Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница7/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15
     - И он попросил вас выяснить кое-что из прошлого Джессики? – попыталась угадать я.
     - Не совсем, - возразил Эрвин, - да, кое-что мне действительно пришлось узнать, но главное было - найти удовлетворительное и логичное объяснение этому пункту договора.
     - Что-то я не пойму, - вдруг вступил в разговор комиссар Катлер, - какое это все имеет отношение к покушению на вашего партнера?
     - Не торопитесь, - спокойно проговорил наш собеседник, - я хочу, чтобы вы поняли все. Так вот, я довольно легко раздобыл информацию о первом замужестве жены Роджера и о том, как она стала вдовой. Я выяснил, что Джессика вышла замуж за Неда Прусса не по большой любви, а потому что это давало ей возможность вырваться из бедности. Сам Нед, кстати, на этот счет не обольщался. До встречи со своим будущим мужем Джессика жила вдвоем с матерью. Ее мать работала медсестрой в военном госпитале в Мэрвике, она рано овдовела, а когда дочери не исполнилось еще

и шестнадцати, тяжело заболела. Джессика с трудом завершила учебу в школе и не могла продолжать обучение даже в самом скромном учебном заведении следующей ступени, так как матери нужен был уход, который стоил недешево. Она устроилась на работу в ресторан. Сначала работала на кухне и мыла посуду, затем стала официанткой, вот тут ее и заметил как-то господин Прусс. Он был значительно старше ее, но деньги, которыми он располагал, вполне компенсировали этот небольшой недостаток. В общем, история стара как мир. Впрочем, Джессика была ему хорошей женой. А умер он от болезни сердца, в больнице. Не было в этом ничего необычного. Из всего этого я сделал вывод, что Джессика просто еще слишком хорошо помнила, что такое бедность. Она не успела научиться философски смотреть на деньги, их наличие, или отсутствие. В Роджере она видела слишком неопытного молодого человека, поэтому считала, что сохранность своего богатства лучше обеспечит сама.
     - Об этом вы видимо и сказали Роджеру? - высказала я то, что было очевидно.
     - Да, он собственно думал примерно так же, но был мне благодарен за то, что я не развеял его иллюзий, и мы, можно сказать, подружились. Жизнь супругов протекала спокойно. Можно ли было назвать этот брак счастливым, я не знаю, это лучше спросить у Роджера, но все было спокойно и прилично. Год после свадьбы прошел в хлопотах о семейном гнезде, образно говоря. Поиск подходящего дома, покупка собственности, ремонтные хлопоты, прием по случаю новоселья. Потом появились первые проблемы. Одна из них была настоящей и вызывала сочувствие, в том числе и у меня, поскольку Роджер доверил мне эту тайну. Выяснилось, что у Джессики врожденное заболевание, не опасное для жизни, но лишающее ее надежды на радость материнства. Я узнал об этом от Роджера, но потом мне об этом сообщила и Джессика, когда обратилась ко мне за помощью.
     - Она обращалась к вам, - удивилась я, - и с какой проблемой?
     - А что вас так удивляет, - пожал плечами Эрвин, - я часто бывал у них, с уважением и вниманием относился к хозяйке дома. Когда ей понадобился адвокат, она обратилась ко мне. Разве это не естественно?
     - Нет, понятно и естественно, конечно. Просто мне представлялось, что вы общались, в основном с господином Барком, - объяснила я свою реакцию, - ну, этакая бескорыстная мужская дружба, а вы, похоже, просто стали другом семьи?
     - И да, и нет… - господин Саулис усмехнулся, - я действительно, прежде всего, подружился с Роджером, но он чаще всего принимал меня у себя дома. Очень редко заходил ко мне в офис, и еще реже мы встречались в каких-нибудь общественных местах, причем, если это и было, то Джессика там тоже обязательно присутствовала. Но сказать, что мы с ней общались, было бы сильным преувеличением.
     - Вы хотите сказать, что, присутствуя на ваших встречах с господином Барком, его жена практически не принимала участия в ваших с ним беседах? - уточнила я.
     - Да, вы меня правильно поняли. Возможно, она была неразговорчивой от природы, а, может, ей были неинтересны те темы, которые мы обсуждали…
     - Вы тогда практиковали как адвокат? - спросил по ходу Эрик Катлер.
     - Да, именно поэтому Джессика и попросила меня помочь ей в составлении завещания.
     - Завещания? - удивленно воскликнул комиссар, а я только успела открыть рот для такого же возгласа.
     - Да, она очень серьезно отнеслась к составлению этого документа, - ответил Эрвин, - но на самом деле, было составлено два документа, причем именно второй документ имеет отношение к нашему с вами разговору. Джессика сочла необходимым открыть для своего мужа отдельный счет, на который она положила довольно крупную сумму, не то, что можно было назвать состоянием, но это был щедрый подарок, особенно, если учесть то, о чем я говорил раньше.
     - И как она это мотивировала? - не удержалась я от вопроса.
     - Она сказала, что понимает, что нынешнее положение должно быть неприятно Роджеру. Но ведь эти деньги ей достались не тяжким трудом, а она не понаслышке знает, что такое бедность.
     - Разве господин Барк был беден?
     - Конечно, нет. Это не мои слова, а Джессики. Так или иначе, но документ был составлен и передан в банк.
     - Как к этому отнесся ваш партнер? - поинтересовался комиссар.
     - Был очень удивлен и растерян. Он просто не знал, как к этому относиться, то ли обидеться и отказаться, то ли попробовать понять.
     - Но о благодарности речи не было, - догадалась я.
     - Нет. Это ведь серьезно задело его гордость.
     - И когда же все это было?
     - Чуть больше года назад.
     - Кажется, я начинаю понимать, - произнесла я, а по взгляду комиссара было видно, что и он уже догадался, куда клонит наш собеседник, - деньги были вложены в агентство?
     - Да. Роджер считал, что просто принять этот подарок своей состоятельной супруги он не может, поэтому лучше всего вложить их в какое-то дело, - подтвердил мою мысль Эрвин Саулис.
     - Кому принадлежала идея бизнеса?
     - Роджеру. Я не сразу согласился стать его партнером, не люблю перемен, во всяком случае, радикальных. Но мы договорились, что я не оставлю полностью адвокатскую практику, это меня убедило. Собственно ничего в моей жизни и не изменилось. Детективное агентство стало неким дополнительным подразделением моей адвокатской конторы. Техническую работу и, разумеется, психологическую, когда была такая необходимость, взял на себя Роджер, а я анализировал факты и разрабатывал стратегию расследований. Ну и у меня уже были клиенты.
     - При регистрации агентства вы с Роджером, очевидно, составили и внутренний договор, так? - продолжила я излагать свои соображения, чтобы сократить объяснения господина Саулиса, поскольку и мне и комиссару уже все было и так понятно. - По этому договору, в случае, если с одним из партнеров произойдет что-то фатальное, другой становится полным хозяином бизнеса, я не ошибаюсь?
     - Нет, именно это я и хотел вам объяснить, но, я надеюсь, что вы поняли и то, насколько мне доверял Роджер Барк, и насколько несущественно то, что я получил бы в результате его преждевременной смерти.
     - Мы вряд ли рассматривали бы всерьез вашу кандидатуру на роль убийцы, но за подробности я вас благодарю, они могут оказаться весьма полезными, - заявил комиссар, и он был прав, - насколько я понял, вы уже знаете о том, что случилось с Джессикой?
     - Мне позвонила Долорес, - объяснил Эрвин Саулис, - да и по утрам я привык слушать радио.
     - А сейчас мы бы хотели осмотреть ваш офис и особенно рабочий стол вашего партнера, его компьютер, вот ордер, - Эрик Катлер передал несколько смутившемуся адвокату документ.
     - Пожалуйста, здесь ничего не закрыто на ключ. Сюда должны подойти еще и эксперты?
     - Нет, это же не место происшествия, - слегка удивившись, возразил комиссар.
    
    
    
     * * *
    
     Детективное агентство Роджера Барка, так оно называлось по регистрационным документам, располагалось в одной, но достаточно просторной комнате на двенадцатом этаже Большого бизнес-центра в Северном Сент-Ривере. Здесь не было ничего такого, что бы могло отличить это помещение от любого другого в этом же здании.
     Два стандартных письменных стола, штук шесть кресел, два компьютера и один небольшой сейф. Еще книжная полка, на которой стояли несколько справочников. Что тут особо осматривать?
     Мы рассчитывали, что содержание файлов в компьютере Роджера поможет нам найти что-то такое, что могло бы дать хоть какое-то представление о том, чем детектив Барк занимался последний год, вдруг там все же были дела, результатом которых мог оказаться выстрел в сердце. Но эта надежда не оправдалась. Действительно, в основном, это была не слишком сложная работа по сбору информации, которая, несомненно, очень помогала адвокату Саулису и его клиентам. Ящики стола я просматривала уже, скорее, по инерции. И вдруг в нижнем, под кое-как сброшенными в него бумагами я наткнулась на конверт.
     - Посмотрите сюда, - окликнула я Эрика Катлера, который в это время проглядывал бумаги, хранящиеся в сейфе, - это же те самые фотографии, которые вырваны из альбома в доме Роджера и Джессики.
     - Ну, это еще нужно проверить, - осторожно заметил комиссар, - но очень похоже на то, что вы правы. - Взгляните, - обратился он к Эрвину, - что вы можете на это сказать?
     Снимков было десять, а не двенадцать, но это нам тогда не показалось важным. На всех мы увидели Джессику в компании с Эрвином Саулисом. Ничего криминального, или компрометирующего на этих фотографиях не было. Вот Эрвин и Джессика сидят за столиком уличного кафе, вот госпожа Барк за рулем своего автомобиля, а Эрвин на заднем сидении. Вот они идут по набережной, или сидят на скамейке в Национальном парке.
     Эрвин рассматривал снимки минут десять, мы его не торопили. Наконец, он заговорил.
     - Я не знаю, откуда этот странный фоторепортаж. Я мог бы, конечно, и пригласить жену своего партнера в кафе и попросить Джессику подвезти меня в ее машине, даже сопровождать ее на каком-нибудь светском мероприятии, но такого просто не было. Зачем кому-то нужно было делать эти фальшивки? У меня нет ответа на этот вопрос.
     - Если это действительно компьютерный монтаж, как я подозреваю, - попробовала я рассуждать, хотя никаких вразумительных предположений у меня еще не появилось, - то эксперты это легко установят, на вопрос «зачем?» пока ответить сложно, но есть еще один вопрос, ответ на который вы, видимо, можете найти, если подумаете - как эти фотографии попали сюда?
     - Я их вижу впервые, из чего могу заключить, что они пришли не по почте. Единственное предположение, не противоречащее здравому смыслу - их кто-то сюда принес и положил в ящик стола, и было это в мое отсутствие.
     - Такое возможно? - уточнил комиссар.
     - Да, вполне. Например, это могла сделать Долорес, когда приходила делать уборку.
     - Долорес Сальви? - на всякий случай спросила я, - та, что наводила порядок и в доме Барков?
     - Да, она и ко мне домой приходит убирать раз в неделю, очень добросовестная и приятная женщина. Я не думаю, что она имеет отношение к изготовлению этих фотографий, но она здесь тоже убирает, у нее есть ключ. Имеет смысл ее спросить.
     - Когда она убирала в вашем офисе в последний раз? – спросила я, прекрасно понимая, что фотографии не могли бы появиться здесь, пока не были извлечены из альбома в квартире Роджера и Джессики.
     - Вчера, а вообще она приходит через день.
     - С ней мы обязательно поговорим, - задумчиво произнес комиссар, - может, у вас есть еще какие-нибудь соображения?
     - Я подумаю, но помещение это арендованное, ничего серьезного в этом кабинете не хранилось, поэтому нам никогда и в голову не приходило особо следить за ключами. В наше отсутствие сюда мог прийти кто угодно, и заметить это мог бы кто-нибудь разве что случайно. Тут кругом мелкие конторы, народ снует туда сюда, вы же понимаете. Но, если некто принес сюда эти снимки, то это уже явно не случайность, вот за это и можно, пожалуй, зацепиться в наших рассуждениях.
     - Ну, ладно, - подвел итог Эрик Катлер, - вы подумайте и мы подумаем. Я с вами согласен, во всех непонятых пока нами событиях просматривается некая логика, а значит, стоит сосредоточиться на фактах, которые помогут нам эту логику понять. Похоже, кто-то хотел нас подтолкнуть к мысли, что между супругами Барк был конфликт, результатом которого стало самоубийство Джессики, а возможно, и ее покушение на жизнь мужа, покушение, кстати, могло оказаться и убийством.
     - Тогда эти фотографии служили бы источником подозрений, - продолжила я рассуждения комиссара, - даже, если мы сможем легко установить, что это монтаж, Роджер мог и поверить этим снимкам, или Джессика могла решить, что он поверит. Но тогда, почему мы их нашли именно здесь, а не в комнате у Джессики, например?
     - А это уже намек на участие в событиях еще одного заинтересованного лица, - ответил мне Эрвин, - легко вырисовывается такая версия: кто-то этими фальшивками шантажирует Джессику, а она, доведенная до отчаянья, стреляет в мужа и убивает себя.
     - Ну, и сюжетец, - проворчала я.
     - Да, я согласен, что такая мелодрама скорее сгодилась бы для сентиментального романа, - улыбнулся господин Саулис, - но в жизни бывает всякое, а мы имеем некоторые черты к портрету того, кто все это задумал и почти осуществил.
     - Возможно, не почти, - неожиданно заметил комиссар.
     - Но ведь убить Роджера не получилось, - подхватила я мысль коллеги.
     - А откуда мы знаем, какие цели преследовал тот, кто все это задумал? - возразил Эрик Катлер, - кроме того, Роджер Барк выглядит пока не так хорошо, чтобы совсем не беспокоится за его жизнь.
     - Доктор Чаерс говорит, что осложнения еще возможны, но жизни его пациента уже ничего не угрожает, - я укоризненно посмотрела на комиссара, - не притягивайте неприятности, их и так хватает.
     - Ну, что вы, - улыбнулся Катлер, - я просто рассуждаю.
     - Давайте будем рассуждать уже с фактами в руках, и еще, давайте оставим в покое господина Саулиса, - я улыбнулась Эрвину, - дадим ему подумать и, возможно, кое-что вспомнить, а сами встретимся с двумя женщинами, показания которых, могут нам принести те самые факты, которых так не хватает.
     - Ну, я понимаю, что вы имеете в виду Долорес Сальви, а еще-то о какой женщине вы говорите? - удивленно спросил комиссар.
     - Вы забыли про Изабель. Она могла что-то видеть, ведь пришла как раз в момент выстрела, насколько я понимаю.
     - Я с ней говорил, но она утверждает, что ничего не видела, что пришла уже тогда, когда господин Барк был ранен, то есть, после выстрела.
     - Что-то тут не так, комиссар, - возразила я, хотя не сразу смогла сообразить, что именно меня не устраивало в показаниях девушки.
    
     Долорес Сальви
    
     После недолгой дискуссии, мы решили позвонить Долорес и спросить ее, где бы она хотела с нами встретиться и поговорить. Госпожа Сальви, не раздумывая, пригласила нас к себе, причем даже не заикнулась о том, что желательно бы наш визит несколько отсрочить. Обычно так легко и охотно принимают у себя малознакомых или незнакомых людей женщины, у которых дома всегда идеальный порядок. Именно так и было в крохотной квартирке на четвертом этаже многоэтажного дома в Южном районе.
     Почему-то я думала, что увижу приземистую, с округлыми формами, темноволосую женщину лет сорока пяти.
     Но дверь нам открыла миниатюрная, даже хрупкая и очень привлекательная девушка. Она была смуглой, с роскошной гривой черных волос, спадающих на плечи. Но это и все, что соответствовало моим представлениям о женщине по имени Долорес. Конечно, в ее произношении присутствовал испанский акцент, но при этом речь была свободной и поражала какой-то особой певучестью, что ли.
     Мне она сразу понравилась. Если вас удивляет, что девушка довольствовалась работой уборщицы, то это я сейчас объясню, чтобы подобные мысли не отвлекали вас от важного разговора, который у нас с ней состоялся.
     Долорес Сальви прибыла в государство Сент-Ривер из страны, в которой совсем недавно произошел очередной переворот. Называть ни эту многострадальную страну, ни ее очередного диктатора я не хочу по понятным причинам. Да, она была эмигранткой, точнее, беженкой, ей нужно было освоить чужой язык, разобраться в новых условиях существования, да и профессию она еще не успела обрести. Ее нынешняя работа позволяла ей получать приемлемые деньги при этом иметь достаточно свободного времени, чтобы учиться.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница