1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в




Название1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в
страница1/28
Дата публикации16.07.2013
Размер3.7 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в.

Шестидесятые годы были не только периодом смены в русском освободительном движении дворянских революционеров революционерами-разночинцами, но и соответственно периодом смены центральных героев дворянской литературы — «лишних людей» — новым героем из среды демократически настроенной разночинной молодежи. Как уже говорилось выше, крестьянская реформа 1861 г. и другие правительственные реформы 60-х годов стали важной вехой на пути капиталистического развития России, превращения русской дворянско-чиновничьей монархии в монархию крепостническо-буржуазную. Связанные с этими историческими процессами постепенные изменения в облике деятелей правительственного аппарата царской России, смена патриархально настроенного дореформенного купечества с его старозаветным, домостроевским укладом жизни новыми циничными и хищными дельцами буржуазной складки, разложение старого этического кодекса дворянства и симптомы его социально-нравственного вырождения, превращение в среде самых различных слоев населения — от аристократических верхов до неимущих классов города и деревни — семьи как основной, объединенной нравственным началом общественной ячейки во внутренне разобщенное, лишенное духовной связи «случайное семейство» (по определению Достоевского), рост индивидуализма, преступности, своеволия и хищничества одних, нищеты, разорения и забитости других — все эти процессы общественной жизни, порожденные переходным характером эпохи, получили широкое и разностороннее отражение в сатирических циклах Салтыкова-Щедрина, драматургии Островского и Сухово-Кобылина, романах Достоевского и многих других классических произведениях литературы 60-х годов.

В 60—70-е годы русский роман достигает исключительной широты охвата жизни и универсальности. Философия, история, политика, текущие интересы дня свободно входят в роман,
не растворяясь без остатка в его фабуле, но образуя часто (особенно у Толстого и Достоевского) особый план повествования, что не ослабляет русский роман, а придает ему небывалую художественную мощь.

В связи с изменением темпа общественной жизни, ее пестротой, постоянной сменой в ней новых социально-психологических явлений и тенденций в 60—70-е годы широкое развитие получают жанры очерка и рассказа. На смену «физиологическому» очерку 40-х годов, создатели которого стремились запечатлеть черты определенного, сложившегося, устойчивого социального «типа», очерк в литературе 60-х годов приобретает не статический, а динамический характер, становится своеобразным социальным исследованием постоянно движущейся, пестрой и изменяющейся жизни. Автор, рисуя как бы мельчайшие «осколки» социальной жизни, неповторимые, сменяющиеся черты быта и психологии различных слоев населения и общественных классов, стремится художественно запечатлеть и исследовать сокровенную «суть» происходящих в экономике, государственном и социальном строе России, нравственном бытии населения страны сложных исторических процессов.

В гениальных очерковых циклах Салтыкова-Щедрина и Глеба Успенского размышления над исторически конкретными типами, событиями, чертами быта и психологии эпохи соединяются с глубочайшим философским анализом общечеловеческих, «вечных» вопросов общественного бытия. Такое объединение тенденций к воссозданию во всей их сложности и исторически неповторимой конкретности реальной атмосферы, образов и событий русской жизни с углубленной философской постановкой основных, «вечных», наиболее сложных вопросов человеческого бытия, личного и исторического, сближает по духу очерки, повести, рассказы, драматургию русских писателей с русским романом в его вершинных проявлениях.

В 70—80-е годы в поэзию народнической интеллигенции приходит осознание трагической обреченности неравной борьбы революционеров-народников с самодержавием, несущее с собой мотивы одиночества, жертвенности, неизбежности страданий и гибели передовой личности, фатального противоречия между возвышенным, но отвлеченным идеалом и жизнью (С. Я. Надсон, Н. М. Минский и др.).

Русский реализм был подвижным, неоднородным течением, в процессе развития он осваивал не только достижения Пушкина, Лермонтова, Гоголя, но вбирал в себя и другие многообразные традиции — от романтизма до древней русской литературы (Достоевский, Лесков)

Характерные черты русского реализма — постоянное сочетание стремления к освоению новых исторических явлений и пластов действительности с философской углубленностью, масштабностью обобщений, часто укрупненных и достигающих значения символа, соединение аналитического начала с поисками художественного синтеза. Реалистическая литература 70-х годов в России постоянно и в различных направлениях перешагивает свои традиционные «границы». Она берет на себя решение всей полноты вопросов жизни — вопросов социального идеала и революционной практики (Чернышевский), философии истории («Война и мир»), социально-экономического анализа условий и процессов народной жизни (Г. Успенский и другие писатели-народники) и др. При этом закономерно возникают различные тенденции — стремление точно запечатлеть неповторимые черты жизни определенного края, социального слоя, бытового уклада и стремление проникнуть в тайны внутренней жизни, в глубину человеческой «души», в сложное, противоречивое течение процессов умственной и нравственной жизни. Эти тенденции то соединяются, то расходятся, они по-разному проявляются в творчестве различных по своему социальному опыту, мировоззрению и складу дарования художников. Жизнь предстает в литературе то в сочетании разных аспектов, то в каком-нибудь одном из них — бытовом, социально-историческом, политическом, моральном, психологическом и т. д. Внимание к разным аспектам жизни, разные точки зрения влекут за собой разнообразные формы и средства художественного отражения.
На грани 70—80-х годов для многих деятелей русской литературы (Достоевский, Толстой, Щедрин, Гаршин) особенно характерен поворот к философской насыщенности и усилению символической значимости образа, сложное сочетание образов и ситуаций реальной действительности с образами легенды и притчи и с глубинным философско-символическим ассоциативным подтекстом.
Следует особо подчеркнуть, что в странах Запада революционно-демократическая энергия широких крестьянских масс к середине XIX в. была серьезно ослаблена. В России же происходило нарастание демократического крестьянского движения. И именно оно питало оптимизм крупнейших русских писателей, усиливало их веру в человека, вселяло в них надежду на конечную победу гуманизма и человечности над силами буржуазного эгоизма и своекорыстия. В то время как Бальзак и Золя в своих романах о деревне правдиво изобразили победу темных, отупляющих, собственнических черт в психологии французского мелкого крестьянства, русские романисты черпали в народе и его исканиях уверенность в завтрашнем дне, веру в светлое, гуманное начало человеческой природы, в скрытый разум истории и отдельной личности. Это давало бытописателям народной жизни в России огромные преимущества перед их западными собратьями, обогащало их реализм, их понимание человека.
Гуманизм и демократизм русской литературы определили особый характер психологического мастерства русских писателей. Следствием широко распространенной на Западе во второй половине XIX в. натуралистической теории романа, вульгарно-материалистического понимания взаимоотношений физиологии и психологии было настойчивое стремление «освободить» героя романа от внутренней сложности путем сведения всей его душевной жизни к элементарным, простейшим влияниям физиологической организации, среды и наследственности. Русские писатели-реалисты того времени, в особенности Толстой и Достоевский, исходили из иного, более сложного и глубокого понимания природы человека. Поэтому свойственное французской натуралистической школе упрощение психологии персонажей встретило решительное осуждение великих русских романистов от Щедрина до Достоевского. В противоположность писателям-натуралистам они поставили в центр своего внимания человека с богатой и напряженной душевной жизнью, сумели благодаря своему гуманизму обнаружить богатый, сложный и изменчивый внутренний мир у самого простого, незаметного, рядового человека. При этом анализ внутренней, душевной жизни человека они не оторвали от анализа формирующих и определяющих жизнь индивидуальности общественных условий, показав сложную обусловленность развития человеческой психики внешней материальной обстановкой.
Благодаря этим особенностям, русский роман, повесть, рассказ, очерк стали для русского общества XIX в. подлинными учебниками жизни. В них нашли отзвук все философские и моральные искания, думы и социальные чаяния русского общества. Страстный гуманизм, сочувствие «униженным и оскорбленным», исключительная глубина психологического анализа, умение проникать в сложные процессы народной жизни и в то же время в самые скрытые и тонкие движения человеческой души и сердца, защита идеи равенства и братства народов, утверждение образа человека — активного искателя и борца — сделали русскую классическую литературу драгоценнейшим достоянием передовой культуры человечества, важнейшим явлением истории мирового художественного слова.
Развитие жанра очерков у писателей народников. 
РЛ 1870-х гг. крепко связана с общественно-политическим движением в стране, и эта связь особенно рельефно проявляется в творчестве второстепенных писателей, в так называемом социологическом течении литературы. К нему относится проза писателей-демократов и народников, увлеченных художественным исследованием общественных отношений. , психологией народа, пропагандой социальных и народнических идеалов. Среди них выделяется группа писателей-просветителей, попавших под влияние Чернышевского и следовавших за программой и творческими принципами его романа «Что делать»: Бажин, Благовещенский, Мордовцев, Федоров-Омулевский и др. главные герои их романов – мыслящие пролетарии, которые изучают жизнь народа, люди честные и прямые. Несколько особняком среди них стоит Кущевский(про карьериста). Другую видную группу писателей-социологов представляли прозаики-народники: Златовратский, Засодимский, Каронин-Петропавловский, Наумов, Степняк-Кравчинский. Названным писателям были свойственны народнические иллюзии: представление о капитализме как силе разрушительной, вера в особый уклад, в общинный строй русской жизни, в возможность перехода к социализму, минуя капитализм. Однако народничество как литературное течение совсем не то, что народничество как теоретическая концепция. Литераторы стремились к изучению народной жизни, не боялись сомневаться в народнических догмах и нередко расшатывали их. Лучшее, своего рода программное произведение литературного народничества – роман Златовратского «Устои». В нем представлена идеальная сельская община и образцовый тип мирского благомысленного мужика: это Мосей Волк – основатель общинного поселка, его дети – Вонифатий и Ульяна. Они - хранители исконно патриархальных общинных заветов: делать все сообща и по совести. Однако этот идеальный быт взрывается изнутри при появлении нового типа крестьянина – умственного мужика. Это Петр – внук Мосея, который в свое время ушел в город, обогатился там. Главным в произведении является не изображение распада мужицкой общины, а идеализация ее. Плюс, Успенский. .
2. Русская поэзия в 1880-1890-е гг.: основные представители, основная тематика и проблематика.

Русская поэзия 1880-1890-х годов -целостный этап в истории отечественной литературы - до сих пор остается малоисследованной. В последнее десятилетие творчество отдельных поэтов этой поры вызвало закономерный интерес: впервые опубликован сборник К. Р. (великого князя Константина Константиновича Романова) под редакцией А. Б. Муратова и книга материалов о его жизни и творчестве; увидели свет новые издания поэтических сочинений К. Случевского, Вл. Соловьева, С. Надсона, К. Фофанова, 3. Гиппиус; впервые после 1914 г. - в 2000 году - издано "Полное собрание стихотворений" Дм. Мережковского в Санкт-Петербурге. Увидели свет монографические исследования Е. 3. Тарланова о творчестве К. Фофанова (Петрозаводск, 1993) и Елены Тахо-Годи о творчестве К. Случевского (Санкт-Петербург, 2000). О русской поэзии 1880—1890-х гг. С. В. Сапожковым защищена докторская диссертация (Москва, 1999), в которой представлен широкий "подсистемный" спектр поэтических кружков и объединений, сыгравших свою роль в определении эстетической позиции многих лириков конца XIX века. Авторы вступительных статей к новым сборникам поэзии, — А. Муратов, М. Отрадин, Е. Калло, А. Успенская и другие, и названных выше монографий и диссертаций дали содержательную характеристику их творчества, свободную от идеологических и социологических схем, присущих, к сожалению, обзорным работам 1940 - 1980-х годов К. Бикбулатовой, Е. Ермиловой и др. Однако в общей оценке современным литературоведением поэтического двадцатилетия, завершающего XIX век, за редким исключением пока еще доминирует негатив. Этот период все еще определяется только как переходный, по преимуществу непродуктивно-эклектический, отличающийся отсутствием общего типа миропонимания и оригинального формотворчества, как период только подражательной, а потому "вырождающейся" поэзии. Таким образом, мы встречаемся со странным явлением: отдельные поэты-"восьмидесятники" XIX века: С. Надсон, К. Случевский, А. Апухтин, более известны и востребованы, чем, например, поэты-"любомудры", или поэты некрасовской поры, а между тем и любомудры и поэты-"некрасовцы" оцениваются как значительные явления в истории русской словесности. Творчество же восьмидесятников и девятидесятников XIX века аттестуется как "эпигонское" (В. Брюсов, В. Нечаева) и ярко "декадентское" (Б. Двинянинов, А. Ханзен-Леве и др.). Такое отношение явно не соответствует объективному восприятию сильного лирического "всплеска" - "поэтического бума" 1880-х и реакции, вызванной им в свое время — обилию появившихся критических и исследовательских отзывов в 1880-е - 1890-е годы и первые пятнадцать лет XX столетия. Емкий критический метатекст, порожденный поэзией указанного двадцатилетия, за редким исключением до сих пор не стал предметом пристального изучения исследователей, а между тем в нем были прописаны некоторые интересные догадки о содержательной новизне поэтического творчества рассматриваемого периода. В отличие от современников и ближайших "потомков", критики и исследователи, работавшие в советскую пору, проявили равнодушие, и даже демонстративный скепсис по отношению к поэзии рассматриваемого периода. Авторы специальных трудов чаще всего солидаризировались с народнической оценкой поэзии восьмидесятников, со статьями Н. Михайловского и А. Скабичевского, осуждавших поэтов за отказ от народно-демократической тенденциозности, или с характеристикой их творчества в более поздних символистских обзорах, например, В. Брюсова, акцентировавшего формальную традиционность и небольшую поэтическую оригинальность их искусства. Недооценка советским литературоведением крупного этапа в истории \ v отечественной поэзии объясняется игнорированием ее содержательной Щ}) глубины и новизны и односторонним подходом к определению ее специфики исключительно в аспекте формотворчества. Целью нашего исследования является определение содержательности \ целого этапа в развитии русской поэзии 1880-1890-х годов, - ее роли и значения в критическую эпоху общего поворота от политики к культуре и роли существенных перемен в ментальности россиянина, вызванных кризисом христианства, просветительства и народничества.

Лирический герой поэзии 1880-1890-х гг. 
Отечественная поэзия двух последних десятилетий 19в. – целостный этап в истории отечественной литературы. Новаторство поэтического творчества состоит в той функции, которую оно выполнило в культурном движении России. Тотальный характер кризиса общественно-политической и просветительской идеологий обусловил общий поворот мыслящих людей от политике к культуре, от социальных программ к этике, от исследования социальных закономерностей к бытийному, онтологическому осмыслению человека и его места в мироздании. Импульсом к экзистенциальным поискам во многом послужил кризис христианства, прежде всех отмеченный в творчестве Достоевского, искавшего новые пути богообщения, и Ницше, написавшего, что Бог умер. Религиозный кризис резко обозначил проблему восприятия мира как Целостности, существования некоего объединяющего и регулирующего Центра мира. Прежде убежденность в смысле человеческого существования покоилась на идее о мире как Едином целом, и мыслилось, что великое и вечное осуществляется через человека, поскольку он является органической частицей этого целого. Человек осознавал себя существом автономным в отношениях к Целому, а само понятие о Центре Вселенной размылось: его надо было восстанавливать и по-новому определять связи человека с вечностью. Перед отечественными мыслителями  встали глобальные задачи. Один из путей преодоления духовного кризиса виделся в обновлении религии, в трансформации духовных основ христианства. Идея трансформации основ христианства вызвала появление в отечественной философии целого направления – религиозной философии, плюс, сказалось в религиозных исканиях литераторов. Поэты особенно остро переживали утрату христианского идеала и религиозной веры как незыблемой основы Бытия. Они осмысляли свое время как этап экзистенционального кризиса, как страшное время безверия, знаменующее собой наступление эпохи бездуховности. Возникла жгучая потребность отыскать духовно-нравственный центр, понять и найти свое место в  мироздании. Попытка решить проблему основ Бытия приводит не только к новым мыслеобразам Божества или извечного демонического зла, но также к осознанию иного назначения и возможностей человека. Источник обновляющих начал переносится внутрь, в сферу человеческой совести. Поэзия манифестировала своим бытийным содержанием экзистенциальную ситуацию на пороге другого типа духовности . Поэзия  - та первичная форма, в которой вызревала новая эстетика. С начала 80-х гг. стало проявляться переосмысление значения и сущности искусства – происходят изменения в сфере эстетической. Негативное освещение получает позитивистский взгляд на ис-во (искусство как форма отражения реальности). Преобладающей становится мысль о том, что  «закон поэзии – искусство для искусства, завет ее – служенье красоте». Роль поэзии не отвергается, а понимается как самостоятельная  мысль о мире, дающая новый свет, рождающая новые чувства. Поэты открыто заявляют о стремлении к созиданию своего поэтического мира. Высшей формой служения искусства признается теургическое искусство, сознающее свою религиозную миссию – миссию сближения человека с Богом. Пророческая функция поэта осмысляется по-новому по отношению к предыдущей эпохе: рождается новый идеал поэта – певца небес. Продолжает существовать поэзия чистого искусства. Лирика Фета остается на тех же эстетических позициях. Со второй половины 90-х гг. уже заявляет о себе новое течение, обозначившееся сборниками Брюсова «Русские символисты». Поэты немало способствуют развитию поэтической риторики – анафора, обращение, контроверза, афоризм, оксюморон и др. для ритмико-синтаксической упорядоченности и вопрошающей поэтической речи.  Поэты конца 19в. Сообщают новые, парадоксальные функции художественной антитезе, ставшей в их практике знаком не раздвоения, но сопряжения и сближения полярностей. Поэты 80-х гг. мыслили в разных жанровых формах: дружеского послания к близкому лицу, авторитетному современнику, кумиру-предшественнику. Также юмористического и сатирического послания. Получает развитие жанр психологической поэтической новеллы. Лирическое произведение усложняется художественным комплексом, свойственным прозе, - завершенностью нелирического по сути сюжета, углубленным психологизмом, емкостью, значительностью содержания текста и сверхтекста. Жанр исповедально-биографического стихотворения, особенно характерный Надсону, также преобладает и у Соловьева. Заметным в их ТВ-ве является сонет как наиболее устойчивая поэтическая форма высказывания себя, характеризующее творческое бытие автора. Жанр молитвы наиболее часто встречается в лирике Мережковского и Минского, но ее содержание заметно трансформируется, поскольку молитву к Богу возносит не верующий человек, а природа, либо нетрадиционная просьба. Одним из самых продуктивных проявляет себя жанр песни (Случевский Минский)вместе с тем у Случевского и Минского  множество песен существует в качестве частицы более емкой поэтической структуры, например, поэмы, либо книги стихов. Лирики активно использовали жанр стихотворной легенды и предания. Такие произведения являются авторской интерпретацией традиционных мифологических мотивов, ситуаций и сюжетов. Более всего преданий в творчестве Надсона и Мережковского как авторов, наиболее активно усваивающих мировой художественный опыт, прежде всего, общемировую мифологию, историю, культуру. Поэты отдавали дань традиционным поэтическим жанрам, например, поэмам. Следует отметить, что важнейшие жанры – стихотворения или поэмы – дополняются обновленным жанром мистерии. Авторы использовали почти все стихотворные формы – от катрена до коплы, от ронделя до сонета. Поэзия конца 19в. Интертекстуальна, но сочетание имен начала и конца веков может создать впечатление о некоем хаосе. Поддавшись этому впечатлению, критика обвиняла поэтов в эклектизме и неразборчивости, в подражании и смешении стилей. Да, эклектизм в их творчестве очевиден, но означает он иное: не художническую растерянность и беспомощность, а тенденцию к освоению существующего культурно-поэтического арсенала, направленную на выработку качественно иного магистрального стиля. Применительно не к стилевой, а к культурной ситуации следует учесть размышления Лихачева: «Эклектизм, освобождая искусство от тирании стиля, сделал возможным в начале 20в. Возникновение новых течений в области театра, живописи, музыки, поэзии…Оставаясь эстетически неполноценным, эклектизм в аспекте историческом может развивать в себе элементы будущего искусства, сохранять старое для нового, в нем, как в некой жизненно многообразной и неустойчивой среде могут зарождаться новые направления и новые стили…» Этот эклектизм стоит осознавать как плодотворное явление (проявление содержательной доминанты). Специфика в том, что в их творчестве предстала новая фаза в движении отечественного романтизма – неоромантизм. От символистов их отличает господствующий принцип мироотношения – метафизический морализм: восприятие и оценка происходящего в мире с точки зрения религиозно-этических категорий: демона и Бога, зла и добра, Рока и свободы, ненависти и любви и др. а для символистов характерен панэстетизм, предполагающий оценку явлений действительности, явлений бытовых и бытийных, биографических и художественных, с точки зрения красоты – поэтического совершенства и новизны. В творчестве этих поэтов кардинальная новизна обнаруживается не в эстетике и поэтике, но в пересмотре морально-этических ценностей и норм, в поисках своего Божества, за что некоторых несправедливо стали называть декадентами. Но черты сближения с символистами все же есть – это стремление к поэтико-религиозно-философскому синтезу, обусловившее тягу к символизации, к созданию мифов и мифологем, имеющих космологический и антропософский характер, ориентированных на постижение вселенной. 
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconПланирование 10 класс Количество часов в год 170 Количество часов в неделю 5 I полугодие
Русская литература XIX века как самостоятельная часть мирового процесса. Основные этапы её развития. Особенности русской литературы...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconНаправление «Филология (русский язык и литература)»
Русский силлабический стих последней трети XVIII – первой трети XIX вв и реформа русского стихосложения

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconУчебно-методическое пособие анализ произведений в мотивном и интертекстуальном...
Рассмотрение мотивики в контекстуальном аспекте углубляет представление о мироощущениях русских писателей и русской культуре последней...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconМетатекстовые повествовательные структуры в русской прозе конца XVIII первой трети XIX века
Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы филологического факультета Томского государственного университета

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconКалендарно-тематическое планирование 10 2 класс
...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconЛекция Историография как научная дисциплина Лекция Исторические знания в Древней Руси
Лекция 10. Историческая наука в России в последней трети XIX – начале XX вв.: общие тенденции развития, методологические поиски

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconНатурализм литературное направление, наиболее ярко себя проявившее...
Натурализм – литературное направление, наиболее ярко себя проявившее в последней трети 19 века, сформировавшееся в 1860-е годы. Можно...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconСеминар «Русский классицизм 18 века»
Творчество В. К. Тредиаковского (особенности художественного мира, переводы, значение поэзии для развития русской литературы)

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconРабочая программа
Значение русской литературы для духовного развития современного общества. Русская литература как часть мировой литературы. Периодизация...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconВопросы к экзамену Культурные реформы Петра I
Литературная культура последней трети XVIII века (социальные процессы и их влияние на литературную жизнь)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница