«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей




Скачать 308.91 Kb.
Название«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей
страница1/3
Дата публикации14.06.2013
Размер308.91 Kb.
ТипДоклад
lit-yaz.ru > Право > Доклад
  1   2   3
Сближение романо-германской и англосаксонской

процессуальных систем
Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8, 2009.
По материалам конференции Международной ассоциации по процессуальному праву в Торонто, 2009 г.

К классическим различиям между романо-германской и англосаксонской правовыми семьями относится принятая в них процессуальная система – следственная или состязательная. В настоящее время ни одна из этих систем не существует в чистом виде, однако проблемы их сближения остаются актуальными.
Международная ассоциация по процессуальному праву объединяет юристов – как теоретиков, так и практиков в области судопроизводства. Она была создана в 1948 г. В Болонье по инициативе итальянских ученых и в настоящее время объединяет более 500 юристов из 50 стран мира. Россию в этой организации представляют восемь процессуалистов.

В начале июня 2009 г. в канадском городе Торонто состоялась очередная конференция на тему «Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей статьи, с национальным докладом на тему «Russian Civil Procedure: An Exceptional Mix» выступил Д.Я. Малешин.

Два основных типа правовых систем мира – романо-германское право и право семьи общего права – привели к созданию и существованию двух систем правосудия: соответственно следственного (инквизиционного) и состязательного. Состязательное судопроизводство присуще странам семьи общего права: Великобритании, США, Австралии, Индии и пр. Судопроизводство государств континентальной Европы, включая Россию, исторически относилось к следственному типу. Однако XIX в. и судебные реформы того периода привели к тому, что классический следственный процесс перестал существовать во всех европейских странах. Такие характеристики классического инквизиционного процесса, как тайность, письменность, недопущение процессуального представительства, формальная оценка доказательств, были заменены на открытость, устность процесса, допустимость представительства, свободную оценку доказательств – характерные черты состязательного судопроизводства. Появились смешанные процессы. Кстати, о смешанном характере гражданского процесса говорили и российские процессуалисты конца XIX – начала XX в. Тенденция сближения двух систем правосудия была очевидной в XIX в., что отмечалось в науке.

В конце XX - начале XXI столетия в мире вновь наступила эпоха судебных реформ. И вновь встал вопрос о типизации гражданского процесса. Реформа судопроизводства в Великобритании, получившая название по имени ее автора лорда Вульфа, привнесла немало в английский процесс из континентальной смешанной системы правосудия. В свою очередь, судебные реформы европейских стран продолжали развивать судопроизводство в состязательном направлении. Достаточно упомянуть российскую судебную реформу. Новые Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее – АПК РФ), Гражданский процессуальный кодекс (далее – ГПК РФ) ввели такие состязательные институты, как обмен состязательные институты, как обмен состязательными документами, раскрытие доказательств, предварительное судебное заседание и пр. Иными словами, современный российский процесс по сути стал смешанным, сочетающим как романо-германские, так и англосаксонские черты.

Из европейских стран, в частности, взята система назначения эксперта судом. Ранее в английских судах правом выбора эксперта обладали исключительно стороны. Именно данное положение вызывало немало нареканий, так как эксперт имел определенную зависимость от стороны, она повторно обратится к нему. Сейчас суд контролирует, какие доказательства представляют стороны, и сам назначает проведение экспертизы.

О японском гражданском процессе сделал доклад профессор Й. Танигучи из университета Киото. Исторически система судопроизводства в этой стране была заимствована у Германии. Так, ГПК Японии 1890 г. Представлял собой практически перевод Германского процессуального уложения (ZPO 1877 г.). Впервые от германской модели судопроизводства Япония отошла в 1926 г., когда были заимствованы отдельные положения английского процесса. После Второй мировой войны Япония восприняла многие положения из американского процессуального права, включая перекрестный допрос.

Новый ГПК Японии введен в действие в январе 1998 г., им предусмотрена подготовка к судебному заседанию по большинству дел. Судебное разбирательство не копирует англо-американскую модель, хотя остается перекрестный допрос. Профессор Й. Танигучи выдвинул очень важный тезис, актуальный и для российского процесса:«Тип состязательного рассмотрения дела в суде первой инстанции может быть успешным только при наличии раскрытия сторонами всех существенных доказательств».

Профессор А. Сантос из Университета Мадрида подчеркнул, что в Испании действует новое процессуальное законодательство, согласно которому введены досудебные слушания (российский аналог – предварительные судебные заседания). Они проводятся устно, публично, их основной целью является не только рассмотрение ходатайств, но и примирение сторон. Обязательным считается представление ответчиком отзыва на иск. В связи с тем что ведется видеозапись судебного заседания, представители сторон лучше готовится к процессу. Адвокаты, а не судья проводят допросы.

Одной из проблем турецкого процесса, по мнению Мурата Юзсюнея, является возможность назначения экспертизы по правовым вопросам, что вряд ли верно, так как основными экспертами в области права должны быть судьи.

Вторая секция, работа которой была посвящена теме «изменения в положении участников гражданского процесса», в свою очередь, разделялась на два блока. В первом обсуждались проблемы роли свидетелей (экспертов), а также представителей сторон в процессе. Основным докладчиком был декан юридического факультета Университета Флиндерс (Австралия, штат Аделаида) Дэвид Бэмфорд. Его выступление основывалось на законодательстве и судебной практике Австралии. Он отметил, что в последние 30 лет судопроизводство стран общего права находится в стадии постоянного реформирования. Изменения процессуального законодательства в том числе коснулись и вопросов положения сторон и иных участников в процессе установления фактов и их доказывании. Докладчик остановился на двух проблемах: роли эксперта в гражданском процессе, а также трансформации принципа устности в судопроизводстве стран общего права.

В российской научной литературе отмечалось, что в странах общего права правовые положения эксперта и свидетеля очень похожи и близки. Эксперт по общему правилу назначается заинтересованной стороной и защищает в процессе ее интересы, представляет ее позицию. Профессор Дэвид Бэмфорд справедливо указал, что такое положение неизбежно приводит к предвзятости, необъективности эксперта и практической бесполезности его заключения для вынесения обоснованного решения. Для устранения этого недостатка в странах общего права были проведены изменения системного характера, повлиявшие на правовое положение эксперта и статус его заключения в гражданском процессе. Например, в Австралии появились так называемые кодексы поведения экспертов, включенные либо в Правила судопроизводства отдельных штатов, либо в практические разъяснения к таким Правилам. Содержание данных актов во многом сходится. В первую очередь в них отражается обязанность эксперта помогать суду, а не стороне, не быть ее «адвокатом». Однако практическая польза таких правил поведения не очевидна, гораздо более важным представляется включение четких требований к заключению эксперта в тексты самих процессуальных кодексов. По данному пути идет Единообразный гражданский процессуальный кодекс штата Квинсленд (1999), устанавливающий обязанность эксперта представить в суд заключение, которое в этом числе должно содержать сведения о круге возможных научных и практических позиций по поставленному вопросу и обоснование, почему эксперт придерживается того или иного мнения. Кроме того, эксперт получает право указать в заключении, какие дополнительные факты могут быть представлены для достижения более достоверного знания об исследуемом предмете. Изменения коснулись также и процедуры выбора и назначения эксперта. Традиционно в условиях чистой состязательности стороны обладали полной автономией в данном вопросе, что приводило к обоснованным сомнениям в беспристрастности вызванных экспертов, а также к известным трудностям, связанным с наличием в деле множества противоречащих друг другу экспертных заключений. Однако в настоящее время процедура меняется. В частности, во многих штатах Правила судопроизводства устанавливают альтернативу для сторон: традиционный путь(со множественностью экспертов) или выбор одного общего эксперта истцом и ответчиком. Помимо этого, вслед за английскими Правилами гражданского судопроизводства 1998 г. в штате Квинсленд в Правила судопроизводства была введена норма о возможности назначения эксперта судом самостоятельно, в случае если стороны не могли договорится о назначении одного общего эксперта. Однако в отличие от российской правовой науки, где назначение экспертизы судом (в соответствии со ст. 79 ГПК РФ) не вызывает серьезных нареканий, такое правило критикуется со стороны австралийских юристов и ученых иных стран общего права как нарушающее основное право стороны представлять свое дело так, как «она этого пожелает». В то же время докладчик отметил и очевидные признаки ухода от состязательности в чистом виде. Так, в некоторых штатах устанавливается обязанность сторон получать разрешение суда на вызов эксперта.

Профессор Дэвид Бэмфорд также отметил тенденцию отказа от традиционных форм устного опроса свидетелей, в то числе перекрестного допроса, являющегося важной отличительной чертой англосаксонского процесса. Постепенно в процессе все более важное место начинают занимать письменные показания свидетелей (наряду с иными письменными доказательствами), которыми стороны обмениваются до судебного разбирательства и которые позволяют избежать «сюрпризов» в процессе и тем самым повысить эффективность и правильность разрешения судом спора. Австралийские суды в настоящее время требуют, чтобы за устными показаниями свидетелей в судебном разбирательстве следовало представление письменных основных положений выступления (аргументы, хронология, заявленные факты). Естественно, до сих пор устные показания свидетелей играют важную роль в судебном разбирательстве, и для суда они в большой мере убедительные, чем изложенные юристом в более благоприятном для представляемой стороны свете письменные показания. Однако докладчик отметил общую тенденцию перехода к письменному процессу.

Профессор Дэвид Бэмфорд сделал вывод о том, что все перечисленные изменения неизбежно сближают правовые системы общего и континентального права.

Следующий докладчик – профессор частного права Университета Париж I – Пантеон-Сорбонна Эммануэль Желан начал свое выступление с краткого экскурса в историю развития общего и континентального права, акцентируя внимание на ключевых различиях указанных правовых систем. В первую очередь Эммануэль Желан отметил, что свидетельские показания являются основным структурным элементом системы судопроизводства в странах общего права в отличие от стран континентального права, где они носят вторичный характер. В то же время в континентальной правовой системе заключение эксперта представляет собой самостоятельный вид доказательств, и эксперт помогает, содействует суду, тогда как в общем праве он является лишь свидетелем вызвавшей его стороны. Одновременно роль адвокатов в общем праве очень велика и прежде всего в связи с процессом исследования доказательств, допроса, в том числе перекрестного, свидетелей. В странах континентального права, к примеру во Франции, адвокат такой особой роли не играет.

Судья Верховного суда Канады Ян Бинни остановился на проблемах статуса эксперта в гражданском процессе стран общего права. Он подчеркнул, что роль эксперта в состязательном процессе Канады сводится к поддержке позиции той стороны, которая данного эксперта привлекает к делу. Злоупотребление правом на назначение эксперта по воле одной из сторон стало неизбежной чертой канадского гражданского процесса, и необходимость реформ в настоящее время очевидна. Первой преградой на пути такого злоупотребления может стать развитие теории «суда как сторожа», который по своей инициативе исключает из рассмотрения не относящиеся к делу доказательства, в том числе и заключения экспертов.

Во втором блоке рассматривались также вопросы роли суда в гражданском процессе. Как верно указала профессор Сорайя Амрани-Мекки из Университета Париж X – Нантер, в основе различий систем правосудия лежит именно распределение ролей между судом и сторонами в процессе разрешения дела. В странах общего права суд занимает место независимого «пассивного» арбитра, в странах континентального права – играет существенную роль в руководстве процессом, в собрании и исследовании доказательств. Исходя из данного различия, гражданский процесс стран континентального права относят к процессу следственному (инквизиционному), а судопроизводство стран общего права характеризуется состязательностью. В своем докладе профессор отметила, что в действительности в настоящее время не существует государства с явно инквизиционным гражданским процессом и государства с чисто состязательным гражданским процессом. В разных странах судопроизводство носит смешанный характер, т.е. состязание сторон – представление фактов, их доказывание, определение применимого права – происходит перед активным судом, который руководит процессом, вмешивается в процесс доказывания, участвует в установлении фактов.

Эдуард Отейза из Университета Плата (Аргентина) также указал, что отнесение правовой системы отдельных государств к общей или континентальной уже более не дает ей исчерпывающей характеристики. Эти категории устарели и могут быть применимы только к правовым системам пошлого. Каждое государство в идеале стремится к созданию судебной системы, при помощи которой можно было бы защитить нарушенное право быстро, справедливо и без существенных материальных затрат. Процессуальные системы различных государств являются лишь результатом конкретного выбора, сделанного правительством и народом данной страны при попытке уравновесить эти три основных элемента. По сути, при осуждении вопроса о роли стороны и суда в процессе целью должно быть решение одной проблемы: каким образом построить процесс рассмотрения и разрешения дела, чтобы обеспечить быстрое, не затратное судопроизводство и вынесение законного и обоснованного решения. Данная максима содержится в настоящее время в Принципах транснационального гражданского процесса («суд должен активно управлять процессом для разрешения спора справедливо, эффективно и в разумные сроки»). Как представитель Латинской Америки Эдуардо Отейза указал, что, несмотря на одинаково серьезное влияние, которое оказывали право континентальных стран (Португалия, Испания, Франция) и право стран общего права (США) на развитие гражданского процесса этого региона, на сегодня можно констатировать существование особого, уникального латиноамериканского процесса. В 1982 г. был разработан и сейчас активно применяется в законодательной деятельности проект Иберо-Американского модельного кодекса, также поддерживающий идею активной роли суда, который управляет движением процесса, особенно при сборе и исследовании доказательств.
На конференции также поднимались проблемы деятельности международных арбитражных судов.

Профессор Эдоардо Риччи посвятил свое выступление процессу доказывания в международных арбитражных судах. Представление и исследование доказательств в международных арбитражных судах регулируются либо непосредственно правилами (регламентами) данных судов, либо модельными законами, разрабатываемыми различными специализированными международными ассоциациями. К таким рекомендательным модельным законам относятся, в частности, Правила Международной торговой палаты (Париж, 1998 г.), Правила Лондонского международного третейского суда (1998 г.), Правила Американской арбитражной ассоциации (ред. 2008 г.), Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ (1976 г.), Правила Международной ассоциации адвокатов о принятии доказательств в международном коммерческом арбитраже и др.

По общему правилу как в странах общего права, так и в континентальной правовой системе нормы, посвященные доказательствам, являются частью гражданского процессуального законодательства. В то же время во Франции (и в некоторой степени в Италии) во многом нормы доказательственного права, к примеру касающиеся бремени доказывания, допустимости доказательств, исключения доказательств, представляют собой часть lex causae. И соответственно арбитр, определяя применимое к спору право, определяет и порядок оценки доказательств. Стоит упомянуть также проблему применения права страны, в которой образован международный арбитраж, касающегося института доказательств. В отдельных странах установлены жесткие правила, которые не могут быть изменены сторонами или третейским судом.

Докладчик пришел к выводу, что нормы, посвященные доказыванию, содержатся в разных источниках, и, определяя, какие правила применять в конкретном деле, необходимо руководствоваться принципам гибкости и справедливости. Принцип гибкости рассматривается с двух позиций: гибкость в выборе и определении силы отдельных средств доказывания и гибкость в принятии судом отдельных средств доказывания. В частности, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ содержит правило: «Международный арбитражный суд вправе определять допустимость, относимость, существенность и силу каждого доказательства». Анализируя подобные нормы, содержащиеся и в иных модельных законах, можно сделать два важнейших вывода. Во-первых, при разбирательстве в международных коммерческих арбитражах допустимы все средства доказывания (письменные, показания свидетелей, заключение эксперта, вещественные). Во-вторых, не применяются нормы об исключении отдельных доказательств в процессе, подобные тем, которые могут быть обнаружены в национальных процессуальных законах. В обоснование данных доводов профессор Эдоардо Риччи приводит несколько примеров, иллюстрирующих возможность прогрессивной гармонизации процессуального права стран общего и континентального права. Так, проблема существенных различий в статусе экспертов в гражданском процессе двух правовых систем решится в международном арбитраже самым простым и доступным способом: допускается и привлечение экспертов сторонами (со статусом эксперта-свидетеля, подобным статусу эксперта в странах общего права), и вызов эксперта трибуналам. Таким же образом решается вопрос о возможности использования письменных свидетельских показаний. В международном арбитраже допускается как исследование письменных показаний свидетеля, так и традиционное для обеих правовых систем допрос свидетеля, в том числе перекрестный допрос.

Согласно IBA Evidence Rules «третейский суд вправе принимать любые доказательства, которые считает необходимыми». В соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ «третейский суд вправе проводить разбирательство таким образом, как посчитает приемлемым». С точки зрения гармонизации общего и континентального права рассмотрение роли суда в третейском судопроизводстве может привести к интересным результатам. К примеру, в международном третейском суде допускается допрос свидетеля как сторонами (в том числе перекрестный допрос), так и судом. Такие же правила действуют и для объяснения сторон. В соответствии с Правилами Американской арбитражной ассоциации «арбитр, в случае если сочтет это необходимым, вправе делать сторонам рекомендации относительно сбора и исследования доказательств». Согласно Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ «в любое время суд вправе потребовать у стороны представить в определенный судом срок документ или иные доказательства». Таким образом, можно сделать вывод, что в третейском судопроизводстве арбитр вправе (но не обязан) проявлять активную роль в процессе рассмотрения спора.

Такой гибкий, оставляемый на усмотрение арбитража выбор правил поведения в процессе доказывания ограничивается принципом справедливости. Как указывается в Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ, «стороны занимают в процессе равное положение на каждой стадии процесса и каждой стороне должны быть представлены все условия для доказывания своей позиции в споре». В отношении процесса доказывания это означает полную реализацию принципа состязательности, а именно предоставление каждой стороне возможности доказывания тех обстоятельств, на которые она ссылается, право представить суду все необходимые доказательства. В случае вмешательства суда в деятельность сторон, например если судом назначается эксперт, стороны вправе допрашивать эксперта, знакомится с его заключением, требовать исключения данного средства доказывания из процесса.

В заключение докладчик указал, что деятельность международного арбитража служит примером конвергенции процессуальных норм общего и континентального права. Такого рода гармонизация норм различных правовых систем была неизбежной и необходимой в ситуации разрешения спора между сторонами, принадлежащими к разным правовым культурам и традициям.

Еще одна секция конференции была посвящена другим сферам сближения общего и континентального права.

Работа секции началась докладом профессора Саймона с юридического факультета Университета Виланова (США), остановившегося на важной теоретической проблеме юридического формализма и нормативизма в американской правовой системе. Профессор Сайман отметил, что в настоящее время материальное право в США почти полностью представляет собой совокупность норм, закрепленных в различных законах. Вместе с тем нельзя не признать, что данные нормы в суде применяются с учетом внутреннего усмотрения судьи. Процессуальные норы, с точки зрения докладчика, должны устанавливать рамки такого усмотрения.

Профессор Джеймс Максейвер из Университета Балтимор (США), опираясь на знания германского и американского права, подчеркнул в своем выступлении, что, анализируя вопросы конвергенции двух правовых систем, в первую очередь необходимо остановится на проблеме применения права. В гражданском судопроизводстве спор между сторонами разрешается путем определения прав и обязанностей этих сторон. Гражданский процесс представляет собой не состязание, а применение норм материального права к конкретным отношениям. Нельзя не согласиться с тем, что применение права к фактам требует определения и толкования применяемой нормы, установления обстоятельств и последующего применения нормы к материальным фактам. Очевидно, что на каждом этапе этого процесса неизбежно возникают определенные трудности. В гражданском процессе континентального права применяются две максимы –
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconГородского округа Химки Московской области о состоянии и
В 2012 г Лицей принял участие во Всероссийском конкурсе образовательных проектов «Школа будущего вместе с Intel-2012» среди общеобразовательных...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  icon17 февраля в нашем районе стартовала, ставшая уже традиционной лыжня...
России. Наш класс принял в ней активное участие. С приветственной речью выступил глава администрации района И. Г. Майоров. Несмотря...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconН адежда Байшева Переводчик английского, французского языка Контакты: Место проживания
Самарский государственный университет, романо-германская филология, английское отделение (диплом)

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconЗаявка на участие в конференции
В рамках конференции планируются пленарные и постерные доклады. Рабочие языки конференции – русский и английский. Желающим принять...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconИнформационное письмо центр научной мысли (г. Таганрог) приглашает...
В связи с этим особую актуальность приобретает участие в заочных конференциях с последующим получением сборников материалов. Кроме...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconЭкзамен проводится в форме тестирования для различных категорий претендентов...
Претенденты должны ознакомиться с Положением о судейской коллегии бфтс, и к дате экзамена полностью выполнить требования критериев...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconПоложение о Восемнадцатой Республиканской научной конференции молодых...
Примечание. Организаторы конференции оставляют за собой право как укрупнять (объединять), так и создавать дополнительные секции в...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconКраткая биография С. Я. Маршака
Острогожске под Воронежем. В гимназии учитель словесности привил любовь к классической поэзии, поощрял первые литературные опыты...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconВступление История будущего
Его предсказания покрывают пространство и время вплоть до седьмого тысячелетия! Так не найдем ли и мы, жители Земли третьего тысячелетия,...

«Англосаксонская и романо-германская системы: будущее категорий и категории будущего». За столь необычным названием скрывалась проблема, давно волнующая процессуалистов: состязательный и следственный процесс, их различия и тенденция сближения. От России в конференции принял участие авторы настоящей  iconСтановление категории залога в английском языке дипломная работа
Становление грамматических форм и категорий — процесс, безусловно, исторический, и потому трактовка современных средств выражения...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница