Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница10/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
     - Ну, я бы не отказался, - проговорил Эрвин, - у вас классное воображение. Не уверен, что вы угадали, но почему не проверить? Завтра переговорю с фирмой которая здесь постоянно моет окна. Если будет что-то интересное, то есть, ваше предположение хоть как-то подтвердится, я вам позвоню.
     - Договорились, - комиссар промолчал, поэтому я добавила, - можете сразу позвонить в управление, все равно нужны будут какие-то полномочия, чтобы получить показания свидетеля.
     - А почему вы отметили в разговоре с Саулисом возраст бизнес-центра? - спросил меня Эрик Катлер, когда мы шли опять по пустынным коридорам здания.
     - В новых зданиях уже окна так не моют, они снабжены автоматическими устройствами, разве вы этого не знаете?
     - Просто я об этом не подумал, - вздохнул комиссар, - вас подбросить домой? - спросил он меня уже в машине.
     - Нет, - возразила я, - если вы помните, где живет Дэвид, то мне нужно именно туда.
     - Хорошее решение, вы позвоните ему?
     - Зачем? Мы еще днем обо всем договорились, он, кстати, собрал для меня кое-какой материал о Джессике Барк.
     - Ну, я надеюсь, что это не единственная причина вашей встречи..
     - Вы, комиссар, все же неисправимый романтик, - я не могла сдержать улыбку, - но вы абсолютно правы.
    
     * * *
    
     - Почему ты не отвечаешь по мобильному?! - набросился на меня с упреками Дэвид, едва открыв мне дверь.
     - Сейчас посмотрю, - я полезла в сумочку за аппаратом, - он у меня выключился.
     - Нужно хоть изредка заряжать батарею, - уже спокойнее произнес мой друг, - я волновался, ты бы хоть на часы посмотрела.
     - Послушай, я ужасно устала, давай сначала поговорим о чем-нибудь нейтральном.
     - Вот-вот, об убийстве в Мэрвике, например.
     - Надеюсь, это останется покушением, хотя состояние молодого человека, как говорят врачи, крайне тяжелое.
     - Любопытная ситуация, тебе не кажется?
     - Мне не кажется, я уже сто раз это сама повторяла. Но, не смотря на то, что фактов становится все больше, ничего не проясняется. Тебе удалось что-нибудь найти?
     - Давай сначала поужинаем, - предложил Дэвид.
     - Только не это, - решительно запротестовала я, - весь день попадала на всякие внеплановые трапезы. Впрочем, ты можешь поесть, а я пока расскажу тебе все новости.
     - Хорошо, пошли тогда на кухню.
     Я рассказала обо всем, что мне удалось выяснить за этот долгий день, а так же о своих удачах и возможных заблуждениях.
     - Есть потенциал, - внимательно выслушав мои рассуждения, заявил мой друг, - но и с мойщиком стекол и с этой помощницей Фелиции, ничего пока, как я тебя понял, толком неизвестно. Изабель могла действительно прийти уже после выстрела, а кричать лишь потому, что по уши влюблена в этого красавчика. А мойщик стекол может заявить, что никакого конверта не видел и никто его ни о чем не просил. Ведь так?
     - Так, конечно, - согласилась я, - но проверить все это не мешает. Пока мы набрали кучу всяких сведений, но до сих пор ничего не понимаем. Почему? Как? Кто? Вопросы повисли, и найти ответы не удается.
     - Боюсь, что добытая мною информация тоже не поможет разобраться во всех этих тайнах и загадках, - вдруг заявил Дэвид.
     - Сначала я бы хотела эту информацию получить, - ответила я, - а там будет видно. Выкладывай, я тебя внимательно слушаю.
     - Хорошо, слушай, но все это я еще и собрал тебе на диск, если что-то сейчас упущу, ты сможешь сама это обнаружить.
     - Не тяни, рассказывай, что у тебя за привычка, все говорить с предисловиями!
     - Это не предисловия, я объясняю.
     -… - мой взгляд уже не нуждался в словах.
     - Нед Прусс, если судить по тем материалам, которые я нашел о нем в прессе, был очень удачливым бизнесменом, кроме того, человеком легким и приятным. Однако, его легкость была результатом весьма своеобразного отношения к тому, что происходило вокруг, и к людям, с которыми его сталкивала жизнь. Он ни во что особо не погружался, довольствуясь лишь тем, что можно было ухватить сходу и без особого труда. У него словно было специальное чутье на людей и на события, которые могли быть ему полезны, но ни при каких условиях не могли бы его втянуть в какие-нибудь самые минимальные проблемы.
     - Да, интересный тип, но неужели ты собрал столько материалов о нем, что это позволило тебе составить его психологический портрет.
     - Нет, я ведь не специалист, этот портрет был опубликован в справочнике «Психологические основы бизнеса». Там есть пару сотен таких портретов различных бизнес-везунчиков. Я просто сравнил этот портрет с фактами, которые собрал из других источников и не нашел никаких противоречий. Поэтому так уверено и описываю тебе этого человека. Нед, как утверждает все тот же справочник, был уверен в том, что все, что ему нужно для комфортной жизни, он всегда сможет купить. О том, чего нельзя купить за деньги, он попросту не хотел знать, и не знал.
     - Как же это ему удавалось? - всерьез удивилась я.
     - Легко, - ответил мне Дэвид, даже не задумавшись, - ведь каждый из нас живет именно в том мире, который он хочет и может видеть вокруг.
     - Никогда бы не предположила, что ты такой философ, - искренне удивилась и внутренне восхитилась я.
     - Ты вообще меня еще совсем не знаешь, - усмехнулся мой друг, - я готов тебя удивлять до конца жизни.
     - Моей?
     - Нашей!
     Как всегда в подобных случаях наш разговор перешел в сферу таких шутливо-чувственных отношений, которые отвлекли от размышлений, а потому не подлежат никаким описаниям.
     Но через некоторое время мы все же вернулись к обсуждению Нэда Прусса и его некогда внезапно прервавшейся жизни.
     - Насколько мне стало понятно из твоего предисловия, - вздохнула я, - ничего необычного в биографии господина Прусса ты не нашел. Так?
     - Смотря, что считать необычным.
     - Исходя из твоей характеристики, жизнь Нэда и Джессики проходила спокойно и никаких конфликтов, явных или скрытых, скорее всего не было. От брака каждый из супругов получил то, что ожидал и хотел.
     - Скорее всего, именно так. Но есть пара фактов, которые, тем не менее, могли бы иметь неоднозначные последствия при определенных условиях.
     - Что это за факты?
     - Нэду принадлежала фирма «Инвестсервис». Вполне благополучный бизнес, но однажды все-таки ему не удалось избежать конфликта. Господин Прусс зарабатывал деньги старым проверенным способом, но требующим некоторого опыта и чутья. Он покупал контрольные пакеты акций предприятий, близких к банкротству, но только те, которые при определенном вложении средств все же могли поправить свои дела, однако не находили этих средств, или их бывшие владельцы не были заинтересованы в возрождении своих бизнесов, например получив эти бизнесы в наследство. Однажды он ошибся и купил акции фармакологического концерна, а у того был конкурент, заинтересованный в слиянии предприятий. Такая ситуация время от времени случалась, но существовал налаженный механизм разрешения подобного конфликта интересов. В этом случае Нэд как правило был готов к тому, что доход от сделки будет не слишком большим. Он умел уступать конкурентам, если это избавляло его от лишних хлопот. Но встречаются иногда люди, с которыми бывает трудно, или невозможно договориться. Таким и оказался некий Филиппе Кастильо. Он решил действовать при помощи шантажа. Он устроил через подставных «друзей» к Нэду в качестве секретарши свою юную сестру Кармелиту, девушку очень красивую и умную. В общем, через некоторое время Кармелите удалось спровоцировать господина Прусса на супружескую неверность и добыть доказательства этого факта в виде достаточно откровенных фотографий. Дальше ничего оригинального. Фотографии и негативы в обмен на акции - вот суть предложения господина Кастильо. Но Нэд принимает весьма нестандартное решение, он назначает встречу с шантажистом, якобы для заключения сделки, но перед этой встречей приглашает к себе домой Кармелиту и знакомит ее с Джессикой. Когда Филиппе приходит в назначенное место, его уже ждет полиция. Ответить ему нечем. Поскольку компрометирующие фотографии уже не способны никого удивить. Закон к шантажистам достаточно суров. Видишь ли, Кастильо не понимал суть отношений супругов Прусс, поэтому не был готов к подобной развязке. Даже появись эти фотографии в желтой прессе, неприятности были бы только у редакторов и владельцев изданий.
     - Где ты нашел этот потрясающий материал? - воскликнула я.
     - Эта история была опубликована в специальном юридическом журнале «Прецедент», который тебе хорошо знаком, не правда ли? Это было за три года примерно до смерти Нэда, - ответил Дэвид
     - Пока не знаю, дает ли эта история нам что-нибудь существенное, но это очень интересно. А судьба этой Кармелиты известна?
     - Ей пришлось уехать из Сент-Ривера. Это все что удалось мне узнать.
     - Ты говорил о еще одном факте, - напомнила я.
     - Да. Речь идет о странном поведении лечащего врача Нэда.
     - И в чем странность?
     - Он отказался подписывать свидетельство о смерти своего пациента. Пришлось создавать комиссию, но это ни к чему серьезному не привело, комиссия установила, что Нэд скончался хоть и скоропостижно, но по причине болезни сердца. И поэтому этот факт можно просто иметь в виду. Толку от него немного.
     - Ты не нашел случайно фотографий Кармелиты?
     - Нет. Впрочем, попроси комиссара поискать эти фотографии по полицейским источникам. Например, в деле Филиппе Кастильо. Наверняка там должны были фигурировать и фотки его сестры, она шла в качестве соучастницы, правда суд не счел необходимым ее арест и содержание под стражей.
     - Обязательно попрошу комиссара. А она была не темнокожей случайно?
     - Смуглой, наверное, смотря, что ты подразумеваешь…
     - Я думаю о пропавшей Изабель.
    
    
    
    
     Завершение истории с фотографиями
    
     Утром Дэвид привез меня в управление очень рано. Я там оказалась даже раньше комиссара, и мне пришлось его ждать. Дэвид спешил в редакцию, а у меня началась сыскная лихорадка, помочь мне в поисках сейчас мог только Эрик Катлер.
     Разумеется, я ему позвонила по дороге, но ждать все равно пришлось.
     - Приветствую вас, коллега, - наконец, услышала я знакомый голос комиссара, входящего в кабинет дежурного инспектора, где я в это время слушала замечательную героическую сказку в исполнении Дэна Стиллера, молоденького стажера, недавнего выпускника академии.
     - Здравствуйте, - облегченно вздохнула я, быстро кивнула своему собеседнику и направилась к лифту с той скоростью, которую только могла себе позволить, не выходя за рамки приличий.
     В управлении скоростной лифт, до нужной нам двери не больше пяти метров, но что-то видимо произошло со временем. Мне показалось, что мы перемещались в нужные координаты целую вечность.
     - У меня к вам просьба, - без всяких предисловий заявила я, как только мы расположились на своих местах в комиссарском кабинете.
     - Я уже это понял, - усмехнулся Эрик Катлер.
     - Вы, скорее всего не помните это дело, да и следствия по нему почти не было, - на одном дыхании произнесла я, затем продолжила более спокойно, - скорее всего, им вообще занимался коррупционный отдел.
     - О каком деле вы говорите?
     - Оно было открыто по заявлению Нэда Прусса, первого мужа Джессики. Его шантажировал некий Филиппе Кастильо.
     - Я запросил в архиве, как регистрационного отдела, так и, на всякий случай, других подразделений всю информацию о первом муже госпожи Барк. Возможно, в полученных материалах будет и информация об этом деле.
     - Нам сейчас неплохо бы раздобыть фотографию Камелиты Кастильо, она проходила по делу как соучастница брата, но серьезных последствий это для нее не имело. Суд, видимо, счел ее, в значительной степени, пострадавшей. Известно, что она покинула Сент-Ривер, но это было тогда…
     - Постойте, коллега, я действительно этим делом не занимался и сейчас не очень понимаю, о чем вы мне говорите.
     Я рассказала комиссару ту историю, которую узнала вчера от своего друга и передала ему копию диска, записанного для меня Дэвидом.
     - Так вы думаете, что в Роджера стреляла Кармелита, такой изощренный план мести, вы, очевидно, думаете, что к смерти Нэда она тоже могла быть причастна?
     - Ну, это фантастика, хотя… Во всяком случае, вокруг этой девушки можно выстроить какую-то систему из понятных событий и действий, - уже не так уверено, но прокомментировала я предположения комиссара.
     - Хорошо, я позвоню сейчас. Возможно, диски уже доставлены. Заодно спрошу о мойщике стекол, я поручил найти его инспектору Ральфу. Хотя не думаю, что он этим занимался ночью, а время еще достаточно раннее.
     Понятное дело, нам пришлось ждать: ни дисков с архивными материалами, ни информации от Ральфа еще не было.
     Я уже хотела съездить в контору, чтобы напомнить Ари о своем существовании, но вдруг позвонили из Мэрвика. Причем звонил комиссар Форст, Эрик Катлер передал мне от него привет.
     Разговор комиссаров был настолько долгим, что я уже начала нервничать, я прислушивалась к отрывкам фраз, которые доносились из аппарата, говорил в основном, собеседник из Мэрвика, но все равно ничего не понимала, кроме, и без того очевидного факта, что речь шла о покушении на Джо Коллинза. Наконец, комиссар положил трубку.
     - Есть новости, - спокойно произнес он.
     - Догадываюсь. Так вы мне что-нибудь скажите? - нетерпеливо воскликнула я.
     - Разумеется, - комиссар поднял руку в успокаивающем жесте и стал рассказывать, - состояние Джо Коллинза уже оценивается как небезнадежное, но он в реанимационном блоке и пока на аппаратах, как сказал Эли. Они установили, что последние месяцы у Джо был бурный роман с девушкой по имени Керен, которая работала медсестрой и одно время присматривала за дедом Коллинза, пока его не пришлось перевести в больницу из-за резко ухудшившегося состояния. Говорят, что Джо был намерен на этой Керен жениться. Но когда с ней захотел побеседовать Эли Форст, выяснилось, что девушка уехала, причем именно в тот день, когда прозвучал роковой выстрел. Ее подруга, имя у меня вылетело из головы, но скоро мы получим письменный отчет, так вот ее подруга говорит, что у Керен был маленький пистолет, по описанию именно риджер. А оба выстрела были сделаны из одного и того же оружия, это уже утверждает экспертиза. Невесту Коллинза сейчас ищут. Ее фото нам тоже пришлют. Эли утверждает, что она темнокожая и очень хороша собой.
     - Но она не могла одновременно работать медсестрой в Мэрвике и официанткой в кафе Фелиции! - прореагировала я на все услышанное.
     - И это все, что вас удивляет? - усмехнулся комиссар.
     Я задумалась, опять факты словно специально подобрались, но зачем этой Керен убивать обоих кузенов? Самое главное - зачем убивать Джо, если тот в нее влюблен и готов жениться? Может, он передумал? Это свое соображение я высказала вслух.
     - Все бывает в этой жизни, но за пол часа до того как зайти в то злополучное кафе,
     Джо Коллинз заезжал в ювелирный магазин и заказал колье для своей невесты.
     - Ну, удалось хотя бы выяснить, куда поехала девушка? - поинтересовалась я.
     - Она улетела в Маями, ее подруга говорит, что там у нее семья.. С полицией этого города уже связались, думаю, что скоро мы получим информацию, и знаете, - комиссар сделал паузу и как-то хитро улыбнулся, - у меня такое предчувствие, что нам лучше искать вашу Кармелиту.
    
     * * *
    
     Поскольку просто ждать - занятие для меня совершенно невыносимое, я отправилась в свою контору. Ари встретил меня неожиданным заявлением.
     - У меня есть идея, которую я уже изложил господину Сомсу, он ее одобрил.
     - И что это за идея? - у меня не возникло на этот счет даже предположений, да я не стала бы и напрягаться.
     - Я буду писать летопись нашего агентства, - торжественно произнес Ари.
     - Зачем?
     - Чтобы продать ее, - откровенно ответил мой секретарь, - вы же знаете, как ненадежны сейчас все эти пенсионные фонды, да и кто мне может гарантировать, что в год моего ухода на пенсию не разразится очередной экономический кризис?
     - А ты уверен, что на сей великий труд найдется покупатель? - с очень большим сомнением в голосе спросила я.
     - Если бы не был уверен, не стал бы тратить время даже на обдумывание, - гордо ответил Ари.
     - Хорошо, - вздохнув, произнесла я, - лишь бы это не отражалось на твоей основной работе.
     - Можете не волноваться, ведь свою работу я там тоже буду описывать.
     После этих слов я поняла, что действительно могу не переживать.
     Я спокойно направилась в свой кабинет.
     - Постойте, - вдруг остановил меня Ари, - я надеюсь и на вашу помощь, мне нужны подробности, факты, наконец!
     - Ах, ты хочешь, чтобы и я в этом участвовала?
     - Разумеется, для чего я все это говорю?
     - Тогда давай поговорим о проценте с твоей подпенсионной программы, или над?
     - Скорее около, - с полной серьезностью заметил мой секретарь.
     Для начала я рассказала будущему летописцу все, что удалось установить по делу Барка и Коллинза.
     Собственно, это было нужно мне, чтобы навести некоторый порядок в пото

ке информации, поступившей к нам за последние пару-тройку дней.
     - Комиссар прав, эту девицу нужно бы найти. Странно, что она вот так исчезла. Кстати, не думаю, что от ее фотографии вам будет польза, наверняка она воспользовалась правом жертвы сексуального насилия и внесла изменения в свою внешность за счет фонда.
     - Ари, какие замечательные идеи тебе приходят иногда в голову! - с чувством непритворного восхищения воскликнула я.
     Если кто-то не понял, в чем состоит гениальность этой догадки, я объясню. Вы знаете, что женщины, скомпрометированные действиями преступников, имеют право на небольшие пластические операции за счет специального фонда. Эти операции позволяют им избежать дальнейших сложностей в личной жизни. Но их фотографии: до и после операции, остаются в архиве медицинского центра, в котором эти операции проводятся. Мы можем, имея фотографии Кармелиты из полицейского архива, найти в архиве медицинского центра ее нынешнее изображение. Понятно, что для того, чтобы получить доступ к архивам, нужны судебные решения, но сейчас так развивались события, что эти решения были вполне возможны.
     Я тут же позвонила комиссару и сказала, что у меня, разумеется, с подачи моего секретаря, есть одна очень неплохая идея.
     - Мне тоже есть вас, чем порадовать, - ответил Эрик Катлер, - через час инспектор Ральф привезет ко мне в кабинет Курта Вайнинга, он учится в медицинском университете, а вечерами подрабатывает мойщиком стекол высотных зданий. Так что, жду вас с нетерпением, похоже, мы уже заходим на последний круг.
    
     Загадочная бизнес-леди
    
     Утро уже нельзя было назвать ранним. Было достаточно жарко, поэтому до управления я добралась на такси. По дороге позвонила Дэвиду, и мы договорились, что нынешним вечером он приедет ко мне. Я пообещала не задерживаться, но на всякий случай, напомнила, что ключ он может взять у консьержки, и об ужине ему бы лучше самому позаботиться, поскольку у меня диета.
     Комиссар у себя в кабинете пока был один, и я воспользовалась моментом, чтобы изложить ему соображения, появившееся у меня после разговора с моим секретарем.
     - Да, мысль неглупая, - согласился Эрик Катлер, но давайте сначала все же выясним кое-что, в том числе, и у молодого человека, которого вот-вот должны сюда доставить.
    
     * * *
    
     Пареньку было не больше восемнадцати лет. Он был невысоким очень худым с абсолютно светлыми, почти белыми, коротко подстриженными волосами, светло-голубыми глазами и с легко возникавшей на лице добродушной улыбкой.
     - Да, я забросил его в окно двенадцатого этажа, - не задумавшись ни на секунду, сразу ответил паренек, когда комиссар задал ему вопрос и показал пресловутый конверт, - а что не надо было? Я подумал, что ничего особенного, не бомба ведь.
     - Нет, все нормально, - улыбнулась я, - просто мы хотели бы знать, как это было, и кто обратился к вам с такой просьбой?
     - Нет проблем, - наш собеседник сразу же вернул мне улыбку, - эта была очень красивая женщина, такая необычная.
     - И что же в ней было необычного? - поинтересовался комиссар.
     - Ну, она была очень элегантно одета, но…- он не смог сразу подобрать слова, - эта элегантность была чуточку чрезмерной. Деловой костюм сидел на ней идеально, но в такую жару смотрелся несколько странно, и очки, похоже не столько помогали ее глазам, сколько должны были производить впечатление, они ей, конечно, были к лицу.
     - Какие у нее были волосы? - опять вмешалась я в разговор.
     - Темные, гладко зачесанные назад и стянутые в довольно тугой узел, но с таким овалом лица как у нее, это только подчеркивало ее достоинства.
     - Вы очень наблюдательны, молодой человек, - похвалил свидетеля комиссар, - а что она вам сказала, как объяснила свою просьбу?
     - Сказала, что нечаянно унесла с собой очень важные документы, которые могут понадобиться начальнику еще до того, как она придет на работу завтра, ей куда-то нужно было утром еще зайти, не запомнил, куда именно. Да я почти и не слушал, ну и, дескать, сейчас у нее тоже нет времени возвращаться, так как она опаздывает на прием к дантисту, вот и все.
    
     - Ваша догадка подтвердилась, - признал комиссар, когда мы опять остались в его кабинете вдвоем. Теперь мы знаем, как попали фотографии в офис Роджера Барка, но зачем?
     - Возможно, нас хотели увести от мыслей о каких-то других фотографиях? - вдруг высказала я предположение, которое почему-то раньше мне в голову не пришло.
     - Каких?
     - Позвоните доктору Чаерсу, может, уже можно нормально поговорить с Роджером Барком?
     - Он сам недавно звонил, я просто забыл сказать, - тут же ответил комиссар, мы можем с ним говорить. О смерти жены он уже знает. Мы можем поехать к нему хоть сейчас.
     Но поехать в клинику Вейлин именно в эту минуту нам не пришлось, дежурный инспектор сообщил комиссару, что с ним хочет поговорить девушка по имени Изабель, она утверждает, что ее разыскивали. Естественно комиссар велел провести ее к нам.
    
     Возвращение Изабель
    
     - Мы очень рады вас видеть, - сказал комиссар, едва девушка переступила порог его кабинета, - вас разыскала испанская полиция?
     - Нет, что вы! Мне написала, а потом еще и позвонила Лили, Лили Саванта, хозяйка пансиона в котором я живу. Она меня убедила вернуться в Сент-Ривер, хотя я могла бы быть в отпуске еще до конца месяца.
     - А кто-нибудь знает, что вы уже здесь? - спросила я.
     - Нет, я сразу приехала сюда, прямо с самолета, сумку мне разрешили оставить внизу, - зачем-то добавила девушка, и в глазах ее я заметила тревогу.
     - Вот и замечательно. Вы попросили отпуск, потому что очень испугались? Или расстроились? - попыталась я навести ее на мысль, именно ту, которая была нужна нам.
     - Ну и то и другое, я первый раз такое видела, понимаете?
     - Конечно, понимаю, но что вы собственно видели? Вы ведь утверждаете, что пришли уже после выстрела? А сам выстрел вы слышали?
     - Не знаю, я могла и не понять, что это выстрел.
     - Почему вы сказали своей хозяйке, что летите в Париж? - решила я сменить тему разговора.
     - Я так планировала сначала, - неуверенно ответила Изабель
     - Но у вас был билет до Толедо, - напомнила я.
     - Мне было неудобно рассказывать об изменении своих планов.
     - Послушайте, Изабель, - я старалась говорить мягко, но убедительно, - мы вас ни в чем плохом не подозреваем. Мы даже не думаем, что вы сознательно обманываете нас, но есть некоторые чисто психологические нестыковки в ваших показаниях, и если убийца, стрелявший в господина Барка, видел то, что вы сейчас не можете, или не хотите вспомнить, вашей жизни угрожает настоящая опасность.
     - Что же мне делать? - в голосе Изабель звучал неподдельный страх, и это говорило в пользу версии Камилы.
     - Я думаю, что все это скоро закончится, - уверено успокоила я нашу собеседницу и спросила, - у вас есть здесь в Сент-Ривере какой-то верный вам человек, которого, кроме вас, никто из вашего окружения не знает, и у которого вы могли бы укрыться на несколько дней, пока закончится следствие?
     - Такой человек есть, но мне неудобно обращаться к нему с подобной просьбой...
     - Это мужчина? - остановила я своим вопросом ее сомнения и их объяснение.
     - Да, - мне показалось, что на ее щеках появилось то, что у светлокожих мы называем румянцем.
     - Если вы ему доверяете, то все остальное не имеет значения.
     Я так сказала вовсе не потому, что так думаю всегда, но чувствовалось, что девушке, чтобы принять решение, нужно было услышать именно эти слова.
     - Я хотела бы, чтобы при этом вы постоянно поддерживали с нами связь, - добавила я, кроме того, есть еще одна просьба.
     - Какая? - в голосе Изабель опять появилось напряжение.
     - Я прошу вас встретиться с Камилой Фортье, она - психоаналитик.
     - Вы хотите, чтобы она попробовала под гипнозом помочь мне вспомнить то, что я видела, как вы думаете?
     - Она не станет этого делать, если это будет угрожать вашему здоровью, или, если вы откажетесь от этого.
     - Хорошо, - согласилась Изабель, - я с ней встречусь.
     - Тогда давайте поступим так, - я посмотрела в сторону комиссара, и он кивнул, соглашаясь заранее с любым моим предложением, - сейчас я позвоню Камиле Фортье и узнаю, когда она сможет встретиться с вами. Потом я вам советую позвонить своему другу, будет хорошо, если вы дадите комиссару его координаты.
     - Я согласна, - повторила Изабель.
     Камила не стала отодвигать встречу с девушкой, потому что сама испытывала ко всем этим событиям жгучий интерес. Мы договорились, что встретимся вечером в ее кабинете. Это устраивало всех. Затем Изабель связалась по телефону со своим другом, разговор не занял и пяти минут. Молодой человек был готов приехать в управление, что было очень разумно, тем более, что комиссар выразил желание дать ему некоторые инструкции.
     В общем, в больницу мы попали только к полудню.
     В этот раз Роджер был и вовсе молодцом. Бледность и грусть в глазах были, но уже не было ни страха, ни безысходности. Он явно начал приходить в себя.
     - Мы не будем вас мучить, - я решилась на улыбку, - у нас к вам не так много вопросов.
     По дороге мы с комиссаром все согласовали, поэтому я так уверенно представляла, в том числе, интересы полиции.
     - Спрашивайте, не стесняйтесь, - спокойно произнес Роджер, - я себя чувствую уже нормально и очень скучаю.
     - Разве Эрвин вас так и не навестил? - удивилась я.
     - Почему же, они приходили вчера с Долорес, но это не то. Правда мне не дает скучать Фелиция, однако, я ужасно рад именно вам, своим коллегам.
     - Тогда вы не будете удивляться моим вопросам, - я опять улыбнулась, понимая, что мировая скорбь уже постепенно покидала простреленное сердце нашего собеседника.
     - С нетерпением жду их.
     - В вашем доме был найден старый, большой в красивом красном бархатном переплете фотоальбом, вы помните такую вешь?
     - Да, очень хорошо помню, хотя никогда не заглядывал внутрь, - ответ Роджера меня уже не удивил.
     - Вы хотите сказать, что он принадлежал вашей жене, и она вам его не показывала?
     - Она утверждала, что он принадлежит прошлому, с которым она рассталась навсегда.
     - Но зачем же она его хранила? Вы никогда не задавали ей этот вопрос?
     - Она мне сказала это и без моих вопросов, она хотела иметь возможность вспоминать свою прошлую жизнь, когда у нее появится недовольство нынешней.
     - Неплохо сказано. В вашем доме, тогда, когда вы из него выходили в последний раз, был коньяк?
     - Точно знаю, что нет. Я его не люблю, а Джессика пьет только легкое десертное вино, извините, пила…
     - Это вы нас извините.
     - Нет, я уже действительно в порядке, тем более…
     - Что тем более?
     - Я потерял ее раньше. Собственно, она так и не стала мне настоящей женой, той, о которой я мечтал, когда впервые увидел Джессику. Да, она была очень красивой, но мне сейчас кажется, что, умерев, она не стала мертвее, чем была.
     - Она вас не любила?
     - Она не знала, что такое любовь и искренне не понимала меня, она ведь так старалась соответствовать! Соответствовать тому, кто оказался с ней рядом - это единственное, что она могла.
     - Это было ее бедой, наверное, а не виной, - мягко возразила я.
     - Я это понимал, водил ее к врачам, к психологам. Она аккуратно выполняла все предписания, до самых идиотских, но ничего не менялось, она искренне не понимала, чего я от нее хочу. Да простит она мне сегодняшнюю горечь, но вам ведь нужно бы это знать?
     - Да, спасибо за вашу откровенность. Не скажу, что это многое объясняет, но это заставляет подумать о некоторых мелочах, на которые при другом раскладе, мы не стали бы обращать внимание.
     - У вас есть версия, объясняющая все эти события?
     - Вы знаете, что вы в двух шагах от очень больших денег? - ответила я вопросом на его вопрос.
     - Вы имеете в виду завещание деда?
     - Вы знали о нем?
     - Да, о нем все знали в нашей семье и давно. Но ведь с Джо все должно быть в порядке?
     - Мы надеемся, но все руках судьбы…
     - Я тоже надеюсь, такая неприятность накануне свадьбы!
     Я подумала, что слово неприятность не очень точно отражает случившееся, но ничего не сказала.
    
     Грустная развязка
    
     - Вам, судя по всему, остается только назвать имя, - произнес комиссар, когда мы сели в машину, - вы все еще нуждаетесь в сеансе психоаналитика?
     - А вы знаете это имя? - не без удивления спросила я.
     - Догадываюсь, но не знаю ни где нам искать нашего убийцу, ни как доказать его вину, - невесело заметил Эрик Катлер, - что ж, давайте вернемся в управление, посмотрим хотя бы, сможем ли мы его узнать. Архивные материалы уже должны быть на моем компьютере.
     - Едем в управление, - коротко согласилась я.
    
     * * *
    
     Мы просматривали материалы: страницу за страницей, словно специально оттягивая момент, когда сможем увидеть ту, о которой думали уже несколько часов, практически не отвлекаясь на других подозреваемых, да и были ли у нас другие? Ничего нового мы не узнали, кроме истории Флиппе Кастильо, своего рода, специалиста в области использования шантажа. В остальном, все было именно так, как рассказывал Дэвид.
     И вот первый снимок, всего их было двенадцать.
     - Нет, нам не придется обращаться к архивам пластической хирургии, - облегченно вздохнула я, - об этом можно было и самим догадаться. Именно такие снимки были вырваны из альбома Джессики. Если бы она изменила свое лицо, зачем бы ей была нужна вся эта возня с фотографиями.
     - Что будем делать? - спросил меня комиссар, - доказательств у нас немного, возможно, помогут коллеги из Мэрвика, но она не так наивна, чтобы предоставить следы там, где их можно было бы не оставлять. Нужно четко предъявить мотив и возможности, а это как раз может оказаться не самым простым делом.
     - Я предлагаю попробовать с ней поговорить, ну а, если не получится, то придется собирать все по крохам, но это уже работа полиции. Главное, что моему клиенту уже нечего будет опасаться.
     - Вы хотите пригласить ее прямо сейчас?
     - Пригласить? Нет, это слишком ненадежно, она так порывиста и непредсказуема. А что, если послать за ней патрульную машину?
     - Под каким предлогом? Ордер на арест я вряд ли сейчас смогу получить…
     - Нет, мы скажем, что она приглашается на опознание, вряд ли это будет такой уж обман.
     - Что ж, это мысль, хоть и рискованная, но не без шанса на успех.
     Пока мы ждали результатов нашей очевидной авантюры, я очень волновалась, боялась, что она откажется ехать, или сбежит по дороге. Но все получилось. Около шести часов вечера она вошла в кабинет комиссара.
     - Добрый вечер, Кармелита, - назвала я ее настоящим именем.
     Я видела, что она хотела мне возразить, возможно, устроить спектакль с полным непониманием, но она не стала этого делать, она умела проигрывать.
     Кармелита села в кресло, посмотрела на меня и вдруг тихо, но твердо произнесла:
     - Я ничего не буду рассказывать.
     - Не нужно, - спокойно ответила я, - я сама расскажу, - а вы меня поправите, если вдруг я ошибусь в деталях, которые будут для вас, или для вашего адвоката иметь значение.
     И я стала рассказывать эту историю так, как теперь ее понимала. Я рассказывала, обращаясь не к обвиняемой, а к комиссару или к своему клиенту, который сможет все это прослушать потом, когда это будет ему под силу.
    
     Кармелита с детства была в зависимости от старшего брата. Мать их оставила, когда девочке было всего девять лет. Отец сильно пил и однажды просто не вернулся домой. Филиппе был хорошим братом. Но он не знал, как можно жить честно. Впрочем, понимая, что сестра может ему пригодиться, он оберегал ее и от наркотиков, и от необдуманных поступков. Он решил, что самый простой и безопасный способ получения денег дает шантаж. Он подошел к своему будущему ремеслу очень серьезно, изучал доступные материалы разных судебных дел, проштудировал законы, читал мемуары политиков, пострадавших от этого вида преступлений, изучал психологию. Но что он мог получить таким способом для себя? Его в то время никто бы не стал принимать всерьез, а ведь шантаж - это чаще всего, умелый блеф. Не знаю, кто был его первым клиентом, да это сейчас и не важно, но вскоре его ремесло стало приносить ему деньги. Он научился мастерски создавать компромат и так же мастерски его использовать. Сестра ему помогала, поскольку шантаж, построенный на отношениях с женщинами был, как правило, самым прибыльным. Ему бы и оставаться на этом плодородном поле, но видимо за те акции ему пообещали очень соблазнительный процент, или очень уж ему хотелось опустить именно этого самоуверенного богача. Возможно, было и то и другое. Но тут ему впервые не повезло, он натолкнулся на необычную семейную ситуацию и потерял все, оказавшись за решеткой.
     Кармелита осталась одна. Но бывший работодатель и любовник не выгнал ее. Она продолжала работать его секретаршей и даже сумела подружиться с его женой. Нэд сам их познакомил. Она быстро понимает, что Джессика Прусс не нуждается в мужчинах, но очень боится остаться без денег.
     Видимо талант Кармелиты был не меньше, чем способности брата, а то, что она была женщиной, к тому же очень привлекательной, не только не могло ей помешать, но и стало ее защитой от недоверия со стороны будущих жертв. Она полностью подчинила Джессику своему влиянию, и скоро та спокойно стала подсыпать порошок в пищу и питье своему мужу. Нет, это не был яд, это был препарат, который просто ухудшал работу сердца, а оно у Нэда и так было не совсем в порядке. Умер ли Нэд именно от этих порошков, или просто так получилось, но Джессику удалось убедить, что именно она убила своего мужа. Впрочем, ее удалось убедить и в том, что это принесло ей именно то, что она хотела, свободу от мужчин и деньги. Поэтому было бы только справедливо за это заплатить. И Джессика платит. Так появляется кафе «Фиалка» Пути женщин на какое-то время расходятся. Кармелите надоело возиться с этой ненормальной, она хотела устроить свою жизнь. Ведь она-то вполне нормальная женщина.
     Но Джессике, когда от нее удалилась подруга, стало одиноко, да и самостоятельности ей явно не хватало. Вот тут появился Роджер, как выход из этого неприятного, неудобного положения. Роджеру казалось, что он влюбился в Джессику, но на самом деле он влюбился в образ, который создало его собственное воображение. Он понял это еще до свадьбы, но чтобы в этом убедиться ему пришлось пройти некоторый путь. Он пытался разбудить в свое юной и прекрасной жене то, что разбудить в ней было просто невозможно. Этим он ей страшно досаждал. Пыталась ли она избавиться от него сама, или сразу обратилась к подруге, это не так важно, но вот Кармелита опять появляется в ее доме. Роджер не сказал нам, что был знаком раньше с Фелицией, так как не хотел втравлять в неприятности своей неудачной женитьбы и нелепого покушения на свою жизнь эту благородную женщину, которая так старалась им с Джессикой помочь. Кто она на самом деле он не знал. И мог бы не узнать, если бы Кармелита осуществила свой план. Она не попала в сердце Роджеру именно потому, что и не собиралась его убивать, но ранение должно быть серьезным, чтобы никто не догадался об истинных планах стрелявшего. Я не знаю, как и где Кармелита готовилась к этому выстрелу, но не сомневаюсь, что в стрельбе она серьезно упражнялась, она готовила свои подвиги так же тщательно, как ее брат - свои. Убедившись, что все получилось, и, обеспечив себе алиби с моей помощью, она отправляется к Джессике, чтобы обрадовать ее. У нее с собой небольшая бутылочка коньяку, в которой уже растворен арфенал. С собой она берет еще упаковку этих таблеток. Она уговаривает Джессику симулировать самоубийство. Уверяет ее, что умереть она не сможет, так как и доза недостаточная, да и скоро должна прийти Долорес убирать квартиру. Джессика, возможно, под диктовку, пишет странную записку, из которой можно сделать вывод, что это именно она стреляла в мужа, впрочем, не настолько явно, чтобы сама госпожа Барк могла понять этот подтекст. Мы знаем, чем это кончается. Но в альбоме бедной дурочки есть фотографии, которые могут помешать планам Фелиции, если кто-то поймет, что на самом деле она Кармелита.
     Вот так мы получаем всю ситуацию с альбомом и пачкой фотографий, которые были подброшены в офис Барка. Фальшивки, конечно, были приготовлены заранее.
     Фелиция не боялась, что полиция сразу их раскусит, главное, чтобы никто не догадался о наличии настоящих фотографий. Надо сказать, решить эту задачку было не так уж просто. Если бы у меня не возниклане ассоциация на фразу, сказанную Долорес, я не уверена, что догадалась бы о мойщике стекол и обо всем остальном.
     Не повезло Фелиции капитально только дважды: Изабель пришла именно в этот день пораньше, причем именно в момент выстрела, но к счастью она не поняла, что и как произошло, однако к этому моменту мы вернемся позднее. Второе невезение было в Мэрвике, Джо остался жив, а, значит, с наследством для Роджера ничего не получилось. В том, что Кармелите удалось бы женить на себе красивого и богатого наследника, даже я не очень сомневаюсь.
     - Все, что вы сейчас так красочно рассказали, еще и доказать надо, или вы уверены, что я все это возьму на себя? - Кармелита усмехнулась.
     - Это решать вам, но сейчас доказать, что вы и есть Кармелита, несложно. Ваши пальчики все же остались на странице альбома и на зеркале в комнате Джессики. В Мэрвик вы наверняка летали самолетом, там вас кто-то обязательно видел. Вас узнает паренек, который мыл стекла и забросил конверт с фотографиями. Где-то вы отрабатывали свое умение попадать в цель, и это место тоже можно найти. Сейчас Изабель в кабинете психоаналитика, который поможет ей вспомнить то, что она видела. Роджер тоже будет свидетельствовать против вас, когда узнает правду. Думаю, что это еще не все, что может привести вас к приговору о пожизненном заключении без права помилования, единственная возможность для вас смягчить этот приговор - сотрудничать со следствием. Но решать вам.
    
     * * *
    
     Я вернулась домой, как и обещала, пораньше. Дэвид даже растерялся, настолько он не ожидал от меня такой обязательности. Но я удивила его еще больше, когда с порога бросилась ему на грудь и разрыдалась. Он нежно прижимал меня к себе, гладил по волосам, целовал, но от этого я плакала еще безутешнее.
     Когда я, наконец, совладала с собой, я прошептала:
     - Давай поженимся, как можно быстрее.
     - Ты способна подождать хотя бы до завтра? - улыбаясь, спросил меня мой будущий муж?


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница