Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница3/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
^

Ольга  Бэйс

Детективные страсти



    
     Я редко запоминаю свои сны, но и сейчас хорошо помню, что в ночь перед утром, с которого все и началось, мне снились кошмары. Я даже помню некоторые фрагменты этих жутких видений. Я шла по улицам большого мрачного города, вокруг не было ни души, хотя, то там, то здесь мелькали какие-то зловещие тени, эти тени время от времени превращались в гигантских черных кошек, от которых я спасалась бегством, но бежать мне было невыносимо трудно, словно ноги мои были связаны. В общем, ничего особенного, кошмар, как кошмар. Но проснулась я с тревожным предчувствием в душе. Мое настроение не улучшилось, когда я поняла, что еще и проспала. На часах было девять.
     Надо мной, конечно, нет начальства, но у меня есть секретарь, которого очень волнует мой трудовой вклад в наше, как он считает, общее дело. Сколько раз я себе обещала, что не буду обращать внимания на его многозначительные взгляды и колкости, хорошо замаскированные изысканностью выражений. Только давать обещания легче, чем о них хотя бы помнить.
     Открывая дверь своей конторы, я была полна неприятных предчувствий. Это состояние, разумеется, питалось откуда-то из моих психологически комплексов, как сказал бы Дэвид. Наверное, так оно и есть, но разве это что-то меняет в моих ощущениях? Так или иначе, но мой взгляд, как я и ожидала, наткнулся на ехидную улыбочку Ари.
     - У вас в кабинете вас ждет посетитель, - объявил мой секретарь, забыв даже поприветствовать свою работодательницу.
     - И давно он ждет? - спросила я, словно это имело какое-то значение.
     - Нет, не слишком, с полчаса, - ответ Ари на сей раз прозвучал вполне терпимо.
     Я вошла в кабинет и невольно замерла. Мне навстречу из кресла для посетителей встал мужчина, словно сошедший со страниц какого-нибудь безумного женского романа. Его просто невозможно было бы описать, не прибегая к литературным штампам, поэтому попытаюсь остановиться лишь на основных его достоинствах, остальное любой читатель, а тем более читательница, прекрасно дорисует и без моей скромной помощи.
     Он был высок и строен, смугл. Одет очень просто: легкие летние брюки и белая тонкая рубашка, но как это на нем смотрелось! Его темные прямые волосы были причесаны с продуманной небрежностью. Глаза? Нет, лучше я скажу о его взгляде, этот взгляд способен был разбудить фантазию даже у выросшей в монастыре пуританки.
     В общем, в свое кресло я села словно под гипнозом. Не верите? А зря. Все было именно так.
     - Меня зовут Роджер Барк, - представился мой посетитель, и это была фраза, после которой мое внимание, наконец, сосредоточилось на его словах.
     - Очень приятно, - промямлила я, но тут же добавила, стараясь изо всех сил придать своему голосу как можно больше деловитости, -- что привело вас ко мне?
     - Боюсь, что вы удивитесь, - последовала небольшая, но выразительная пауза, сопровождаемая едва заметным вздохом, - страх.
     Вот тут, я уже точно пришла в себя, и с этого момента уже рассматривала все достоинства Роджера Барка, в основном, в пределах эстетического удовольствия.
     - Видимо вам стоит рассказать мне о причинах вашего страха, - как можно мягче произнесла я.
     - Да, конечно, вы правы, - опять едва заметный вздох. - Я женат на очень красивой, умной и необыкновенной женщине, но я - ее второй муж, - Барк вздохнул снова, теперь уже не скрывая своих эмоций, - она была замужем и овдовела, - продолжил он свой рассказ, - ничего криминального, разница в возрасте, болезнь сердца, - он замолчал и на пару минут ушел в себя.
     - Такое случается, - решила я напомнить о себе.
     - Да, именно случается, - опять заговорил Роджер Барк, - я бы не стал интересоваться обстоятельствами смерти своего предшественника, если бы неделю назад внезапно не почувствовал себя плохо.
     - От этого тоже никто не застрахован.
     - Да, но у меня никогда не было проблем с сердцем, а мой доктор считает, что мое недомогание можно вызвать, заставив меня употребить, с пищей, например, какое-то ядовитое вещество. Он даже назвал его точно, но я не запомнил, а переспросить счел неудобным. Теперь я дома стараюсь не есть и не пить.
     - И у вас это получается?
     - Видите ли, с моей профессией я могу это, как бы лучше сказать, в общем, как вы правильно заметили, у меня получается, - трудно было бы не заметить, насколько молодой человек смутился.
     - И что же у вас за профессия? - поинтересовалась я.
     - Я - частный детектив, - видно было, что, произнося эти слова, он опять почувствовал некоторую неловкость.
     Мой друг Дэвид однажды назвал меня специалистом по нелепостям. Видимо он был прав. Многие истории, о которых я рассказываю вам, начинались именно с ситуаций, которые иначе как нелепостями не назовешь.
     Что бы вы сказали, услышав от молодого спортивного вида красавца с повадками хищника о том, что от него хочет избавиться жена, причем не развестись, что было бы если и странно, то, по крайней мере, понятно, а избавиться, так сказать, по нулевому варианту: подсыпает ему яд в пищу, нанимает убийц и так далее?
     И теперь этот молодой человек сказал мне, что он мой коллега, то есть тоже занимается частным сыском, тут я и вовсе растерялась.
     Да, это было уже второе потрясение за время нашего короткого разговора. Я даже не сразу сообразила, что бы мне такое сказать. Но не могла же я сидеть и молча таращиться на человека, который обратился ко мне за помощью.
     - Ваш врач уверен в своих словах? - наконец спросила я.
     - Понимаете, он это сказал вскользь, просто заметил, что такое могло бы быть.
     - А вы всерьез поверили в то, что вас травят? - удивилась я.
     - Нет, тогда, когда он это сказал, я не придал его словам никакого значения, но вчера было уже настоящее покушение.
     - И как же это было? - я задала вопрос по инерции, но мне стало казаться, что, что Роджеру Барку нужен специалист несколько другого профиля.
     И дело было не только в том, что этот здоровый и сильный мужчина испытывает страх. Если его подозрения имеют под собой почву, то страх вполне естественен, но было в нем что-то ненатуральное, что ли.. Хотя, чуть позднее, когда события приняли неожиданный и явно не шуточный оборот, я легко нашла причину такого восприятия слов и поступков моего клиента. А пока Роджер продолжил свой рассказ.
     - В офис я каждый день езжу на своей машине, но вчера мой автомобиль никак не хотел заводиться, хотя я его совсем недавно купил и это очень надежная машина. Мне пришлось вызвать механика из автосервиса. Однако у меня была назначена встреча с клиентом, поэтому ждать я не мог. Хотел воспользоваться автомобилем жены, но она заявила, что ей тоже куда-то срочно нужно поехать, и возмутилась, когда я поинтересовался ее планами, произошла даже недолгая, но очень неприятная перепалка. Я должен сказать, что мы почти не ссоримся, и я был удивлен ее вспышкой. В общем, мне пришлось добираться на метро. Я стоял на перроне, поезд должен был вот-вот появиться. Рядом со мной все время крутился какой-то подозрительный тип. И когда все придвинулись ближе к краю платформы, а из туннеля показались огни, этот тип резко толкнул меня в спину, так, что я едва не свалился на рельсы. Как я удержался?! Это было так ужасно…
     - Вы встречали раньше этого человека? Не спешите с ответом, поройтесь в памяти.
     - Я думал об этом, и очень много думал. Нет, я уверен, что я его не знаю, и никогда с ним не пересекался, нигде.
     - Случай действительно странный и неприятный, но какую вы видите связь между тем, что произошло с вами в метро и прошлым вашей жены, ведь вы об этом хотели сказать?
     - Да, к сожалению. Понимаете. Я ведь не знаком с этим человеком, ну, тем, что был там, на перроне. За что же ему меня настолько ненавидеть, чтобы желать мне смерти, да еще такой? - я с удивлением заметила, что мой посетитель вздрогнул, и мне показалось, что даже побледнел, - как вы понимаете, о других мотивах вообще говорить не имеет смысла. Из этого я делаю неутешительный вывод, что он просто нанят кем-то, из тех, кто меня хорошо знает.
     - Но вас знают многие люди.
     - Я думал о том, кто бы это мог быть, но большинству окружающих меня людей, кстати, и родственникам тоже, нет до меня никакого дела.
     - Ну и почему ваше подозрение в первую очередь пало на жену? - возразила я, - При вашей профессии, коллега, нажить врагов несложно.
     - Я еще не успел их нажить, - объяснил Роджер, - мой бизнес существует меньше года. Пока я занимался весьма несложными делами, ну вы же тоже когда-то начинали, - он улыбнулся очень грустной улыбкой, и лицо его неожиданно, словно осталось без маски. Это опять вернуло смятение в мою душу.
     - Видите ли, - решила объяснить я, - даже, занимаясь очень простым расследованием, мы с вами можем иногда не нарочно, абсолютно случайно, не подозревая об этом, наступить на чей-то интерес, и это, как минимум.
     - Возможно, вы и правы, но все так сходится.
     - Что сходится? Кстати, вы ехали в метро, что называется, в час пик. Вам ведь не так часто приходится пользоваться общественным транспортом?
     - И что?
     - Все это могло быть просто неприятной, конечно, опасной, но случайностью. Да и болезни нас подстерегают часто тогда, когда мы менее всего готовы с ними смириться. Может, вам просто лучше немного отдохнуть, сменить обстановку? В супружеской жизни случаются сложные периоды, но не стоит бросаться такими обвинениями, и таить в мыслях такие подозрения.
     Дальше разговор в той, или иной степени представлял собой разные варианты того, что уже было сказано. Я не верила в то, что подозрения моего посетителя имеют под собой что-то реальное. Мне казалось, что все это последствия его мнительности и обыкновенных межсупружеских трений. Я пообещала, что все же подумаю над его ситуацией, но не верила, что существует какая-то угроза жизни этого человека. Это выглядело слишком невероятным. Такое может быть только в плохом детективном фильме. Так я думала, распрощавшись с потенциальным клиентом в тот день.
     Однако на следующий день как я ругала себя за эти мысли.
    
    
     * * *
    
     Я была у себя в конторе, когда мне позвонила Фелиция Куорни.
     - Я говорю с вами из больницы, клиника Вейлин, по просьбе Роджера Барка, он ненадолго пришел в сознание и назвал ваше имя и номер телефона.
     - Что случилось? Вы - врач? Медсестра? - не слишком вдумываясь в смысл своих вопросов, частила я в трубку.
     - Нет, я, скорее свидетель, в Роджера стреляли, когда он выходил из моего кафе.
     - Я сейчас приеду туда, вы можете меня дождаться? - спросила я.
     - Хорошо, я вас подожду, - довольно спокойно ответила моя собеседница.
    
     Хозяйка маленького кафе
    
     Фелиция ждала меня в вестибюле центрального корпуса огромной клиники Вейлин. Она первая подошла ко мне, поэтому я даже не успела озаботиться вопросом, как я узнаю незнакомку, с которой говорила по телефону.
     - Вы Мэриэл? - спросила меня высокая красивая женщина, которой с равной степенью вероятности могло быть и двадцать пять лет и больше тридцати.
     - Да, - коротко ответила я, - а вы, очевидно, госпожа Куорни.
     - Именно, - моя собеседница улыбнулась, - но было бы лучше, если бы вы меня называли просто Фелиция.
     - Как скажете, - не без удивления согласилась я.
     - Идемте, я вас провожу, Роджер сейчас в реанимационном блоке. Пуля прошла всего в двух сантиметрах от сердца, он потерял много крови, но опасность для его жизни, как уверяют врачи, уже миновала.
     - Вы, видимо были с ним хорошо знакомы? - спросила я, понимая, что сейчас в этой неофициальной обстановке у меня больше шансов кое-что понять.
     Мы вышли из здания, пересекли двор клиники и вошли в другой корпус. Фелиция ответила на мой вопрос не сразу. Мы уже шли по длинному коридору, поднявшись на лифте на пятый этаж.
     - У меня есть маленькое кафе на улице Планка, недалеко от Большого моста. Роджер - мой постоянный клиент и большой поклонник моих кулинарных способностей. К сожалению, только это, - она опять улыбнулась, и мне показалось, что улыбка эта была намеренно многозначительной.
     Ответить я не успела. Мы вошли в палату. Я обратила внимание на полицейского у двери и подумала, что нужно бы позвонить комиссару Катлеру. Теперь я смогу это сделать уже после разговора с клиентом, если получится, или после беседы с хозяйкой того кафе, которое невольно превратилось сейчас в место происшествия.
    
     В палате я увидела несколько иную картинку, чем та, что сложилась в моем воображении. На высоком сооружении, которое лишь функционально можно было считать кроватью, лежал Роджер Барк. Вокруг него, как мне показалось, беспорядочно, располагались разные медицинские приборы, но они существовали сами по себе, ничего не добавляя к портрету пострадавшего, лишь создавали вокруг него соответствующий моменту фон.
     Глаза Роджера были закрыты, лицо выглядело бледным и слегка сероватым, но мне он показался сейчас особенно красивым. Впрочем, для мужчин надо бы придумать какое-то другое слово.
     Мне вдруг захотелось положить руку ему на лоб, сказать ему что-то доброе, возможно, даже нежное. Скорее всего, мои ощущения тогда порождались, в известной мере, чувством вины за все, что случилось с этим человеком. «Какое счастье, что он не погиб!» - думала я.
     Странно, но в этот момент я совсем не думала о его жене. Словно ее и не было, и вовсе не ее он подозревал во всех покушениях на свою жизнь.
     - Похоже, он опять заснул, - легким шепотом произнесла Филиция, - о ней я в этот момент тоже забыла.
     - Не будем тогда его будить, - так же шепотом ответила я, и мы, не сговариваясь, вышли в коридор.
     - Я думаю, что у вас еще будет время его обо всем спросить, - заметила госпожа Куорни.
     - Тогда, быть может, вы ответите на мои вопросы? - спросила я.
     - Пожалуйста, - легко согласилась Фелиция, - только знаю я очень мало.
     - Но вы ведь, - заметила я, - видели все, что произошло, возможно, даже стрелявшего?
     - Нет, того, кто стрелял в Роджера, не было видно, я сейчас вам все расскажу, только давайте спустимся вниз на первый этаж. Там есть бар, в котором можно выпить по чашечке кофе, - предложила моя собеседница.
     В баре кроме нас никого не оказалось, это, скорее всего, объяснялось тем, что время было между завтраком и обедом.
     За стойкой стоял упитанный молодой человек, который с нескрываемым восторгом рассматривал нас.
     Мы заказали кофе и расположились у высокого столика в самом уютном уголке этого небольшого помещения, рядом с единственным окном и, насколько это было возможно, подальше от любопытного внимания бармена.
     - Вы хотите, чтобы я вам сначала просто описала случившееся, так, как я его помню? - спросила Фелиция.
     - Это, пожалуй, было бы самым разумным, - согласилась я.
     - Роджер - один из самых ранних моих посетителей, - приступила к рассказу, госпожа Куорни, - он забегает каждое утро, чтобы позавтракать перед работой, вернее по пути в свою контору, - моя собеседница снисходительно улыбнулась, - так было и сегодня.
     - Вы помните, время, когда он появился у вас? - уточнила я.
     - Да, я посмотрела на часы, просто так без всякой причины, было без десяти минут восемь.
     - Кто-нибудь еще был в кафе?
     - Нет, моя помощница пришла чуть позднее. Впрочем, забыла, еще были мои постоянные посетители господин и госпожа Шатле.
     - Извините, что перебила вас, продолжайте, пожалуйста.
     - Ничего. Я подала Роджеру его завтрак, и мы перекинулись, как обычно, парой слов.
     - Вы помните содержание вашего разговора?
     - Это трудно назвать разговором, но мне показалось, что настроение у господина Барка было не слишком хорошим, не решусь назвать его плохим, но думаю, что это было бы недалеко от истины. Впрочем, настроение вещь слишком индивидуальная и переменчивая. В общем, он позавтракал, оставил деньги на столике, встал и отправился к выходу. Когда он уже переступил порог, раздался выстрел. Я в это время была на кухне и не сразу сообразила, что произошло, услышав громкий хлопок, но тут же поспешила в зал. Как раз появилась Изабель, и сцена была незабываемая. Роджер лежал на пороге, впрочем, большая часть его тела находилась еще внутри кафе, кровь я увидела не сразу, да и вообще сориентировалась с большим трудом, так как Изабель визжала, а вокруг стали собираться любопытные и сочувствующие. К счастью, рядом оказался полицейский, он быстро навел порядок и вызвал следственную бригаду. Честно говоря, больше мне добавить нечего.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница