Как написать рассказ




НазваниеКак написать рассказ
страница1/14
Дата публикации08.10.2014
Размер1.31 Mb.
ТипРассказ
lit-yaz.ru > Культура > Рассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
ЭТО БЫЛО НЕДАВНО...

КАК НАПИСАТЬ РАССКАЗ (Алгоритмы) I.1. Родиться в СССР. 2. Родить четверых детей. 3. Написать письмо Горбачеву с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 115. 4. Через пять лет написать письмо Ельцину с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 297. 5. Заключить пари с газетой «Пари» на сто рублей, что власти объяснят все своей улучшенной работой во время перестройки (учли всех недоучтенных). 6. На выигранные сто рублей накупить еды на неделю и за это время написать обо всем рассказ. II.1. Родиться в СССР. 2. Родить четверых детей. 3. Написать письмо Горбачеву с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 115.

206 Нина ГОРЛАНОВА Как написать рассказ 207
4. Через пять лет написать письмо Ельцину с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 297. 5. Написать об этом эссе для радио «Немецкая волна из Кельна», послать на конкурс в ФРГ (условия конкурса в газете «Известия»). 7. Выиграть и поехать в ФРГ, где написать рассказ о жизни в ФРГ. III. 1. Родиться в СССР. 2. Родить четверых детей. 3. Написать письмо Горбачеву с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 115. 4. Через пять лет написать письмо Ельцину с просьбой о квартире и получить ответ, что стоишь в очереди многодетных № 297. 5. Перекрестившись и помолившись за грешников властей предержащих, начать писать рассказ о том, как дочка Даша в ее три года думала, что школа это плесень (сестра выращивала плесень по заданию учителя). Приложение 1 Развал государства проявляется в виде частого появления в доме пьяных друзей (и с бутылками притом). Под потолком у нас висит ожерелье из рыбьих голов. Не ищите здесь символов, дело в том, что тела рыб оторвали и съели на закуску, а головы остались. Гость, выпивший пять рюмок водки: Писала Горбачеву, а попала к Ельцину? Пить меньше надо. Попала к Горбачеву, потом к Ельцину, но ответы в одном стиле, только от Ельцина хуже... А они, как часы песочные, переворачиваются, ты заметила? Все, что было в одном, пересыпалось в другого, потом перевернули песочек, все обратно посыпалось. И так без конца... Муж (он малопьющий): Жена, это платье похоже на древнегреческий пеплос, так и кажется, что ты сейчас кого-нибудь проклянешь, не сходя с места. Как это любили делать древние греки. Ладно, Нина, я согласен жить в этой комнате до смерти своей. Миленький, ты так говоришь, пока водку пьешь, а вот весной опять потечет с потолка в три струи, и ты заматеришься. Заорешь на меня: нарожали, некуда кровати сдвинуть от трех струй; всюду одни кровати! Не-е-ет! Больше этого не повториться. Я встану под струю воды. Зря, что ли, я моржеванием занялся! А так и на Каму ходить не нужно. Как потечет струя, я встану под нее. Только бы мощная была, а то я за социализм он и струи-то дать не может, какую мне хочется. Ну, не даст струю, я вообще уйду... Доглотим и переглотим! (пьют). Вот-вот, я что говорила: ты опять уйдешь... В поле жить (настроение сменилось после очередной рюмки)... Я в навоз зароюсь. Только возьму с собой учебник арабского (он учит сейчас арабский язык). В навозе буду пальцем писать арабские буквы. Закусывать больше нечем, прерываю я. Анекдот новый хотите? очнулся гость после шестой рюмки. Встречаются два скелета. «Ты когда

208 Нина ГОРЛАНОВА Как написать рассказ 209
умер: до перестройки или после?» «Ты чего я еще живой!» ...и в навозе мне будет хорошо, покойно. Внуки иногда будут тревожить. Они друзей станут водить деда им показывать. У нас, мол, такой дед у него новый захил: в навозе жить. И в поле к тебе потащатся... Притащатся пусто. Где он ваш дед? А вот холмик навоза. Разрыли, нет деда, один хомячок. И вдруг увидели: по-арабски что-то накалякано на навозе в одном месте, значит, надо рядом искать. И точно: зашевелился навоз в одном месте. Это дед во сне перевернулся. Подошли, разбудили. «Дед! А, дед!» «А, внуки! Что, опять мне в школу идти на собрание? Опять родители в загранку укатили?» И стал он лужей прическу себе мастерить. Лужа причем ряской поросла. А он детям: «Отодвиньте ряску!» Они отодвинули ряску, а она прыг обратно. Он: «Держите вы ряску!» Внуки держат ряску, а он навозом волосы намазал, сзади в косичку их заплетает. Наконец, внукам: пошли! Внуки будут подталкивать друг друга в бок и в кулак хихикать, сзади идя: ну и дед! А дед под нос шепчет: «Я еще ничего. Вот что значит воздержание!» Внуки и их друзья перемигнутся: воз-держание! Ну и дед! Какие непонятные словечки знает! Акции держит, это ясно. В воз? Воздержание. Это срамное название акции: воз? Ну, эти стармуды (старые мудрецы) такое скажут... За-гнут, так загнут... «Всех скарабеев мне разогнали», ворчит дед. Слава, а я-то где в это время? Нина, а ты на приеме у Ельцина! Он тебя принимает, как порошки. Время от времени, когда у него чересчур бодрое настроение. Как бы не зарваться! Подать сюда Горланову! В определенных дозах ты ему полезна. Снимает излишний оптимизм. Как слишком хорошо себя почувствует опять тебя вызывает! Но если прередозирует, Горланова у него носом идет, на неделю настроение испорчено... А еще главное пристрастился, горланоманом стал, но уже никакие дозы не помогают... А ему говорят: вы мужа ее не видели, он в навозе живет! Как! Он еще более действенен? Подать сюда мужа! И вот они пошли за тридевять земель в тридесятое царство, в навозное поле... там топоры летают: ж-жж, один топор затерял в прическе навозной... Мы в водку что добавляли? «Золотой корень»? Вот это золотой корень нас несет. Золотой твою корень! Ядрит в его сростень! Золотые ваши головы... Приложение 2 В мое отсутствие (стояла по очередям) другие пьяные гости пришли с водкой и говорили с мужем о моей переписке с Горбачевым и Ельциным. Они сочинили много долбанетов (не путать с сонетами), но по причине отсутствия не могла их записать. Нина, не беспокойся, КГБ все записал на пленку, на днях они тебе позвонят и предложат: тут вот муж с друзьями пили и сочиняли, так не хотите ли купить запись, ибо КГБ перешел на хозрасчет. Ну, это не так нереально, как вы думаете. Я слышала по «Свободе»: они уже предлагали одному английскому профессору купить фотографии: как он чинит

210 Нина ГОРЛАНОВА
крышу своего дома, как разговаривает с молодой женщиной. Со спутника сделаны снимочки, качество хорошее. Так ему и объяснили: КГБ переходит на хозрасчет, валюта очень нужна. Но он отказался: эта молодая дама его племянница, зачем он будет ее выкупать, жена и так не обидится, если они будут его шантажировать... В общем, когда КГБ мне предложит перекупить у них запись долбанетов, я вам их сюда приложу. Понятно? А если уж совсем серьезно, то кто еще у КГБ что купит, если не писатели! В это время гости принялись за арахис. Сочинить долбанет на эту тему? Я раскрыл арахис, А оттуда Онасис. Слушайте, друзья! А ведь даже когда КГБ перестроится и решит делать добро им никто не поверит! Они деньги предложат из милосердия, а человек подумает: к чему бы это, а? И не возьмет, поостережется. И придется бедным гебистам делать добро под прикрытием старых дел. Под видом обыска придут и всюду денег наподкладывают... акций там... лекарств дорогих... Только у нас, в нашем извращенном государстве, все может пойти по этому сценарию! Извращ-извращ... 1990
ЭТО ВАМ НЕ СТИХИ ПИСАТЬ! Они сошлись: волна и камень, то есть стихи и проза. Две женщины, обеим за тридцать, но если «прозе» было определенно тридцать с хвостиком, то «стихи» в сиянии солнца казались юными безмятежно, однако стоило поезду повернуть в тень лесов, как возраст поэтессы резко прыгал чуть не к пенсионному, а вместо глаз оставались прорези, как у зеленого восточного мудреца, чью статуэтку она все время держала в руках... Все в обеих их судьбах уже приладилось к выбранному пути: «проза» была завалена детьми, заботами, соседями по кухне (алкоголиками), а поэтесса незамужем, толпы поклонников и дворянские предки, оставившие в наследство эту самую статуэтку... Ну, и одежда соответствовала: «проза» была в сером, а «стихи» в кожаном пальто, под котором ярко-красный костюм (сверху панцирь, но внутри ранимость, если расшифровать). Главный редактор журнала зашел к ним в купе и «прозу»

212 Нина ГОРЛАНОВА Это вам не стихи писать! 213
представил по фамилии Горланова, а «стихи» по имени Майя. Горланова впервые разговаривала с настоящим поэтом и чувствовала себя, как во время путешествия по морю: покачивает, но чувствуешь себя хорошо. Еще ее удивило, что от курящей Майи пахнет не табаком, а костром. К тому же на верхней полке дремал завотделом сатиры и юмора, весь внутри нафаршированный своими и чужими остротами, которые казалось копошились у него внутри, щекотали и просились наружу, и ему приходилось шутить не к месту. Он отпускал очередную остроту, задремывал, а Горланова чувствовала, что мир в купе искривляется, как сквозь дым от костра. Из вагона выходили на затекших ногах. Их встречали почему-то сплошь зеленые дамы: в зеленых пальто, зеленых беретах и с изумрудными сумками. Горланова спросила у Майи: статуэтку не забыла? За кого ты меня принимаешь, проворчала в ответ та. За поэта, за кого же еще... Уже ехали на автобусе: город проектировали питерские архитекторы. Т он поражал сходством со старинной гравюрой. «Знаете, сколько волос надо было потерять, чтобы отстоять эти нестандартные дома», хвастался третий секретарь горкома Иван Евгеньевич. Горланова пригляделась к его шевелюре: она была в самом деле на исходе. Вышли на центральной площади, и сосновый запах ударил по организму каждого. Иван Евгеньевич похвастался, что при строительстве была учтена роза ветров, так что все дымы выдуваются за пределы города моментально. У них только так!.. В номере «люкс» гостей ждал могучий завтрак, рассчитанный не на пятерых членов писательской бригады, а по крайней мере на артель лесорубов. Горланова спросила Ивана Евгеньевича, как питаются жители (время было застойное и голодноватое). В ответ посыпались цифры и факты: масло без карточек, школы в одну смену, преступность самая низкая в стране, а рождаемость в два раза выше, чем в среднем по области. И водки выпивается меньше, чем в других местах. Можно, я это запишу? спросила Горланова. Иван Евгеньевич кивнул и поближе к ней пододвинул тарелку с яйцами под майонезом: «Вот что: переезжайте к нам жить! Дадим квартиру, мужа и детей устроим, а вы будете писать по очерку в год о городе...» Тут с улицы послышалась музыка, значащая, что праздник дня рождения города начался. За утро писателям показали эстафету и мотогонки, но Горланова не очень разбиралась в спорте, она все расспрашивала Ивана Евгеньевича: люди, конечно, очень довольны, да? Куда там, помрачнел он, чем больше даешь, тем больше хочется, ненасытно!.. Подошли к парку, оборудование которого обошлось в 50 тысяч (сообщил Иван Евгеньевич) митинг уже заканчивался, поэтому не успели посидеть и дать отдых ногам сразу вставать нужно. А что это? Все закрасились! Жирные зеленые полосы оказались на плащах и пальто у всех, кроме Майи, причем она этому не обрадовалась, а совсем наоборот, мол, не к добру, и стала оглаживать своего восточного божка, словно хотела его задобрить. Сатирик обходил всех с русской пословицей: первый дурак без счету деньги берет, второй дурак не смотря садится, третий дурак из бани идет и чешется. Иван Евгеньевич старался заглушить всех своими фактами: их карьер в этом году выполнил план на сто двадцать процентов! «Проценты это лирика, вдруг

214 Нина ГОРЛАНОВА Это вам не стихи писать! 215
сказала Майя, вы б нам конкретные цифры называли». Пожалуйста: наш главный карьер пробурил за время своего существования радиус земли! Горланова представила, что земной шар в самом деле пробурен по радиусу, воспротивилась мысленно этому, но Иван Евгеньевич вопросительно посмотрел на нее, и она покорно записала эту чушь. Он словно гипнотизировал ее. Майя уже делала несколько попыток оторвать ее, брала под руку: смотри какая гора с маковкой! Но Иван Евгеньевич тянул ее в другую сторону: во-он там его дом, но семья-то его почти не видит... К счастью, уже было время обедать, а потом идти на литературный вечер, где Горлановой и Майе вручили по хрустальному кубку (за повесть и за поэму). На прощальном ужине первый тост говорил главный редактор, второй Иван Евгеньевич, а третий предложили Горлановой. Два раза просить слово мне неудобно, начала она издалека, но тут же ляпнула самую суть: за Ивана Евгеньевича и за Майю! Это два открытия сегодня. Он влюблен в свою работу вопреки инфарктам, а она сегодня прочла такие стихи... такие... как ее вот эта старинная статуэтка... штучная работа... Майя поморщилась: мол, нашла с кем объединить. У него же в голове один план. Видимо, она произнесла «план» слишком громко, потому что Иван Евгеньевич вдруг закричал: План это главное! Это все! Вот сейчас в карьере работает один из мест заключения, и я знаю, что он человека убил, что завтра он снова может... но я его уважаю, потому что он план дает. А это вам не стихи писать! Может, он потому и пойдет снова на преступление, что не сам он нужен вам, а нужен лишь план, сказала Горланова Майе, а та в ответ покачала головой: записывай давай за Иваном Евгеньевичем, продолжай, чего ты!.. Без плана наши танки не были такими непробиваемыми, продолжал Иван Евгеньевич. Как бы вы стихи писали, когда бы тут фашисты сидели и голодуха?! Вы что-то путаете, отвечала Горланова. Без плана и без хлеба человечество жило, а вот без искусства ни одного дня. И во время блокады стихи писались и читались... А ты вообще молчи, вдруг перешел на «ты» Иван Евгеньевич. Почему не пьешь? Плеснем, как говорят у нас, в хайло, как в каменку, чтобы камни зашумели! По-моему, шуму достаточно, заметила Майя. Ничего, я хочу видеть, как она пьет за план. Вы думали, что план это просто, а это вам не стихи писать! Если Майю немного поучить, она план сможет выполнять, а вот стихи-то все равно вы не сможете, упорно уже спорила Горланова. А я и говорю: только при советской власти возможны стихи. Это я запишу, засмеялся сатирик. Кто здесь против? Кому советская власть кажется смешной?! Позвольте мне зарезервировать за собой право не отвечать на ваши провокационные вопросы, процитировал (Сазонова) насилу протрезвевший сатирик. В тридцать седьмом году вы бы так со мной не разговаривали! опять перешел на крик Иван

216 Нина ГОРЛАНОВА
Евгеньевич. Есть святые вещи, гимн, например. Вот вы, Майя, поэтесса, а слова гимна знаете? Ну, все пойте, все! Петь! Я сказал: петь! Встал с бокалом главный редактор: он, мол, только что узнал, что Анна Алексеевна, инструктор горкома, завтра уходит в отпуск, так пусть ее Иван Евгеньевич отправит в Усть-Качку!.. Все болячки оставим в УстьКачке! Разбить, что ли, кубок, если он еще начнет орать, Майя пошла покурить и шепнула Горлановой планы на будущее, но, доставая сигареты из сумки, она наткнулась на своего божка, и тот своим спокойным видом призвал насчет кубка не суетиться... А про Сталина я вам вот что скажу: мы с ним войну выиграли, и вы тут ничего возразить не сможете. Выиграть войну это вам не стихи... А у вас в журнале за год не было ни одной патриотической повести. Как держать в руках автомат никто не написал... Что чай? Подать немедленно! Да, ты, Горланова, приедешь к нам жить? Очерк напишешь. А если не так напишешь, я раз! и приму административные меры... и вдруг Иван Евгеньевич рассказал скабрезный анекдот, совершенно какой-то и не смешной даже. Слышь, сказала Майя, это уж точно не стихи писать!.. Напишу я об этом рассказ, вдруг сказал сатирик. Чехонте должен когда-то превращаться в Чехова. ...Когда поезд тронулся, Майя поставила своего божка на стол купе и запела: «А что мы люди, а не бобики, им на это наплевать...» 1981
НАД СХВАТКОЙ У нас в Перми 1985 год разделился на две части: до 15 мая и после 15 мая. С 1 января до 15 мая попросили не писать и не читать фантастику. Наш клуб любителей фантастики прекратили и сказали, что она вредна для наших духовно растущих организмов. Слишком, говорят, любите ее, неродимую, то есть зарубежную. Следом прекратили клуб кинолюбителей: зачем, говорят, это, так у нас каждый захочет кино снимать. Ну и, наконец, прикрыли вокально-инструментальные ансамбли и дельтопланеризм, чтобы, говорят, тихо было. А какой спрашиваем шум от полетов на дельтоплане? А, говорят, как ПВО по нему садить начнет, вот и шум. Ну, сбились мы в одну теплую компанию и после смены стали собираться у одного из того же отдела. Но 15 мая его тоже прекратили. Фантастика какая-то! Наш мастер сразу нам так сказал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Как написать рассказ iconЛюбой рассказ необходимо с чего-то начать это банальность и понятно...
Когда я решил написать о случившемся со мной, главным вопросом оставался не выбор стиля или последовательности повествования, а с...

Как написать рассказ iconПринести фотографии бабушки с внуком; приготовить бабушке рассказ...
Подготовка: принести фотографии бабушки с внуком; приготовить бабушке рассказ о себе; написать сочинение о бабушке (без имён), узнать...

Как написать рассказ iconПочему я решился написать этот рассказ?
Точно не знаю. Наверное, потому, что мир самых лучших прочитанных нами книг, когда ты перелистываешь последнюю страницу, не умирает....

Как написать рассказ iconРассказ В. Драгунского Выучить стихотворение А. Барто Нарисовать...

Как написать рассказ iconНовости( 14стр)
Выскажу своё мнение: дело вовсе не в том, как написать, а что написать. Чтобы стихотворение было легко читаемым и, главное, понимаемым....

Как написать рассказ iconРассказ учителя. Беседа Предания как поэтическая автобиография...
Введение. Изображение человека как важнейшая идейно-нравственная проблема литературы. Выявление уровня литературного развития...

Как написать рассказ iconМой прадед, Желовников Тимофей Семёнович, воевал в Великую Отечественную...
Я пишу стихи и, поэтому, решила написать поэтическое письмо к празднику Победы. Вот такое стихотворение-рассказ посвящается моему...

Как написать рассказ iconЛитература Рабочая тетрадь, стр. 10. Закончить составление таблицы
Написать сочинение «My winter holidays» (написать сочинение в обычную рабочую тетрадь, не менее 15 предложений в Past Simple о том,...

Как написать рассказ iconСодержание Пролог Знакомство Увлечение Белая королева (Рассказ первый)...
Кого-то, возможно, шокирует (хотя сейчас шок перестал быть актуальным явлением), что само название этой группы, кроме общеупотребительного...

Как написать рассказ iconРассказ Александры Бражниковой «Тетенька, которая деток выращивает»
Валерия Шубина. Время года: сад! : рассказ // Москва. – 2011. №12. – с. 19 – 36



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница