Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ




НазваниеИлья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ
страница9/15
Дата публикации11.07.2013
Размер2.06 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15
     - Любопытно, вы думаете, что эти два преступления связаны между собой?
     - Я пока ничего не думаю, я жду заключения экспертов. Если выяснится, что стрелял один и тот же риджер, то логично будет предположить, что его держала одна и та же рука.
     - Действительно, логично. Только вряд ли это упростит решение нашей головоломки. Если кузенов ничего по жизни не связывало, то кому понадобилось их убивать, обоих, одним и тем же способом. Надо бы поговорить с кем-то из этой семьи.
     - Говорить почти не с кем. Мать Роджера живет со своим вторым мужем в Бельгии. Вряд ли она что-то знает о жизни и проблемах своего сына, кроме того, что он сам пожелал ей сообщить. Отец его давно умер. У Джо мать живет в Сент-Ривере, мы с ней, конечно, побеседуем, но на какие-то важные откровения я не рассчитываю. В Мэрвике Джо жил с дедом, который тяжело болен, сейчас ему даже не сообщают о несчастье с внуком. А его доктор утверждает… В общем, неизвестно, успеет ли он о чем-нибудь узнать. Жизнь его измеряется уже днями.
     - Я думаю, что сейчас самое важное для нас - это понять мотив. Кому и зачем нужно было убивать и Роджера и Джо?
     - Интересно, что если бы был убит только Джо Коллинз, то главным подозреваемым мог бы стать Роджер.
     - Почему?
     - У него есть существенный мотив. Он - наследник-дублер по завещанию его деда.
     - Вы хотите сказать, что дед все завещал Джо, и только в случае его смерти наследником становился Роджер?
     - Именно так.
     - А Роджер об этом знал?
     - Этот вопрос нужно задать ему, впрочем, у него железное алиби.
     - Вы поедете в Мэрвик?
     - Нет. А зачем? Комиссар Форст не хуже меня способен провести расследование, правда, у него нет такого партнера как вы, но мы с ним будем постоянно на связи.
     - Хорошо, тогда держите и меня в курсе, комиссар. Все равно я пока ничего еще не придумала, да и информация, судя по всему, будет пополняться.
     - Я тоже так думаю, так что, планы можно не менять, возможно, Камила Фортье действительно даст дельный совет, или эксперты подкинут что-то важное. Хотя, похоже, вы правы, что фактов в этом деле слишком уж много.
    
     Разговор с Камилой Фортье
    
     С Камилой мы симпатизировали друг другу с первой нашей встречи, но подружились не сразу, да и дружба наша представляла собой лишь редкие телефонные разговоры и еще более редкие встречи в маленьких кафе, к которым мы обе питаем слабость. Историю нашего знакомства я уже рассказывала, и мои постоянные читатели наверняка помнят ее. Напомню только, что господин Фортье, а не его жена, был моим клиентом в одном, скорее, забавном, чем криминальном деле.
     - Рада тебя слышать, - ответила Камила на мое приветствие.
     -Ты очень загружена работой? - на всякий случай поинтересовалась я.
     - Как обычно, но всегда готова отодвинуть дела на пару часов и поговорить с приятным человеком где-нибудь в уютном местечке за чашечкой кофе. Так как? Ты ведь не просто так позвонила?
     - Конечно. Давай встретимся в кафе «Вечернее меню», знаешь, где это?
     - Представляю. Это ведь недалеко от твоей конторы, так?
     - Да, там подают очень вкусный десерт.
     - Вот и замечательно, через час, хорошо?
     - Договорились.
    
     * * *
    
     Время для встречи мы выбрали очень удачное. Кафе было полупустым, мы заняли столик подальше от входа, здесь можно было спокойно поговорить. Заказали кофе и фруктовый десерт.
     - Мне очень приятно с тобой встретиться, но я не святая, - с улыбкой начала разговор Камила, - любопытство заставляет меня проявлять нетерпение, я жду, что ты мне расскажешь что-то необычное.
     - Пожалуй, я готова тебя действительно удивить, - я постаралась смягчить серьезность своего тона ответной улыбкой, - но не столько рассказом о событиях, которые уже неплохо описаны и журналистами, сколько своей нестандартной просьбой о помощи.
     - Я с удовольствием тебе помогу, но даже не представляю, как я смогу это сделать, я уже заинтригована.
     Мне пришлось все же рассказать о трагических событиях в семье моего клиента гораздо подробнее, чем я предполагала, поскольку Камила задавала вопросы по ходу моего повествования. Об этих событиях она, конечно, слышала, но, что называется краем уха. Разумеется, о том, что произошло в кафе «Фиалка», я рассказывала детально, особенно эпизод с Изабель. Наконец я изложила и свои сомнения:
     - Понимаешь, мне кажется, что она что-то видела, или кого-то, но не хочет об этом говорить. Не знаю, не могу пока объяснить, почему.
     - Если ты права, и все произошло именно на ее глазах, а в этом случае она действительно должна была зацепить взглядом и убийцу, хотя бы мельком, то, находясь в состоянии сильнейшего потрясения, она могла запомнить только ту часть картинки, в которой был зафиксирован результат. То есть, лежащий на пороге человек. Она совершенно искренне может полагать, что ничего больше не видела, и ты зря ее подозреваешь в сознательном обмане.
     - И что же, ничего нельзя сделать, чтобы извлечь из памяти Изабель облик того, кто стрелял в Роджера?
     - Можно попробовать гипноз, но только, если она согласится, кроме того, я должна буду ее обследовать, чтобы решить, не навредит ли ей самой, ее психическому здоровью подобный эксперимент, - Камила вдруг задумалась, затем объяснила свое замешательство, - но ведь суд все равно не признает показания, полученные таким образом, стоит ли тогда это затевать?
     - Ты права, что для суда это не будет уликой, но, зная, как выглядит преступник, мы сможем быстрее его найти. Ведь это убийца, да и не грозит ли опасность самой Изабель, ведь стрелявший тоже может понимать, что она его видела?
     - Последний твой аргумент самый веский. Я не возражаю, давай попробуем поговорить с этой девушкой.
     - Тогда предлагаю, если это не нарушит твои планы, прямо сейчас отправиться в кафе «Фиалка».
     - Поехали, я на машине. Насколько я помню, до улицы Планка отсюда совсем недалеко.
    
     Где Изабель?
    
     Я сразу заметила, что у хозяйки кафе другая помощница и внутренне напряглась, еще совершенно не представляя, как будут разворачиваться события.
     - Изабель? - удивилась Фелиция, - но я считала, что она уладила свои дела с полицией, прежде, чем попросить у меня отпуск.
     - Честно говоря, я не спрашивала об этом комиссара, но он знал о моих планах, - объяснила я своим собеседницам, впрочем, я понимала, что комиссар тут мог быть и ни при чем. По закону мы не имели права задерживать свидетельницу, если она ответила на все заданные ей вопросы и не являлась подозреваемой.
     - А когда она попросила отпуск? - задала я естественный в этих обстоятельствах вопрос.
     - Вчера, - явно растерялась Фелиция, - не нужно было ее отпускать? Но она действительно так плохо выглядела после всех этих волнений. Да и ее отношения с Роджером…
     - Какие отношения? - удивилась я. Вы не слова не говорили об этом, когда мы с вами разговаривали в больнице.
     - Вы меня об этом и не спрашивали, да и отношения эти, скорее были односторонними. Не уверена даже, что Роджер заметил. Но передо мной она почти не таилась. Вы же не подозреваете ее? Не думаете, что Изабель могла выстрелить в человека, которым восхищалась, да и зачем?
     Это был именно тот вопрос, который я постоянно задавала себе. Кому нужна была смерть этих людей? Если бы я тогда знала ответ на него, все остальное показалось бы мне очевидным. Но бессмысленность этих преступлений делала любые рассуждения абсурдными.
     Если бы хоть один из этих троих был сейчас жив и здоров, то его, или ее, можно было бы подозревать, вокруг выстраивалась бы более, или менее разумная версия и с мотивами, и с возможностями. Но ни у кого из них в нынешних обстоятельствах совершить не то, что все три, но и даже хотя бы два из этих убийств не было возможности, никакой.
     Правда, я понимала, что не исключено и случайное совпадение событий, жизнь порой и не такие сюрпризы выдает. Но в это все равно не верилось.
     Все эти мысли пролетели в моей голове вихрем.
     - А она не сказала, куда отправится отдыхать? - спросила я, не слишком надеясь на ответ.
     - Она собиралась во Францию, у нее там родственники, - тем не менее, ответила госпожа Куорни.
     - Франция - немаленькая страна, - заметила молчавшая до этого момента Камила.
     - Да, - согласилась я, - а где Изабель жила в Сент-Ривере? - наконец, спросила я о том, о чем следовало спросить сразу.
     - Она жила в пансионе «Лилия», - ответила Фелиция.
    
     * * *
    
     - Мне неудобно занимать твое время, - заговорила я, когда мы сели в машину.
     - Мое время принадлежит мне, - усмехнулась Камила, - меня зацепила эта история. Так что, едем в «Лилию»!
     - Ты знаешь, где это?
     - Совершенно случайно, меня однажды уже приглашали туда для консультации, если тебе будет любопытно, я как-нибудь расскажу. А пока, поехали, попробуем что-нибудь узнать о твоей Изабель.
     - Не уверена, что там нам действительно помогут найти Изабель, но все равно использовать этот шанс нужно.
    
     * * *
    
     Пансион «Лилия» оказался старым, но не ветхим двухэтажным домиком, там жили, в основном, юные провинциалки и недавно прибывшие в страну эмигрантки.
     Хозяйка, Лили Саванта, улыбчивая толстушка лет пятидесяти, казалось, была рада возможности поболтать с нами.
     - Изабель? Да она живет здесь, только вчера она уехала погостить к родственникам во Францию, так она сказала. Но я случайно увидела ее билет на самолет. Это не мое дело, но зачем же вам тратить время на поиски девушки там, где ее нет?! Ведь я вижу, что вы люди занятые. А вас, госпожа Фортье, я помню, не сомневайтесь. Я всегда помню добрых людей.
     Все это Лили выложила в считанные секунды и на одном дыхании, но главную информацию я все же ухватила.
     - Так куда она на самом деле полетела? - вставила я свой вопрос в неожиданно возникшую паузу, - Вы нам скажете?
     - Конечно, - решительно заявила госпожа Саванта, - меня ведь никто не просил держать это в тайне. Я зашла к ней в комнату, чтобы угостить ее вместо ужина только что испеченными пирожками, я ей и в дорогу кое-что собрала. Так вот на столе лежал ее паспорт, а из него торчал билет, я совершенно случайно увидела название города - Толедо. Я не настолько глупа, чтобы не понять такую простую вещь. Из Сент-Ривера до Парижа можно, конечно, лететь и через Испанию, но не через Толедо! Так что, если малышка вам нужна по делу, а я в этом не сомневаюсь, искать ее нужно в Толедо, или в его окрестностях. Тем более, что в документах Изабель написано, что родилась она именно там.
    
     * * *
    
     - И что ты теперь будешь делать, - спросила меня Камила, когда мы, наконец, расстались с гостеприимной хозяйкой пансиона.
     Нам не хотелось обижать Лили, и мы согласились выпить чаю в ее симпатичной гостиной, но чаепитие превратилось в грандиозное пиршество, после которого я себя чувствовала так словно неделю не вылазила из-за стола. Однако, все было невероятно вкусно: пирожки с ягодами, лимонное печенье, которое таяло во рту, желе из бананов и клубники… Нет, все же иногда мою работу вполне можно считать опасной для здоровья.
     - Посоветуюсь с комиссаром, - ответила я, - извини, что так вышло.
     - Что ты все извиняешься? Я получила море удовольствия. Надеюсь, ты будешь держать меня в курсе? И, если эту Изабель все же удастся вернуть в доступное место, я с удовольствием с ней побеседую. Кстати, ты могла и не предупреждать ни о чем Лили. Она только кажется такой простушкой. Уверяю тебя, она очень хорошо разбирается в людях и знает, кому и что можно и нужно говорить. Подбросить тебя в управление?
     - Да, только позвоню комиссару.
    
     Одной загадкой меньше
    
     Когда Эрик Катлер забывает сказать свое привычное приветствие, это может означать лишь одно - у него есть, чем меня удивить.
     - Том Роуз, - начал говорить комиссар, едва я переступила порог его кабинета, -помните, такой долговязый химик из фотолаборатории?
     - Не помню, но это ведь не главное?
     - Разумеется, так он мне только что звонил по поводу конверта и фотографий!
     - И что он сказал?
     - Фотографии оказались фальшивками, но они не были в том альбоме! Мало того, ни на одном снимке не было ни одного лишнего отпечатка, такое впечатление, что их тщательно вытерли перед тем как положить в конверт.
     - А на конверте?
     - На конверте отпечатки были, но похоже, только одного человека, кроме, отпечатков пальчиков Долорес и наших с вами. Это все очень странно.
     - Ничего странного я тут не вижу, - спокойно возразила я, - понятно, что конверт подкинули, а все остальное вытекает из этого, теперь уже факта. И то, что подкинувший его человек не хотел оставлять следы, тоже понятно. Наверняка пальцы, которые там обнаружены, принадлежат так называемому курьеру. Остается в этой истории только один непонятный момент.
     - Неужели? - весело воскликнул комиссар, и что же это за момент?
     - Как конверт с фотографиями попал туда, где его нашла Долорес, - спокойно закончила я свои рассуждения.
     - И у вас есть какие-нибудь предположения на этот счет.
     - У меня есть чувство, что нам нужно еще раз осмотреть офис Роджера и Эрвина.
     - Ну, не знаю, - с сомнением произнес комиссар, - что там можно еще увидеть?
     - Я хочу посмотреть окно! - решительно заявила я.
     Идеи у меня в этот момент еще не было, но фраза, сказанная девушкой, нашедшей этот загадочный конверт, всплыла в памяти с удивительной точностью.
     - Надеюсь, вы помните, что там двенадцатый этаж? - заметил Эрик Катлер.
     - Помню, - коротко ответила я и тут же продолжила свою мысль вопросом, - Так это возможно? В смысле еще раз побывать в этом кабинете?
     - Сейчас позвоню Эрвину Саулису. Похоже, у вас зреет озарение, - усмехнулся комиссар и начал набирать номер.
     - Разве что зреет, - вздохнула я.
    
     * * *
    
     С Эрвином Саулисом мы встретились в его офисе уже довольно поздно вечером. Он был занят и не мог освободиться раньше. На улице уже было темно, в здании светилось всего несколько окон, одно на двенадцатом этаже. Мы поднялись на лифте и шли по сумрачному слабоосвещенному сигнальными лампочками коридору.
     - А ведь здесь есть камеры слежения, - задумчиво произнес комиссар, - и если кто-то входил в кабинет детективов, его могла зафиксировать какая-нибудь из этих камер.
     - Могла, - согласилась я, - но не думаю, что этот кто-то входил туда.
     - Но как-то фотографии попали внутрь!
     - Думаю, что мы вскоре разгадаем эту загадку, - ответила я, когда мы уже входили кабинет, где нас ждал Эрвин Саулис.
     - О какой загадке вы говорите, - спросил он, пожимая руку комиссару.
     - Скажите, этому зданию, наверное, лет десять? - вместо ответа спросила я.
     - Думаю, что больше, - ответил Эрвин, - а это имеет значение?
     - В тот день, когда Долорес нашла на компьютере Роджера конверт с фотографиями, или, возможно, в предшествующий день окна в здании случайно не мыли?
     - Не знаю, - Эрвин удивился, и комиссар тоже в этот момент меня еще не понял, - но это не сложно выяснить.
     - Выясните, пожалуйста, и если этот факт имел место, неплохо бы узнать кто именно мыл ваше окно. Я думаю, что этот человек сможет нам кое-что объяснить.
     - Постойте, - комиссар посмотрел сначала на Эрвина, а потом опять на меня, - вы думаете, что человек, который моет окна, имеет отношение…
     - Нет, - прервала я его рассуждения, поскольку, это был явно взгляд не стой стороны, - я подумала вот о чем, все эти события тщательно спланированы, и время преступлений выбрано не случайно, но не обязательно существовала привязка к какому-то конкретному дню, скорей речь шла о неком периоде. Это я к тому, что, задумавшись, как доставить фотографии в офис, преступник мог вполне подумать о мойщике окон. Представьте себе, что вы этот мойщик. Наверняка вы видели их машины со специальным подъемником, в виде крохотного балкончика, на котором они стоят, выполняя свою работу. И вот, подходит к вам человек только что у вас на глазах вышедший из этого здания, вдруг останавливается и делает жест, который свидетельствует о том, что он что-то забыл. Затем смотрит на дверь, из которой он вышел, поднимает взгляд вверх на окно, после чего смотрит на часы. Неожиданно он видит вас и в его глазах появляется блеск, говорящий о том, что он нашел решение своей проблемы. Он подходит и просит вас, когда вы будете на уровне двенадцатого этажа забросить в окно этот конверт, он забыл его оставить партнеру, а возвращаться и открывать опять свой офис, у него просто уже нет времени, поскольку он опаздывает на важную деловую встречу. Разве вы откажетесь помочь человеку?
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

Похожие:

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив 12

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconУльев Сергей Николаевич Шерлок Холмс и десять негритят Роман : Детектив
Иронический детектив по мотивам романа Агаты Кристи, с участием самых знаменитых героев классической детективной литературы

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Варшавский Ключик
А я думаю, что это неправильно. Если каждый забьется в свою нору, как барсук, то жить будет очень тяжело, потому что это только в...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 1
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСтанислав Лем Фантастика и футурология. Книга 2
«Фантастика и футурология» — литературно-философское исследование, размышления уже ставшего классиком писателя-фантаста о взаимосвязях...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconСписок литературы для летнего чтения 7 класс
Муромец и Святогор», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Калин-царь», «Илья-муромец и Идолище», «Добрыня Никитич...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconНа стороне ребенка
...

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ iconИлья Ильф записные книжки (1925—1937)
«Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5»: Художественная литература; Москва; 1961

Илья Варшавский Фантастика вторгается в детектив, или последнее дело комиссара Дебрэ icon«Символика и фантастика в творчестве А. С. Пушкина («Каменный гость»,...
Символ предмет или действие, служащее условным знаком какого – нибудь понятия, чего – нибудь отвлечённого (1)



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница