Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница5/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
     Удивило другое - из найденного в доме Роджера и Джессики Барк альбома совсем недавно были вытащены двенадцать фотографий. Что их извлекли накануне, было очевидно, но комиссар все же распорядился, чтобы это проверили в лаборатории. Фотографии вырывали неаккуратно, остались крохотные кусочки в уголках. Это могло свидетельствовать о спешке. Теоретически могли быть и другие причины. Впрочем, спешка была настолько логична, что мы не стали задумываться над этим.
     - А вы мне так и не рассказали, в связи с чем стал вашим клиентом Роджер Барк? - спросил комиссар, едва мы сели в его автомобиль.
     - У нас с вами не было времени спокойно обо всем поговорить, - объяснила я, хотя объяснения были и ни к чему, - рассказать вам сейчас? Или поедем в управление, и там в спокойной обстановке обсудим все факты по этому делу?
     - Я думал опять съездить в больницу, но, пожалуй, вы правы. Нужно сначала разобраться с тем, что уже известно, а к тому времени, может и Барк будет в лучшем состоянии. Только, может, вы проголодались? Время уже к обеду.
     - Я-то не думала о еде, но знаю, что вы не любите размышлять на голодный желудок, - усмехнулась я, - можно было бы съездить на улицу Планка к Фелиции, но мне сейчас не хочется там появляться, нужно кое-что для себя прояснить.
     - Так что вы предлагаете? - нетерпеливо перебил мои рассуждения Эрик Катлер.
     - Я предлагаю заехать по пути в супер-маркет, купить сэндвичей и бисквиты, кофе могу приготовить сама.
     - Не густо, но еще и не время для плотного обеда, - согласился комиссар.
     - А пообедать мы можем и чуть позднее, - усмехнулась я.
     Через пол часа мы уже пили кофе в комиссарском кабинете. Пока Эрик Катлер наслаждался легкой предобеденной трапезой, я поведала ему о моем вчерашнем разговоре с Роджером Барком.
     - Абсолютный бред, - прокомментировал комиссар мой рассказ о тревогах и страхах моего клиента, - ему нужно было не к детективу идти, а к психиатру, как минимум, к психоаналитику.
     - Да, но сегодня, его едва не убили, пуля прошла рядом с сердцем, - напомнила я.
     - Ничего не могу возразить, это уже нечто настоящее.
     - Значит, в предчувствиях Роджера был все же какой-то смысл?
     - Это могло быть простым совпадением. В совпадение мне легче поверить, чем в то, что жена травила его лекарствами и нанимала кого-то, чтобы тот толкнул ее мужа под поезд, почему он, кстати, не поехал на такси?
     - В это время в центре города такие пробки, что на метро было значительно быстрее. Если бы он выехал на своей машине, он успел бы проскочить до пробок.
     - Понятно, а вы верите во все его бредовые подозрения?
     - Вчера я прореагировала на его рассказ почти так же, как и вы, но сегодня я смотрю на это значительно серьезней.
     - Ну, может вы и правы, - не очень уверенно согласился комиссар.
     - Честно говоря, смерть Джессики Барк все запутала настолько, что совершенно непонятно с какого факта вообще нужно начинать рассматривать это дело, чтобы выстроить мало-мальски логичную и непротиворечивую версию, - грустно подвела я итог нашей внезапно вспыхнувшей дискуссии.
     - Начать нужно с выяснения всех обстоятельств, которые сложились за последнее время в жизни супругов, что же на самом деле происходило в этой семье, иначе, невозможно понять, ни кто и зачем стрелял в Роджера, ни что случилось с его женой, - ответил на мои сомнения Эрик Катлер.
     - Но для этого нам необходим разговор с господином Барком, - заметила я, - да и заключения экспертов не менее важны, так что придется подождать, как минимум, до завтра.
     - Ну, доктору Франку можно будет позвонить и сегодня вечером, - после небольшого раздумья произнес комиссар, - а с вашим клиентом можно будет разговаривать только после того, как доктор Чаерс решит, что его пациент способен без риска для жизни воспринять печальное известие о смерти жены. Не думаю, что это возможно сегодня. Да и вопрос о записке, тем более, о фотоальбоме, не может быть разрешен так быстро, хотя я позвоню и попрошу… Но обещать ничего не могу.
     - Главное, чтобы никто больше не пострадал, - ответила я, - ну, что ж до завтрашнего утра есть время подумать.
     - Так вы хотите меня покинуть? - разочарование в голосе Эрика Катлера было непритворным.
     - Ненадолго, - улыбнулась я, - хочу все же посмотреть заведение госпожи Куорни, потом поеду домой, вечером должен приехать Дэвид, хочу и его кое о чем попросить.
     - Привет ему от меня, - улыбнулся, наконец, и комиссар, - кстати, Инесс интересуется датой вашей помолвки, вы помните, что обещали?
     - Помню, но давайте сначала разберемся с этим делом.
     - Дел еще будет много, они у нас с вами никогда не кончаются, а свои обещания нужно выполнять.
     - Согласна, комиссар. Даю слово, как только я разберусь с покушением на Роджера Барка и с загадкой смерти его жены, я назову этот знаменательный день. На подготовку к торжеству выделим не больше недели, я обещаю, и согласна, что обещанное нужно выполнять.
    
    
     Маленькое кафе
    
     Кафе Фелиции Куорни было действительно очень приятным и оригинальным местечком. До того момента, как я переступила его порог, мне казалось странным, что такая женщина занялась столь непритязательным бизнесом. Но, оказавшись там, я поняла, что Фелиция, судя по всему, действительно нашла для себя дело по душе. Она была здесь не просто хозяйкой, она была повелительницей этого сказочного уголка, появившегося по ее велению в шумном современном мегаполисе. Название этого кафе меня вначале удивило, но уже через пару минут, я была уверена, что по-другому этот волшебный мир уюта и гармонии назвать было нельзя. Конечно, только фиалка, нежная, скромная, капризная и изысканная. Живых цветов здесь не было, но на столах стояли крошечные композиции из искусственных фиалок, выполненные с удивительным мастерством. Столики были круглыми. Накрыты они были белыми скатертями, на каждом столе стоял высокий стакан с искусно свернутыми салфетками и круглая плошечка с цветочком, любопытно выглядывающим из круглых ярко-зеленых листиков. Стулья и небольшая барная стойка были выполнены в одном стиле, очень легкие, словно подвижные конструкции, у меня даже возникла иллюзия, что они способны менять свой вид по желанию хозяйки или ее гостей. Столиков было семь. Расположены они были условным полукругом вокруг бара, который располагался по центру напротив двери, ведущей на улицу Планка. С двух сторон от этой двери были большие окна-витрины. На стеклах название кафе, написанное светло-лиловой краской, и еще пририсовано несколько зеленых листочков, словно случайно прилипших к буквам. Окна занавешены легкими гардинами, которые казались белыми, но имели все же едва заметный лиловый оттенок. Справа от бара дверь на кухню, а слева выход в тот самый дворик, из которого, как мы предполагали, и стрелял неизвестный убийца.
     В кафе, когда я там появилась, ни один столик не пустовал, ни в помещении, ни во дворе. Фелиции было некогда разговаривать со мной, ее помощница, девушка лет восемнадцати, темнокожая, невысокая и необыкновенно грациозная, ловко сновала между столиками. Ее движения так напоминали танцевальные, что мне даже показалось, будто я слышу музыку. Это место так не вязалось с тем, что здесь произошло всего каких-то пять часов назад, что мне уже не верилось, что это вообще было. Но Роджер находился в больнице, а его жена в морге. И никуда не деться от этих несомненных фактов.
     По моей просьбе Фелиция показала мне тот столик, за которым завтракал господин Барк. Я постаралась представить, как все было. Вот он встает, кладет на стол деньги, обходит стол и направляется к двери, открывает ее, или она была открыта, как сейчас? Впрочем, не открыта, а приоткрыта, значит, за ручку ему все равно пришлось бы взяться. Почему мои мысли так долго кружили вокруг этой детали? Дальше Роджер делает шаг… А действительно, успел ли он сделать этот шаг? Опять незначительная деталь заставляет меня задуматься. Почему-то мне хочется представить все очень точно. Что-то меня беспокоит, какая-то нестыковка есть в том, как я представляю случившееся. Впрочем, все мои сомнения шли не от этого. Я понимала, что у меня не было пока версии, и, видимо, это влияло на мое восприятие места происшествия. Кто и зачем стрелял в постоянного клиента Фелиции Куорни?
     Не было даже гипотетических ответов на эти вопросы.
     Я поняла, что пока мне здесь нечего делать. Отвлекать хлопочущих женщин не стала.
     Сначала я заехала в контору и с удовольствием продемонстрировала Ари, что страшно занята.
     - Завтра я должна буду прийти раньше тебя, поэтому очень тебя прошу не запирать в сейф пульт от кондиционера.
     - Если нужно, я тоже могу завтра прийти пораньше, - как я и ожидала, предложил мой секретарь и сразу спросил, - с этим молодым человеком что-то не так?
     - Неужели в газетах ничего не было? - удивилась я.
     - Я сегодня не смотрел газеты, не было времени.
     - В господина Барка стреляли! - возвестила я, пожалуй, слишком пафосно.
     - Он убит?
     - К счастью, нет, но пуля прошла в сантиметре от сердца!
     - Он в больнице? - задал Ари совершенно нелепый вопрос.
     - Нет, - у него есть более важные дела, - съязвила я.
     - А вы говорили с его женой?
     - Я не успела поговорить с госпожой Барк, она умерла, - я постаралась произнести это как можно спокойней, но мой секретарь все равно потерял дар речи, впрочем, ненадолго.
     - Она так любила своего мужа?
     - Не думаю, что дело в этом, ее смерть наступила по причине, которую нельзя назвать естественной.
     - Ее выбросили из окна? - от этого предположения дар речи уже на какое-то время пропал у меня.
     - Какой ты добрый, Ари, - только и смогла сказать я, но…
     - Ее застрелили?
     - Нет, она отравилась снотворным, возможно, это было самоубийство, - объяснила я, наконец.
     - Тогда кое-что проясняется, - неожиданно заявил Ари.
     - И что ты этим хочешь сказать, - полюбопытствовала я.
     - Ну, я понимаю, что это могло быть так: жена решила избавиться от мужа, выстрелила в него, а потом сама отравилась.
     - Зачем? Мотив у тебя не продуман, - серьезно заметила я, - во-первых, зачем жене убивать мужа? Во-вторых, если уж она его убивает, то зачем ей травиться?
     - Ну, здесь версий может быть множество.
     - Назови для начала хотя бы одну, - довольно ехидно предложила я.
     - Пожалуйста, - совсем не смутился Ари, - возможно, госпожа Барк узнала о том, что у ее мужа есть роман на стороне, сгоряча она принимает решение его убить, но, совершив этот импульсивный поступок, сразу раскаивается и решает уйти из жизни.
     - Да, - усмехнулась я, - твою версию можно, конечно, проверить, но есть в ней, как минимум одно слабое место.
     - И что же это за место?
     - Выстрел в господина Барка не выглядит, как импульсивный поступок, скорее, как хорошо продуманное и хладнокровное убийство.
     - Ну, мне ведь не известны все подробности, - как ни в чем ни бывало, возразил Ари, - она могла огорчиться, что он остался жив.
     - Да, сразу видно, что ты не служишь в полиции.
    
    
    
    
     * * *
    
     - Хочу обсудить с вами версию событий, которая мне на этот момент кажется наиболее логичной, - заявил комиссар, когда я позвонила ему из дома, в надежде на то, что появились какие-нибудь новые факты.
     - И что же это за версия?
     - Я думаю, что начало этой драмы положили события весьма обычные в нашем мире. Барк увлекся другой женщиной, а его жена об этом узнала.
     - Ну, и что?
     - Ревность - это очень коварное чувство, оно способно толкнуть человека на безрассудные поступки.
     - Так вы считаете, что Джессика действительно пыталась убить своего мужа?
     - Во всяком случае, это она могла выстрелить в него там в кафе.
     - А потом содрогнулась от содеянного и отравилась?
     - Ну, например…
     - Комиссар, я не ожидала от вас подобной версии, неужели вы не видите очевидных фактов?
     - Каких? Вы что уже думали в этом направлении?
     - Нет, в этом направлении уже думал мой секретарь.
     - Вот как? - озадаченно произнес Эрик Катлер, - ну тогда готов выслушать ваши контраргументы.
     - Неужели вы не помните, что убийство Роджера было тщательно подготовлено. Убийца прекрасно знал не только время, когда его жертва будет завтракать, он учел и сам режим работы кафе, он знал, что в это время еще не будет Изабель. Что обслуживающая ранних посетителей Фелиция будет часто уходить на кухню, что, в конце концов, эти ранние посетителя всегда завтракают за тем столиком, с которого не видно дверь, ведущую во двор.
     - Не стану спорить, все, что вы говорите, правильно. Но разве это противоречит моей версии? Разве не могла жена господина Барка продумать свои действия?
     - Могла, конечно, но тогда, причем здесь самоубийство?
     - Ну, она могла просто чуть не рассчитать дозу, - после небольшой паузы предположил комиссар.
     - Ох, комиссар, и где вы все эти сюжеты черпаете?
     - У вас есть другие варианты?
     - Пока я хотела бы получить ответы на некоторые вопросы. Кстати, как ваша версия объясняет исчезновение фотографий из альбома?
     - Ну, пока никак, но ведь мы не можем утверждать, что эти фотографии как-то связаны с тем, что произошло.
     - Нет, конечно, но слишком странное совпадение.
     - Совпадения всегда странные. Давайте все обсудим действительно завтра, когда будет уже больше данных. Да, доктор Франк только сказал, что смерть наступила от передозировки снотворного, но он обещает завтра предоставить более точные заключения, насколько я понял, что-то его смущает.
     - Завтра я намерена очень рано взяться за дело, вы будете у себя, скажем, в восемь?
     - Думаю, что даже раньше.
     - Тогда до завтра.
    
     Планы и сомнения
    
     Есть люди, которые всегда и везде опаздывают, это ужасно раздражает тех, кому приходится ждать.
     Но привычка Дэвида всегда появляться раньше назначенного времени, ничуть, по-моему, не лучше. В этот раз я даже не успела высушить свои волосы, не говоря уже о прическе и хоть минимальном макияже. Хорошо, что успела сменить банный халат на джинсы и майку.
     - Ну, почему ты пришел почти на час раньше?! - возмущенно спросила я.
     - Я освободился и помчался к тебе, не глядя на часы, - улыбаясь, ответил Дэвид.
     - И мне приходится встречать тебя такой растрепой! - честное слово, в моем голосе прозвучала настоящая досада.
     - Ты самая очаровательная растрепа на всем белом свете, - прозвучал именно тот ответ, ради которого я и прибегла к столь откровенному кокетству.
     После такого легкомысленного начала разговора мы не скоро вернулись к обсуждению событий прошедшего дня, но все-таки вернулись.
     Ужин был, естественно легким и максимально простым, собственно ужинать привык Дэвид, я в этот раз обошлась холодным апельсиновым соком. Пока мой друг поглощал свои калории в виде яичницы и салата, я рассказывала ему о покушении на Роджера Барка и о внезапной кончине его жены. Впрочем, кое-что он уже знал, поэтому я остановилась лишь на тех моментах, который вызывали у меня вопросы и сомнения.
     Когда же мы приступили к обсуждению, я в очередной раз выслушала, только теперь уже и от Дэвида, гипотетическую историю о том, что госпожа Барк попыталась ухлопать своего мужа, а затем наложила на себя руки. В очередной раз мне пришлось возразить и привести аргументы против этой весьма драматической версии.
     Я не стала говорить это вслух, но подумала о том, что, возможно, мужчины и обладают логикой, но с воображением у них точно проблемы.
     - У меня к тебе просьба, - произнесла я, как только мы пришли к соглашению, решив подумать о других возможных вариантах развития событий.
     - Все, что только в моих силах.
     - Надеюсь, что это для тебя не составит труда. Я хочу, чтобы ты собрал во всех доступных тебе архивах печатных изданий информацию о Джессике Барк и о ее первом замужестве, возможно, ты наткнешься на материал о ее первом муже, он был человеком далеко не бедным, и, скорее всего, светским.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница