Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании?




Скачать 190.32 Kb.
НазваниеКакими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании?
Дата публикации04.10.2013
Размер190.32 Kb.
ТипВопрос
lit-yaz.ru > Литература > Вопрос
Тема 20. Русский менталитет
Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании?

«Загадочная русская душа» между Востоком и Западом

Во множестве оценок практически общим является некая загадочность и необъяснимость России и русской души.

≪Загадочная русская душа≫ – такой же стереотип, как и ≪китайские церемонии≫ или ≪британская чопорность≫. Этот феномен, как известно, лучше всего выразили поэтические строки:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить…

^ Ф. Тютчев

Системообразующими факторами, определяющими особенности русской культуры и национального характера, стали географический, исторический, религиозный и военный факторы. Особенностью местообитания русских предстают огромные просторы нашей Родины, ее географическая громадность, воспринимаемая как культурно-психологический феномен.

Расположенная одновременно в Европе и Азии, Россия в силу особенностей своего местоположения приобрела некоторые специфические евразийские черты, в которых прослеживаются неясно выраженное восточное начало с налетом западной культуры.

Восточная специфика русской культуры есть результат ее истории. Монголо-татарское нашествие и иго закреплены в исторической памяти русского народа на генном уровне. Хотя культурные заимствования у завоевателей невелики, само нашествие было суровым уроком для русских. Оно показало народу опасность внутренних междоусобных раздоров и распрей, жизненную необходимость единой, сильной, централизованной государственной власти как гаранта неповторения Батыева нашествия. Успешное завершение многовековой борьбы с пришельцами и падение ига завоевателей дало русскому народу национальную гордость и ощущение собственной силы.

Русским патриотизмом, недоверчивостью к иноверцам и чужеземцам, любовью к царю-батюшке и надеждами на ≪доброго царя≫, в котором в массе своей крестьянское население России видело своего защитника и которого постоянно поддерживало во внешних войнах и в борьбе с самовольством бояр (наивный монархизм и царистские иллюзии), –пронизаны фольклор, литература и искусство, менталитет русского народа на протяжении столетий.

Восточный деспотизм царского самодержавия – тоже, в определенной мере, печальное наследие ига. Большую роль в развитии русского национального самосознания и характера сыграла православная церковь.

Православный фактор и мессианский характер русского менталитета

Русь, приняв в 988–89 годах христианство в его православной форме (по византийскому образцу), не только установила у себя церковную организацию (до этого язычество никакой организации не имело) и переняла основные направления богатой культуры Византии, которая была лидером европейской цивилизации, но и осталась независимой от духовно-религиозной власти римского папства. Но в силу этого же православная Русь оказалась в противостоянии не только с восточноазиатским миром, но и с римско-католической Западной Европой.

Культурно-политический подъем Руси, насильственно прерванный монголо-татарским нашествием и игом, возобновился с развитием Московского княжества, особенно после победы на Куликовом поле (конец XIV века). Падение Византии под ударами турок в середине XV века сделало Москву единственным в мире независимым православным государством, а великих московских князей, начиная с Ивана III, –своего рода преемниками византийского императора как главы православия.

Родившаяся на рубеже XIV–V веков теория ≪Москва –Третий Рим≫ (автор –монах Филофей), провозглашавшая Россию оплотом православия, выражала сформировавшуюся к этому времени национально-государственную идеологию, трагически определившую ход российской истории, общественные отношения и особенности русского самосознания на многие столетия вперед.

Характерными чертами этой идеологии и адекватного ей государственного устройства стали восточный деспотизм, византийско-имперские амбиции и завоевательные устремления царского самодержавия, мессианские настроения русского народа.

Экспансионизм царизма в направлении малонаселенных азиатских просторов в конце концов превратил Россию за счет их присоединения в огромную и могущественную империю. На овладение, охрану и освоение обширных территорий царизм тратил все силы и средства в ущерб развитию экономики и культуры, не заботясь о благосостоянии собственного народа. ≪Государство пухло, народ хирел≫ (В. О. Ключевский).

Имперская идеология централизованной самодержавной власти, опирающейся на поддержку православной церкви и безгласного народа, постепенно завоевала прочные позиции в русской культуре и национальном самосознании.

В царствование Николая I она была выражена триединой формулой –≪православие, самодержавие, народность≫ (автор – министр просвещения С. С. Уваров), известной под названием ≪теория официальной народности≫.

На ее почве развивается мессианское сознание богоизбранности России, глобалистское представление об ее великом спасительном предназначении в истории человечества. В своих крайних формах мессианство доходит до высокомерного национализма, ≪квасного патриотизма≫, ксенофобии и воинствующего шовинизма, граничащих с манией величия и государственным экспансионизмом во имя ≪великих целей≫. Явственный отзвук мессианских настроений слышен и в советской пропаганде, рисовавшей образ ≪оплота мира≫ –Советского Союза, идущего во главе ≪всего прогрессивного человечества≫ и борющегося за ≪победу коммунизма во всем мире≫.

Большую роль в формировании национального характера сыграла ≪психология окружения≫. После падения Византии русское православное государство, оказавшееся со всех сторон окруженным странами с иной верой, осознает себя единственным ≪оплотомправославия≫. Православие выступает как консолидирующая сила, способствующая сплочению русских княжеств и укреплению единого централизованного государства. Понятия ≪русское≫ и ≪православное≫ отождествляются в общественном сознании. Любая война представляется теперь войной с иноверцами, за православные святыни, ≪за веру, царя и Отечество≫.

Одновременно православие способствует изоляции русского народа от других народов Европы и Азии; церковно- государственное противостояние католицизму препятствует культурным контактам с Западной Европой. Это оставляет Россию в стороне от развития западноевропейской культуры.

^ Культурный разрыв с Западом предопределяет культурную и научно-техническую отсталость средневековой России.

Этому способствует и присущий патриархальному царизму и православной церкви консерватизм, приверженность к сохранению сложившихся издавна традиций, неприятие ≪новой учености≫.

Осуждалось всякое западное и прозападное ≪умничанье≫. Схожая картина имела место и в советское время, особенно в сталинскую тоталитарную эпоху, когда СССР считался единственным социалистическим государством во враждебном капиталистическом окружении. Партийно-государственное противостояние капиталистическому Западу культивировало в стране психологию ≪осажденной крепости≫, осуждало и преследовало любые контакты с зарубежными странами как ≪низкопоклонство перед Западом≫ и предательство национальных интересов.

^ Такая политика, продиктованная партийной идеологией, способствовала национальной изоляции, культурному и научно- техническому отставанию нашей страны.

Многовековое существование в окружении ≪иноверцев≫, в религиозном противостоянии мусульманскому Востоку (басурманам) и католическому Западу (латинянам) выработало у русских устойчивое самоощущение собственной единственности, уникальности, непохожести, исключительности. В этом корни идей славянофилов и евразийцев.

Русский патриотизм, помноженный на мессианские идеи, имел не только внутреннее, но и внешнее (геополитическое) измерение. Многие и сегодня говорят о необходимости русскойнациональной идеи. Это вопрос спорный. Достаточно вспомнить, во что обошлась Германии и всему человечеству ≪немецкая идея≫ о том, что ≪Германия превыше всего≫.

В конце концов, главная цель нормального общества и государства в нормальных условиях – наилучшая организация труда, быта и отдыха людей, создание условий для благополучной и счастливой жизни граждан.

^ И для этого не нужна никакая национальная идея или историческая миссия.

В середине XVII века в Русской православной церкви происходит раскол, вызванный никоновскими реформами. Государство поддержало их, и ≪никонианство≫ реформированной церкви стало государственной религией, а противники этих реформ –≪ревнители древнего благочестия≫, верные патриархальной старине (раскольники, старообрядцы, староверы) –преследовались церковью и государством, подобно тому, как при князе Владимире и после него – язычники, не принявшие христианства, а в советское время – не согласные с идеалами новой власти (атеизмом, диктатурой пролетариата и большевизмом).

^ Нетерпимость – издревле существенная черта российской государственности.

Дивергенция и амбивалентность р усской культуры и самосознани я

В начале XVIII века Петр Великий ≪прорубил окно в Европу≫, началось приобщение России к мировой науке и культуре. Проникновение западноевропейской культуры в Россию в эпоху петровских преобразований можно сравнить с приходом византийской культуры в X веке. Это как бы второй этап культурного заимствования.

Новый тип культуры при Петре I складывался среди узкого круга, главным образом столичного дворянства. (Напомним, что и культурные перемены эпохи Возрождения в европейских странах коснулись лишь откликнувшихся на эти перемены малочисленных интеллектуалов).

Так в России сложился разрыв между старым и новым в религии (раскольники и никонианцы) и культуре в целом (сторонники русской патриархальной и проевропейской культуры).

^ Можно говорить о дивергенции (раздвоении) русской культуры.

Особенности русской культуры – в противоречивости и амбивалентности (раздвоенности) русской души, в которой всегда боролись два начала: восточное и западное, два вектора: старое и новое, две тенденции: традиции и инновации. Они зачастую переплетались и выражались одно через другое: старое, традиционное (восточное) и новое, инновационное (западное).

Это двойное противоречие русской истории и культуры рельефнее всего выразил спор между славянофилами и западниками в XIX веке.

Славянофилы подчеркивали самобытность и своеобразие исторического пути России. В православной религиозности и самодержавной государственности они видели обязательное условие нормального развития России, насильственно прерванное реформами Петра I. ≪Европейничанье≫ они считали ≪временной болезнью русской жизни≫.

В основе идеологии западничества лежало убеждение, что западноевропейская цивилизация продвинулась в осуществлении принципов гуманности, свободы и прогресса дальше других стран и пролагает путь всему человечеству к единой земной цивилизации.

Индивидуальность стала исходной точкой прогресса западной цивилизации. В России же личное начало подавлено духом стихийного коллективизма. Россия отстала от Запада в своем развитии, ее задача –≪изжить свою косность и азиатчину≫ и догнать передовые страны Запада. Петр I, по мнению западников, повернул страну в нужном направлении.

Характерная для русской культуры черта – дивергенция – рельефно проявилась и после Октябрьской революции, когда произошел разрыв (раздвоение) русской культуры на культуру

советскую и культуру Русского зарубежья (эмигрантскую).

Несмотря на дивергенцию и противоречия русской культуры, многие наблюдатели и исследователи относят к общим, основным, традиционным чертам русского характера:

  • размах, непредсказуемость;

  • духовность, душевность;

  • коллективизм (гостеприимство, взаимопомощь, щедрость,

  • доверчивость);

  • справедливость, совестливость, правдивость, мудрость,

  • талантливость;

  • чинопочитание, сотворение кумиров, управляемость;

  • вера в лучшее будущее (надежды на ≪авось≫,

  • безответственность, беспечность, непрактичность, неуверенность в

  • себе);

  • надежда на быстрое решение жизненных проблем (привычка к

  • авралу, удальство, героизм, высокая трудоспособность).

Амбивалентность русского характера проявляется в том, что русским свойственны:

  • доброта, терпение, дружелюбие, трудолюбие,

  • а также –лень, халатность, разгильдяйство и безалаберность.

Русские глазами иностранцев и отечественных философов

Еще в XV–IX веках побывавшие в России наблюдательные иностранцы (венецианец Контарини, австрийский посол С. Герберштейн, немецкий ученый Олеарий, папский посол А. Поссевино, голландский художник и писатель К. де Бруин, французский капитан Маржерет, английский торговец Горсей, французские послы де ла Невилль и Сегюр, французские аристократы-путешественники баронесса де Сталь и маркиз де Кюстин) отмечали у русских:

  • выносливость и неприхотливость (терпеливость к холоду и голоду);

  • склонность к пьянству (особенно с XVI века, когда при Иване Грозном в русский обиход все шире входят водка и кабаки);

  • суеверность, одаренность и искусность;

  • покорность и раболепие перед царем;

  • высокое мнение о себе и пренебрежение к иностранцам,

  • самодовольство и хвастовство;

  • отсутствие самолюбия и желания возвыситься и обогатиться;

  • невежественность и крайняя нужда низов;

  • недостаточная просвещенность, лицемерие и ханжество верхов (знати).

Живший в России в эпоху Николая I маркиз де Кюстин отмечал деспотизм власти и отсутствие свободы, без которой невозможно счастье, бюрократическую тиранию. Кюстин считал, что русская культура задыхается: деспотизм мешает русским освоить западную цивилизацию.

^ Доминирующей чертой русского национального характера он считал презрение к тому, чего русские сами не знают.

Больше всего его поражают смирение, покорность и долготерпение крепостного крестьянства в России.

^ Де Кюстин полагал, что России угрожает народная анархия, если доведенный до отчаяния народ восстанет.

И оказался прав, почти за век предвидя русскую революцию.

Схожие характеристики русскому народу дают и русские философы-эмигранты.

Стремясь осмыслить специфику русской культуры, ^ Н. А. Бердяев в работе ≪Судьба России≫, опираясь на славянофильскую традицию, связывал русскую самобытность и неповторимую ≪русскую душу≫ с огромными российскими пространствами. Он утверждал, что ≪пейзаж≫ русской души сродни пейзажу русской земли с ее широтой, безграничностью, устремленностью в бесконечность. Русские как бы ≪подавлены≫ необъятными полями и

снегами, ≪растворены≫ в этой необъятности. С ширью русской земли связывал Бердяев и такие национальные особенности нашего народа, как

  • склонность к бюрократической централизации власти,

  • стихийность и иррациональность политической жизни,

  • ослабленность частнособственнических инстинктов и индивидуализма,

  • слабую способность к самоорганизации.

Он считал, что в русском народе есть темная стихийная сила, противостоящая личному началу, правам и достоинству личности, всяким ценностям и культуре вообще. Он отмечал национальную склонность русских к ≪шараханью≫ от одной крайности к другой, ≪контрастность≫ поведения, отсутствие ≪срединной≫ устойчивости и готовности к идейным и политическим компромиссам, словом, максимализм русских.

Русский народ наименее мещанский из народов, у него нет ≪буржуазной души≫, он не дорожит установленными формами жизни.

^ Русский народ противоречив: наряду с низкопоклонством и рабством в нем легко обнаруживается нигилист, бунтарь, анархист.

С горечью отмечая эти национальные недостатки и надеясь на их историческое преодоление, Бердяев высоко ценил душевность, сердечность, непосредственность русских, их религиозность, склонность к покаянию, нравственное беспокойство, материальную неприхотливость вплоть до аскетизма, способность страдать и приносить жертвы во имя веры или идеи, поиски смысла жизни, устремленность к духовному идеалу, далекому от прагматизма европейских народов.

Другой русский философ, ^ Н. О. Лосский (1870–965), отмечал религиозность русского народа, свойственное ему искание добра и смысла жизни, социальной справедливости.

Русского отличают чуткое восприятие чужой души, общительность, доброта.

Патриотизм и национальное чувство у русских соединяют в неразрывное целое любовь к родине, народу и государству.

Другими главными качествами русского национального характера он называл: волю; свободолюбие, доходящее до своеволия; страстность; максимализм (требование всего или ничего) и экстремизм. Русский склонен все критиковать и ничем не довольствоваться; его отличают сатирическое направление ума и презрение к мещанству, мелочному ≪накопительству≫ и ≪вещизму≫.

Для русских характерны широкая натура, склонность к анархии, неумение столковаться для общего дела, нигилизм и даже хулиганство. Измученный злом, несправедливостью и нищетой, русский может быть очень жесток.

Наряду с сильной волей в русском человеке часто присутствует элемент ≪обломовщины≫ (леность и пассивность, небрежность и неточность, нехватка энергии для воплощения в жизнь прекрасно задуманных планов), невыработанность характера, недостаток самодисциплины.

Судя по наблюдениям американских журналистов ^ Хедрика Смита и Роберта Кайзера, работавших корреспондентами в Москве и написавших в 1970-х годах книги ≪Русские≫ и ≪Россия≫ соответственно, русский характер в советское время не претерпел значительных изменений.

Оба автора считают, что традиционные черты русских в Советской России, как и в царской, сохранились во многом неизменными:

  • разрыв между массой населения и правящей элитой;

  • пассивность и покорность граждан;

  • формализм и бюрократизм системы управления;

  • угодничество чиновников перед начальством и их сановная недоступность для просителей;

  • стремление к показухе;

  • пренебрежение законностью (≪закон что дышло...≫) и

  • юридическая безграмотность, как властей, так и населения.

Традиционны и неизменны и многие черты поведения русских людей: гостеприимство, отзывчивость, щедрость, сентиментальность, выносливость, терпеливость, настороженность к иностранцам, грубость в общении, неорганизованность и неаккуратность в делах, склонность к обману, готовность подчиняться коллективу.

Новым, специфически советским, качеством русской культуры и психологии советских людей становится амбивалентность (двойственность) восприятия и поведения, ≪двойной стандарт≫ образа жизни и феномен советского ≪двоемыслия≫.

Это находит выражение в разрыве между официальными, публично признаваемыми и широко пропагандируемыми нормами жизни и реальным существованием большинства населения.

Советские люди жили как бы двойной жизнью: официальной, во многом смоделированной мифами партийной пропаганды; в этой жизни – партсобрания, ≪чистки≫, ≪великие стройки коммунизма≫, грандиозные свершения и великая цель –коммунизм; и реальной, повседневной, частной жизнью со скверно налаженным бытом, общей бедностью, стоянием в очередях и пересказом на кухнях политических анекдотов.

В официальной жизни они молчаливы, малокритичны, конформны, осторожны, уклончивы, пассивны; в другой, частной жизни – прямы, открыты, страстны, честны.

Амбивалентность советской культуры проявлялась и в двойном существовании искусства: официальном, партийном и – нонконформистском, фрондерском, диссидентском искусстве андеграунда, ≪самиздата≫ и ≪тамиздата≫.

Русских отличала особая любовь к поэзии. ≪Поэт в России больше, чем поэт≫ (Е. Евтушенко). (В прошедшем времени – потому что в современной России значение поэзии, как и литературы вообще, снизилось, они успешно вытесняются различными развлекательными жанрами массовой культуры.)

Среди противоречий национального характера русских иностранцы отмечают дихотомию (исключающие друг друга черты): холодность, безразличие, подчас жестокость и упрямство в публичном общении с чужими и эмоциональность, теплоту, задушевность, сентиментальность, заботливость по отношению к своему знакомому.

Вне зависимости от эпохи и режима многие русские суеверны в душе (боятся ≪сглаза≫, рукопожатия через порог и пр.), в их жизни большое место занимает водка.

^ Как и взятка, водка – неизбежная смазка человеческих и деловых отношений; механизм ухода от действительности.

Х. Смит в своей книге ≪Русские≫ (1976) утверждает, что при одном только упоминании о водке ≪у русского человека начинается слюноотделение и смягчается настроение≫. Водка сближает людей, многие утверждают, что не могут доверять человеку, пока не выпьют с ним. Известно, что еще князь Владимир провидчески заявлял: ≪Веселие на Руси есть пити≫. Но, по мысли Р. Кайзера, это еще и ≪русское проклятье≫.

По мнению американских корреспондентов, русские беззаконны в душе, они готовы подчиниться силе, а не закону.

Общинность, соборност ь, патернализм и русское «авось»

Обширность просторов России и многочисленность ее населения на протяжении столетий придавали русской душе склонность к размаху, гиперболизму, максимализму. Традиционно привлекало внимание и ценилось то, что отличалось грандиозностью. ≪Великие стройки коммунизма≫ и проект поворота сибирских рек –в чем-то сродни строительству египетских пирамид. В этом – восточная черта русской культуры.

^ Склонность к преувеличению всего, что бы ни делалось,воспринимается русскими как культурная норма.

≪Русский размах≫ многократно воспет в литературе и искусстве. Рельефнее всего это выразил А. К. Толстой:

^ Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубнуть, так уж сплеча.

Главным фактором обеспечения единства и целостности огромной державы традиционно была самодержавная государственная власть. В национальном сознании эта власть фетишизировалась, складывался культ государства, оно стало одной из святынь народа. Государственная власть мыслилась как единственно надежная защита от врагов (внешних и внутренних), гарант порядка и безопасности в стране, в конечном счете, – как условие коллективного, а значит и личного, выживания, как способ самосохранения.

Отношения между народом и властью исстари строились по восточному образцу – как патриархально-семейные (почти конфуцианское почитание старших и вышестоящих). Отсюда называние государя ≪царем-батюшкой≫, а себя –≪детьми государевыми≫. Само поклонение богоданной царской власти и ее персональным носителям (монархам) сродни древневосточному обожествлению царей.

Фетишизация власти и патернализм (надежда на попечение со стороны властей) были культурным фоном и нормой российской действительности и национального самосознания при самодержавии, в советское время, во многом остаются установкой общественного сознания и в новой России.

С культом власти и государства исторически связан и особый характер русского патриотизма, органически объединяющего в себе любовь к родине (родной земле) и любовь к Отчизне (государству).

Патернализма проистекает из традиционной общинности русского народа. Истоки русского коллективизма (до Октябрьской революции 1917 года –≪общинного≫, в СССР –≪советского≫) – в давней традиции общинной жизни и патриархального быта русского крестьянства, которое составляло 9/10 всего населения дореволюционной России. Крестьянская община (≪вервь≫, ≪мир≫) способствовала организации земледельческого труда и всего уклада деревенской жизни. Община позволяла решать любые вопросы сообща, ≪всем миром≫, облегчала властям управление людьми, накладывая коллективную ответственность за налоги и выдачу преступников на всю общину (≪круговая порука≫). Многовековой общинный коллективизм вырабатывал привычку подчинения мыслей, воли и действий отдельного человека требованиям общины и – шире –социальной среды, способствовал развитию конформистских настроений.

^ Групповая сплоченность снимала проблему индивидуальной инициативы и ответственности.

Растворение личности в коллективе, в массе порождает безответственность за свое собственное поведение, за личный выбор и участие в совместном действии (эффект ≪коллективной ответственности≫).

Русскую душу отличали бескорыстие, осуждение склонности к приобретательству, накопительству, скопидомству. Почитались юродивые, отшельники, бессеребренники, – те, кто пренебрегал мирскими благами ради возвышенных духовных (читай: религиозных) идеалов. У нас даже Покровский собор на Красной площади в Москве называют в честь юродивого –Василия Блаженного.

Первенство духа над презренной плотью и обыденностью порождало презрительное отношение к житейскому расчету, ≪мирской суетности≫, ≪мещанской сытости≫. ≪Мелочным расчетам≫ противопоставляются ≪широкие движения души≫, материальному – духовное, расчетливой предусмотрительности – бесшабашное русское ≪авось≫.

Однако стремление к высотам духовного совершенства и благие мечтания нередко оборачиваются практической беспомощностью, бездеятельностью и попросту ленью. Русская культура, а вслед за ней и русский человек скорее готовы признать и принять прелесть восточной созерцательности и пассивности, чем достоинства западной активности, практицизма и деловитости.

^ Русский человек действует по принципу сохранения собственной энергии, денег и спокойствия, чтобы удержаться на достигнутом уровне благосостояния; западный –по

принципу сохранения времени, траты энергии и вкладывания денег в выгодное дело ради повышения собственного благосостояния.

^ Первый избегает риска, второй – не боится оправданного целью риска.

Современные социологические опросы среди иностранцев выявили следующие характерные, с их точки зрения, черты русских: отсталость, леность, бюрократизм, мечту о ≪сильной руке≫.

Наряду со многим нелестным для нас главное в русском национальном характере –неформальные, душевные человеческие отношения.

Русский человек добродушен и отзывчив, терпим и терпелив, щедр и гостеприимен, весел и беззаботен. Его поведение строится на коллективизме и доверии, корни которых в традиционных общинности и соборности.

Насколько нынешние перемены в новой России, нацеленные на буржуазно-капиталистические преобразования в экономике, социальном укладе и общественном сознании, смогут изменить эти черты русского характера, –покажет будущее.
Фр. книги В.Я. Жукова

«Основы теории культуры» - СПб, 2004

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconВнеклассное мероприятие 6 7 классов Тема: Мы за чаем не скучаем
...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconСоциология это одна из самых важных и содержательных наук об обществе....
Социология — это одна из самых важных и содержательных наук об обществе. Основной задачей ученых — социологов следует считать анализ...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconКогнитивная среда и институциональное развитие
Хотя многие приведенные здесь идеи давно известны и кажутся вполне очевидными, тем не менее, каждый день убеждаешься, что они не...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconКурсовая работа Тема: Образ А. С. Пушкина на страницах русской прозы XX века
Но с течением времени в общественном сознании, в поэтической традиции, в быту живой А. С. Пушкин постепенно окаменевал и «бронзовел»,...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconАктуальность исследования. Социально-политические и культурные процессы,...
С этих позиций актуальным направлением исследований культуры XX века становится выявление и анализ мифологизированных понятий, бытующих...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconПроект «Мой русский язык» курсы для мигрантов и иностранцев
В рамках проекта «Мой русский язык» проходит бесплатное обучение мигрантов и иностранцев русскому языку на базе ноу «Школа «Ин яз»в...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconВысший пилотаж парад эскадрильи «Русские витязи» в небе над Хабаровском 31 мая 2008 г
Сорви покой. Взбодри мой дух мятежный Разгулом собственных безчувственных страстей

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconВысший пилотаж парад эскадрильи «Русские витязи» в небе над Хабаровском 31 мая 2008 г
Сорви покой. Взбодри мой дух мятежный Разгулом собственных безчувственных страстей

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconСорвин К. В., Сусоколов А. А
Мнения социологов-экспертов можно услышать с экрана телевизора, прочитать в газете, наконец, можно и самому оказаться участником...

Какими предстают русские в глазах иностранцев; собственных писателей, ученых, социологов; в общественном сознании? iconИсследовательская работа Мифологические образы в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин»
Данте, ни Шекспира, ни Пушкина, ни Мандельштама. Античные и библейские герои укоренились в нашем сознании и стали источником творчества...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница