На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями.




НазваниеНа различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями.
страница1/12
Дата публикации14.06.2013
Размер1.4 Mb.
ТипДоклад
lit-yaz.ru > Литература > Доклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Бахытжан Канапьянов

кофе-брейк

Заметки, эссе, диалоги
От автора
На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями.

«Кофе-брейк» – так именуется в программе или в протоколе этот пятнадцатиминутный перерыв.

Не раз замечал, что, быть может, самое главное, самое существенное, чему посвящено твое выступление, остается за рамками подготовленного доклада, как говорится, за регламентом. И эти мысли и суждения, как бы оставленные на десерт, имеют свое рождение и свое продолжение в результате обмена мнений именно во время перерыва, именно во время кофе-брейка.

Так незаметно, невзначай создавалась эта книга.

В гуле говорящих и рассуждающих весьма трудно найти только тебе характерную ноту. И, возможно, еще трудней быть внимательным слушателем, чтобы оставить на потом свои суждения и свои мысли, чтобы выйти на очередной перерыв для нашего общения уже со своей книгой.

В литературном мире есть подобного рода книги. Это, разумеется, «Книга слов» Абая, «Песок и пена» Джебрана Халиль Джебрана, «Платеро и я» Хуана Рамона Хименеса, а из более поздних современников «Ни дня без строчки» Юрия Олеши, «Камешки на ладони» или «Осенние листья» Владимира Солоухина.

Абай писал: «Наконец решил: бумага и чернила станут отныне моим утешением, буду записывать свои мысли. Если кто найдет в них нужное для себя слово, пусть перепишет или запомнит. Окажутся не нужными мои слова людям – останутся при мне.

И нет у меня теперь иных забот».

Отчасти вторит этому и Владимир Солоухин, сравнивая свои мысли и свои слова с камешками на ладони. «Если из всей этой высыпанной перед читателем на стол груды камешков он отберет для себя хотя бы пяток, и то ладно. Я ведь и собирал их только для того, чтобы показать людям, в надежде, что некоторые из них могут показаться забавными».

«Многие тысячи лет тому назад человек был творением, блуждавшим в поисках своего «Я», пока море и ветер не дали ему дар речи», – изрек в Париже ливанец Джебран Халиль Джебран.

Вещество поэзии всегда присутствует в вещах подобного рода. И у Пабло Неруды, и у Ивана Тургенева, и даже у далекого по времени аль Фараби, в его знаменитых трактатах.

Но, может быть, не стоит так долго находиться в тени великих мира сего, и не лучше ли перейти на очередную чашечку кофе, когда шутки и юмор сменяют ту или иную фразу о вечном.

Если вернуться к нашему кофе-брейку, то по моим наблюдениям самый молчаливый и самый деятельный человек во время перерыва – это бармен. За короткий временной отрезок он успевает обслужить всех, не оставив без внимания никого из присутствующих.

Вот и сейчас, как бы продолжая очередные кулуарные дебаты, я со своими друзьями-читателями спешу к стойке.

Итак, вам с молоком, со сливками, по-восточному, а может быть, черный?..

^ О ЛИТЕРАТУРЕ
Некоторое время назад казалось, что позиции поэзии ослабли, что вера в ее очистительную силу погасла и читатели разорванного на куски культурного пространства больше никогда не ра-скроют стихотворных сборников. К счастью, печальные пророчества, касающиеся поэзии, никогда не сбываются. И нынче, как воздух, людям нужна исповедальность, энергия яркой, вдохновенной строки. И точно так же необходимо живое общение, когда на прямые вопросы читателей поэты отвечают искренне и дружески откровенно. Оставаясь наедине с поэтической книгой, читатель как бы воспаряет над прозой жизни, ему открываются удивительные тайники души поэта, которые начинают принадлежать и читателю.
* * *

У людей появился интерес к поэзии. Мне звонят каждый день. Просят издать поэтические сборники. На пороге нового тысячелетия, как мне кажется, поэзия в разных странах издается малыми тиражами. Она стала камерной, салонной, как и должно быть. Сейчас идет борьба за читателя. Наш читатель вырос, ему не нужно уже ничего навязывать: это читай, этого не читай – он сам выбирает.

Необходимы свежие, в какой-то степени необычные подходы в противовес интернет-паутине.

Например, в лондонском метро стихами оклеивают стены станций.
^ О долге поэта
Иосиф Бродский как-то сказал в одном из интервью: «На самом деле у поэта никакой роли нет, кроме одной: писать хорошо. В этом и заключается его долг по отношению к обществу, если вообще говорить о каком бы то ни было долге всерьез. Ибо поэт не назначается обществом, и потому обществу накладывать на него какие-либо обязательства не пристало.

Пользуясь языком общества, творя на его языке, особенно творя хорошо, поэт как бы делает шаг в сторону общества.

И хотя у поэта нет такого долга перед обществом – писать, у общества на самом-то деле есть долг – его читать, ибо поэзия есть по существу лингвистическая неизбежность. И если поэт совершает шаг в сторону общества, то и общество должно сделать шаг в его сторону».
* * *

«Перо, пишущее для денег, смело уподоблю шарманке в руках скитающегося странника».

^ Козьма Прутков. «Плоды раздумий»
* * *

По-моему, у Михаила Лермонтова есть такая фраза: «Я чист, как детская слеза».

В этой детской слезе, как в зеркале, отражается все наше миросознание. Эта слеза несет в себе горечь наших проблем. Чистота ее говорит о том, что человек достоин лучшей участи на этой земле. Нет рецептов, какой будет поэзия. Мы больше можем говорить о веке ушедшем. Все зависит от человека, потому что никто не решит за нас проблемы в будущем. Надо надеяться только на свои силы.
^ О серьезной литературе
Язык поэзии – это главный показатель развития культуры, и поэтому бесспорно то, что, когда обедняется язык поэзии, приходит в упадок и культура. В какой-то степени упадок настоящей, некоммерческой культуры можно объяснить спецификой нашей эпохи – эпохи «промышленного производства» духовной пищи и создания прозы, поэзии и даже музыки при помощи компьютеров. Разумеется, не существует точных приборов для измерения степени упадка культуры, да и самому понятию культуры не так-то просто дать определение, оно толкуется очень по-разному; однако один из решающих показателей – спрос на серьезную литературу, ее конкурентоспособность в условиях современного рынка. Любая серьезная литература, то есть та, в которой поднимаются фундаментальные общечеловеческие проблемы, неконкурентоспособна и по всем законам книготоргового дела должна была бы исчезнуть с книжных прилавков. Но за счет других видов литературы: детективов, «бульварных романов» – поддерживаются и скромные тиражи серьезной литературы, а также небольшие поэтические сборники.
* * *

Что обидно? Если в Америке открывают компьютерную лавку, то рядом обязательно открывают книжный магазин. А у нас наоборот – книжный магазин закрывают и открывают компьютерную лавку, хотя сейчас, замечаю, у нас все больше открывается книжных магазинов. Возрождаются библиотеки – правительство многое для этого делает. И вот здесь нам, горожанам, необходимо помочь сельчанам и аульчанам. Когда-то, в 70-е годы, многие казахские писатели помогали комплектовать сельские библиотеки книгами, потому что сами были выходцами из аулов. Нам, родившимся в городе, надо возрождать эту традицию.

Когда у нас в издательстве выходит какая-то новинка, мы всегда книг пять-десять отдаем в библиотеки, какое-то число книг оставляем, чтобы на встречах с читателями авторы могли подарить свои книги.
* * *

Алмазный клинок на войне – товарищ, доброе слово и на войне, и на пиру – товарищ.

^ Казахская пословица
* * *

Литература не должна развиваться по принципу: писатель пописывает, читатель почитывает. Автор не должен идти на поводу у публики и писать то, что ей угодно. Но с другой стороны, он не должен и яро навязывать ей свое мнение, свою точку зрения.
«Я и Моцарт»
Если кто-то говорит: «Я и мировая литература», необходимо помнить, что союз «и» несет в себе оттенок отчуждения, элемент разделения, а не соединения. Все знают притчу о молодом композиторе. В двадцать лет он называл свое творчество одним именем «я». В сорок лет – «я и Моцарт». В шестьдесят лет «я» исчезло, остался один только Моцарт.

Вспомним известный афоризм Олжаса Сулейменова: «Без глубины прошлого, высоты будущего нет настоящего». Только имея такие векторы нашей памяти, нашего пребывания в этом мире, мы можем нести зерно нашего бытия, нашего настоящего.
^ Следуя логике Брюкнера
Западное поколение литераторов сформировалось в атмо-сфере разочарования в авангардистских течениях 60-70 годов, таких как экзистенциализм. Разочарование и отказ от бунта – кредо нового поколения. В отличие от своих предшественников оно выросло не под влиянием яростных схваток, а в обстановке апатии и компромисса, когда начался отказ от экспериментов в области формы и происходил возврат к интриге в литературном произведении, к психологизму, возрождался интерес к персонажам и сюжету как таковому.

П. Брюкнер еще в конце прошлого века утверждал, что «мы полагаемся на «негативную мудрость», мы больше не видим прямой связи между литературой и историей, поскольку знаем, что ни один народ, класс или партия не могут считаться единственным носителем смысла истории. Мы не верим больше в миф о прогрессе в искусстве, не верим в необходимость полного разрыва с традициями и в эксперименты и поиски, ибо они сплошь и рядом заканчиваются серостью или очередным вариантом терроризма».

Но как же быть с новым поколением людей творчества – у них возникает устойчивое предчувствие катастрофы, которая, по их мнению, изменит нынешнее существование людей. Какие сюрпризы еще преподнесет нам история XXI века, когда слово «будущее» ассоциируется с ближайшим месяцем, с ближайшим годом? Такое чувство не может, конечно, не оказывать своего влияния на литературный процесс.

Сегодня всевозможные авангардистские «измы», которые вдохновляли скульпторов, художников, писателей, сочинителей популярной музыки, теперь окончательно сошли со сцены. И мы имеем дело с двумя видами отчуждения: с отчуждением писателей друг от друга и литературы – от других видов искусства.

Но давайте вспомним Сартра, который когда-то выдвинул тезис об ангажированности писателя. Жан-Поль Сартр всегда утверждал, что для него литература – высшая реальность, которая стоит над всем остальным и благодаря которой человек «ежесекундно освобождается от истории». В наши дни, когда литература, наконец, полностью деидеологизирована и ее роль, казалось бы, стала куда скромнее, наиважнейшую миссию играет личность писателя или поэта, его собственное «я», его отношение к различным сторонам нарастающей глобализации и конфликтов, порожденных ею. И как актуально сегодня звучит знаменитая фраза того же Сартра: «Здесь, в этой комнате, я взвалил себе на плечи век и сказал: я за него отвечаю. Сегодня и всегда». Давайте пристально взглянем из окон наших писательских кабинетов: какой век встает над нашими горами? Какой читатель идет вслед за ним?
* * *

Нет четкого определения – современная это литература или несовременная. Скорее всего, она современна, когда затрагивает какие-то болевые точки общества. Известно, во всей мировой литературе существует от силы десять–двадцать сюжетов. Суть – в их интерпретации.
^ Карнавал чувств
Думаю, таких длинных поэм, как «Евгений Онегин» или «Парцифаль» Вольфрама фон Эшенбаха больше не будет. И эпоса не будет. Исчез синкретизм, когда человек в единственном числе был и актером, и сказителем; когда, как кто-то сказал, был «карнавал чувств». А ведь еще в начале ХХ века существовали люди, которые с ходу, «с листа» создавали первозданные произведения, шедевры. Жырши мог в течение нескольких дней каждый вечер исполнять что-то новое. Спасибо прошлому веку – мы все это записали, «инвентаризировали». Сегодня остался, правда, еще айтыс, но это уже не та космичность и плотность чувств.

Уплотненное время сказывается на величине произведений, роман исчезает, на смену ему приходит повесть. Последнее время казахстанский роман был историческим – самосознание шло из глубины веков. Вспомним Ауэзова, Есенберлина, Нурпеисова, Симашко, Жунусова, Кекильбаева, Магауина. Эпопея Мухтара Ауэзова «Путь Абая» – это вообще, по утверждению Каныша Сатпаева, энциклопедия жизни казахов.
* * *

Что современная литература может противопоставить засилью массовой культуры?

На мой взгляд, надо просто писать, писать и в стол, и на стол, сливаться посредством образов с белым листом бумаги или с голубым экраном монитора.

Художник творит для современности. А уж с вечностью – как получится.
^ Как рождается поэзия
Демократичность поэзии состоит в том, что она не имеет границ – ни для метафоры, ни для образа, даже для языка границ нет. Если ты нашел образ, по-настоящему нашел, то его можно передать и на другом языке. Если ты чувствующий человек и видишь образ – ты уже поэт, независимо от того, на каком языке звучат твои слова.

Поэзия – вечный спутник людей на дороге к горным высотам. Хорошие стихи, а иным, плохим, просто нечего делать в нашем сознании, в нашем повседневном духовном обиходе, всегда сработаны из звездного вещества. Они призывают к познанию самого себя, к тому, чтобы строить человечество нового мира. Стихи возвышают тебя над обыденностью, и тогда одноцветная контурная карта будней светится ярчайшими подлинными красками действительности.
* * *

Поэзия для меня – не только написание поэтических строк, это – состояние души.
^ Без рецептов
Нет рецептов, какой будет поэзия. Предназначение человека написано на небесах. Оно должно сопрягаться с биением твоего сердца, с твоими мыслями. Не разделяя человечество на границы, государства и нации, надо воспринимать его как образ всемирного кочевничества, космополитизма. Номад-кочевник – это человек, который, отбросив свою оседлость, приковывающую к месту бытия, несет в себе новое открытие – познание других – в себе. С этим мы пришли в ХХI век.
* * *

Человек ведет переписку со всем земным шаром, а через печать сносится даже с отдаленным потомством.

^ Козьма Прутков. «Плоды раздумий»
* * *

Если поэту живется хорошо, сразу можно ставить крест на его творчестве. Еще Гете говорил: «Трещина мира проходит через сердце поэта». За точность не ручаюсь, но смысл в том, что отсюда, через страдания сердца, и новые стихи, и новое видение.
^ Виртуальное одиночество
Человеку творческому, человеку искусства, поэту и писателю в этом техногенном, информационном веке необходимы минуты одиночества. К сожалению, их то нам и не хватает. По сути дела, время, календарь есть покушение на свободу личности, так как эта условность времени, суток, месяцев календаря сковывает, навязывает нам свои законы существования. Но только в виртуальном мире – в произведении – у автора может быть осень, когда на улице весна, день – когда за окном ночь, степь и аул на двадцатом этаже небоскреба.
^ Вещество поэзии
В поэзии есть ремесло и есть искусство. Ремесло – упорный ежедневный труд, переводы, например. Я уважаю ремесленников. А искусство поэзии – это когда в человеке вдруг вспыхивает божья искра и высекается вещество поэзии.

Нет поэтов, включая Пушкина, у которых стихи состояли бы только из вещества поэзии. Но чем больше в стихах поэта этого самого вещества, тем он талантливее. Читатели, как правило, у каждого поэта запоминают только несколько стихотворений. Только узкий специалист – литературовед – помнит все стихи какого-либо поэта.

Но это уже хорошо, если в душу читателя запало несколько стихотворений, даже строчек поэта, по которым его ни с кем не спутаешь. Ярослава Смелякова мы узнаем по фразе «Кремлевские ели», Андрея Вознесенского – по метафорам. «И из псов, как из зажигалок, светят тихие языки». Эта метафора обошла весь мир.
* * *

Образ книги претерпел множественные изменения в сознании людей со времен первой Библии, напечатанной на станке Гутенберга. Но суть образа остается неизменной. И ничто не сможет ее изменить, пока существует в мире триединство: писатель-издатель-читатель.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconМама или работа. Мама и работа
Ошибки иногда обходятся дорого. Но их можно избежать, если подготовиться к этому вопросу основательно. О различных видах работы,...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconЧехия: Европа для Вас Программа тура
«Львов-маленькая Вена» (подарок компании): прогулка улочками гостеприимного средневекового города, возможность посетить уютную «Львівську...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconТрадиции чаепития Цель исследования
«пригласить в гости». «На чашечку чая» обычно приглашали хороших знакомых или друзей дома, близких родственников. Приглашали, как...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconК 90 На приеме у психолога подросток: Пособие для практиче­ских психологов....
К 90 На приеме у психолога — подросток: Пособие для практиче­ских психологов. — Спб.: Изд-во ргпу им. А. И. Герцена; Издательство...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconЗа что вообще можно любить Родной край?
Я например люблю всю Россию, но когда оказываешься в своем регионе после долгого маршрута,как-то легче на душе что-ли ?Понимаешь,...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconКритерии оценки качества работы учителя
Участие обучающихся в научно – практических конференциях, различных конкурсах, спортивных соревнованиях

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconУчастие обучающихся школы в научно-практических конференциях, конкурсах,...
Публичный доклад директора мбоу сош №85 Орджоникидзевского района городского округа город Уфа Республики Башкортостан

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconУстного доклада
Участники конференции, заявляющие свое участие в форме стендового доклада, присылают тексты докладов на 1-2 страницах, оформленные...

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconОтчет о работе мбук «Миякинская межпоселенческая центральная библиотека...
Участие в Республиканских библиотечных конференциях, форумах, конкурсах, акциях, других крупномасштабных мероприятиях

На различных литературных форумах и научно-практиче-ских конференциях, особенно после долгого и утомительного доклада слушатели и участники с нетерпением ожидают перерыва, когда можно выйти покурить, выпить чашечку кофе или чая, обменяться мнениями. iconУжасы на западе
Рассуждения Санчо Пансы: "Кто хочет научиться молиться, должен выйти в море", – в различных вариантах можно найти в любом уголке...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница