1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в




Название1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в
страница3/28
Дата публикации16.07.2013
Размер3.7 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Раскольников предстает перед нами гордым, мыслящим, талантливым, самолюбивым человеком, который глубоко переживает социальную несправедливость, испытывает боль за других людей. Автор последовательно раскрывает картины унижения человека бедностью, равнодушием, поругания его чести и достоинства. Все это вызывает гнев и озлобление в душе героя, ненависть к подлому устройству мира, ввергает его в раздумья и сомнения, заставляет искать выход. Сострадание или бунт, протест против зла - вот основная проблема в жизни Раскольникова. К сожалению, выход из сложившейся ситуации он видит лишь в анархическом бунте.
Сталкиваясь на своем пути со страшным миром бездушных и самодовольных стяжателей, эгоистов, циников и с их беззащитными жертвами, Родион постепенно обдумывает и формулирует свою идею. В начале это лишь разрозненные суждения, раздумья о предрассудках и страхе людей перед "собственным новым словом", которое со временем перерастает в его "странную мысль". В конечном итоге, отдельные наблюдения и заключения выстраиваются в стройную систему, обретая очертания целой философии. Родион приходит к выводу, что в мире существуют два разряда людей: те, кто покорно и привычно подчиняются установленному порядку, и те, которые могут нарушать общепринятые нормы, не останавливаясь даже перед преступлением. Именно ко второй группе относится кумир Раскольникова - не знающий сомнений "властелин". И герой склонен самого себя считать "кандидатом в Наполеоны". Однако ему нужно убедиться в этом, проверить правильность своей идеи. И свое преступление - убийство старухи-процентщицы - он рассматривает именно как "пробу", стремясь узнать, сможет ли он преступить нравственный закон, позволено ли ему безнаказанно пролить кровь. И он находит себе оправдание: его преступление служит благородной цели - помочь десяткам, сотням обездоленных бедняков: "За одну жизнь - тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен...
Преступление Раскольникова является следствием его идеи, которая возникла в его смятенном сознании под влиянием внешних жизненных обстоятельств.
5. Особенности психологизма «Записок из подполья» Ф. М. Достоевского.

В 1864 г. Д. публикует в журнале «Эпоха» повесть «ЗАПИСКИ ИЗ ПОДПОЛЬЯ» —книгу, непосредственно предваряющую цикл его философских романов. В «Записках...» сам герой, «подпольный парадоксалист», объявляет свою натуру пробным камнем человеческой истории. Свои собственные ощущения, потребности, он осознает как закон человеческой природы, который может быть противопоставлен всем объективным законам мироздания. «Подпольный человек» Д.—первый экзистенциалист в мир. лит-ре: на осн безрадостного лич мироощущения он приходит к док-ву абсурдности мира. Он отвергает и гегелевский верховный Разум-Абсолют, и веру в добрую природу человека, и учение Чернышевского о «разумном эгоизме». Вся 1 часть «Записок...» представляет изложение философско-этических взглядов «подпольного», и важнейший постулат его —отрицание решающей роли разума, рассудка в жизни чел-ка, объявление рационализма несостоятельной философией жизни. «Подпольный» утверждает, что чел руководствуется не выгодой, а «самовольным хотением»: «свое собственное, вольное и свободное хотение, свой собственный, хотя бы самый дикий каприз, своя фантазия, раздраженная иногда хоть бы даже до сумасшествия,—вот это-то и есть та самая пропущенная, самая выгодная выгода». Чел — существо иррациональное, именно поэтому не состоятельна «теория обновления всего рода человеч посредством сис-мы его собственных выгод. Об этом свидетельствует и история чел-ва, период его цивилизации, породившей не только успехи науки, но и новые хищнич инстинкты людей. «От цивилизации чел стал если не более кровожаден, то уже наверно хуже, кровожаден, чем прежде». «Подпольный» со всей яростью выступает против всех теорий, выводящих идею поступательного развития чел-ва  из  объективных законов истории,  какими  бы  они  ни были: из развития ли Абсолютной идеи, или из экономического развития  и  удовлетворения   материальных  потребностей  человека.   «Да осыпьте его  всеми  земными  благами,  утопите  в счастье совсем с головой, так, чтобы только пузырьки вскакивали на поверхности  счастья,   как  на  воде;  дайте  ему такое  экономич довольство, чтобы ему совсем уж ничего больше не оставалось делать, кроме как спать, кушать пряники, так он вам и тут мерзость сделает.  «Подпольного» страшат идеи историч детерминизма — теории якобы фатальности предопределенности человеч судьбы, но в противовес им он защищает лишь ничем не ограниченный личный произвол, хаос человеческих инстинктов и, как следствие его, крайнюю разобщенность чел-ка с миром.
Основанием для всех теоретич построений «подпольного» стала его собственная психология: свойственный ему крайний индивидуализм, врожденное недоверие к людям и злоба; душевная неустойчивость и вместе с тем аналитич ум и пылкое воображение. Концепция «подпольного» адекватна его психологии, вырастает из нее, НО вместе с тем и опровергается ею. Психологич комплекс «подпольного» весьма сложен, но, по мнению Д., вовсе не уникален. Оригинальность Д. как писателя-психолога состоит в открытии целого ряда нац. псих. типов, еще никем не замеченных и не описанных. Писатель оценивает своего героя как лицо типич, даже характерное для большинства современных людей: «А подполье... Я горжусь, что впервые вывел настоящего чел-ка русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагич сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости... Только я, один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправляться!» В психологич комплекс «подполья» входит постоянная готовность «расплеваться со всеми», забиться в свой «идейный угол» и в то же время вечная зависимость от взглядов, суждений, реакций другого; это также последовательная смена страданий от зависти, от неудачных попыток обратить на себя внимание, от сознания своего морального падения, от бесплодных раскаяний и угрызений совести — словом, это внутренняя каторга. Писатель ведет героя к тому, что тот сам не выдерживает «подполья». Развенчание его происходит во 2 сюжетной части произведения, в истории его отношений с падшей женщиной Лизой. Он не раз пытается оскорбить и унизить ее, но все эти попытки завершаются его же психологич поражением, так как обнажают его собственную уязвимость, показывают, что он сам несчастлив. Не он спасает Лизу, а она оказ-ся способной вызвать в душе его решающий перелом — потребность выйти из состояния «подполья». Героиня в нравственном отношении выше интеллигента, потому что она чел, верующий в Бога. Примечательны в «Записках...» реминисценции из Пушкина и Лермонтова, указывающие на связь «подпольного» с русским байроническим героем.
В этом произведении главный герой — идеолог, философ — отныне такая личность станет центр фигурой романов Д. причем важнейшей сюжетной коллизией его последующих произвед. будет, как и в «Записках...», эксперимент героя по проверке своей идеи, столкновение этой идеи с живой жизнью.

Концепция личности Достоевского противостоит пониманию личности в западническом смысле: как самодовлеющей индивидуальности с самодостаточной волей к самоутверждению через стяжание сокровищ на земле.
Достоевский глубоко раскрыл порочность западнического осмысления свободы как ничем не сдерживаемого произвола. Именно в такой "свободе" пытается найти своё самоутверждение герой повести "Записки из подполья" (1864). Он не хочет осознать, что эта свобода есть не что иное, как ничем не сдерживаемое проявление греховной укоренённости в человеке. Однако реальность, с которой вынужден взаимодействовать подпольный человек, не даёт ему возможности на такое самоутверждение. Напротив, его существование — это череда унижений и попрания болезненной гордыни, загнанной в безысходность постоянных терзаний. Он терзается своей ущербностью; ущербность же всегда агрессивна, возмещая этой агрессивностью собственное внутреннее самоистязание.
Выход, обретаемый парадоксалистом, есть единственно возможный для него выход из тупика оскорблённого тщеславия: восторжествовать над ещё более приниженным и бесправным перед ним существом. Подвернувшийся случай позволяет проделать это с садистской изощрённостью: обольстив доверившуюся ему падшую женщину миражом обновлённой жизни, дав ей упиться отрадной мечтой, он затем грубо вышвыривает её из грёзы в жестокую реальность. Правда, этот мизантропический эгоизм не приносит человеку счастья: он мстит миру своею ненавистью, но ненависть к миру лишь болезненнее разъедает ему душу. Свобода в апостасийном мире оборачивается ещё большей несвободой и страданием — ничем иным.
По лекции: «Записки из подполья» - переломное произведение, поделившее условно творчество Достоевского на две части. По словам Бердяева, до «Записок из подполья» Достоевский – еще прекраснодушный гуманист.
Герой в произведении – скорее, антигерой, модель абстрактного человека.
Все произведение – трагедия подполья, «исповедь человеческой злости». Это трагедия сознания, трагедия воли, общения, дружбы и любви.
Первая часть – исследование подполья.
Вторая часть – воспоминание о своей жизни.
Здесь раскрывается тип человека, оторванного от жизни и от общества. Это несколько условный герой, в котором присутствует только зло. Это трагический герой, потому что жаждет другой жизни, но не может ее найти.
Это произведение – философское введение к последующим романам Достоевского.
Герой повести – представитель крайнего мечтательства. Это «мертворожденный человек», оторванный от «живой жизни».
Черты подпольного человека:
1. раздвоенность его сознания (хочет познать мир, но не может);
2. много злости (презирает общество и в то же время заискивает перед ним);
3. трагедия воли (полная бесхарактерность, инерция, скука, стремление сочинять жизнь);
4. страшное самолюбие;
5. мнительность;
6. тщеславие.
Герой испытывает от страдания наслаждение.
В философии парадоксалиста Достоевский исследует следующую мысль: невозможно человека уложить в какие-то правила, человек – существо иррациональное. Человек сам способен выбрать свою жизнь. Если он сделает плохой выбор, пусть даже он приведет к плохим последствиям, это его выбор, он имеет на него право.
Для человека убийственно заранее что-то предписывать, он имеет право на свободу воли.
Герой понимает ложность своей позиции. В этом его трагичность. Зло побеждается не воспитанием, а чудом, верой, возрождением. Раздвоенность сознания героя иссушило его душу. Он не может общаться с людьми. Это – символ одиночества, мирового неблагополучия. Герой не способен к любви. Его чувство к Лизе чисто теоретическое. Лиза поняла героя, за это он ее возненавидел. Любовь без веры в Христа, без потребности к «живой жизни» мертва.
6. Социально-политические и этико-психологические проблемы в «Бесах» Ф.М. Достоевского.

Начиная работу над «Бесами» (1870-1871), Д. намеревался создать полит. памфлет, обращенный против западников и нигилистов. Несостоятельность их теоретической программы, гибельность практического пути к ее осуществлению, самозванство и деспотизм многих деятелей направления – об этом, по мнению писателя, буквально кричали факты русской жизни последнего времени. Самым же вопиющим стал факт создания С. Г. Нечае¬вым тайного общества «Народная расправа» и убийство осенью 1869 года членами этой организации слушателя Петровской акаде¬мии И. Иванова. Событие это оказалось в центре внимания Достоевского не случайно. В нем он увидел крайнее и характерное выражение «бесов¬щины», «симптом трагического хаоса и неустройства мира, специ¬фическое отражение общей болезни переходного времени, переживае¬мого Россией и человечеством». Достоевский не принимал революцию как путь к достижению социальной справедливости и блага. И «нечаевщину» он рассмат¬ривал не в перспективе освободительного движения (которое в самодержавной стране в ту эпоху отличалось незрелостью и стихий¬ностью) , а в ретроспективе развития России. Фактическая сторона нечаевского дела подтверждала, что пре¬ступный политический авантюризм — закономерное порождение ум¬ственной отвлеченности и нравственной расшатанности оторванного от народной «почвы» образованного сословия. Главная фигура здесь — Петр Верховенский, убежденный, что нет ни бога, ни бессмертия, ни нравственных законов, ни вообще каких-либо твердых устоев в жизни и потому нужно окончательно и любыми средствами разрушить весь «балаган» и затем учредить всеобщее «равенство», спроектированное Шигалевым — теоретиком нигилистического подполья. В порыве откровенности Верховенский рисует Ставрогину чудовищную картину будущего устройства, ради которого и затевается общая «смута». Проповедуя это равенство, Верховенский откровенно презирает народ и заботу о судьбах его считает пережитком политического движения. Обобщенные черты «свирепого» нигилизма получают в образе Верховенского устрашающие, гиперболические размеры. Презрение к «живой жизни», злая воля к разрушению, безграничный цинизм - все это, усиленное честолюбием, завистью, мстительной жестокостью, энергией энтузиаста, почти маньяка, претворяется не в одни речи, то пугающие, то шутовские, но в бешеную деятельность. Верховен¬ский проникает всюду, интригуя, шантажируя, сея раздоры и смуту. Однако в «Бесах» антинигилистическая направленность, заост¬ренная памфлетная форма осложнились другим мощным и развет¬вленным сюжетом: в роман вошла трагическая судьба Николая Ставрогин а и вместе с ней — громадная тема духовного распада наследников дворянской культуры. Ставрогин расплачивается собою за все поколения русских «лишних людей»..- Их красота, свобода духа, ненасытность желаний достигают в нем своего предела — и обращаются в свою противоположности. Ставрогин — аристократ, многое получивший от природы и своего сословия. Он красив, но его лицо, лицо «писаного красавца», слиш¬ком уж законченно в своей красоте и напоминает застывшую маску; красота его пугающе близка к отвратительному, и такому парадок¬су облика соответствуют парадоксы внутреннего мира героя. Мысль Ставрогина воспитана на традициях безграничной интел¬лектуальной свободы, которая была свойственна ориентированным на Запад русским интеллигентам. Европейская философия, наука, искусство пришли к ним как бы очищенными от своих внутренних национальных, исторических, религиозных ограничений и особенно¬стей, усваивались как единая всеобщая система идей и ценностей. Носителем такой культуры в «Бесах» является Степан Трофи¬мович Верховенский — точно и с долей сарказма обрисованный Достоевским тип западника, либерала-идеалиста 40-х годов. Именно Степан Трофимович, отец Петруши Верховенского, соз¬давшего отвратительную пародию на европейский радикализм, был воспитателем Ставрогина. Он стал первым проводником его в ту сферу духа, где отвлеченная от своих национальных истоков мысль не знала преград и предела в познании и теоретическом преобра¬жении мира. Ставрогин никому не обязан и ничем не ограничен в своей мысли, в верованиях, в нравственных идеалах.
Его ум развивает идею абсолютной свободы воли человека, всевластного в бытии,— и эта идея переворачивает сознание сбли¬зившегося со Ставрогиным Кириллова и приводит его к убежде¬нию, что человек, поскольку он абсолютно свободен, должен отбро¬сить веру в бога, ибо она — от страха перед жизнью; должен показать свою непокорность, заявить своеволие, отказавшись от жизни. Этот первый шаг к «страшной свободе* Кириллов делает с тем, чтобы открыть человеку путь к перерождению в существо, уже ничем, даже смертью, небытием, не ограниченное в своей свободной воле,— к перерождению в человеко-бога. Кириллов кончает самоубийством, принося себя в жертву идее, родившейся в уме Ставрогина, и веря, что только будущий человеко-бог, не обреченный жить, а свобод¬но выбирающий между жизнью и смертью, не будет знать земного зла и станет истинно счастлив. Но одновременно Ставрогин развивает и внушает Шатову со¬вершенно противоположную идею: бытие обусловлено высшей си¬лой, сущность которой выражается совокупностью народа, беспрерывным его движением, подтверждающим бытие и отрицающим смерть. Каждая из этих несовместимых идей велика настолько, что ни Кириллов, ни Шатов не могут осилить их вполне, дать им правиль¬ные жизненные формы; идея точно «придавила» того и друго¬го. Разум Ставрогина обнимает обе идеи, но ни в одну из них не верит. В Итоге он оказывается в трагической пустоте. Такая пустота есть наибольшее из зол, она чревата самыми чудовищными и грязными преступлениями. В финале Д. вершит суровый суд над таким человеком.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconПланирование 10 класс Количество часов в год 170 Количество часов в неделю 5 I полугодие
Русская литература XIX века как самостоятельная часть мирового процесса. Основные этапы её развития. Особенности русской литературы...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconНаправление «Филология (русский язык и литература)»
Русский силлабический стих последней трети XVIII – первой трети XIX вв и реформа русского стихосложения

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconУчебно-методическое пособие анализ произведений в мотивном и интертекстуальном...
Рассмотрение мотивики в контекстуальном аспекте углубляет представление о мироощущениях русских писателей и русской культуре последней...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconМетатекстовые повествовательные структуры в русской прозе конца XVIII первой трети XIX века
Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы филологического факультета Томского государственного университета

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconКалендарно-тематическое планирование 10 2 класс
...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconЛекция Историография как научная дисциплина Лекция Исторические знания в Древней Руси
Лекция 10. Историческая наука в России в последней трети XIX – начале XX вв.: общие тенденции развития, методологические поиски

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconНатурализм литературное направление, наиболее ярко себя проявившее...
Натурализм – литературное направление, наиболее ярко себя проявившее в последней трети 19 века, сформировавшееся в 1860-е годы. Можно...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconСеминар «Русский классицизм 18 века»
Творчество В. К. Тредиаковского (особенности художественного мира, переводы, значение поэзии для развития русской литературы)

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconРабочая программа
Значение русской литературы для духовного развития современного общества. Русская литература как часть мировой литературы. Периодизация...

1. Особенности развития русской литературы в последней трети 19 в iconВопросы к экзамену Культурные реформы Петра I
Литературная культура последней трети XVIII века (социальные процессы и их влияние на литературную жизнь)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница