Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница4/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
     - Вы знакомы с господином Барком, только как с клиентом?
     - Да. Но я была бы не прочь несколько изменить наши отношения. Однако, увы… - Фелиция грустно усмехнулась, - Он мне симпатичен, но, судя по всему, он верен своей жене, хотя при его внешности это очень странно. Он даже не пытался увидеть во мне женщину.
     Я уже писала, что моя собеседница была очень красива, теперь, думаю, стоит добавить, что помимо красоты в ней была еще некая утонченность, породистость. Высокий рост сочетался с совершенством фигуры, и бесспорным умением все это преподнести. На ней было элегантное платье темно-вишневого цвета. Изящные туфельки на высоком тонком каблуке подчеркивали все достоинства ее длинных стройных ног. Густые пышные темные, почти черные, волосы обрамляли безупречный овал лица с тонкими чертами и большими выразительными слегка раскосыми глазами, смуглая кожа с едва заметным естественным румянцем не нуждалась в косметике. Да, не увидеть в ней женщину мог только слепец.
     - Вы меня удивили, - совершенно искренне заявила я.
     - Я и сама удивляюсь, впрочем, мы ведь не видели ту, на которой он женат, - справедливо возразила мне Фелиция. Куорни.
     - Он ни разу не был у вас с женой?
     - Ну, что вы, странно, что сам Роджер Барк снизошел до моего маленького и скромного заведения, а уж, чтобы его жена здесь появилась, - госпожа Куорни рассмеялась одновременно горьким и каким-то слишком нарочитым смехом.
     Мне подумалось, что уж очень много эмоций вложено в ответы на мои простые вопросы. Но мысль эта не задержалась, уступив место размышлениям о вещах куда более важных.
     - А вы никогда не спрашивали господина Барка, что его привлекло в вашем, как вы сами сказали, скромном заведении?
     - Как же, как же, конечно спросила однажды. Не упустила такого замечательного повода завести с ним частный разговор, - на сей раз, Фелиция улыбнулась легко и даже весело, словно вспомнила что-то забавное.
     - И что же он сказал?
     - Что у меня очень вкусные пирожки с ягодами, а он, как оказалось, сластена.
     Мы еще о чем-то говорили, я задала несколько вопросов, но они были настолько несущественными, что совсем не запомнились. Тем не менее, через несколько часов, вспоминая этот разговор, я все время возвращалась к мысли о том, что было сказано нечто очень важное. Однако, что именно, я тогда так и не вспомнила.
    
     Самоубийство
    
     Мы вернулись в палату, я все еще надеялась поговорить с Роджером, но мне это не удалось. Дежуривший у двери полицейский сказал, что состояние раненого все еще не стабильно и доктор просил его не беспокоить.
     Фелиция отправилась в кафе, она объяснила, что не может оставлять надолго свою помощницу один на один с клиентами, которых к обеду всегда бывает немало. Тем более, что Изабель очень болезненно переживала события этого утра.
     А я решила поговорить с хирургом, который оперировал Роджера. Я понимала: все необходимое будет установлено полицией, но мне нужно было что-то делать и самой, хотя бы для того, чтобы заглушить нарастающее странное чувство, которое вызывал у меня мой необычный клиент. Теперь, расследовать обстоятельства этого происшествия, было для меня делом чести. Именно так я тогда все воспринимала.
     Доктор Антонио Чаерс согласился ответить на мои вопросы при условии, что наш разговор не затянется.
     - Меня, собственно, интересует только ранение господина Барка, - скороговоркой проговорила я, смутившись от взгляда, который показался мне то ли осуждающим, то ли недоверчивым.
     - Ранение? - доктор опять внимательно посмотрел на меня, - обычное пулевое ранение, пуля застряла почти на выходе из тела, удалять ее было несложно, но было внутреннее кровотечение, поскольку она прошла рядом с сердцем, на расстоянии чуть больше сантиметра. Убийца стрелял в спину, возможно, это помешало ему попасть точно в сердце с такого небольшого расстояния, это и спасло молодому человеку жизнь. Впрочем, не уверен, что мои рассуждения имеют смысл, я врач, а не эксперт.
     - Спасибо, доктор, - коротко поблагодарила я.
     На этом наш разговор закончился. И я была озадачена. Мне представлялось, что стреляли с улицы. А получалось, что убийца находился в кафе. Пожалуй, мне нужно было поехать с Фелицией и посмотреть, как это все было, там, на месте.
    
     * * *
    
    
     Впрочем, наверняка представление о том, что и как произошло в маленьком кафе госпожи Куорни, я могу составить и по материалам полицейского расследования. Наверняка, какая-то информация уже появилось и в газетах. Поэтому, прежде чем заказать такси, я позвонила комиссару Катлеру.
     - Приветствую вас, коллега, - привычно ответил комиссар, - я заезжал в вашу контору, но Ари сказал мне, что вы отправились на встречу с клиентом.
     - Да. Это правильно. Думаю, имя моего клиента вам тоже уже неплохо знакомо, - ответила я на скромно замаскированный вопрос Эрика Катлера, - его зовут Роджер Барк.
     - Вот как?! - удивился комиссар, но он же в больнице, когда же он успел познакомиться с вами и нанять вас?
     - Он был у меня еще вчера, покушением на него вы?
     - Да, и, если вам есть, что мне сообщить, я был бы весьма признателен за любой, даже самый незначительный, на ваш взгляд, факт.
     - Я сейчас могу к вам подъехать, - предложила я.
     - В этом нет необходимости, поскольку я в пути, и еду в ту самую больницу, в которой вы находитесь. Я очень прошу вас там меня подождать, минут десять не больше.
     - Хорошо, я буду вас ждать на первом этаже реанимационного корпуса.
     - Договорились.
     У меня оказалось несколько минут, чтобы поговорить с Дэвидом, разумеется, по телефону.
     - Привет, - бодро начала я, услышав знакомый голос, - у меня есть некоторые сложности и просьба к тебе.
     - Привет, - ответил мой друг и сразу спросил, - это не по поводу убийства Роджера Барка? Тебя наняла уже его жена?
     - Все почти правильно, - согласилась я с первым предположением, но тут же возразила - только, во-первых, он ранен, а не убит, а во-вторых, он стал моим клиентом еще до того, как в него стреляли.
     - Вот это уже интересно, я вижу, ты знаешь больше, чем известно прессе, во всяком случае, пока.
     - Я знаю больше о предыстории этого происшествия, но о самом покушении на жизнь господина Барка я надеюсь узнать от комиссара, с которым мы увидимся через пару минут, однако мне нужна и твоя помощь, может, ты заедешь ко мне вечером?
     - С удовольствием, - согласился на мое предложение Дэвид, - нам есть, о чем поговорить и без этого Барка, тем более, если ты утверждаешь, что с ним все в порядке.
     - Вот и прекрасно, - невольно улыбнулась я, - жду тебя вечером.
     После этих слов я сразу отключила свой телефон, так как увидела машину комиссара, которая уже въезжала на территорию больничного комплекса.
     - Очень рад вас видеть, коллега, - с чувством сказал Эрик Катлер, - и вдвойне рад, что мы, судя по всему, опять будем работать вместе.
     - Не думаю, что мой клиент разделит эту радость, - невесело усмехнулась я, - но я тоже довольна, ведь в этом деле я могу рассчитывать на вашу помощь?
     - На мою помощь вы можете рассчитывать всегда, - заверил меня комиссар.
     - Хорошо, ловлю вас на слове, вы ведь были на месте происшествия?
     - Да, а вы разве не были там?
     - Так уж получилось, я сначала приехала сюда.
     - Вам удалось поговорить с вашим клиентом?
     - Нет, он спал, и доктор Чаерс не разрешил нам его беспокоить, впрочем, я и не собиралась этого делать. Надеюсь поговорить с ним позднее.
     - Так что вас интересует?
     - Я разговаривала со свидетельницей, госпожой Куорни, и у меня после ее рассказа сложилось впечатление, что в Барка стреляли с улицы, - стала объяснять я, - но оказалось, это был выстрел в спину, а поскольку Роджер в этот момент выходил, получается - убийца находился в помещении кафе?
     - Нет, - тут же возразил мне комиссар, - пожалуй, вам нужно поехать и все увидеть самой, но я попытаюсь объяснить, раз уж вы не знакомы с этим симпатичным местом.
     - Сделайте одолжение, комиссар.
     - Улица Планка, как вы прекрасно знаете, довольно оживленная, очень хорошее место для кафе, но в заведение госпожи Куорни можно войти не только со стороны этой улицы, есть еще одна дверь, которая ведет в уютный зеленый дворик, выходящий уже на улицу Ремарка. Там стоят пять столиков в тени старых разросшихся деревьев.
     - За этими столиками были посетители?
     - Нет, утром эта часть кафе еще не обслуживается. Ранних посетителей, которые приходят на запах сладких пирожков и кофе, не так много, в основном, это постоянные клиенты, которых хозяйка прекрасно знает. Насколько я понимаю, потерпевший был из их числа..
     - Значит, кто-то стрелял именно из этого дворика. И никто его не увидел?
     - Никто, похоже.
     - Но ведь в самом кафе, кроме Барка, кто-то еще был?
     - Да, за столиком, расположенным рядом с барной стойкой завтракала пожилая супружеская пара, но с этой стороны ни дверь, ни, тем более двор, не видны…
     - Видимо, стрелявший неплохо был знаком и с этим местом и с привычками тех, кто там обитал. Наверняка, убийца знал, что в это время хозяйка сама обслуживает ранних посетителей и постоянно отлучается на кухню.
     - Справедливо подмечено, коллега, комиссар довольно улыбнулся, из чего я сделала вывод, что наши мысли здесь совпали.
     Мы уже собирались отправиться к палате Барка, так как там нас ждал доктор Чаерс. Но тут дал о себе знать телефон комиссара. Разговор длился пару минут, и по ответным репликам Эрика Катлера я поняла - случилось нечто неожиданное, как минимум.
     - Мне сейчас позвонил инспектор Симонс, он вел наблюдение за домом Барков, - ответил комиссар на мой вопросительный взгляд.
     - Там что-то произошло?
     - Да, и, думаю, разговор с вашим клиентом может подождать, следует только проинструктировать охрану, чтобы они были внимательней.
     - Так, что же случилось? - в моем голосе невольно зазвучала тревога.
     - Умерла жена Роджера Барка, - ошарашил меня комиссар неожиданным известием.
     - То есть, как умерла?
     - Я думаю, нам лучше посмотреть все самим, там сейчас работают эксперты. Все, что я могу сказать - она, похоже, отравилась снотворным…- ответил мне комиссар и тут же спросил, - так вы едете со мной?
     - Можно было и не спрашивать. А кто ее обнаружил?
     - Инспектор Колман, он пришел туда, чтобы сообщить ей о том, что случилось с ее мужем… Я, пожалуй, позвоню доктору Чаерсу из машины, идемте.
     - Но вы хотели проинструктировать охрану, - напомнила я.
     - Это тоже можно сделать по телефону, - ответил Эрик Катлер. В этот момент мы уже садились в его машину.
    
     * * *
    
     Роджер и Джессика Барк явно не бедствовали, если об их финансовом положении судить по дому, в котором они жили. Супруги были владельцами двухэтажного особняка в Северном районе. Дом был, конечно, старым, но из тех, что способны простоять не одну сотню лет. Я не очень разбираюсь в архитектурных стилях, но подумалось, что так строили примерно в девятнадцатом веке где-нибудь в южной Европе. Может, в Испании, или Италии.
     Внутри все выглядело богато и стильно. Дорогая добротная мебель, ковры ручной работы, оригинальные, видимо, выполненные на заказ, светильники. Впрочем, рассмотреть все это, как следует, у меня не было возможности, да и особого желания тоже. Тем более, что взгляд постоянно натыкался на кого-нибудь из полицейских экспертов, или на их специфическую аппаратуру. Но впечатление каким-то образом застряло в памяти.
     Джессика умерла в большой комнате, которая представляла собой что-то вроде дамской гостиной. Все здесь было мягким пушистым, округлым. Цветовая гамма тоже говорила сама за себя. Полупрозрачные шторы, прикрывающие большое окно были нежно-абрикосового цвета, или, пожалуй, чуть светлее. В углу стояла большая почти квадратная тахта, накрытая искусственным мехом цвета чайной розы, стены выкрашены в такой же цвет, только немного светлее, на полу пушистый мягкий ковер с рисунком в виде каких-то разводов бледно-розового, бежевого и белого цвета. Честно говоря, я не помню, чтобы там было еще что-то кроме этой тахты и овального столика из светлого дерева на изогнутых массивных коротких ножках.
     Женщина лежала на спине, раскинув в стороны руки. Она лежала так, что ступни ее ног, обутые в изящные атласные домашние туфельки шоколадного цвета, были навесу. Одета она была в коричневые брюки и легкую розовато-бежевую блузу свободного покроя. Ее длинные светлые с пепельным отливом волосы причудливо извивались вокруг бледного красивого лица, если бы не эта запредельная бледность и некоторая заостренность форм носа и подбородка, можно было бы подумать, что она просто спит.
     - Я не стал ее увозить до вашего приезда, - сказал доктор Франк, пожимая руку комиссару.
     - Спасибо, Дон, - ответил Эрик Катлер, - что скажешь? Самоубийство?
     - Может быть, - доктор кивнул в сторону столика, на котором мы увидели высокий тонкий стакан с остатками прозрачной жидкости и несколько пустых упаковок от таблеток, - только странно…
     - Что странно?
     - Ладно, сначала сделаю вскрытие, и все проверю, не буду зря вам морочить голову. В стакане обыкновенная вода. И пальчики на нем принадлежат ей, это уже проверил ваш паренек.
     - Что это были за таблетки? - спросила я, хотя можно было подойти и посмотреть, но я надеялась услышать еще что-нибудь полезное об этом препарате, и не ошиблась.
     - Арфенал, - ответил Донован Франк, - это сильнодействующее снотворное, его назначают людям, перенесшим серьезное нервное потрясение. Ну, и тем, кто страдает от сильной боли, ну, вы понимаете…Оно без побочных проявлений, тем не менее, передозировка очень опасна, как вы, собственно и видите.
     - Да, если она умерла именно от этого лекарства, можно вполне предположить, что это самоубийство, - прокомментировал комиссар.
     В это время к нам подошел один из тех полицейских, которые были заняты осмотром дома и его содержимого. Он протянул комиссару лист бумаги, на котором было несколько строчек, написанных от руки.
     - Неужели есть и предсмертная записка? - вырвалось у меня.
     - Да вроде, она и есть, - ответил Эрик Катлер, но таким тоном, словно эта записка вызывала какие-то сомнения.
     - Что-то не так? - решила я уточнить.
     - Да, вот посмотрите сами, - Катлер протянул мне листок с последним посланием покойной.
     Записка была короткой, а ее содержание могло вовсе и не относиться к тому, что произошло. Судите сами:
     «Я недооценила свои чувства к Роджеру. Я готова ему все простить!
     Но поздно! Увы!»
     - Нужно проверить, ее ли это почерк, - озабоченно сказал комиссар, - но даже, если это точно писала она, признает ли суд, эту записку свидетельством самоубийства? Сомнительно. Косвенно, при неоспоримости других улик еще можно эти слова расценить, как некий повод.
     - Да, - согласилась я, - причем, повод весьма неопределенный. Она намекает на какой-то конфликт, однако его характер остается скрытым для нас. Впрочем, судя по тексту, она могла знать о случившемся с ее мужем, причем, можно предположить, что на момент написания этой записки она считала себя вдовой.
     - Предположение резонное, согласился комиссар, но тут же добавил, - однако слишком смелое. Возможно, все это связано с совсем другими событиями. Нужно поговорить с господином Барком. Уж это-то он вполне сможет нам объяснить.
     - Но сначала ему еще нужно почувствовать себя настолько лучше, чтобы доктор Чаерс не стал возражать протии нашей с ним беседы, - напомнила я.
     Мы уже собирались покинуть дом Барков, когда нас озадачила еще одна находка. В наше время в квартирах молодых людей уже не так часто можно найти большой в дорогом, обтянутом бархатом переплете, фотоальбом. Но дело даже не в этом. В конце концов, некоторые люди все же предпочитают вещественные фотографии, размещенные на картонных страницах такого вот старого альбома, виртуальным, хранимым в памяти компьютера, или на диске.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница