толка люди никак не могли придумать: это - вне опыта. В России живут сказания, и ценнейшее в них - неутолимая жажда Правды и нетленная красота души. Вот эта "неутолимая жажда Правды" и есть свидетельство исключительной духовной мощи. Где в целом мире найдете вы такую "жажду Правды"? В этом портфеле имеются "вещественные доказательства", могу предъявить.

Как маловер, я применил к "явлению", о чем расскажу сейчас, прием судебного следствия. Много лет был я следователем в провинции, ждал назначения в Москву... - так сказать, качественность моя была оценена... - знаю людские свойства, и психозы толпы мне хорошо известны. В моем случае толпы нет, круг показаний тесный, главные лица - нашего с вами толка, а из народа - только один участник, и его показания ничего сверхъестественного не заключают. Что особенно значительно в "явлении"... это - духовно-историческое звено из великой цепи родных событий, из далей - к ныне, свет из священных недр, коснувшийся Кашей тьмы.

Первое действие - на Куликовом Поле.




II

Куликово Поле... - кто же о нем не слышал! Великий Князь Московский Димитрий Иванович разбил Мамая, смертельно шатнул Орду, потряс давившее иго тьмы. А многие ли знают, где это Куликово Поле? Где-то в верховьях Дона?.. Немногие уточнят: в Тульской губернии, кажется?.. Да: на стыке ее с Рязанской, от Москвы триста с небольшим верст, неподалеку от станции Астапово, где трагически умирал Толстой, в тургеневских местах, знаемых по "Запискам охотника". А кто удосужился побывать, ощупать, где, по урочищам, между верховьями Дона и Непрядвой, совершилось великое событие? Из тысячи не наберется и десятка, не исключая и местных интеллигентов. Мужики еще кой-что скажут. Воистину, - "ленивы мы и нелюбопытны".

Я сам, прожив пять лет в Богоявленске, по той же Рязанско-Уральской линии, в ста семнадцати верстах от станции Куликово Поле, мотаясь по уездам, так и не удосужился побывать, воздухом давним подышать, к священной земле припасть, напитанной русской кровью, душу собрать в тиши, под кустиком полежать-подумать... Как я корю себя из этого прекрасного далека, что мало знал свою родину, не изъездил, не исходил!.. Не знаю ни Сибири, ни Урала, ни заволжских лесов, ни Светло-Яра... ни Ростова Великого не видал, "красного звона" не слыхал, единственного на всю Россию!.. Именитый ростовец, купец Титов, рассказывали мне, сберег непомнящим этот "аккорд небесный", подобрал с колокольными мастерами-звонарями для местного музея... - жив ли еще "аккорд"?.. Не побывал и на Бородинском Поле, в Печерах, Изборске, на Белоозере. Не знаю Киева, Пскова, Новгорода Великого... ни села Боголюбова, ни Дмитровского собора, облепленного зверя-ми, райскими птицами-цветами, собора XI века во Влади-мире-на-Клязьме... Ни древнейших наших обителей не знаем, ни летописей не видали в глаза, даже родной истории не знаем путно, Иваны Непомнящие какие-то. Сами ведь иссушали свои корни, пока нас не качнули - и как качнули!.. Знали избитую дорожку - "по Волге", "на Минерашки", "в Крым". И, разумеется, "за границу". В чу-жие соборы шли, все галереи истоптали, а Икону свою открыли перед самым провалом в ад.

Проснешься ночью, станешь перебирать, всякие запахи вспомянешь... - и защемит-защемит. Да как же ты Се-вер-то проглядел, погосты, деревянную красоту поющую - церквушки наши?!. А видел ли российские каналы - великие водные системы? Молился ли в часовенке болотной, откуда родится Волга?.. А что же в подвал-то не спустился, не поклонился священной тени умученного Патриарха Гермо-гена? А как же?.. Не спорьте и не оправдывайтесь... это кричит во мне! А если кричит, - правда. Такой же правдой лежит во мне и Куликово Поле.

Попал я туда случайно. Нет, не видел, а чуть коснулся: "явлением" мне предстало. Было это в 1926 году. Я тогда ютился с дочерью в Туле, под чужим именем: меня искали, как "кровопийцу народного". И вот, один мукомол-мужик, - "кулак", понятно, - из Старо-Юрьева, под Богоявленском, как-то нашел меня. Когда-то был мой подследственный, попавший в трагическую петлю. Долго рассказывать... - словом, я его спас от возможной каторги, обвинялся он в отравлении жены. Он убрался со старого гнезда, - тоже, понятно, "кровопийца", - и проживал при станции Волово, по дороге на Тулу. Как-то прознал, где я. Написал приятелю-туляку: "Доставь спасителю моему". И я получил записочку: "По случаю голодаете, пребудьте екстрено, оборудуем". Эта записочка была для меня блеснувшим во мраке светом и, как увидите, привела к первоисточнику "явления".

Приехал я в Волово. Крайней нужды не испытывал, и поехал, чтобы - думалось, так, - сбросить владевшее мною оцепенение безысходности... пожалуй, и из признательности к моему "должнику", тронувшего меня во всеобщей ожесточенности. Приехал в замызганной поддевке, мещанином. Было в конце апреля, только березки опушились. Там-то и повстречал участника "действия первого". Он ютился с внучатами у того "кровопийцы"-мукомола, кума или свояка. Пришлось бросить службу в имении, отобранном под совхоз, где прожил всю жизнь, был очень слаб, все кашлял, после и помер вскоре. От него-то и слышал я о начале "явления". Не побывай я тогда в Волове, так бы и кануло "явление", для меня. Думаю теперь: как бы указано было мне поехать, и не только, чтобы сделать меня участником "явления", исследователем его и оповестителем, но и самому перемениться. Как не задуматься?..




III

Случилось это в 25 году, по осени.

Василий Сухов, - все его называли Васей, хотя был он уже седой, благообразный и положительный, только в светлых его глазах светилось открыто-детское, - служил лесным объездчиком у купцов, купивших имение у родовитых дворян Ахлябышевых. По соседству с этим имением лежало Княжье, осколок обширной когда-то вотчины, принадлежавший барину Средневу, родственнику Ахлябышевых и, как потом я узнал, потомку одного из дружинников Дмит рия Донского: дружинник этот бился на Куликовом Поле и сложил голову. Барин Среднее променял свое Княжье тем же купцам на усадьбу в Туле, с большим яблонным садом. Отметьте это, о Средневе: речь о нем впереди.

Лесное имение купцов расположено в Данковском уезде и прихватывало кусок Тульской губернии, вблизи Куликова Поля. А Княжье, по каким-то приметам стариков, - отголосок предания? - лежало "на самом Поле". Купцов выгнали, имение взяли под совхоз, а Василий Сухов остался тем же лесным объездчиком. При нем было двое внучат, после сыновей: одного сына на войне убили, другого комитет бедноты замотал за горячее слово. Надо было кормиться.

Поехал как-то Сухов в объезд лесов, а по нужде дал порядочный крюк, на станцию Птань, к дочери, которая была там за телеграфистом: крупы обещала припасти сиротам. Смотался, прозяб, - был исход октября, промозглая погода, дождь ледяной с крупой, захвативший еще в лесах. Сухов помнил, что было это в родительскую субботу, в Димитриевскую, в канун Димитрия Солунского. Потому помнил, что в тех местах эту Димитриевскую субботу особо почитают, как поминки, и дочь звала Сухова пирожка отведать, с кашей, - давно забыли. И внучкам пирожка вез. Как известно, Димитриевская суббота установлена в поминовение убиенных на Куликовом Поле, и вообще усопших, и потому называется еще родительская.

Продрог Сухов в полушубке своем истертом, гонит коня, - до ночи бы домой добраться. Конь у него был добрый: Сухов берег его, хотя по тем временам трудно было овсом разжиться. Гонит горячей рысью, и вот - Куликово Поле.

В точности не известно, где граница давнего Куликова Поля; но в народе хранятся какие-то приметы: старики указывают даже, где князь Владимир Серпуховский свежий отряд берег, дожидался нетерпеливо часа - ударить Мамая в тыл, когда тот погнал русскую рать к реке. Помните, у Карамзина, - "мужественный князь Владимир, герой сего незабвенного для России дня..."? Помните, как Преподобный Сергий, тогда игумен Обители Живоначальныя Троицы, благословил Великого Князя на ратный подвиг и втайне предрек ему: "ты одолеешь"? Дух его был на Куликовом Поле, и отражение битвы видимо ему было за четыреста слишком верст, в Обители, - духовная телевизия.

По каким-то своим приметам Сухов определял, что было это "на самом Куликовом Поле". Голые поля, размытые дороги полны воды, какие-то буераки, рытвины. Гонит, ни о чем, понятно, не думает, какие же тут "мамаи", крупу бы не раструсить, за пазуху засунул... - трах!.. - чуть из седла не вылетел: конь вдруг остановился, уперся и захрапел. Что такое?.. К вечеру было, небо совсем захмурилось, ледяной дождь сечет. Огладил Сухов коня, отпрукал... - нет: пятится и храпит. Глянул через коня, видит полная воды колдобина, прыгают пузыри по ней. "Чего бояться?.." - подумал Сухов: вся дорога в таких колдобинах, эта поболе только. Пригляделся... - что-то будто в воде мерцает... подкова, что ли?.. - бывает, "к счастью". Не хотелось с коня слезать: какое теперь счастье! Пробует завернуть коня, волю ему дает, - ни с места: уши насторожил, храпит. Прикрыл ему рукавом глаза, чтобы маленько обошелся, - ни-как. Не по у себе стало Сухову, подумалось: может, змею чует... да откуда гадюке быть, с мученика Автонома ушли под хворост?..

Слез Сухов с коня, поводья не выпускает, нагнулся к воде, пошарил, где мерцало, и вытащил... медный крест! И стало повеселей на душе: святой крест - добрый знак. Пережрестился на крест, поводья выпустил, а конь и не шелохнется, "как ласковый". Смотрит Сухов на крест, видать, старинный, зеленью-чернотой скипелось, светлой царапиной мерцает, - кто-то, должно, подковой оцарапал.

В этом месте постоянной дороги не было: пробивали в распутицу, кто где вздумал, - грунтовая под лесом шла.

Помолился Сухов на крест, обтер бережно рукавом, видит - литой, давнишний, А в этом он понимал немножко. Из прежних купцов-хозяев один подбирал разную старину-историю, а тут самая-то история, Куликово Поле, ходил с рабочими покопать на счастье, - какую-нибудь диковинку и найдет: бусину, кусок кольчуги серебряной... золотой раз перстень с камушком откопали, а раз круглую бляху нашли, татарскую, - месяц на ней смеется. С той поры, как битва была с татарами, больше пятисот лет сошло. Сухов подумал: и крест этот, может, от той поры: земля - целина, выбили вот проезжие в распутицу.

Стал крест разглядывать. Помене четверги, с ушком, - на-персный; накось - ясный рубец, и погнуто в этом месте: секануло, может, татарской саблей. Вспомнил купца-хозяина: порадовался бы такой находке... да нет его. И тут в мысли ему шло: барину переедать бы, редкости тоже собирал, с 6арышней копал... она и образа пишет, - какая бы им радость. А он про барина из Княжьего, который усадьбу в Туле у купцов выменял и звал к себе Сухова смотреть за садом. Барин Сухову нравился, и в самую революцию собрался было Сухов уйти к нему, стало в деревне неспокойно, пошли порубки, а барин из Тулы выехал, бросил свою усадьбу и отъехал в Сергиев Посад: там потише. А теперь везде одинаково: Лавру прикончили, монахов разогнали, а мощи Преподобного... Го-споди!.. - в музей поставили, под стекло, глумиться.

Смотрел Сухов на темный крест, и стало ему горько, комом подступило к горлу. И тут, на пустынном поле, в холодном дожде и неуюте, в острой боли ему представилось, что все погибло, и ни за что.

"Обидой обожгло всего... - рассказывал он, - будто мне сердце прокололо, и стала во мне отчаянность: внуки малые, а то, кажется, взял бы да и..."

Опомнился - надо домой спешить. Дождь перестал. Смотрит - с заката прочищает, багрово там. Про крест подумал: суну в крупу, не потеряется. Полез за пазуху... "И что-то мне в сердце толкнуло... - рассказывал он, с радостным лицом, - что-то как затомилось сердце, затрепыхалось... дышать трудно..."
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconЛермонтов Стихотворения «Собрание сочинений»
«Собрание сочинений»: Государственное издательство Художественной литературы; 1957

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconСобрание сочинений в шести томах
Собрание сочинений: в 6-ти т. Т. Проблемы общей психологии / Под ред. В. В. Давыдова.— М.: Педагогика, 1982. — 504 с, ил. — (Акад...

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconН. В. Гоголь (полное собрание сочинений). F-bit, 1998
Собрание сочинений Гоголя публикуемое на основе полного собрания сочинений Гоголя, изданного Академией Наук СССР. Так же на диске...

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconН. В. Гоголь (полное собрание сочинений). F-bit, 1998
Собрание сочинений Гоголя публикуемое на основе полного собрания сочинений Гоголя, изданного Академией Наук СССР. Так же на диске...

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconЛев Николаевич Толстой Том Детство, Отрочество, Юность Серия: Собрание...
«Собрание сочинений в двадцати двух томах»: Москва, Художественная литература, 1978-1985

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconСобрание сочинений том третий проблемы развития психики под редакцией А. М. Матюшкина
Собрание сочинений: в 6-ти т. Т. З. Проблемы развития психики/Под ред. А. М. Матюшкина.—М.: Педагогика, 1983.—368 с, ил.—(Акад пед...

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconВ. В. Орлов. Собрание сочинений в шести томах. Том 4
«В. В. Орлов. Собрание сочинений в шести томах. Том 4»: Издательство «teppa книжный клуб», Москва; 2001

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconЛ. М. Лотман. Комментарии к повести «Ася» в кн.: И. С. Тургенев....
И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в 30 т. 2-е изд., испр и доп. М.: Наука, 1980. Т. 5 (с. 437-457)

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconСобрание сочинений в четырех томах ~Том Стихотворения. Рассказы

Шмелев И. С. Собрание сочинений в 5 т. Т. 2 iconГлаз добрый изд-во И. Д. Сытина
На ее обложке значится: Рерих. Собрание сочинений. Книга первая. Изд-во И. Д. Сытина. Москва. 1914. Однако собранию сочинений (оно...



Образовательный материал



Заказать интернет-магазин под ключ!

При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница