Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница8/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
     - Я понимаю, что у вас должны быть ко мне вопросы, и с удовольствием помогу всем, чем только смогу, - заявила девушка, едва мы переступили порог ее дома.
     - Вам ведь уже задавали какие-то вопросы во время предварительного следствия, в доме господина Барка? - спросила я, - как вы, кстати, там оказались именно в то время?
     - Я пришла убирать, был как раз мой день, - она смутилась.
     - Вы хорошо представляете себе этот дом, и то, что в нем было, я имею в виду вещи? - задал свой вопрос комиссар, а я не сразу поняла, зачем он об этом спросил.
     - Представляю, конечно. Ну, а вещи? О каких вещах вы говорите?
     - Вы помните, где обычно лежал большой фотоальбом в красном бархатном переплете?
     - Никаких фотоальбомов я никогда там не видела.
     - Но вы не могли не видеть этот альбом хотя бы тогда, когда там уже работала полиция, ведь его обнаружили во время обыска, а у вас брали отпечатки пальцев, чтобы сравнить их с теми, что были обнаружены на его страницах, - высказал свое удивление Эрик Катлер.
     - Тогда я действительно видела в руках у полицейского большой красный фотоальбом, но я не знала, что его нашли в доме. Впрочем, он мог храниться в ящиках с личными вещами Джессики. В них я никогда даже не заглядывала, они всегда были закрыты на ключ. Мне это понятно. Я тоже не хотела бы, чтобы кто-то рылся в моем белье, - легкий румянец вдруг появился на щеках Долорес.
     - Понятно, - пробормотал комиссар и посмотрел на меня, давая понять, что сейчас лучше поработать со свидетельницей именно мне.
     - А вот этот конверт, - я показала нашей собеседнице конверт с фотографиями, обнаруженный нами в офисе агентства Барка, - вам знаком?
     - Да, вот с ним действительно странная история, - оживилась девушка.
     - И что за история? - тут же опять вступил в разговор комиссар Катлер.
     - Понимаете, это было вчера, я убираю в офисе у Эрвина через день, так вот вчера я пришла, как обычно, около семи часов вечера. Этот конверт я заметила не сразу, а когда закрыла окно и начала вытирать пыль.
     - Окно было открыто? - удивилась я.
     - Да, верхняя рама, но это бывает часто, все же двенадцатый этаж. Я закрываю, чтобы на влажную поверхность не налетала сразу пыль, - объяснила Долорес.
     - И где же был этот конверт, - нетерпеливо прервал ее комиссар.
     - Он лежал на компьютере господина Барка. Если бы такое было возможно, я бы предположила, что этот конверт влетел в открытое окно.
     - Да, чудеса накапливаются, - прокомментировала я только что услышанное.
     - Ну, чудесами нас уже не удивишь, - добавил Эрик Катлер.
     - Извините, я приготовлю кофе? - вдруг засуетилась девушка.
     - Нет, - отказалась я за себя и за своего спутника, - мы уже уходим. Спасибо, Долорес.
     Я поняла, что просто уже не в состоянии буду переварить новую информацию, не составив из уже известных фактов хоть какое-то подобие версии происходивших событий.
     Спасибо комиссару, что он не стал со мной спорить, и скоро мы уже ехали в управление.
     - Может, заедем куда-нибудь пообедаем, - вдруг предложил Эрик Катлер.
     - Я есть не хочу, - ответила я совершенно искренне, - но могу составить вам компанию, не напрягая ни желудок, ни кошелек.
     - Я угощаю, - улыбнулся комиссар, прекрасно понимая, что насчет кошелька я просто пошутила.
     - Тогда я подумаю о наличии у меня аппетита, - продолжила я наш нехитрый шуточный диалог.
     - Предлагаю ресторанчик на улице Валье.
     - Принимается.
     На это двусторонне одобренное мероприятие у нас ушел почти час. Но я считаю, что время мы потратили не зря. Мы не только пообедали, что хотя бы изредка все же стоит делать, но и отдохнули от загадок и недоумений, что позволило нам восстановить нашу способность не только логично мыслить, но и видеть ситуацию с разных сторон, не полагаясь на первое впечатление, очень часто не свободное от стереотипов и поверхностных суждений.
    
     Слишком много фактов
    
     - Вот теперь, - почти торжественно начал наш разговор комиссар, когда мы заняли свои привычные места в его кабинете, - давайте попробуем сделать инвентаризацию собранных нами фактов, как по делу о покушении на Роджера Барка, так и по делу об убийстве его жены. Кстати, я не исключаю пока вероятность самоубийства, но в силу того, что эта вероятность мне кажется небольшой, будем исходить из более похожего на правду предположения.
     - Давайте, - согласилась я, тем более, что фактов мы собрали даже слишком много.
     - Воспользуемся, так сказать, историческим методом. Вспомним, с чего все началось.
     - Началось, если располагать события во времени в том порядке, в котором мы о них узнавали, с того, что Роджер Барк обратился ко мне за помощью, точнее будет сказать, за консультацией.
     - Вот тут и возникает первое сомнение, можно ли считать то, что он вам сообщил, фактами?
     - Фактом, который, по крайней мере, не трудно проверить, можно считать неожиданно появившиеся у Роджера Барка проблемы со здоровьем, это раз. Ремонт машины Роджера в то время, когда у него была назначена встреча с клиентом, это два. Можно поговорить с семейным врачом Барков и выяснить, что на самом деле говорил доктор о происхождении сердечных недомоганий у пациента, если он, конечно, вспомнит этот разговор.
     - Согласен, это действительно факты. Их нужно проверить, но они реальны. Однако, есть еще страхи и волнения вашего клиента, что вы сейчас думаете об этом?
     - Я думаю, что эти страхи появились у моего клиента неспроста, слишком уж они оказались привязанными к последующим событиям. Но точнее пока не могу выразиться. Я совершила серьезную ошибку, не попытавшись разобраться с этим сразу.
     - Кто мог знать? - вздохнул комиссар, - да и как бы вы разобрались?
     - Мне нужно было более подробно расспросить его обо всем, возможно, по каким-то деталям я могла бы догадаться, откуда исходила эта тревога.
     - Возможно, но не факт. К тому же, сейчас нам эти ваши угрызения совести пользы не принесут. Давайте исходить из того, что уже случилось.
     - Ну, о мотивах мы все равно должны думать, иначе все эти факты окажутся бесполезными, - напомнила я комиссару.
     - К мотивам мы еще вернемся, - ответил он, - а сейчас продолжим разбирать и сортировать информацию. Попробуем детально разобрать все, что нам известно о покушении на Роджера Барка, которое только чудом не стало убийством.
     - Не возражаю. Давайте, я постараюсь описать события, а вы, опираясь на заключения экспертов и показания свидетелей, дополните и уточните картину происшествия.
     - Приступайте.
     - Выстрел прозвучал в момент, когда Роджер выходил из кафе на улицу Планка, кстати, он успел переступить порог?
     - Нет, только открыл дверь, обе его ноги оказались внутри помещения, а поскольку стреляли в спину, вы понимаете…
     - Стреляли действительно из дворика, примыкающего к кафе?
     - Да, баллистики это подтвердили.
     - Оружие, насколько я понимаю, было не слишком серьезным, что тоже сыграло свою роль в развитии событий.
     - Это был риджер, пистолет, который производится в Сент-Ривере и считается дамским оружием. Он маленький, достаточно легкий, но убить из него можно, особенно с такого расстояния, с какого был произведен выстрел в нашем случае. Но специалист считает, что, если бы хотели убить, стреляли бы в голову. Пуля у этого оружия все же…
     - Вы думаете, что его не хотели убить?
     - Или стрелявший был абсолютно неопытным убийцей.
     - Теперь перейдем к показаниям свидетелей. В это время на улице, особенно, на улице Планка, довольно людно, день будний. Неужели никто не увидел ничего такого, что могло бы хоть какие-то мелочи добавить к нашему представлению о происшествии?
     - Выстрел слышали многие, во всяком случае, многие об этом говорили. Но в остальном - ничего не добавляется, больше свидетельств о кричащей девушке.
     - Вам не кажется, что это очень странно? - спросила я комиссара и задумалась.
     - Что именно вам кажется странным? - сбил меня с мысли, которая, наконец, начала оформляться, комиссар.
     - Изабель вела себя странно, вот что!
     - Мне так не кажется.
     - Вы только представьте себе, если Изабель подошла к двери кафе уже после выстрела, то ей должно было понадобиться хотя бы несколько секунд, чтобы понять, что произошло, а дальше, мне кажется, она могла бы упасть в обморок, разрыдаться, но не вопеть как сигнальная сирена»! Другое дело, если все произошло на ее глазах, - торжественно закончила я свой короткий монолог, объяснив не столько Эрику Катлеру, сколько самой себе, что именно меня не устраивало и этом эпизоде, вернее, в том, как он был описан свидетелями.
     - Ну, это все теории, - возразил мне комиссар, - на практике это зависит от характера девушки, от того, как она способна реагировать на стрессы.
     - А что если мы попросим поговорить с ней профессионального психолога?
     - Санкцию на подобный допрос я вряд ли смогу получить.
     - Не нужно никаких санкций, попробую поговорить с Камилой Фортье.
     - Хорошая идея, но она полностью в вашем веденье, хорошо?
     - Разумеется. Сегодня позвоню Камиле, а там будет видно. Теперь давайте перейдем к деталям самого происшествия. Стреляли, как мы уже выяснили точно из дворика, но как преступник в этот дворик попал?
     - Туда можно попасть с улицы Ремарка через калитку, или просто перемахнув через кустарник. Ну и есть выход из кухни.
     - В кухне в это время была Фелиция, так что остается улица Ремарка. Улица, кстати неширокая и не слишком людная, напротив жилой дом, его жильцов опрашивали?
     - Да, никто не видел, ничего подозрительного.
     - Опросы протоколировались?
     - Ну, разумеется, все записывалось на диктофон, а потом дублировалось на диске и на бумаге, как положено.
     - Хорошо, я хотела бы просмотреть эти материалы, но, понятно, не сейчас. Давайте теперь перейдем к тому, что случилось с Джессикой.
     - Смерть наступила от передозировки снотворного, - начал комиссар сразу с главных деталей, - но это снотворное, могло быть принято Джессикой самостоятельно, и тогда это самоубийство, или ей могли подмешать его в коньяк, и тогда речь идет об убийстве.
     - Верно, - согласилась я с тем, что, собственно и требовало обсуждения, - однако если судить по упаковкам, найденным рядом с покойной госпожой Барк, доза арфенала, принятая ею в таблетках, не была смертельной.
     - Как не была смертельной и концентрация этого вещества в коньяке, - продолжил мою мысль комиссар.
     - Мне приходят в голову два возможных варианта развития событий, - продолжила я свои рассуждения, - Джессика могла действительно принять такое решение, развести таблетки в коньяке и выпить его, затем, почему-то решила, что этого количества мало и проглотила еще несколько. Единственное, что удивляет в этой ситуации - это отсутствие бутылки и бокала.
     - Ну, коньяк мог быть последним, бутылку могла швырнуть в окно, а там ее кто-то зачем-то подобрал, мало ли случается непонятных и нелепых ситуаций, - заметил Эрик Катлер.
     - Да, могло быть и так, вы правы, но остается альбом, зачем Джессике нужно было вытаскивать из него какие-то фотографии? И еще одна мелочь, почему гостиная, а не спальня?
     - Ну, это вправду мелочь.
     - Конечно, я понимаю, что это психология. Но, мне кажется, время и место для такого ухода из жизни выбраны, по крайней мере, странно. И совершенно уж непонятным остается мотив. Зачем Джессике накладывать на себя руки?
     - Но мы не так уж хорошо знаем обстоятельства жизни госпожи Барк, мы ничего не знаем, например, о состоянии ее здоровья на момент… - комиссар не сразу сообразил, как определить то, что случилось, - на момент ее преждевременной смерти.
     - Кстати, вот это действительно нужно проверить, а заодно и разобраться, откуда у нее был арфенал. Да, Эрвин сказал, что она не могла стать матерью. Впрочем, сомнительно, что это могло толкнуть ее на самоубийство.
     - Мы уже собирались поговорить с их врачом, впрочем, нужно проверить, наблюдал ли их один и тот же врач. Вернемся к мотиву. Вам не кажется, что нервная женщина могла выстрелить в мужа, например, подозревая его в измене, или даже, уличив его в ней, а затем наложить на себя руки? Не забывайте, какое было оружие.
     - Для импульсивного шага, все было слишком хорошо просчитано, но даже, если все это и совпадение, то самоубийство должно бы происходить в том же духе. Зачем морочиться с таблетками, когда у тебя в руках риджер?
     - Это вопрос, который стоило бы задать психологу, но и я бы в таком жутком случае предпочел яд.
     - Может, вы и правы, но все равно в ревность мне не очень верится, не вообще, а по отношению к этой конкретной семье. Я бы подумала о более приземленных мотивах. Надо бы посмотреть завещание Барка и собрать сведения о его ближайших родственниках. Или полиция уже этим занимается? Да и что там у него на банковском счету неплохо бы посмотреть.
     - Для того, чтобы получить эту информацию, нам нужно согласие господина Барка, он ведь потерпевший, а не подозреваемый. Вот будет себя чувствовать получше, тогда и спросим у него.
     - Тогда это лучше сделать мне, - усмехнулась я.
     - Я тоже так считаю, - серьезно поддержал мою инициативу комиссар.
     - Давайте сделаем так: я сейчас поговорю по телефону с госпожой Фортье и договорюсь о встрече с ней. Возможно, мы тогда вернемся и к беседе с Изабель. Что касается других направлений расследования, нам нужно будет подождать заключения экспертов и улучшения состояния господина Барка. А это уже отодвигает наши действия, по крайней мере, до завтра.
     - Значит, вы уходите?
     - Ну, да, мне все равно нужно заглянуть к себе в контору.
     - Хорошо, у меня пока тоже есть, чем заняться, сообщите мне, если будет что-то интересное, важное.
     - Обязательно, а вы, если не трудно, позвоните мне, когда эксперты разберутся с фотографиями.
     - Не трудно, конечно, позвоню.
    
    
     История повторяется
    
     - Почему вы мне хотя бы не позвонили? - встретил меня мой секретарь неожиданным упреком.
     - То, есть? - невнятно выразила я свое удивление.
     - В газетах пишут, что началась охота на частных детективов, я волнуюсь.
     - О, Боже! - воскликнула я, - ранен один единственный детектив, в прошлом году, между прочим, было убито два секретаря, и одна секретарша была похищена, но никто не кричал об охоте на секретарей.
     - Но покушение было не только на вашего клиента! - торжествующе заявил Ари.
     - Вот как? И кого же еще пытались убить, или даже убили? - не могла я скрыть своего удивления. Ведь только полчаса назад простилась с комиссаром..
     Ари не успел мне ответить, зазвонил телефон. Я могла и не смотреть на дисплей, я уже знала, что это Эрик Катлер. В глубине души я всегда верю своему секретарю.
     - Вынужден побеспокоить вас, коллега, как только мы с вами расстались мне позвонили из Мэрвика. Там едва не погиб еще один молодой человек. Он сейчас без сознания, врачи не дают никаких гарантий, но есть надежда, что тут тоже все обернется покушением. Следствие возглавил комиссар Эли Форст, вы ведь с ним, кажется, знакомы?
     - Да, - подтвердила я, - но раньше он возглавлял комиссариат Эрджина. Хотя, Мэрвик его родной город. А почему позвонили вам? Ведь они же не сообщают о каждом происшествии, которое у них происходит?
     - Хороший вопрос, - вздохнул комиссар, - дело в том, что очень много общего между тем делом, которое сейчас расследуем мы и тем, которое теперь расследуют в Мэрвике. Там, кстати, собрали уже довольно много информации, вот она у меня на экране.
     - Пока я только узнала, что покушались опять на детектива, - захотелось мне блеснуть своей осведомленностью.
     - Нет, - возразил Эрик Катлер, - это как раз оказалось ошибкой, хотя и попало в утренние новости, которые мы с вами пропустили. Но выстрел был сделан тоже из риджера и потерпевший был ранен, когда выходил из кафе. Убийца в этот раз стрелял из двери, которую использовали только рано утром, когда привозили продукты. Дверь должна была быть в это время уже закрыта. Но самый большой сюрприз состоит в том, что Джо Коллинз, которого подстрелили в Мэрвике - кузен Роджера Барка. Правда, отношения между ними были не слишком родственные, жили в разных городах, встречались редко, вроде только в детстве. В общем, у каждого была своя жизнь.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница