Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста




НазваниеСамотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста
страница1/4
Дата публикации05.09.2013
Размер0.57 Mb.
ТипАвтореферат
lit-yaz.ru > Право > Автореферат
  1   2   3   4


На правах рукописи
Людмила Григорьевна Самотик

ОБРАЗ ИНОНАЦИОНАЛЬНОЙ РЕЧЕВОЙ СРЕДЫ: КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ

В ПРОСТРАНСТВЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА


Специальность 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Абакан – 2013



Работа выполнена на кафедре общего языкознания Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева»

^ Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор Васильев Александр Дмитриевич
Официальные оппоненты:
Фельде Ольга Викторовна, доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

^ Богословская Зоя Матиновна, доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет»
Орлова Наталья Васильевна, доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского»

^ Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет»

Защита состоится «10» октября 2013 г., в 10.00 ч., на заседании диссертационного совета Д 212.317.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова по адресу: 655017, Республика Хакасия, г. Абакан, пр. Ленина, 92, конференц-зал административного корпуса.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова» по адресу: 655017, Республика Хакасия, г. Абакан, пр. Ленина, 90.


Автореферат разослан «___» июля 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Е. С. Грищева
^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена выявлению и описанию лексических средств создания образа инонациональной речевой среды в русских художественных текстах.

Русская художественная литература в жизни русского (и древнерусского) общества занимает особое место. Через литературу складывалось, хранилось и передавалось общественное мнение. Литература носила назидательный характер, поэтому рассматривалась как «учебник жизни», на литературных примерах учили нравственности. «Поэт в России – больше, чем поэт» (Е. Евтушенко) ­ – положение писателя ко многому обязывает. В рамках художественной литературы осуществляется и мифологизируется национальное самосознание и т.д. Литература влияет и на наши межнациональные отношения как вне страны, так и в многонациональном государстве. Язык – материал литературы, художественное произведение передаёт сведения о мире через систему образов. Образ инонациональной речевой среды представляет язык и как предмет художественного текста. Лексические средства создания образа инонациональной речевой среды рассматриваются в работе на примере разных текстов, что позволяет создать типологию их использования.

Этот образ создаётся с помощью экзотизмов, варваризмов, нациолектизмов, а также русских диалектизмов и историзмов в функции экзотизмов. Эти лексические средства создания образа включают в себя значительное число слов, не фиксированных в словарях литературного языка и НКРЯ (Национальном корпусе русского языка). Формы использования внелитературной лексики зависят от литературного направления, жанра, идиостиля писателя и отдельного художественного текста.

Изменения в современном русском языке касаются перераспределения между стратами национального языка и стилями языка литературного. В этой ситуации внимание учёных всё чаще привлекают переходные явления: локализмы, регионализмы, диалектизмы и т.п., которые позволяют представить язык не как группу отдельных ячеек, а как непрерывное языковое пространство. Внелитературная лексика русского языка – одно из ключевых понятий такого подхода.

^ Актуальность темы исследования определяется следующим

Во-первых, русский язык, существуя в соседстве и контакте с народами других государств, на протяжении столетий реализуясь внутри многонационального государства, естественно, создаёт свои средства отражения, передачи и закрепления образа инонациональной речевой среды, при этом формируются определённые приёмы. Образ инонациональной речевой среды имеет особое значение в языке художественной литературы. Ранее в лингвистике специально эта проблема не рассматривалась, хотя отмечались инонациональные локализмы (Ф.П. Филин), речевые инонациональные этностереотипы (Л.П. Крысин), этностереотипы и речевые характеристики персонажа анекдота («инородцы» в русском анекдоте) (Е.Я. Шмелёва. А.Д. Шмелёв), русский язык у местных народов Сибири (Л.А. Инютина), национальная лексика в произведениях писателей Севера и Дальнего Востока (Н.Г. Михайловкая) и т.д.

Во-вторых, образ «чужого» в художественных текстах строится через элементы разных уровней языка, но, прежде всего, через лексику. В русском языке сложился слой экзотизмов, обозначающих инонациональные явления, закреплённый в толковых словарях литературного языка. Многие такие явления называются в русских народных говорах. Несомненно, существует особая группа экзотизмов, употребительных в художественных текстах. Их фиксация имеет значение для русистики. Обращение к художественным текстам позволяет вычленить и другие (не только экзотизмы) лексические средства создания образа инонациональной речевой среды, провести их систематизацию, определить их роль в образной системе произведения, в идиостиле автора, литературного направления, русской литературы в целом.

В-третьих, развитие лексикологии, как раздела лингвистики, предполагает дальнейшее развитие терминосистемы. В литературе используется сочетание «внелитературная лексика», но оно не терминологизировано. Это задерживает дальнейшую разработку существующего в языке явления. Специальное обращение к внелитературным лексическим средствам создания образа социально значимой речевой среды (экзотизмам, архаизмам, историзмам, диалектизмам и др.) лежит в русле общего развития лексикологии.

В-четвёртых, русистика располагает описанием общелитературных норм языка, теперь на повестке дня стоит детализация стилистических норм русского языка, в частности лексических особенностей художественного стиля. Особое место при этом занимает стилизация как уже известная форма создания образа. Расширение поля действия этого приёма значимо в науке.

Объектом исследования является речевая форма текстового существования инонациональной среды как динамическая смысло-, стиле-, текстообразующая система.

В качестве предмета исследования рассматривается лингвистическое моделирование речевой инонациональной среды как составной части языка русской художественной литературы.

Цель исследования: концептуализация образа инонациональной речевой среды в пространстве художественных текстов.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи.

1. Определить корпус анализируемых текстов, представляющих инонациональную речевую среду; провести предварительную обработку объекта: создать картотеку и словари.

2. Разработать методологию описания лексики текста.

3. Терминологизировать сочетание внелитературная лексика как одно из ведущих понятий современной стилистической системы русского языка. Обобщить данные исследования и представить внелитературную лексику как феномен современного русского языка.

4. Описать выделенную лексику автономно по произведениям. Показать системность использования лексических средств создания инонациональной речевой среды в художественном тексте.

5. Определить типы представления инонациональной речевой среды в русской литературе, их речевое (языковое) своеобразие. Связать их с идиостилем произведения, автора, литературного направления.

6. Выделить лексические единицы, служащие созданию образа, классифицировать и описать их внутреннюю структуру.

7. Представить анализируемую лексику как полифункциональное явление, реализующее художественные задачи.

^ Научная новизна полученных результатов заключается в следующем.

1. Впервые осуществлено монографическое описание лексических средств создания образа инонациональной речевой среды; моделирование социально значимой речевой среды в системе ЯХЛ рассматривается в качестве одной из основных функций художественного стиля.

2. Впервые предлагается типология лексических средств создания образа инонациональной речевой среды.

2.1. Обоснованы разные роли лексики, маркирующей образ иностранной речевой среды; национальной речевой среды в текстах русских авторов, переводах с национальных языков России и в русскоязычной литературе. Эти положения вносят вклад в расширение представлений об изучаемом явлении.

2.2. Выявлены особенности выстраивания образа инонациональной речевой среды в исторической прозе, связанные с параллельным созданием образа русской речевой среды прошлого. В соотношении двух образов передаются идея произведения, пафос текста. Показан оригинальный способ архаизации языка произведения при создании образа образованной русской речевой среды через использование устаревших (иногда псевдо устаревших, не отмеченных в текстах эпохи) орфографических и орфоэпических вариантов заимствованной лексики, а также слов, заменённых в современном языке другими заимствованиями; через агнонимы.

2.3. На большом фактическом материале создаётся типология соотношения между видами текстов и видами маркирующей лексики, которая имеет полевую структуру: в создании образа иностранной речевой среды используются в качестве ядерных экзотизмы; ближняя периферия представлена ономастикой и нациолектизмами, дальнейшая периферия отсутствует; в создании образа национальной речевой среды используются в качестве ядерных экзотизмы, нациолектизмы, ближняя периферия представлена варваризмами и поэтической ономастикой, дальнейшая – диалектизмами в функции экзотизмов; инонациональная речевая среда прошлого строится из двух противопоставленных частей: инонациональной и русской, при этом ядерными выступают экзотизмы, историзмы, ближайшая периферия представлена нациолектизмами, архаизмами, ономастикой, дальнейшая – варваризмами, историзмами в функции экзотизмов. Таким образом, наиболее активными являются экзотизмы, которые выступают всегда в ядерной зоне.

3. Впервые внелитературная лексика представляется как выразительное средство художественного текста и его стилеобразующая полифункциональная лексика. Показывается, что при моделировании любой социально значимой речевой среды (в том числе и инонациональной) писатели используют внелитературную лексику, которая, прежде всего, служит достоверности текста. Такая модель используется и в фантастике при создании несуществующей, виртуальной речевой среды.

4. Ставится проблема уместности и необходимости использования экзотизмов, вводятся понятия языковой и художественной их достоверности.

5. В научный оборот вводится около тысячи внелитературных слов, 975 из них не зафиксированы в НКРЯ.

^ Теоретическая значимость обусловлена следующими факторами.

1. Предложена новая научная идея – рассмотрение языковых средств и приёмов создания образа инонациональной речевой среды как формы создания эстетического эффекта.

2. Методология лингвистического моделирования образа инонациональной речевой среды, доведенная до теоретического завершения в типологическом, структурном, прагматическом и стилистическом аспектах, может обогатить концепцию художественной речи.

3. Терминологизация понятий «внелитературная лексика», «образ речевой среды», уточнение терминов «экзотизм», «варваризм», «инонациональная речевая среда», введение термина «нациолектизм», понятия плотности лексических средств создания образа, симметричной и асимметричной структурной модели тематических групп вносят вклад в теорию русского литературного языка.

В связи с темой актуализируются понятия закона затруднённого чтения Л.П. Якубинского – В.Б. Шкловского, общей вторичности художественных текстов по отношению к языку (В.В. Виноградова) и вторичности заимствованной лексики (М.М. Бахтина), разной степени литературности слов В.В. Виноградова и разной степени чуждости заимствованного слова М.М. Бахтина, а также амбивалентности «чужого» слова (Ю. Кристева). Используются законы остранения В.Б. Шкловского и движения литературного процесса Ю.Н. Тынянова по отношению к языку художественной литературы, что позволяет рассматривать маркированную лексику в традициях русской школы художественной речи.

4. Выявление многочисленных видов экзотизмов художественной речи, их классификация, как и классификация нациолектизмов и совокупность способов их передачи, развивают общую теорию идиостиля и теорию стратификации литературного и национального языков.

5. Вывод о том, что значительное место при создании образа инонациональной и русской речевой среды прошлого занимает фреймовая структура, которая в определённой идиостилистической системе формирует напряжённость текста, позволяет более точно описывать художественные речевые структуры и текстовую организацию художественных произведений разных авторов и направлений.

6. Наблюдение историзмов и диалектизмов в функции экзотизмов по-новому освещает теорию использования лексических языковых ресурсов в художественной речи.

7. Анализ использования экзотизмов и историзмов в функции художественной детали, установление фиксации в тексте значения слова за одним (единичным) предметом, и наоборот, – нарастание семантической глубины значения по тексту служат решению задачи уточнения художественной поэтики в системно-структурной и функциональной парадигмах.
^ Практическая значимость

Значение полученных результатов исследования подтверждается тем, что разработаны и внедрены на практике пределы использования теории, что способствует более высокому уровню организации учебной деятельности, её дальнейшему совершенствованию.

Идеи и результаты исследования прошли апробацию в вузовском преподавании. Они отражены в опубликованных учебных пособиях, подготовленных автором: в

«Словаре-справочнике по лексикологии русского языка» (1998, в соавторстве с Л.А. Гуляевой, В.Ф. Ивановой; гриф УМО, 1-е место в конкурсе «Вузовская книга Сибири», 1999) помещены статьи «Лексика внелитературная», «Экзотизмы», «Варваризмы», «Лексика стилеобразующая». В 2011 году в пособие «Лексика современного русского языка» (гриф УМО, «Учебник года», 2011) дополнительно включены статьи «Лексика безэквивалентная», «Нациолектизмы», «Словарный запас пассивный», «Этнографизмы». В статьи «Диалектизмы» и «Историзмы» включён материал по использованию их в функции экзотизмов. Учебные пособия введены в учебный процесс в Красноярском государственном педагогическом университете, в Лесосибирском педагогическом институте, филиале СФУ; в Ачинском педагогическом колледже, в Канском педагогическом колледже, использовались в Красноярском государственном университете, также в ряде других сибирских учебных заведений. Пособие «Лексика современного русского языка» распространяется издательством «Флинта: Наука».

Методика использования пособия для двухуровневого обучения на факультетах филологическом, начальных классов, иностранных языков, для организации учебного процесса в вузах и колледжах педагогического направления представлена в «Рабочей программе дисциплины» (Красноярск, 2011, 40 с.), рецензентами которой выступили заведующие трёх языковых кафедр КГПУ им. В.П. Астафьева и заместители директора, кандидаты филологических наук КГАУ СПО «Канский педагогический колледж» С.В. Науменко и КГАУ СПО «Ачинский педагогический колледж» Л.Н. Падерина, а также зав. отделением «Преподавание в начальных классах» КГБОУ СПО «Красноярский педагогический колледж им. А.М. Горького» О.Г. Бугакова. Таким образом, созданы модель эффективного применения знаний, система практических рекомендаций в рамках Педагогического консорциума.

Отдельные положения могут использоваться также в магистерских курсах «Язык художественной литературы», «Лингвистическое и литературное краеведение», «Поэтическая ономастика», «Перевод художественных текстов».

Материалы диссертационной работы могут быть использованы в лексикографической практике при составлении как авторских словарей, так и специального словаря «Внелитературная лексика в создании образа инонациональной речевой среды», проспект которого был представлен на конференции Института русского языка РАН им В.В. Виноградова в 2012 году.

^ Методы и приёмы исследования

Методологическую базу исследования составляют принципы системно-семантического и стилистического подходов к лексическому материалу, использовались также элементы концептуального метода.

Как методы и приёмы сбора материала и предварительной его обработки были задействованы: картотечный метод с приёмом сплошной выборки, лексикографический.

Как метод представления результатов исследования использовался в качестве основного описательно-аналитический (с приёмами наблюдения, систематизации, источниковедческого и контекстуального анализа). Применялись сравнительно-сопоставительный метод, а также элементы квантитативной методики. В работе привлечены данные 90 словарей. Словник, помещённый в Приложении, содержит проверки по МАС, НКРЯ. В диссертации использованы обобщающие таблицы, элементы метода полевого анализа.

Достоверность полученных результатов обеспечивается объёмом проанализированного материала и сочетанием указанных методов исследования.

^ Положения, выносимые на защиту

1. Инонациональная речевая среда значима в русской литературе, имеет свои лексические способы моделирования. Их изучение важно для русистики, исчисление единиц, способов и приёмов их использования в художественных текстах обогащает теорию художественной речи, имеет значение для критики.

2. Лексические средства передачи инонациональной речевой среды формируют её образ как типичный способ передачи информации для художественного стиля. Это не перенесение в текст подлинных черт, а их имитация (Г.О. Винокур), стилизация, моделирование. Образ­ формируется традиционно через отбор и типизацию отдельных черт, присущих явлению объективного мира, а значит, и языку. Среда (понятие в социологию и философию введено И.А. Тэном) понимается как ‘социально-бытовая обстановка, условия, в которых протекает жизнь человека, его окружение; совокупность людей, связанных общностью этих условий, обстановки’. Во многих произведениях героями являются люди нерусские. Национальность является частью социальной характеристики человека и персонажа художественного текста. Под инонациональной речевой средой понимается не только маркированная речь отдельных персонажей, но и авторская речь с описанием явлений нерусской действительности, моделирующая инонациональную среду специфическими языковыми средствами. Инонациональная среда является речевой, т.к. автор включает язык в круг изображаемых предметов, язык служит предметом изображения, теряет свой внешний характер и становится художественной проблемой (Г.О. Винокур). Отбор стилизуемых черт, их типизацию на уровне нации, отдельного героя, отдельной ситуации проводит автор, исходя из собственного понимания эстетических задач текста. Таким образом, отражается (или формируется) представление о явлении, речевой стереотип. При этом стабилизируется форма слова. Использование в одном тексте разных вариантов одного слова – недостаток текста, но в разных текстах это может отражать процесс освоения «чужого» слова.

3. Основными лексическими единицами, формирующими образ инонациональной речевой среды, являются экзотизмы, варваризмы, нациолектизмы. В русской литературе традиционно в функции экзотизмов используются диалектизмы и историзмы. Они формируют три типа текстов, представляющих иностранную речевую среду, национальную и речевую среду прошлого (Г.О. Винокур выделял их две: имитирующую и не имитирующую). Две первые различаются количеством маркирующей лексики (мало при создании образа иностранной речевой среды и много – национальной), плотностью (она незначительна в первом типе и значительна во втором), по ведущей модели различаются тексты с образом западноевропейской речевой среды (асимметричная); национальной и западнославянской (симметричная). Третий тип текста, где создаётся образ речевой среды прошлого, противопоставляется предыдущим типам наличием образа русской речевой среды минувшего. По количеству маркированной лексики и её плотности тексты этого типа могут приближаться то к первому типу (иностранной среды), то ко второму (национальной). Причём это могут быть разные произведения одного автора (Б. Акунина). Историческая проза внутри типа делится на три вида: где язык значительно архаизируется, где он архаизируется минимально и где используется приём соединения подчёркнуто современной речи (анахронизм выступает в качестве выразительного средства) и устаревшей. Таким образом, в целом выделяется 6 видов текста.

4. Система лексических выразительных средств моделирования речевой среды включает в себя как периферию литературного языка, так и внелитературные слова, при этом имеет полевую структуру. При создании образа инонациональной речевой среды в качестве ядра выступают экзотизмы.

5. Достоверность – понятие относительное и изменяющееся во времени. Она может ориентироваться на документальность и на выразительность. Для художественного текста важны выразительность, «правдоподобность и убедительность». Правдоподобно, значит, допустимо (Г.О. Винокур), даже если это частично противоречит документальной точности.

В художественной прозе отмечаются две антиномии: первая связана с соответствием языка изображаемому, которое может больше или меньше приближаться к языку среды и эпохи; вторая – противоречие общего, постоянного и текучего, местного в самом языке. В качестве третьей антиномии можно определить слова «картинные» (Л.А. Булаховский), предметную лексику, и некартинные, непредметную (Винокуром это формулируется, когда он говорит о недостатках текста, как анахронизмы вещественные и анахронизмы языка). Первая представлена историзмами, экзотизмами, этнографизмами, частью диалектизмов; вторая – архаизмами, частью диалектизмов, нациолектизмами и варваризмами. Предметная лексика не может не присутствовать в тексте, отчуждённом от читателя (этнографическая точность), стилизации же языка может и не быть.

Представление о достоверности меняется со временем. Так, в русской литературе периода становления жанра исторического романа определяются в качестве средств стилизации языка прошлого старославянизмы и диалектизмы, что мотивировано действительностью. Но в XX веке отношение к этим элементам меняется, они воспринимаются как представляющие речь малообразованных слоёв населения, и в литературе появляются другие способы маркировки языка прошлого.

Система лексических выразительных средств при создании образа инонациональной речевой среды в русской литературе – явление развивающееся, имеющее традиции и новации.

6. Текст предстаёт в процессе анализа как замкнутая структура и как открытая. Открытая – при введении новых слов. Замкнутая – когда в каждом художественном тексте представлена оригинальная, относительно закрытая система лексических средств, которая имеет прямую или опосредованную связь с темой, идеей, мотивами и пафосом произведения. Особенность системы передаёт также специфику художественного направления и авторского идиостиля.

Есть системно-стилистические черты лексической системы, проявляющиеся только на уровне текста. Слова, употребляющиеся в функции художественной детали, могут обозначать один (единичный) предмет. С другой стороны, по тексту может идти приращение смысла, усложнение семантической структуры слова, что иногда сопровождается функциональной динамикой (функция художественной детали переходит в концептообразующую, символическую или структурнообразующую и т.п.).

На уровне текста проявляется стилистическая доминанта, когда отдельные диалектные и просторечные черты в исторической прозе воспринимаются как устаревшие, когда слова, обозначающие в литературном языке явление обобщённо (на Востоке, у народов Севера и т.п.), воспринимаются как турецкие или эвенкийские и т.д.

В системе выразительных средств важен дуализм. Он создаёт напряжённость (конфликт) и представление о противостоянии. В том случае, когда создаются образы русской речевой среды, инонациональной и украинской, текст построен таким образом, что в конфликте противопоставлены только две («Опальная земля» А.И. Чмыхало»). В «Турецком гамбите» показаны пять народов, но по количеству слов и тематическим группам противопоставлены турки и русские. В романе «Алмазная колесница» Б. Акунина действующие лица – русские, японцы и англичане, но в лексике противопоставлены японцам не русские (они или сливаются в значениях слов с англичанами как европейцы, или не распознаются в японских словах, а японцы говорят по-английски).

7. В процессе работы в научный оборот включается новый словарный материал, с которым раздвигаются наши представления об окружающем мире. В литературном языке на базе пассивного словарного состава уже сформирована «картина мира глазами русского». Художественный текст раздвигает эту картину, расширяет наше образное восприятие окружающего и окружающих.

8. Кроме структурно-семантического и стилистического, материал позволяет обратиться и к другим аспектам языка: когнитивному, нормативному, коммуникативному, лексикографическому и др. Так, коммуникативный аспект представлен в коммуникативных качествах речи – богатстве языка, которое в художественном стиле не противоречит его чистоте и т.д.; в представленности образа инонациональной речевой среды в речи автора и персонажа, в различных видах «чужой» речи; в способах введения маркированной лексики в текст произведения, сопровождающихся авторской рефлексией и т.д. Когнитивный аспект, помимо концептуализации образа инонациональной речевой среды, через стремление показать ментальность народа в образе национальной речевой среды и отказ от такого стремления в образе иностранной речевой среды; через связь ментальных сторон языкового сознания с количеством слов отдельных тематических групп («фокус культуры» Ю.А. Найды); через сложное взаимодействие картины мира писателя и языковой национальной и т.д. Лексикографический – в возможности подготовки дифференциального словаря нового типа: лексических средств создания образа инонациональной речевой среды и т.д.

Материалом исследования послужил корпус художественных текстов.

В работе использованы 11 художественных произведений, из которых путём сплошной выборки была составлена картотека более чем из 9 000 контекстов. В Приложении даётся словник слов, использованных в диссертации (кроме ономастикона), который насчитывает около 2000 лексических единиц. Кроме того, в качестве сопоставительного иллюстративного материала использованы дополнительные тексты, принадлежащие художественному стилю, всего 90 источников. Репрезентативность используемого корпуса текстов определяется следующими положениями: методология его построения основана на принципе дедукции – движении от общего (объективно существующей речевой практики) к частному корпусу текстов; тексты представляют с максимальной объективностью разнообразие изучаемого явления (единичного лингвистического феномена); выбранные тексты известны, они нашли отражение в критической литературе; они относятся к одному (самому распространённому) пониманию современного русского языка – периоду с начала XX по начало XXI века (с 1917 г.) (Т.Б. Трошева). Эти произведения относятся к крупному жанру – романы. Все тексты связаны с созданием образа инонациональной речевой среды. Этот корпус по способу применения носит как исследовательский, так и иллюстративный характер; в основе отбора текстов лежит волевое решение автора, базирующееся на профессиональной интуиции. Репрезентативность корпуса текстов определяет достоверность полученных результатов.

Часть картотеки лексикографически обработана и представлена в трёх авторских словарях (один – поэтического ономастикона) и в словаре пассивного словарного состава русского языка (историзмы, архаизмы, диалектизмы, экзотизмы и просторечия), которые также в работе представляют материал (вторичный).

^ Степень достоверности и апробация результатов

Степень достоверности результатов исследования базируется на репрезентативности и достаточном исходном объеме анализируемого материала, на сочетании методов исследования.

Основные результаты отражены в 49 опубликованных работах общим объёмом 276 п.л., из них: монографии, словари, учебные пособия – 11 общим объёмом 255 п.л.; статьи в изданиях, рецензируемых ВАК, – 15, общим объёмом 10,2 п.л.

Диссертация обсуждалась на кафедре общего языкознания Красноярского государственного педагогического университета (5 июня 1913 г.), основные положения диссертации апробированы на 25 научных форумах разного ранга (международные – 11, всероссийские с международным участием – 6, всероссийские 8):

  1. Вторая всесоюзная научно-практическая конференция «Исторические названия – памятники культуры» (Москва, Советский фонд культуры АН СССР, 3 – 5 июня 1991г.).

  2. Русистика на пороге XXI в.: Проблемы и перспективы: Международная конференция (Москва, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 8 – 10 июля 2002 г.).

  3. Проблемы современной русской диалектологии: Международная конференция (Москва, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 23 – 25 марта 2004 г.).

  4. IV Астафьевские чтения в Красноярске: национальное и региональное в русском языке и литературе (КГПУ – СФУ: Всероссийская конференция с международным участием, 12 – 13 сентября 2006 г.).

  5. Теоретические и прикладные аспекты современной филологии: XI Всероссийские филологические чтения имени проф. Р.Т. Гриб (1928–1995) (Лесосибирск, ЛПИ – КГУ, 2006 г.).

  6. Художественный текст: Слово. Концепт. Смысл: VIII Всероссийский научный семинар (Томск, Томский педагогический университет, 28 апреля 2006 г.).

  7. Языковые аспекты регионального существования человека: Международная научная конференция, посвящённая юбилею академика МАН ВШ, доктора филологических наук, профессора О.И, Блиновой (Томск, Томский государственный университет, 9 – 11 ноября 2006 г.).

  8. Актуальные проблемы русской диалектологии: Международная конференция (Москва, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 23 – 25 октября 2006 г.).

  9. Теоретические и прикладные аспекты современной филологии: XII Всероссийские филологические чтения имени проф. Р.Т. Гриб (1928 – 1995) (Лесосибирск, ЛПИ – КГУ, 2007 г.).

  10. Текст и языковая личность: V Всероссийская научная конференция с международным участием (Томск, Томский педагогический университет, 26 – 27 октября 2007 г.).

  11. Текст и контекст: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: X Виноградовские чтения: Международная конференция (Москва, МГорПУ, 15 – 17 ноября 2007 г.).

  12. Теоретические и прикладные аспекты современной филологии: VIII Всероссийские филологические чтения имени проф. Р.Т. Гриб (1928 – 1995) (Лесосибирск, ЛПИ – СФУ, 27 – 29 марта 2008 г.).

  13. Семантика и прагматика слова в художественном и публицистическом дискурсах: IX Всероссийский научный семинар (Томск, Томский педагогический университет, 25 – 26 апреля 2008 г).

  14. Юбилейные Астафьевские чтения «Писатель и его эпоха» (Всероссийские с международным участием, Красноярск, КГПУ им. В.П. Астафьева, 28 – 30 апреля 2009 г.).

  15. Межвузовская научно-практическая конференция с международным участием, посвященная памяти В.Н. Роговой, «Приенисейская Сибирь как лингворегион» (Красноярск, КГПУ им. В.П. Астафьева, 2 – 10 ноября 2009 г.).

  16. Русская речевая культура и текст: VI Международная научная конференция (Томск, Томский педагогический университет, 25 – 27 марта 2010 г.).

  17. Всероссийская научно-практическая конференция «Язык и социальная динамика» (Красноярск, СибГАУ, 22 мая 2010 г.).

  18. Язык, литература и культура в региональном пространстве: II Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция, посвящённая памяти профессора И.А. Воробьёвой (Барнаул, Алтайский государственный университет, 6 – 9 октября 2010 г.).

  19. Проблемы региональной лингвистики: Международная научная конференция (Благовещенск, 21 – 22 октября 2010 г.).

  20. Международная научно-практическая конференция, посвящённая 210-летию В.И. Даля (Красноярск, КГУ– СибГАУ, 22 – 25 ноября 2010 г.).

  21. Русская речевая культура и текст: VII Международная научная конференция (Томск, Томский педагогический университет, 16 – 18 мая 2012 г.).

  22. Язык и социальная динамика: Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием (Красноярск, СибГАУ, 24 мая 2012 г.).

  23. Творчество В.П. Астафьева в контексте мировой культуры: Всероссийская конференция с международным участием (Красноярск, КГПУ, 26 – 27 апреля 2012 г.).

  24. Актуальные проблемы русской диалектологии: Международная конференция (Москва, Институт русского языка им. В.В.Виноградова РАН, 27 – 28 октября 2012 г).

  25. Международная конференция «Русская авторская лексикография», посвящённая юбилею «Словаря языка А.С. Пушкина» (Москва, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 30 – 1марта 2012 г.).

Опубликованные отзывы

  1. Болотнова Н.С. Рецензия на «Словарь исторической прозы А.И. Чмыхало» (Л.Г. Самотик. Красноярск, 1999. 609 с.) // Речевое общение: Специализированный вестник. Красноярск: КГУ, 2000. Вып. 2 (10). С. 149 –151.

  2. Кожевников И. Царь Алёха, наследник Петруха: О словаре «Литературный ономастикон (на материале дилогии А.И. Чмыхало)» // Красноярская газета. 2005. № 60, 16 сентября. С. 4.

Структура работы

Диссертация состоит из Введения, четырёх глав, Заключения, списка литературы и Приложения.
^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуются материал, методы и приёмы его изучения, основные положения, выносимые на защиту.

^ В первой главе «Теоретические основы концептуализации образа художественной литературы» определяются общая стратегия исследования, выстраивается понятийно-терминологический аппарат, показывается проблемность отдельных моментов теории. Параграфы главы: «Язык художественной литературы в его соотношениях с понятиями «национальный язык», «стиль», «жанр», «коммуникация», «Текст как сложная речевая и знаковая система», «Лексическая система языка в своём семантическом, стилевом и ином многообразии», «Методология исследования компонентов лексико-семантической системы русского языка в динамике языкового, речевого, “художественного” существования, проблема концептуализации образа речевой среды». Работа представляется как лексико-стилистическая, в основу которой положено понятие лексико-семантической системы. Лексическая система русского языка представлена с опорой на работы М.М. Покровского, Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, А.И. Смирницкого, Ф.П. Филина, Д.Н. Шмелева, А.А. Уфимцевой, Т.В. Булыгиной, В.Г. Гака и др. Максимальной единицей лексической системы в настоящей работе приняты тематические группы слов, выделяемые на основе интегрального понятийного компонента, фрагментарно используется полевая структура. Минимальной единицей лексической системы мы считаем слово в одном своём значении – лексико-семантический вариант по А.И. Смирницкому (лексу). Направление, в рамках которого выполнена работа, можно отнести к «описательной стилистике», для которой представляет интерес отражение в литературных произведениях различных языковых средств, а также авторских новообразований (Н.С. Болотнова). Языковая концептуализация понимается как понятийная классификация, связанная с авторской картиной мира, имеющей эстетическое значение (Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, С.Г. Шафариков и др.). Базовые понятия рассматриваются во всей своей сложности и противоречивости: русский литературный язык, русский национальный язык, художественный стиль литературного языка, язык художественной литературы; переходные структуры между литературным языком и нелитературными формами национального языка, внелитературная лексика; текст, художественный текст, художественное произведение, образ, социально значимая речевая среда, образ социально значимой речевой среды, инонациональная среда, образ инонациональной среды в языке и художественном тексте, аспекты в языке, принципы и подходы в языкознании, проявление антропоцентричности в художественном тексте, функциональность основных лексических единиц. Методология описания лексико-семантической системы опирается на модель, предложенную А.А. Уфимцевой в коллективной монографии под редакцией Б. А. Серебренникова «Общее языкознание: Внутренняя структура языка», которая дополняется пошаговым уточнением, концептуальной направленностью.

Специально отмечаются переходные структуры между литературным языком и нелитературными формами (Л.П. Крысин, Т.С. Коготкова, А.С. Герд, Е.К. Брызгунова, Л.Э Калнынь, Т.И. Ерофеева и др.). Теминологизируется понятие внелитерная лексика: приводятся факты использования сочетания в нетерминологическом значении (Л.В. Щерба, Л.А. Булаховский, Р.А. Будагов, В.Д. Левин, Ю.С. Сорокин, Ф.П. Филин, Л.И. Скворцов, Г.Н. Скляревская, учение о внелитературном речеведении В.В. Виноградова, а также употребление в работах Л.В. Балашовой, А.Н. Ерёменко, Е.Н. Гуц, Э.Н. Полякова, С.А. Цириковой, «пограничная лексика» Лю Юн – 2004, «переориентированная лексика» А.В. Михайловой – 2003 и др.), даётся краткий очерк истории ввода понятия в лингвистическую литературу: репрезентация внелитературной лексики в диалектизмах, просторечии, жаргонизированной лексике, частично в термине (А.М. Горький, А.Д. Григорьева, М.А. Рыбникова, Л.И. Скворцов, Л.Л. Якубинский), самостоятельное использование сочетания в лингвистических работах и словарях (Д.Э. Розенталя, М.А. Теленковой; в «Стилистический энциклопедический словарь русского языка» под редакцией М.Н. Кожиной, в работах Е.Ф. Петрищевой и Т.С. Коготковой и др.). Важность терминологизации понятия аргументируется его лексикографической представленностью, вниманием к явлению при обращении критиков к художественному тексту, его центральным положением в дискуссиях о языке. «Современный этап лингвистики знаменателен, в частности, тем, что понятия, ранее осмыслявшиеся чисто интуитивно или же не имевшие строгих толкований, начинают получать эксплицитные определения. Такова, например, судьба ряда традиционных грамматических понятий: управление, согласование, грамматическое значение и некоторые другие <…>, которые в последнее время подверглись пересмотру и существенным уточнениям» [Крысин, 2004, с. 411].

Образ – одно из основных понятий философии, где он определяется как результат отражения объекта в сознании человека (В. Тюхтин, И. П. Фарман и др.). Художественный образ – центральная категория эстетики, характеризующая особый, присущий только искусству способ освоения и преобразования действительности (М.Н. Эпштейн, И.Б. Родзянская, В.В. Кожинов, Н.С. Болотнова, А.П. Сковородников, Г.А Копнина и др.).

Понятие художественного образа имеет длительную историю развития (Аристотель, Гегель, И. Кант, В. Гумбольдт, Г. Шпет, В.Г. Белинский, А.А. Потебня, Ап. Григорьев, Г.О. Винокур), иногда существование художественного образа ставится под сомнение или отрицается (Б. Кристиансен, Г.. Вёльфлин, частично Л.С. Выготский). В истории изменяется сам образ параллельно с развитием литературы, совершенствуются (изменяются) способы его описания.

Значение понятия художественный образ сложно, многомерно, но можно выделить два основных его понимания: 1. Художественный образ – способ существования отдельного художественного произведения во всей полноте его выразительности и осмысленности. 2. Под образом понимают элемент (элементы) или часть произведения, обладающую как бы самостоятельным значением и существованием. В данной работе образ рассматривается в последнем значении, речь идёт о фрагменте произведения, имеющем относительную цельность, связанную с общим смыслом (темой, идеей, пафосом текста). Язык – материал, средство создания образа в художественном произведении, здесь он выступает и как самостоятельный предмет (Г.О. Винокур), мы рассматриваем образ речевой среды.

Использование понятия речевая среда (наряду с языковой средой) частотно в социолингвистике, в теории коммуникации, в лигводидактике. Б.М. Гаспаровым оно трактуется в когнитивном, лингвофилософском ключе. В русской художественной литературе моделируется реальная речевая среда, включающая в себя речь персонажей – представителей разных национальностей и авторскую, отражающую фрагменты инонациональной среды. Таким образом, создаётся образ инонациональной речевой среды.

^ Вторая глава «Образ иностранной речевой среды в художественных текстах».

Она посвящена анализу лексических средств создания образа в романах С. Шелдона и И. Хмелевской.

Во вступлении обосновывается отношение к переводным текстам как к представляющим русскую словесность.

^ Часть первая «Образ иностранной речевой среды в переводах текстов С. Шелдона».

Сделаны сплошные выборки из трёх романов писателя: «Оборотная сторона медали», «Гнев ангелов», «Звёзды светят вниз». В ходе анализа привлечены ещё пять его текстов, а также примеры из произведений других авторов. Всего проанализировано 88 лексических единиц, 193 употребления. Средняя плотность экзотизмов и варваризмов – один на 4,2 страницы. Рассмотрено пять тематических групп. В романах Сидни Шелдона (так условно называются в исследовании переводы) экзотизмы (‘слова, обозначающие реалии нерусской действительности’) и варваризмы (‘слова и фрагменты текста чужого языка’) являются основным лексическим средством создания образа инонациональной речевой среды. Рассмотрены они в одном параграфе, сделаны выводы.

^ Во второй части анализируются тексты (переводы) И. Хмелевской.

Это два романа: «Дело с двойным дном» и «Свистопляска». В сопоставительном плане привлекаются ещё семь её романов и тексты других авторов. Выразительным лексическим средством создания образа инонациональной речевой среды являются экзотизмы, другая маркированная лексика в этих текстах не употребляется. Общее количество экзотизмов в романах невелико – 42 (в два раза меньше, чем у С. Шелдона), но они достаточно частотны, всего 198 употреблений. Средняя плотность – один на 2,4 страницы. Таким образом, плотность экзотизмов в два раза большая, чем в текстах С. Шелдона. Представлено пять тематических групп. Анализ даётся в трёх параграфах: «Экзотизмы в произведениях И.. Хмелевской», «Поэтические онимы анализируемых текстов» и «Традиции перевода славянских текстов в произведениях русских авторов о Польше и Чехии».

Особо конструируется образ славянской речевой среды. В переводах с польского языка не употребляется в варваризмах латиница, она обозначает только слова и фрагменты текста латинского языка. Экзотизмы обычно имеют иллюстративное значение, употребляются в симметричных моделях (относительно равное количество слов в разных тематических группах), часто носят чисто иллюстративный характер. Используются слова на грани двух славянских языков (семантические кальки, семантические, словообразовательные варианты кодифицированной лексики: глины; мразь, микрофон, сырник; тонь, рассказка, брушка и др.; слова, лексическое значение которых связано с лексической мотивированностью в русском языке: бывальцы ипподрома, куколь и т.д.), что создаёт впечатление лёгкого акцента. Такая форма передачи польской и чешской речевой среды отмечена и в текстах русских авторов.

Из корпуса литературных экзотизмов в таких произведениях особой частотностью выделяются специфические обращения и вежливые упоминания.

^ Третья глава «Образ национальной речевой среды в художественных текстах».

Она посвящена произведениям М.И. Ошарова и Ж.П. Трошева: первой части романа М. Ошарова «Большой аргиш» – «Звено могил» и роману Ж. Трошева «Большой Ошар». Параллельно рассматриваются тексты других авторов. Отмечается, что в «национальной» русской литературе используется большое количество внелитературной лексики. В работе отмечено более 180 лексических единиц в романе М.И. Ошарова, около 700 употреблений, и около 160 – Ж.П. Трошева (употребления по тексту Трошева не подсчитывались). Общее число – 340 лексических единиц. Плотность их в тексте М.И. Ошарова – более 5 на страницу. Это много больше, чем при создании образа иностранной речевой среды. Представлено в текстах значительное количества тематических групп (11-12), которые почти соответствует тематическому делению национального языка. Общая количественная характеристика лексики из национальных языков в русской национальной литературе определяется стремлением всестороннего охвата жизни народа в её национально-специфических проявлениях, она зависит от сюжетно-тематических особенностей произведения (Н.Г. Михайловская).

Инонациональная речевая среда представлена в романах традиционно через экзотизмы, варваризмы, и нациолектизмы – ‘слова с элементами интерференции, представляющие национальный речевой стереотип в русском языке’. Кроме того, в создании образа национальной речевой среды используются диалектизмы русского языка в функции экзотизмов, пословный перевод паремий, ономастика. Рассмотрено всё в трёх параграфах: «Экзотизмы в создании образа эвенкийской речевой среды», «Онимы (топонимы и антропонимы)», «Нациолектизмы в анализируемых текстах».

Основная цель автора – передать своеобразие народа, специфику его менталитета. Модель использования экзотизмов – симметричная, несёт иллюстративный характер. В литературе ранее это отмечалось как этнографичность (Н.Г. Михайловская). Наиболее многочисленные тематические группы связаны с понятием «фокуса культуры» (Ю. Найда). Для русской литературы это связано также с «заимствованием концептов» (В.И. Карасик). Соотношение между русской лексикой и национальной в художественных текстах достаточно сложно. Часть слов литературного русского языка, отражающая «чужие» понятия, МАС рассматривает как сложившиеся в русском языке: чум – ‘принятое у русских название переносного жилища некоторых народов Сибири и северо-востока европейской части СССР’ и др. Некоторые из таких слов имеют русский (славянский) корень: мольбище, становище, станок, стойбище и др. Некоторые слова являются русскими диалектизмами: сипун – ‘зипун’, борчича – ‘борчатка’ и др. Отдельные слова принадлежат в текстах в равной мере к двум системам – иноязычной и русской: ясак, ясачный, объясачить, покрута, покрученник, покручаться и др. Часть слов, воспринимаемая русскими как экзотизмы из национальных языков, эвенками трактуется как русские эквиваленты национальных слов (на основе словарей эвенкийского языка – важенка, камус, кухта, сарана, торсук и др.). Небольшая часть слов, очевидно, создана М. Ошаровым на русской основе, но в эти слова вложено специфически национальное значение: позев, вскормленник, передовщик, проступь и др. Есть слова, известные в народных русских говорах, но с другим значением. В тексте они принимают значение, связанное с эвенкийской культурой: вожатый, копаница, лабаз (могильный лабаз), лабазить, залабазить и др. Диалектизмы представлены и при передаче русской речи эвенков: варнак, омман, спортить и др..

Четвёртая
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconРеализация воспитательного потенциала предмета «Русский язык»
Анализ текста как средство создания культурной речевой среды на уроке русского языка

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconКласс учитель: Сарычева Анна Владимировна. Мастер-класс по анализу...
Создание условий для формирования умения видеть в тексте средства художественной выразительности

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconТеория речевой деятельности сми
Много внимания уделяется характеристике речевой продукции, которая создается средствами массовой информации, ее типологизации. Как...

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconУрок русского языка в 5-ом классе Тема: «Что изучает стилистика....
Задачи: формирование умения определять речевую ситуацию текста, видеть стилистические особенности текста, создавать текст по заданной...

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconМоей методической работы «Лингвистический анализ художественного...
Предметом лингвистического анализа являются категории языкового употребления тема – идея – материал исторической действительности...

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconТема урока Тип
Осознанное правильное чтение художественного текста целыми словами за счёт перечитывания текста с различными заданиями

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconНазвание разде-ла, к-во часов
Произведения отечественной литературы, доступные для восприятия сверстниками. Осознанное правильное чтение художественного текста...

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconКафедра русского языка
Целью настоящей дисциплины является развитие языковой и речевой компетенции студентов с целью формирования и совершенствования навыков...

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconУрока: повторить и систематизировать зун уч-ся по анализу художественного...
Анализ текста с точки зрения подготовки к письменному экзамену по русскому языку; подготовка к сочинению-рассуждению

Самотик образ инонациональной речевой среды: концептуализация в пространстве художественного текста iconПочти все жители планеты Земля хранят в своем сознании образ желтой,...
Если бы не пронизывающий ледяной ветер, хотелось бы упасть в снег и провалиться в вечность. Остаться навсегда в искрящемся, причудливо...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница