Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог




НазваниеСтефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог
страница5/24
Дата публикации05.07.2013
Размер4.22 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Математика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Глава пятая

^ ГРУППА КРОВИ

На английский я пришла в полубессознательном состоянии, не понимая, что урок уже начался.

— Спасибо, что все-таки почтили нас своим присутствием, мисс Свон, — укоризненно проговорил мистер Мейсон.

Я вспыхнула и прошла на свое место.

Только к концу занятия до меня дошло, что Майк не сидит рядом со мной. Я чувствовала себя виноватой, но после английского они с Эриком ждали у двери, значит, все не так уж плохо. Ньютон с воодушевлением говорил о погоде на выходные. Дожди, скорее всего, перестанут, и он сможет поехать на пляж. Я вторила ему, как могла, чтобы хоть немного искупить свое вчерашнее поведение. Какая разница, пойдет дождь или нет, тепла-то все равно не будет.

День превратился в расплывчатое пятно. Утренний разговор с Эдвардом казался волшебным сном, который я спутала с реальностью. Не может быть, что я все-таки ему нравлюсь!

В столовую я шла в полном смятении чувств. Не терпелось увидеть Эдварда, чтобы проверить, превратился он в холодного безразличного робота, или то, что случилось утром, правда. Шедшая рядом Джессика без умолку болтала о танцах, не замечая моей рассеянности и отрешенности. Анжела и Лорен пригласили Эрика и Тайлера соответственно, так что теплая компания с нетерпением ждала субботы.

Взглянув на заветный столик, я едва не расплакалась — там сидели четверо, Эдварда не было. Неужели он ушел домой?

Совершенно раздавленная, я встала в очередь следом за Джессикой. Аппетит пропал, и я взяла только лимонад. Хотелось забиться в угол подальше от чужих глаз и поддаться черному отчаянию.

— На тебя смотрит Эдвард Каллен, — голос Джессики донесся словно издалека. — Интересно, почему он сегодня сел один?

Страдать сразу расхотелось, я подняла голову и увидела Эдварда за столиком в противоположном конце столовой. Встретившись со мной глазами, он помахал рукой, словно приглашая присоединиться. Затаив дыхание, я смотрела на это чудо.

— Неужели он тебя зовет? — недоверчиво спросила Джессика.

— Наверное, не сделал домашнюю работу по биологии, — постаралась я успокоить подругу. — Пойду, спрошу, чего он хочет.

Я пошла к Эдварду, спиной ощущая удивленный взгляд Джессики, и неуверенно остановилась у его столика.

— Почему бы тебе не сесть со мной? — улыбаясь, предложил он.

Будто нехотя, я присела, исподлобья наблюдая за Калленом. Его лицо было таким совершенным… мне даже почудилось, что я сплю. Сейчас открою глаза, и Эдвард растает, словно дым.

Каллен смотрел на меня, словно ожидал какой-то реакции.

— Все это так странно, — наконец проговорила я.

— Ну… — замялся он. — Чему быть, того не миновать!

Я терпеливо ждала, пока он скажет что-нибудь вразумительное. Время будто остановилось.

— Если честно, не понимаю, что происходит, — призналась я.

— Понимаю, — улыбнулся Каллен, но объяснять ничего не стал. — По-моему, твоим друзьям не нравится, что я тебя похитил, — сменил он тему.

— Переживут. — Недовольные взгляды Майка, Эрика и Джессики так и буравили мне спину.

— Пусть не надеются, что я отдам тебя обратно, — мрачно предупредил Эдвард.

Я тяжело вздохнула. — Вид у тебя испуганный, — засмеялся Каллен.

— Нет, — начала я, и голос предательски задрожал, — наверное, не испуганный, а удивленный. Чем все это вызвано?

— Говорю же, я устал притворяться, что мне все равно. Я сдаюсь. — Эдвард улыбнулся, но одними губами, золотисто-медовые глаза остались серьезными.

— Сдаешься? — непонимающе переспросила я.

— Да, больше не буду держать себя в ежовых рукавицах. С сегодняшнего дня делаю, что хочу, и будь что будет. — Улыбка погасла, а в голосе зазвучала грусть.

— Извини, я по-прежнему ничего не понимаю. Губы снова растянулись в кривоватой улыбке.

— Когда я с тобой, всегда слишком много говорю, отсюда все проблемы.

— Не беспокойся, ведь мы, можно сказать, говорим на разных языках.

— На это я и рассчитываю!

— Короче говоря, мы друзья? — осторожно спросила я.

— Друзья?.. — с сомнением повторил Каллен.

— Да или нет? Эдвард усмехнулся.

— Думаю, можно попробовать. Но, предупреждаю, я не самый подходящий друг. — Несмотря на улыбку, его голос звучал вполне серьезно.

— Ты что-то подобное уже говорил.

— Да, и это правда! Разумная девушка и близко ко мне не подошла бы…

— Кажется, у тебя уже сложилось мнение относительно моих интеллектуальных способностей.

Каллен сконфуженно улыбнулся.

— Итак, если разумной девушкой меня не назовешь, мы решили стать друзьями? — подытожила я странный (по крайней мере, для меня) диалог.

— Пожалуй, да.

Я растерянно смотрела на свои руки, лихорадочно сжимающие лимонадную бутылку.

— О чем ты думаешь? — с любопытством спросил Эдвард.

Заглянув в волшебные с золотыми крапинками глаза, я, словно на исповеди, выложила правду:

— Пытаюсь понять, кто ты такой. Прекрасное лицо напряглось, но через секунду его осветила улыбка.

— И что у тебя вышло?

— Ничего вразумительного, — призналась я.

— Есть же какие-то догадки? Я залилась краской.

За прошлый месяц я по нескольку раз смотрела «Супермена» и «Человека-Паука» с Брюсом Уэйном и Питером Паркером, но не признаваться же в этом Каллену!

— Может, поделишься? — предложил Эдвард, подбадривая меня обворожительной улыбкой.

— Нет, мне слишком неловко, — покачала головой я.

— Вот это очень досадно!

— Вовсе нет, — подначила я парня. — Разве можно назвать досадным нежелание некоторых говорить то, что они на самом деле думают? Даже если кое-кто постоянно делает еле заметные намеки, роняет таинственные замечания, от которых потом не спится по ночам, разве это можно назвать досадным?

Эдвард криво улыбнулся.

— Или еще лучше, — продолжала я, давая выход накопившемуся раздражению, — когда человек совершает необъяснимые поступки: в один день спасает тебе жизнь при чрезвычайно странных обстоятельствах, а в другой вроде как и знать тебя не знает и не желает ничего объяснять, хотя обещал, — все это абсолютно нормально!

— А тебе палец в рот не клади!

— Просто не уважаю двуличных людей! Мы холодно смотрели друг на друга.

Ни с того ни с сего Каллен захихикал.

— Ты что?

— Твой бойфренд решил, что я тебе докучаю, и теперь раздумывает — выбить мне зубы прямо сейчас или подождать конца перемены! — Эдвард снова захихикал.

— Не знаю, кого ты имеешь в виду, — ледяным тоном произнесла я, — но, уверяю тебя, ты ошибаешься.

— Вовсе нет. Помнишь, я говорил, что большинство людей как раскрытая книга?

— Насколько помню, я в их число не вхожу.

— Так и есть! — Эдвард задумчиво смотрел на меня. — Вот я и думаю, почему?

Не в силах выдержать его испытующий взгляд, я открыла бутылку с лимонадом и сделала большой глоток.

— Хочешь есть? — заботливо спросил Эдвард.

— Нет! — Не рассказывать же ему, что меня мутит от страха и неопределенности. — А ты? — Я многозначительно смотрела на пустой стол.

— Я не голоден, — ответил он и усмехнулся, будто я сморозила глупость.

— Можно попросить тебя об одолжении?

— Смотря о каком, — настороженно проговорил Каллен.

— Ничего особенного я не попрошу, — заверила я. Эдвард с явным интересом ждал моей просьбы.

— Пожалуйста, не мог бы ты предупреждать перед тем, как снова решишь меня не замечать? Это очень облегчит мне жизнь. — Я волновалась и чертила круги на поверхности лимонадной бутылки.

— Вполне разумно, — отозвался Эдвард, плотно сжав губы, будто с трудом сдерживал смех.

— Спасибо!

— У меня тоже есть одна просьба.

— Хорошо, но только одна!

— Скажи, кто, по-твоему, я такой? Упс!

— Нет, только не это!

— Ты обещала выполнить одну просьбу без ограничений, — напомнил он.

— А ты сам никогда не нарушал обещаний?

— Пожалуйста, хотя бы одно из твоих предположений, я не буду смеяться, честно!

— Нет, точно будешь! — В этом я нисколько не сомневалась.

Эдвард потупился и умоляюще взглянул на меня из-под опущенных ресниц.

— Ну пожалуйста…

Я молчала, почти поддавшись его воле. Боже, что он со мной творит?!

— Чего ты хочешь?

— Хоть одну из догадок! — Золотистые глаза прожигали меня насквозь.

— Тебя укусил радиоактивный паук?

Неужто он меня гипнотизирует? Или я просто слабовольная тряпка?

— Маловероятно.

— Прости, это все, что я могу предположить, — обиженно сказала я.

— Пока что не тепло, — распалял меня Эдвард. Хорошо хоть смеяться перестал!

— Значит, пауки тут ни при чем?

— К сожалению.

— И радиация тоже?

— Увы!

— Вот черт!

— Представляешь, дело даже не в криптоните! — усмехнулся он.

— Ты же обещал не смеяться! — напомнила я. — Со временем я во всем разберусь.

— Это совершенно необязательно, — неожиданно серьезно проговорил Каллен.

— Почему?

— А что если я вовсе не супермен, и тебя ждет разочарование? — Эдвард улыбнулся, однако его глаза остались мрачными.

— Да, понимаю, — задумчиво протянула я.

— Правда? — Его лицо вдруг стало напряженным, будто он пожалел, что сболтнул лишнее.

— Наверное, ты человек опасный? — предположила я, задумчиво поднимая одну бровь.

По лицу Каллена было ясно, что он испытывает противоречивые чувства.

— Опасный, но не плохой, — шептала я, качая головой. — Не верю, что ты можешь быть плохим.

— Ошибаешься, — чуть слышно произнес Эдвард, опустил глаза и, взяв со стола крышку от лимонада, стал задумчиво вертеть ее в руках.

Мы молчали, пока я не заметила, что в столовой никого нет.

— Опоздаем! — закричала я, неловко вскочив на ноги.

— Я не иду на биологию! — заявил Каллен, быстро крутя крышку между пальцами.

— Почему? — удивилась я.

— Прогуливать иногда полезно, — невесело усмехнулся Эдвард.

— Ну, а я пошла, — проговорила я. Получать нагоняй за прогулы совсем не хотелось.

— Ладно, пока, — сказал он, не сводя глаз с крышки.

Развернуться и уйти от него было совсем непросто, но тут зазвенел звонок, а Эдвард даже не шелохнулся.

Я понеслась в класс. Мысли кружились еще быстрее, чем крышка в длинных белых пальцах. На некоторые вопросы у меня появились ответы, но они мало проясняли ситуацию. Хорошо хоть дождь перестал.

Мне повезло, в класс я попала чуть раньше мистера Баннера. Пробираясь к своей парте, я ловила на себе взгляды Майка и Анжелы. Ньютон выглядел обиженным, а Анжела — сильно удивленной.

Через секунду в класс вошел мистер Баннер с маленькими картонными коробками в руках. Положив коробки на парту Майка, он велел ему их раздать.

— Итак, рассмотрим содержимое коробок, — начал учитель, усаживаясь за свой стол. — Первой лежит карта-индикатор, — объявил он, показывая белую карточку с четырьмя квадратами. — Вторым — аппликатор с четырьмя зубцами. — Баннер извлек нечто, весьма похожее на старый гребень. — И, наконец, стерильный микроланцет. — Он достал пластиковый пакет и вскрыл.

Тонкий металлический шип не был виден на расстоянии, но мой желудок предательски сжался.

— Сейчас я пройду по классу и смочу ваши карты водой из пипетки, так что пока прошу не начинать.

Баннер подошел к парте Майка и аккуратно капнул на каждый из четырех квадратов сигнальной карты.

— Когда смочу карту, нужно аккуратно уколоть палец ланцетом… — Схватив руку Майка, мистер Баннер быстро кольнул его указательный палец. О нет! Мой лоб стал липким от пота.

— Нанесите по капельке на каждый зубец аппликатора… — Учитель сжимал палец Ньютона, пока не потекла кровь. Я судорожно глотнула, чувствуя, как по пищеводу поднимается завтрак.

— Затем приложите аппликатор к карте…

В ушах звенело, голос учителя доносился будто сквозь толстый слой ваты.

— На следующей неделе Красный Крест приедет собирать донорскую кровь. Тем, кто захочет участвовать, будет полезно узнать свою группу крови, — бодро продолжал мистер Баннер. — Всем, кому еще нет восемнадцати, понадобится разрешение родителей. Формуляры у меня в столе.

Баннер медленно двигался по классу с пипеткой в руках. Борясь с дурнотой, я опустила голову на черный пластик стола. Казалось, весело галдящие одноклассники находятся в другом мире! Я старалась дышать медленно и ровно.

— Белла, как ты себя чувствуешь? — испуганно спросил учитель, подойдя к моей парте.

— Мистер Баннер, я знаю свою группу крови, — чуть слышно ответила я, боясь поднять голову.

— Тебе плохо?

— Да, сэр, — прошептала я. Зачем только я пошла на биологию!

— Может кто-нибудь проводить Беллу в медпункт? — громко спросил мистер Баннер.

Естественно, помочь мне вызвался никто иной, как Майк.

— Дойдешь? — с сомнением спросил мистер Баннер.

— Да, сэр! — прошелестела я. Только выпустите меня отсюда, и я доползу!

Майк бережно обнял меня за плечи и повел в медпункт. Мы вышли во двор, и, убедившись, что за нами не следит мистер Баннер, я остановилась.

— Посижу здесь немного, ладно? Ньютон помог мне присесть на поребрик.

— Только палец мне свой не показывай! — попросила я. Чтобы хоть как-то унять головную боль, я прилегла на поребрик и коснулась щекой прохладного бетона. Немного полегчало.

— Боже, ты совсем зеленая, — испуганно прошептал Майк.

— Белла? — откуда-то издалека позвал знакомый голос. О нет, только не он, мне послышалось!

— Что случилось? Ей плохо? — Не послышалось!.. Я крепко зажмурилась, мечтая умереть. Или хотя бы, чтобы меня не вырвало!

— Она чуть не потеряла сознание, — дрожащим голосом рассказывал Майк. — Не знаю, почему так вышло, ведь она даже палец не уколола!

— Белла! — уже спокойнее позвал Каллен. — Ты меня слышишь?

— Нет, — застонала я, — убирайся! Эдвард усмехнулся.

— Я вел ее в медпункт… Но она не может идти!

— Я сам отведу ее, — объявил Эдвард. — Возвращайся в класс.

— Нет, — заупрямился Майк, — это мне велели ее отвести!

Внезапно меня оторвало от поребрика, и в немом ужасе я раскрыла глаза. Эдвард поднял меня на руки, словно я весила пять килограммов, а не пятьдесят пять.

— Отпусти меня! Отпусти! — закричала я. Господи, пожалуйста, пусть меня на него не вырвет!

Каллен будто не слышал моих воплей.

— Эй! — окликнул его Майк, отставший уже на целых десять шагов, но Эдвард не обратил на него внимания.

— Ты ужасно выглядишь, — усмехнулся он.

— Пожалуйста, отпусти меня, — чуть не плакала я. Меня так сильно мутило!..

Будто прочитав мои мысли, Каллен понес меня на вытянутых руках, не прижимая к груди, и все это без видимых усилий!

— Значит, не выносишь вида крови? — спросил он. Похоже, происходящее искренне его забавляло.

Крепко зажмурившись, я из последних сил боролась с тошнотой.

— Причем, вида чужой крови! — не унимался Эдвард, смакуя каждое слово.

Неизвестно, как он открыл дверь, ведь руки у него были заняты. Стало очень тепло, и я поняла, что мы в медпункте.

— О боже! — воскликнул женский голос.

— Она упала в обморок на уроке биологии, — объяснил Эдвард.

Я нерешительно открыла глаза. Мы были в медпункте. Каллен, как ни в чем не бывало, расхаживал перед стойкой, и это со мной на руках!.. Миссис Коуп, молодая рыжеволосая медсестра, раскрыла дверь в процедурную, а седая санитарка восторженно смотрела на юношу, который легко пронес меня через весь коридор и бережно положил на кушетку, покрытую хрустящей крахмальной простыней. С чувством выполненного долга он отошел за перегородку и присел на стульчик.

— Ее просто мутит, — успокаивал испуганную санитарку Эдвард. — Они определяли группы крови…

— Ну, девушки часто боятся крови, — глубокомысленно вздохнула санитарка. — Просто полежи минутку, милая, и все пройдет!

— Знаю, — вздохнула я. Тошнота уже отступала.

— И часто с тобой такое? — допытывалась санитарка.

— Бывает, — призналась я. Каллен снова захихикал.

— Можешь возвращаться на урок, — сказала ему женщина.

— Мне велели остаться с ней! — Слова Каллена прозвучали столь убедительно, что санитарка не стала спорить, только недовольно поджала губы.

— Принесу тебе грелку со льдом, — пообещала мне она и вышла из процедурной.

— Ты был прав, — простонала я.

— Я часто оказываюсь прав. В чем на этот раз?

— Прогуливать иногда полезно, — размеренно дыша, напомнила я.

— Я так перепугался, увидев вас во дворе, — нехотя сообщил Эдвард, будто признаваясь в постыдной слабости. — Думал, Ньютон тащит твой хладный труп, чтобы закопать в лесу!

— Очень смешно, — не открывая глаз, отозвалась я. Силы возвращались ко мне с каждой минутой.

— Я серьезно! Даже у покойников цвет лица обычно лучше. Я подумал, что Ньютон тебя извел, и решил отомстить!

— Бедный Майк! Он так перепугался.

— Он ненавидит меня всем сердцем! — радостно сообщил Каллен.

— Откуда ты знаешь? — начала спорить я, а потом испугалась, что он прав.

— Раскрытая книга, забыла?

— Как ты нас увидел? Ты же прогуливал! — Наверное, слабость проходила бы быстрее, если бы я что-нибудь съела за ленчем. Впрочем, мне очень повезло, что желудок оказался пустым.

— Я сидел в машине и слушал диск, — с готовностью ответил Каллен.

Дверь открылась — санитарка принесла холодный компресс, который положила мне на лоб.

— Ну вот, — протянула она, — тебе уже лучше!

— Со мной все в порядке! — заявила я и попыталась сесть. Голова не болела, мятно-зеленые стены не кружились перед глазами, лишь немного звенело в ушах.

Сиделка собиралась снова уложить меня на кушетку, но в этот момент в процедурную заглянула миссис Коуп.

— Еще один гость! — предупредила она. Я поспешила освободить место.

— Спасибо, мне больше не нужно, — поблагодарила я, сдирая со лба компресс и протягивая санитарке.

Тяжело дыша, Майк ввел мертвенно-бледного Ли Стивенса, на биологии сидевшего за соседней партой.

Мы с Эдвардом попятились, освобождая место.

— О нет, — пробормотал Эдвард. — Белла, тебе лучше выйти в приемную.

Я смотрела на него, крайне обескураженная.

— Выйди, прошу тебя.

Ничего не ответив, я вышла из процедурной. Каллен вышел следом.

— Неужели ты меня послушалась? — с наигранным удивлением спросил он.

— Просто почувствовала запах крови, — поморщила нос я. Наверняка Стивене успел проколоть себе палец.

— Люди не чувствуют запаха крови, — не поверил мне Каллен.

— Я чувствую, меня от него тошнит. Кровь пахнет ржавчиной… и солью.

В глазах Эдварда застыло престранное выражение.

— Что такое? — поинтересовалась я.

— Так, ничего.

В приемную вышел Майк и встал неподалеку, глядя то на Эдварда, то на меня. Судя по всему, Каллен прав: когда Ньютон на него смотрел, голубые глаза темнели от ненависти. Похоже, мое поведение Майка тоже не радовало.

— По-моему, тебе лучше, — мрачно заметил он.

— Только палец свой не показывай, ладно, — попыталась пошутить я.

— Кровь давно остановилась, — без тени улыбки отозвался Майк. — Идешь на биологию? — с сомнением спросил он.

— Ты шутишь? Поспорим, что через пять минут я снова отключусь?

— Да уж, не стоит. А в Ла-Пуш поедешь? — спросил Майк, окидывая свирепым взглядом Эдварда, античной статуей в задумчивости застывшего у заваленной бумагами стойки.

— Конечно, поеду! — В эти два слова я постаралась вложить как можно больше уверенности.

— Встречаемся в десять в магазине моего отца. — Майк бросил на Каллена подозрительный взгляд, словно опасаясь, что тот подслушал секретную информацию. Приглашать Эдварда он вовсе не собирался.

— Договорились!

— Увидимся на физкультуре.

— До скорого, — отозвалась я.

Майк еще раз посмотрел на меня с явной обидой, а выйдя на крыльцо, сгорбился словно старик. Меня тут же захлестнули волны жалости. Еще один урок в его обществе.

— Физкультура! — чуть слышно застонала я.

— Сейчас что-нибудь придумаем, — пообещал Эдвард. — Сядь на стул и сделай вид, что тебе плохо.

Ну, это несложно. Бледной я была всегда, а сейчас еще и лоб блестел от пота. Очень кстати. Я опустилась на скрипучий стул, прислонила голову к стене и закрыла глаза.

Вдруг послышался негромкий голос медсестры.

— Да, мистер Каллен? — Оказывается, миссис Коуп уже вернулась в приемную.

— У Беллы сейчас физкультура, но, мне кажется, для баскетбола она слишком слаба. Думаю, ей лучше поехать домой. Не могли бы вы написать освобождение? — Голос Каллена был подобен тающему меду. Представляю, как он смотрит медсестре в глаза!

— Полагаю, тебе освобождение тоже понадобится, да, Эдвард? — любезно предложила миссис Коуп.

— Нет, спасибо! У меня философия с миссис Гофф.

— Значит, все в порядке, — подытожила медсестра. — Белла, тебе лучше?

Я слабо кивнула, стараясь не переиграть.

— Сможешь дойти до стоянки, или взять тебя на руки? — Эдвард повернулся к медсестре спиной, в золотистых глазах плясали бесенята.

— Дойду.

Я медленно встала, голова больше не кружилась. Приторно улыбаясь, Каллен раскрыл передо мной дверь. На улице моросило. В первый раз в жизни я радовалась дождю — свежие прохладные капли смывали с лица липкий пот.

— Спасибо! — поблагодарила я Эдварда. — Стоило попасть в медпункт ради того, чтобы пропустить физкультуру!

— Не за что! — Каллен быстро шел к стоянке.

— Поедешь со мной в субботу? — с надеждой спросила я. Конечно, он вряд ли согласится. Не представляю, что Каллен поедет в одной машине с Майком и компанией, он ведь совсем другой!.. Но можно же помечтать. Первый раз я подумала о поездке к океану с радостью.

— Куда именно вы едете? — поинтересовался Эдвард, безучастно глядя перед собой.

— В Ла-Пуш, на дикий пляж! Золотисто-медовые глаза чуть сузились.

— Меня не приглашали. А он, оказывается, зануда!

— Я только что тебя пригласила.

— Думаю, на этой неделе нам с тобой больше не стоит мучить старину Ньютона, а то вдруг кусаться начнет. — В глазах Эдварда загорелись огоньки.

— Бедный Майк, — пробормотала я, а в голове засели слова «нам с тобой». Мне они понравились куда больше, чем хотелось бы.

Вот уже и стоянка! Я повернула налево, к своему пикапу, но кто-то сильно дернул меня за рукав.

— Куда направилась? — возмущенно спросил Эдвард, крепко держа меня за руку.

— Домой, — в полном замешательстве ответила я.

— Ты что, не слышала: я обещал лично тебя отвезти! Думаешь, я позволю тебе сесть за руль в таком состоянии?

— В каком еще состоянии? А что будет с моим пикапом? — продолжала недоумевать я.

— Элис пригонит после уроков. — Он поволок меня к своей машине, словно беглую корову! Попробуй убежать, притащит за шиворот!

— Отпусти! — тщетно потребовала я.

Вот, наконец, и «вольво». Эдвард отпустил мою руку и подтолкнул к передней дверце.

— Ты такой бесцеремонный!

— Дверь открыта, — прозвучало в ответ.

— Я прекрасно могла доехать сама! — продолжала ворчать я. Дождь пошел сильнее, капюшон я не надела, так что с волос ручьем текла вода.

— Садись в машину, Белла. — Эдвард опустил стекло и тянулся ко мне через сиденье.

Я не шелохнулась. Интересно, успею я добежать до пикапа, прежде чем он меня поймает? Боюсь, что нет…

— Я притащу тебя обратно! — пообещал Эдвард, словно читая мои мысли.

Изображая поруганное достоинство, я села в машину. По-моему, я больше напоминала мокрую кошку в скрипучих сапогах.

— Вот это уже слишком, — чопорно проговорила я.

Каллен не ответил. Он завел мотор, включил печку и негромкую музыку. Я решила, что не стану с ним разговаривать, и обиженно надулась. Но тут я узнала музыку, и мои планы изменились.

— «Лунный свет»?

— Ты знаешь Дебюсси? — Эдвард искренне удивился.

— Не очень хорошо. Моя мама любит классику, а я знаю только те вещи, которые мне нравятся.

— Я тоже люблю Дебюсси, — отозвался Каллен, задумчиво глядя на дождь.

Расслабившись на мягком кожаном сиденье, я вслушивалась в знакомые, умиротворяющие аккорды. Дождь окрасил пейзаж за окном в серо-зеленые тона. Машина двигалась так ровно, что скорость чувствовалась разве что по проносящимся мимо огням светофоров.

— Расскажи о своей маме! — неожиданно попросил Эдвард.

Оказывается, он уже перестал злиться и смотрел на меня с явным интересом.

— Внешне мы очень похожи, только она красивее. Во мне слишком много от Чарли. Она гораздо общительнее и безрассуднее. Довольно безответственна и эксцентрична, любит экспериментировать. Я считаю ее своей лучшей подругой.

— Сколько тебе лет, Белла? — Почему-то голос Эдварда звучал расстроенно. Машина остановилась — оказывается, мы уже приехали! Дождь был настолько сильным, что я едва разглядела дом. Такое впечатление, что мы не в машине, а в подводной лодке.

— Семнадцать, — удивленно ответила я.

— Тебе не дашь семнадцати!

— Правда? А сколько дашь? — рассмеялась я. — Мама часто говорит, что я родилась тридцатилетней, а теперь и до пенсии недалеко… Ну, кому-то же нужно быть взрослым! — Я помолчала и добавила: — Знаешь, ты и сам не слишком похож на школьника!

Он скорчил недовольную физиономию и поспешил сменить тему.

— Так почему твоя мать вышла за Фила? Удивительно, что он запомнил имя, ведь я упоминала отчима лишь однажды, почти два месяца назад.

— В душе мама слишком молода для своего возраста. А с Филом она чувствует себя еще моложе. Так или иначе, она от него без ума. — Я пожала плечами. Если честно, не понимаю, как можно потерять голову из-за такого, как Фил.

— Ты одобряешь их брак?

— Одобряю или нет, какая разница? Мама заслуживает счастья, а ее счастье — это Фил.

— Надо же, какое благородство…

— Что?

— Как ты думаешь, повела бы она себя так же по отношению к тебе? Смогла бы принять твой выбор, каким бы он ни был? — Эдвард буквально впился в меня глазами.

— Думаю, да. Но она мать, с ней все немного иначе.

— Значит, она готова к любым кандидатам, даже самым жутким?

— Смотря кого считать жутким! — ухмыльнулась я. — Парня с пирсингом на лице и татуировками?

— Ну, можно и так определить.

— А какое определение дашь ты?

Мой вопрос Эдвард пропустил мимо ушей, зато тут же задал свой.

—А меня ты считаешь жутким? — Он игриво изогнул бровь.

Я замолчала, не зная, что расстроит его больше, «правда или ложь. Лучше сказать правду!

— Хмм… Ты бываешь жутким, когда хочешь!

— Боишься меня? — Улыбка исчезла, прекрасное лицо стало серьезным.

— Нет, — поспешно ответила я, и он снова улыбнулся.

— Ну, теперь ты расскажешь мне о своей семье? — поспешно спросила я. — Уверена, твоя история гораздо интереснее моей.

— Что ты хочешь знать? — Эдвард тут же насторожился.

— Каллены тебя усыновили?

— Да.

— Что случилось с твоими родителями?

— Умерли много лет назад, — сухо сказал он.

— Прости, — прошептала я.

— Я их почти не помню и родителями считаю Карлайла и Эсмеи.

— Ты их любишь, — констатировала я. Все было ясно по тону, каким он о них говорил.

— Да, — улыбнулся Эдвард, — не могу представить родителей лучше.

— Тебе повезло.

— Знаю.

— А братья и сестры?

Эдвард взглянул на встроенные в приборный щиток часы.

— Брат с сестрой, и Джаспер с Розали не обрадуются, если придется мокнуть под дождем.

— Да, конечно, тебе пора! — воскликнула я.

— А тебе, наверное, хочется, чтобы пикап пригнали прежде, чем шеф Свон вернется домой. Тогда можно не рассказывать о том, что случилось на биологии, — усмехнулся Эдвард.

— Думаю, он уже знает. В Форксе секретов не бывает, — вздохнула я.

— Ладно, желаю удачной поездки в Ла-Пуш! Надеюсь, с погодой вам повезет, и вы загорите!

— Значит, ты к нам не присоединишься?

— Нет, мы с Эмметтом сегодня уезжаем.

— Куда, если не секрет? Мы ведь друзья, значит, я имею право спрашивать! — Надеюсь, в моем голосе не было слышно разочарования.

— В скалы к югу от горы Ренье.

Я вспомнила, как Чарли рассказывал, что Каллены часто ездят на природу.

— Ну, отдохни хорошенько, — бодро пожелала я. Хотя провести его не удалось — на ярких губах заиграла лукавая улыбка.

— Могу я кое о чем тебя попросить? — Медовые с золотыми крапинками глаза прожигали насквозь.

Я безвольно кивнула.

— Не обижайся, но ты, по-моему, просто магнит для несчастных случаев! Постарайся не свалиться в океан и не попасть под машину, ладно? — усмехнулся Эдвард.

Медленно приходя в себя, я окинула его разъяренным взглядом.

— Очень постараюсь, — надменно проговорила я и открыла дверцу. Косые струи дождя тут же намочили кожаные сиденья, и я побежала к дому.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconСтефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог
Раньше я не думала всерьез о смерти, хотя за последние месяцы поводов было предостаточно. Даже когда подобные мысли приходили в голову,...

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconПавел Шавловский Иона Иосиф Пророк Даниил Понкратий Прокаженный Авраам...
Суета её не властна уничтожить, внутри души она живет и из людей никто не может

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconОни живут в московском метро. Наверху зараженная радиацией территория,...
Монстры и мародеры скрываются в темноте туннелей, звучат во мраке голоса мертвых, неслышно перемещается за стенами гигантский червь....

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconЧто такое спам
Слово «спам» знает сегодня любой пользователь интернета. Причем не только знает, но и частенько видит его в своем электронном ящике....

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог icon«Книги Чуковского учат добру»
Лично мне представляются совершенно кошмарные черные блестящие чудовища по три метра длиной, с глазами на шевелящихся стебельках....

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconХармс Даниил Иванович
Хармс Даниил Иванович (настоящая фамилия Ювачёв) (17 (30) декабря 1905, Санкт-Петербург — 2 февраля 1942, Ленинград) — русский писатель...

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconТема одиночества в творчестве Лермонтова
Я памятник себе воздвиг нерукотворный ” устремлено в будущее, то лермонтовский “Пророк” полон отчаянья, в нем нет надежды на признание...

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconМайер Вячеслав Андреевич (Некрас Рыжий). Чешежопица
Ссср, не понаслышке знает уголовный мир Сибири. Его очерки о занятных и поучительных криминальных историях и судьбах, лагерном быте,...

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconРебенок и уход за ним
Врач знает вашего ребенка и только он может дать вам самый лучший совет. Иногда ему достаточно лишь взгляда и одного-двух вопросов,...

Стефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22 пролог iconУченый тот, кто знает очень много из всяких книг; образованный тот,...
Е заслуги Толстого еще получили должного освещения и признания. Например, почти никто из учителей начальных классов не знает методику...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница