Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун




НазваниеЧистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун
страница1/7
Дата публикации08.07.2013
Размер0.77 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Спорт > Документы
  1   2   3   4   5   6   7
ПРИМОРСКАЯ

ЧИСТИЛИЩЕ

ЖИЗНЬЮ

ОТ АВТОРА



«Когда я там, я точно знаю, что это есть»

Китайский мастер цигун

Сколько помню себя, мне не просто было интересно, что за гранью, так называемой, материальной реальности – предметами, биологическими телами, физическими и природными явлениями – меня магнитило, влекло, всегда хотелось заглянуть за эту самую грань. И по большому счёту, где-то из тайников души, чувствовала, моя жизнь оправдана и целесообразна только в том случае, если хоть в какой-то мере удастся постичь это неведомое, недоступное обычному зрению.

Осознавать себя я стала очень рано и помню себя совсем крохой. Ощущение ползунков на ногах и всегда почему-то сползавшую левую штанину, запах талой воды от наледи на окнах и разбухающего дерева оконной рамы, когда мама ставила мою кроватку к окну, чтобы могла видеть её во дворе. Свои первые шаги по сундуку, протянутые навстречу мамины руки, радостные глаза и поток любви, исходивший от неё. Тогда мне не было и года. В дошкольном детстве казалось, что за мной наблюдают какие-то неведомые и неплотные создания. Когда чувствовала это особенно явственно, чтобы не повредить им, мысленно размещала их по периметру комнаты, как в оркестровой яме, а сама счастливая от того, что нас всех много, бегала по комнате и прыгала от восторга на диван… Дальше это чувствование – мы не одни – повторялось неоднократно.

Став взрослой, поняла, не только те, кто от природы одарён высокой чувствительностью или ещё чем-то, трудно поддающимся называнию общепринятыми словами, но практически каждый человек хоть раз в своей жизни сталкивался с такими явлениями, событиями описать, истолковать которые общепринятым языком трудно, а порой просто невозможно. Как и не хватает объяснительных принципов современной науки – физики, физиологии, химии. Да и сами учёные всё чаще и чаще признаются в том, что точные науки зашли в тупик... И однажды стала собирать такие необычные свидетельства.

Я искренне благодарна всем моим героям, отрывшим глубоко личное, порой уязвимое, интимное, предоставлявшим бумажные и электронные записи, с кем часами разговаривали при включенном диктофоне. Благоговею перед мужеством свидетельствования того, что выходит за границы устоявшейся картины мира, и низко преклоняюсь...

Получившиеся тексты носят документальный характер: я старательно следовала индивидуальному восприятию каждого конкретного человека, старалась сохранить специфический речевой стиль. С каждым мы неоднократно вычитывали и правили написанное. Первое время даже хотела, чтобы на распечатанных листах осталось, что-то вроде: «Подтверждаю», подпись и дата. Но в процессе работы убедилась: куда важнее подтверждения, зафиксированного рукописным словом, внутренняя честность тех, кто делился своим сокровенным и соблюдение пожеланий и просьб моих героев. Незримые свидетели этого всегда есть.

Когда Карл Густав Юнг – культуролог, философ, психолог (обычно даже затрудняются отнести его к какому-либо одному направлению в науке) занимался составлением своей автобиографии, он признался. «Цель, которую я пред собой поставил, оказалась настолько трудной и необычной, что для достижения её я вынужден был пообещать себе, что результаты не будут опубликованы при моей жизни»1. И не спроста: его автобиография в корне отличается от написанных ранее и составляемых ныне, опирающихся на внешние события. Его автобиография – описание глубоко личных переживаний и сопровождавших их необычных явлений, картография внутреннего пространства исследователя, открывшего миру области функционирования личного и коллективного бессознательного, их содержание и механизмы.

Вспоминаю сейчас об этом не для того, чтобы как-то приблизить себя к колоссу, но для того, чтобы вслед за ним подчеркнуть важность сохранения тайны личной жизни, её сохранения и оберегания. Все, кто делился со мной сокровенным, здоровые, адекватные и социально адаптивные люди. Практические все – с высшим образованием, а то и с двумя-тремя, часть – с учёными степенями. Они живут в разных уголках страны. Они обычные люди. Их можно встретить в общественном транспорте, на улице, в магазине, в кафе, в театре. Кто-то совсем молод. И они имеют право на защиту своих личных переживаний. Именно поэтому имена изменены. По этим же мотивам автором использован псевдоним.

Представленный глубоко личный опыт не претендует на обобщение и истину. Напротив, все тексты глубоко субъективны. Это индивидуальный опыт во всей его красоте, наготе, уязвимости и хрупкости. Это феноменология жизни людей, раздвигающая рамки вульгаризированных материалистических представлений о мире.

С огромным воодушевлением и интересом я общалась с этими людьми, расшифровывала записи, писала, корректировала. Люблю каждого из них, восхищаюсь. Опыт многих из них выручал меня в трудные минуты, буквально лечил и надеюсь, что подобное может испытать кто-нибудь ещё…

^ РАЗГОВОР С БОГОМ

Вечером в новогоднюю ночь по старому стилю она вновь осталась одна, как двумя неделями раньше в календарный Новый год. Ни к кому не пошла и никого не пригласила. И это она, в чей дом двери не закрываются, у кого всегда полно родственников и чужих людей, пришедших за помощью часто как в последнюю инстанцию. Когда первый раз сообщила о таком решении своим близким, даже старая подруга усомнилась, возможно ль такое:

– И меня что ли не пустишь?

– А ты чем лучше? Все вы мне надоели. Никого не хочу видеть. Я хочу быть одна. Позвольте мне сделать так, как хочу, а не так, как вы хотите. Всё. – Её голос звучал громко, она отчётливо проговаривала каждое слово, насыщенное энергией, внутренним убеждением на право быть в согласии с собой, отстаивать свою позицию. Впервые в жизни в шестьдесят семь лет так ясно и так сильно она сказала «нет».

В новогоднюю ночь накрыла шикарный стол: раздвинула столешницу, постелила большую розовую скатерть, расставила тарелочки, разложила салфеточки, выставила кушанья – фрукты и ягоды, мясо разного приготовления, рыбу и морепродукты, всё, что может украсить праздничный стол. Принарядилась: причёска, макияж, вечернее платье, туфельки на шпильке и даже сфотографировала себя на память... «Всё – я одна любимая. И больше никого», – сказала себе.

Ей было очень хорошо одной: поблагодарила Уходящий год за жизненные уроки, за то, что научилась отказывать, хоть и далось это катаржно. Рассказала Новому году о своих надеждах. Досмотрела до окончания праздничный концерт по телевидению, даже попела с артистами. Не было никого, кто бы хоть чем-то помешал. Даже на телефонные звонки не отвечала. А утром на душе было так светло и тихо, как на свет народилась, как крылья кто-то дал.

К встрече Нового года по старому стилю подготовилась также тщательно. Но настроение было другим: словно накатила усталость за прожитый год. Всё лето проходила в глубоких обширных язвах на ногах и руках, загрубевшей, словно панцирной кожей на лице и шее. И вроде стала уже поправляться: язвы зажили, осталась лишь синева, но из головы всё время не выходил один вопрос: за что ей эти бесконечные испытания? Только одну, казалось бы, непреодолимую болячку преодолеет, как наваливается другая. Вся жизнь как поле боя за собственную жизнь.

Села к праздничному столу, закурила. Она всегда обращалась с собой сурово, без сентиментальности, чтобы ни случилось, твердила себе: «Всё равно справлюсь!» И справлялась. А тут месяц назад так обессилила, так внутренне поникла, что даже белье своё старалась стирать каждый вечер, а не собирать неделю, как делала обычно. «А что, хватит ночью, утром люди придут и что, будут смотреть на надёванное исподнее?» – Свербело в голове. В городе все больницы обошла. В Китай съездила – сплошная откачка денег десятками и сотнями тысяч. И никакого толку.

А начиналось всё банально: на ногах появились синие звёздочки, в одном месте вена почернела, стала выпирать. Хотелось вернуть ногам первоначальный вид, и пошла в лечебный центр. Доктор сказал, это склерозирование. Долго не мудрствуя, сделал четыре специальных укола. Но на месте уколов скоро выступили язвы, которые с ног перешли на руки, появилось покраснение, а потом ороговение на лице, шее, плечах.

– Срочно в больницу, если не хотите заражение! – На очередном приеме категорично объявил приговор лечащий врач.

Двадцать один день провалялась в больнице как свинья в корыте: мыться нельзя, ничего делать нельзя, только мазью мазаться. Правда, язвы за это время в основном зажили, анализы показали хорошую кровь, и выписали домой. Сказали, ещё месяц не мыться. Не утерпела: пришла домой, навела в ванне марганцовки. И опять мазала, мазала… Вроде поджило. А через некоторое время по новой. Цветное дуплексное сканирование показало, на одной ноге на большой вене клапан нерабочий – варикоз. А ей, не проверив состояние глубоких вен, доктор провел косметическую процедуру на поверхностных венах.

Поехала в Китай. Там сказали, нужна операция. Тут же выполнили её при помощи лазера, а потом надели стягивающий чулок. Натягивает китаец чулок и приговаривает:

– Через четырнадцать дней будешь белий – белий…

А через несколько дней произошло очередное высыпание...

Искала причину, почему появились язвы. Что только не говорили, как только не объясняли. И что только не предпринимала: и кишечник чистила сифонными клизмами, и кассету ходила слушать: «Ты здорова… Ты здорова…». «Ага, – горько иронизировала потом себе, – здорова как корова…».

В криосауне была, где выбрасывается поток сухого холодного воздуха. После этих минус восьмидесяти чувствовала себя охлажденным цыпленком, подготовленным к реализации в торговой сети…

И всё это время толком не спала ни днем, ни ночью. Тело зудит, чешется. Как-то сидела так, мучилась, в руках был телефон с фотокамерой, вытянула перед собой обезображенную ногу и сфотографировала. А когда посмотрела – ужаснулась. Чертовщина какая-то. На ноге не язвы, а морды разные с ушками, с рожками, с усами и без. Много морд. На одной ноге восемь штук насчитала. На какой-то фотографии вообще чудеса: фотографировала ногу, а получился чей-то портрет: сверху морда розовая, а дальше серое одеяние. А ноги вовсе не видно. Был снимок, на котором себя светлокудрую с алыми губками увидела как пеленой по сторонам укутанную, что саваном… Показала близким, как запричитали:

– Иди к бабкам, иди к дедкам…

Отправилась. Ездила к деду в соседний городок четыре четверга подряд. Говорил:

– Вылечу. – Говорил: – Будешь белая, только на ветер и на солнце не попадай, берегись.

А в результате – новые язвы.

– Вот, на ветерочек попала, в автобусе тебя продуло, – увидев результат, бурчал дед.

– А где его нет, ветерочка? Да среди лета на побережье? Только в гробу в могиле без ветерочка лежать будем…– Рассердилась она.

Другая бабка соседка взялась. Бусы янтарные заставила съесть. Растолочь и с маслом, сметаной, тыквенными семечками. По её наставлению и сок лопуха пила. Чтобы сок добыть, в квартиру два мешка листьев привезли. Пока перемыла, как на грядке жила. Но всё же заветный литр сока надавила. Пила как велено: по 25 граммов девять дней, а потом опять… Бесполезно.

Пошла ещё к одной бабке. Целая галерея икон встретила её в той квартире. Хоть мама учительницей работала, давным-давно совсем маленькой её тайком покрестили, и крёстным стал поп. Посадила бабка её на стул, ноги на кресты поставила, кругом к телу иконы приложила. И сидя обкладывала, и лёжа. Всё приговаривала:

– Давай, Господи, помоги, Господи, тяни, тяни…

Бабка говорила, ей, якобы, разрешили так работать, и работает она через Господа. Да только жуть от таких методов лечения брала.

Другого старичка порекомендовали. Тот только глянул и честно сказал:

– Я вас лечить не буду.

– Почему?

– Потому, что вы сильнее меня.

– А что же мне делать?

– Я дам вам женщину, она посмотрит и поможет.

До сих пор она помнит об этом обещании как о запасном варианте. Даже к потомственной гадалке перед Новым годом обращалась… У дерматолога, конечно, была.

– Надо снять воспаление, – сказал, – удаляйте вену.

Пошла ко второму, к третьему. Все:

– Удаляйте вену, но сначала лечите кожу.

Наконец, попала к хорошему старому хирургу. Он разложил всё по полочкам:

– Такие операции можно молодым, но мы с вами в возрасте, нам нельзя… Лечите всё сверху, и я положу вас к себе в сосудистое отделение, будем лечить вены.

А как лечить всё сверху?.. Перебирая возможные способы, наконец, выписала прибор, на котором методом гидролиза получается живая и мёртвая вода. Стала пить. С тех пор обострения прекратились.

Потом про самых обыкновенных пиявок вспомнила... Сняла медсестра первый раз пиявок – кровь ручьём, натекло, чуть ли не полбанки, а потом почти сутки в наложенные прокладки выделялась, и чёрные сгустки, и слизь. Стала менять воду пиявкам, глядь, вода в банке красная, и одна из пиявок из серой стала красной, толстой – претолстой, потом у неё начались конвульсии и она сдохла. Позвонила медсестре, рассказала.

– Не может быть такого, – удивилась та.

Она привыкла к свободе – в общении, в одежде, в деньгах. Летом кофточки и платьица на бретельках до сих пор носит и не стесняется – тело сильное, кожа упругая, гладкая. А тут, чтобы обезображенную кожу хоть как-то скрыть, всё лето проходила в блузках с длинным рукавом и в брюках. Месяц дома под капельницей лежала. И всё это время чувствовала себя как отрубленной от внешнего мира... И всё же вода и пиявки постепенно помогали. Действительно почувствовала улучшение: язвы затянулись, кожа стала восстанавливаться.

… Зимней ночью в квартире было тихо. Только в клетке чирикал японский воробей, перелетая то на жёрдочку, то в домик, то к кормушке. И сами собой полились слова:

– Господи, я спокойно отнеслась, когда мне сказали, что у меня обнаружены раковые клетки. Спокойно выдержала сообщение, что у меня полип! И это за два года! Но язвы просто унизили меня! – Громко заговорила вслух. – У меня за всю жизнь ни прыщика, ни репаной кожи, чистенькая, беленькая. Полгода ни спать не могла, ни жить нормально: язвы, расчёсы… Работать нельзя: полгода никого не принимала: что за лекарка такая, скажут люди. Что ни пробую – ничего не помогает. Даже пиявка от моей крови сдохла! Ну, за что мне это?! Я всю жизнь работаю как лошадь! Теперь вот людям помогаю. Ну, в чём я провинилась пред тобой?

Она смотрела прямо перед собой словно на невидимого Собеседника, не различая никого и не воображая никого, но точно зная, этот собеседник, её адресат, есть, и Он единственный всё знает… С силой затушила окурок сигареты в изящной пепельнице, как гвоздь воткнула.

– За аборты, что ли? Да, не меряно их у меня. Даже забыла сколько. Только трижды сепсис был, да такой, что думала, помру. И с катетером в рейс уходила, и пункцию брали, и что только не делали.

Она на время замолчала и задумалась, прислушиваясь к себе. Не рожала, правда. А когда и с кем рожать было? С мужем вместе прожили всего три года. Он страдал распространенным русским пороком. Напьется, мать свою гоняет. Она тогда работала воспитателем в общежитии. Однажды в обед, сама не зная зачем, села в автобус и поехала домой. Заходит, а там он за матерью вокруг стола бегает… И ругала его, и увещевала:

– Ты что делаешь? Как же ты можешь на мать руку поднимать? Она тебя родила!

Всё бесполезно, не остановить. А потом схватила большую хрустальную вазу, что стояла на столе, и с размаху хряпнула по голове. Упал как подкошенный. Мать всплеснула руками:

– Деточка, мы ж его убили…

Нет. Скоро сознание вернулось, очухался. Но через некоторое время от него ушла. А он по-прежнему гонял мать, превратив её жизнь в существование. Мать вся съеживалась, сжималась, как только слышала скрип калитки, извещавший о его возвращении. А однажды он покончил собой. Она стала вдовой.

Ещё когда жили вместе с мужем переехали в другой крупный портовый город, и она пошла работать поваром на стояночные рыболовецкие суда. После развода осталась с сыном. С трудом сводила концы с концами на одну зарплату. Как-то сын услышал, что её приглашали в рейс, но она отказалась. В разговор старших не вмешивался, но потом вечером спокойно и серьезно, совсем по-взрослому четырнадцатилетний подросток сказал:

– Мама, иди в рейс. Надоела нищета. Я сам смогу.

На том и порешили. Ему помогала только старенькая соседка. У бабушки был ключ при условии, что в любое время дня и ночи она может зайти в дом… С тех пор сын и шьёт сам, и готовит, и спортом занимается…

Потом всё время была в морях – больше двенадцати лет. Но так и не нашла своего мужчину. Был один, молодой электромеханик, жили вместе довольно долго, почти четырнадцать лет, но смотрела на него почему-то как временное явление…

«Конечно, не рождённые дети – не богоугодное дело. Но, когда говорю об этом и когда думаю, внутри тишина, снаружи тишина – не откликается ничего. Видно, отработала я этот грех», – промелькнула мысль. Но не легче от этого на душе не стало, наоборот только разозлилась. Голос зазвучал ещё громче и напористей.

– Если не это, то что? Что я делаю неправильно? За что ты наказываешь меня, Господи? Мне нечего от тебя прятать. И обратиться больше не к кому! Ты всему судия! Только и знаю, что с болячками сражаюсь! Всю жизнь! За что? Даже на свет появилась с врожденным пороком сердца!

Как в калейдоскопе мгновенно промелькнули в голове вешки собственной жизни. Освобождение от физкультуры в школе. Но на уроки нужно было ходить. Летом ещё ничего, а зимой – все на лыжах бегают, а она стоит, мёрзнет, одежду караулит. Вот такое удовольствие.

Молодой работала в пожарке: там соревнования всякие, ГТО. Ей всё так интересно было. И стала бегать. Однажды на городские соревнования нужно было выставить команду, и она с радостью вызвалась. Конечно, требовалась справка от доктора, а посещение поликлиники отложила на последний момент. Опаздывает, забегает на какой-то там этаж в кабинет к доктору. Он только глянул медицинскую карту, и сразу написал на справке: «Не годен». Что делать, команда – это определенное количество мужчин и определенное количество женщин. Замену искать некогда, всю команду подводит. Тогда парни – молодые, красивые стали заговаривать девушку в регистратуре и хитростью получили у неё печать. Поставили оттиск на справку, да так, что уголок пришелся на «не», а они ещё в этом уголке печать провернули, смазали. И получилось: «Годен». Вот так и выступала на соревнованиях.

Потом через некоторое время, когда проходила медицинскую комиссию, никакого порока не обнаружили. Она его пробегала. «Если б знала, ещё в школе бегала бы», – подумала мимоходом. И сердце с тех пор работает нормально. Оказалось, порок пороку рознь: не при всех формах физические нагрузки противопоказаны. В шестьдесят семь что-то возрастное с правым желудочком находят, ну, а кто в таком возрасте полностью окажется здоров, когда пройдет не просто кардиограмму, а полное обследование.

Вспомнила, как работала на сахарном заводе, как раздавило палец на правой руке, как раз безымянный. С одной стороны прижало сахаром, с другой – огромной колбой. Вытащила руку – от средней фаланги палец широкий и плоский. В больнице сразу предложили ампутировать. А у неё в голове только одна мысль крутилась: «Как же буду замуж выходить, как же мне обручальное кольцо носить…». Не отдала палец. Стала сама править, выравнивать, собирать, разминать… Собрала.

Вспомнила, как подвернула ногу, когда уже был сын, ходила в моря. Торопилась на переправу, бежала, оступилась, даже не упала, удержалась, но нога стала распухать. Сначала стопа и лодыжка, а потом выше и выше до колена. Пошла в больницу, говорят, мениск, собирается жидкость, надо оперировать… Куда деваться, согласилась… Сидит дома, на следующий день операция, еле двигается. В бараке тогда жили. Слышит, машина подъехала. – По звуку предположила: «Вроде к нам». Докондёхала до окна – родители приехали. По-ка дошкрябалась до двери. Кое-как вышла на крыльцо. На неё отец сердитый смотрит. Говорит матери:

– Нас здесь не ждали! Загружаем вещи, поехали назад!

А она глянула на дочь:

– Смотри, у неё нога больная...

Остались. Сразу лечить: стали прикладывать детскую мочу, отёк и сошёл, всё стало на место. Обошлось без операции.

В море работала на больших морских рефрижераторных траулерах – БМРТ. Одиннадцать лет назад в качку выходила из душа, поскользнулась, упала, ударила руку. Скоро появилась гематома, подумала вывих. А она шеф повар, на ней питание всего экипажа. Да как готовить, рука висит, болтается. Пришла на кухню, подняла левую руку здоровой рукой, положила на кусок мяса. Не держит рука ничего, не получается. Но ведь одной рукой не справиться. Вкрутила в мясо банку, поверх положила тряпку, прижала подбородком, а здоровой рукой стала отрезать куски… Скоро больная рука почернела. Чтобы восстановить её, сама себя размять не могла, не дотягивалась. С подругой придумали подвешивать руку на верёвке и раскачивать прямо в каюте. От боли аж тошнило. Однажды болевой шок был таким, что упала в обморок. Но движения возвращались… И только потом, на берегу после рентгенограммы узнала, что был перелом левой плечевой кости.

В этот же год прямо в рейсе начался жуткий приступ боли. Три дня мучилась. Боль невыносимая. Доктору не показывалась. Обычно она быстро придумывает, что делать, а тут растерялась. Только на третий день сообразила. Попросила подругу принести таз, и стала вызывать рвоту. Намучалась, голодная ведь… Наконец, вырвала. Всё дно таза толщиной с палец залила желчь. Потом проспала двое суток. Так узнала про камень и желче-каменную болезнь.

Потом было ещё хлеще. Как-то летом в отпуске пришла в гости к подруге в частный дом, у неё уже была женщина с ребенком двух – трёх лет. Пока накрывали стол, занялась мальчиком: стали в прятки играть. Набегалась, устала.

– Всё, – говорит, – хватит. Иди к маме, Денис.

Он ушёл. А она прислонилась бочком к ровненько уложенному штабелю досок. Стоит на одной ноге, снимает обувку, что чистюля хозяйка дала – тапочки для дома, а на них галоши для улицы. Тут мальчик опять из дома вышел, увидел её, видно, вспомнил, как несколько минут назад целовал, обнимал, и бегом к ней, да со всего маха на шею. Только и успела сообразить, что летит чужой ребенок, а сзади доски. Его поймала в охапку, а сама со всего маха упала на штабель. И больше не встала...

Вызвали скорую. Бросили тело на носилки на живот, доставили в больницу. Доктор осмотрел и стал спрашивать, принимала ли алкоголь.

– Не обидно было бы, если б выпили, только стол накрывали, и сесть не успели.

Доктор в ответ:

– Надо было сначала выпить, а потом падать. Все кто пьяные падают, не расшибаются, мышцы у них расслаблены.

А сам в это время хлоп – трусы содрал, рукой вовнутрь, к костям. Боль неимоверная, потеряла сознание… Потом спросила его:

– Зачем же вы так. – Только и произнёс:

– Так надо было.

Позже стало известно, что получился компрессионный перелом позвоночника в нескольких местах, а копчик от удара раздробился и вошёл в тело, его то и поставил доктор на место. Теперь с глубокой благодарностью вспоминает она этого доктора: не будь его своевременной помощи, не известно, как события развивались бы дальше.

… Она посидела, помолчала. Налила себе чая... Подумала: «Болячки, болячки, волнения за сына. Второй брак у него. Спасибо, Господи, что теперь всё нормально. Хорошая девочка, как доченька мне. Внуки растут. Мне с детьми хорошо».

А их в родительской семье было пятеро: четыре девочки и один мальчик. Она средняя. Сколько раз она уже задавала этот вопрос: «Почему жизнь так устроена: старшая сестра не пила, не курила всю жизнь, не обижала никого, всё для семьи старалась. Семья – муж парализованный и трое детей. На двух – трёх работах вкалывала. А муж всю жизнь в кресле инвалидном. Ещё ворчал, указывал, ругал её, замахивался, бить пытался… И умерла от рака». Сестра умирала тяжело, с ужасными болями. Несколько раз обращалась в больницу, но слышала лишь одно:

– У вас грыжа белой линии, что вы нам рассказываете про боли. От грыжи белой линии ещё никто не умирал.

И так три года. Городок маленький, ультразвукового исследования не было. Когда совсем плохо стало, положили в больницу в райцентр. Она к сестре приехала. Вскрыли, а там уже сплошные метастазы по животу до самого горла… Сестре ничего не сказали. Она за документы и к доктору:

– Что можно сделать?

– Уже ничего. Дайте ей спокойно умереть, не мучайте... Она ходячая у вас?

А сестра в это самое время в дверь к нему заглядывает:

– Т-ь, ты чего так долго?

Тогда она попросила доктора написать две справки: одну справку о грыже для сестры, а другую с правдой для себя. Через месяц старшей сестры не стало…

Брат тоже уже умер. Всю жизнь проработал на оборонном заводе: умница, рационализатор, куча изобретений у него. Как-то лента транспортёрная пришла для снарядов, а работает плохо. Он всю её перебрал, переделал, с тех пор как часы катилась… Вышел на пенсию – предложили инженерную должность, но там фиксированная заработная плата, а в цехе можно подрабатывать, вот и остался. Работа была связана с дежурствами. Однажды в ночную смену парализовало. Упал. Нашли только утром. Отвезли в больницу, стали лечить. Она помогала: к этому времени уже научилась воздействовать энергией на расстоянии. Выкарабкался. Но на работу больше не взяли, опасались за здоровье. А он буквально за год сгорел без дела. Просто уже не представлял себя без завода. Когда умер, все заводчане пришли прощаться. Его очень ценили…

Другая сестра по профессии фельдшер. Был хороший муж, дети. Но как одержимая ударилась в религию. Объявила себя святой. Все из семьи один за другим ушли… Осталась одна. Сколько раз ей предлагала:

– Если ты такая богомольная, продавай квартиру и иди в монастырь. – Не соглашается:

– Я ещё не готова, – говорит.

С младшей сестрой они живут в одном доме. Только у неё личная жизнь и сложилась, дети хорошие. Правда, раньше, чуть что – за помощью прибегала:

– Ты у нас и лечишь, и всё знаешь...

Да, действительно, она вникает во всё, что углубляет понимание жизни: энергетикой занималась, рейки. Такие практики помогают ей самой, и некоторые энергетические техники применяет, когда лечит людей. Только у каждого своя жизнь, решить проблемы за другого невозможно… В конце - концов отучила сестру от перекладывания забот. И теперь та полагается на себя.
  1   2   3   4   5   6   7

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconТы должен стать самим собой…самим собой, а значит неповторимым, единственным...
Ломоносов не раз обвинялся в подхалимстве. Признаться, не знаю, как бы себя повела, живя при Дворе, но сейчас точно знаю, что я благодарна...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconЧжун Цигун «снежный дракон»
Цели и задачи сайта – информационное обеспечение деятельности Клуба, создание самоорганизующихся связей между людьми, практикующими...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconПочему я решился написать этот рассказ?
Точно не знаю. Наверное, потому, что мир самых лучших прочитанных нами книг, когда ты перелистываешь последнюю страницу, не умирает....

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconИ рассказать немного о себе
...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconЯ пришелец и я поселился в вашем мобильном. В данный момент, когда...
...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconРаботы победителей Четвертого Всероссийского конкурса сочинений «Счастье жить»
Я знаю людей которые ненавидят своих родителей и знаю тех, кто не имея одного из родителей понимает какое это счастье, когда твоя...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун icon«Что бывает, когда дети играют во взрослые игры». Ранняя беременность
Каждый из нас знает, что девочка, рожденная на планете Земля, в будущем призвана стать матерью, продолжательницей рода человеческого....

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconКонспект занятия- презентации по проекту «Путешествие в Англокулинарию»
Англии, то увидел, что люди постоянно заходят и выходят из какого-то здания. Они в руке держат флажок с изображением буквы «М», а...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconИз развлечений больше всего Нина любила петь в караоке. Клубы не...
Клубы не любила совсем еще с молодости, когда ходила с подружками и по глупости думала, что парня там встретит. У подружек иногда...

Чистилище жизнью от автора «Когда я там, я точно знаю, что это есть» Китайский мастер цигун iconЛюбой рассказ необходимо с чего-то начать это банальность и понятно...
Когда я решил написать о случившемся со мной, главным вопросом оставался не выбор стиля или последовательности повествования, а с...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница