I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали




Скачать 287.27 Kb.
НазваниеI. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали
страница1/3
Дата публикации27.09.2014
Размер287.27 Kb.
ТипБиография
lit-yaz.ru > Военное дело > Биография
  1   2   3
I. ОБЫКНОВЕННАЯ БИОГРАФИЯ В НЕОБЫКНОВЕННОЕ ВРЕМЯ

«Сквозь горе, разлуку, сквозь

дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где

отступали, скоро всего не пере

скажешь».

А. ГАЙДАР
Жизнь Аркадия Гайдара (Голикова) героична и легендарна. В истории литературы XX века ей, пожалуй, нет аналогов. Необыкновенное в биографии Гайдара начинается с его родословной. Мать писателя, Наталья Аркадьевна Салькова, дочь офицера, происходила из древнего, но небогатого дворянского рода. Она приходилась шестиюродной племянницей М.Ю. Лермонтова. Предок Натальи Аркадьевны Захарий Сальков и основатель русской ветви Лермонтовых Георг Лермонт - были соседями в Галичском уезде и в одном из поколений они породнились.

Дед Аркадия Голикова Исидор, отслужив семь лет в армии, поставил дом в селе Троицком уездного города Щегры, столярничал, был хорошим мастером. Его сын Пётр первым из Голиковых выучился грамоте и даже окончил Курскую учительскую семинарию, получив свидетельство: «Удостоен звания учителя и при поступлении на означенную должность имеет пользоваться всеми правами, той должности присвоенными».

Пётр Исидорович приехал в город Льгов с молодой красавицей женой Натальей Аркадьевной и поступил работать в школу.

Спустя несколько лет, 22 января 1904 года, у них родился сын Аркадий. Позже у Аркадия появились сестры: Наташа, Оля, Катя.

В начале лета 1912 года большая семья Голиковых переезжает б старинный уездный город Арзамас, ставший для будущего писателя второй родиной. «Старый Арзамас остался в памяти как город яблок и церквей. Базар был заставлен плетёными корзинами с жёлтыми, крепкими яблоками, и, куда ни взглянешь, - всюду было такое обилие золочёных, похожих на эти яблоки куполов, что, казалось, этот город был вышит в золотошвейной мастерской руками искусных женщин». (К. Паустовский. Встречи с Гайдаром).

В доме Голиковых всегда было много книг. «Они стояли повсюду на полках, лежали на столе в спальне, и даже у Аркаши с Талочкой были в то время собственные книги с картинками, к которым мать сама сочиняла стихи про Жука-бронзовика, про слона и про козу. Отец тоже мог в одну минуту составить любой стишок. Только его стихи всегда были смешные... В семье всегда читали и учились и много знали. Мать свободно говорила по-французски и, кроме всего прочего, очень любила стихи».

(Р. Фраерман. Наш Гайдар). Наталья Аркадьевна являлась членом правления городской библиотеки и часто приводила туда сына, который с интересом рассматривал книжки и журналы, горя желанием поскорее научиться читать.

В 1914 году Аркадий поступил в первый класс реального училища. В это лето началась Первая мировая война, и в середине августа отца забрали на фронт. Мать, окончившая фельдшерские курсы, много работала в больнице. В школьную жизнь сына вмешивалась мало, предоставляя ему проявлять свою самостоятельность.

У Аркадия были большие способности, живой ум и глубокая память. Он умел слушать и запоминать слова учителя с первого раза, но дома за уроками сидел мало и потому учился лишь удовлетворительно. У него был любимый «учитель словесности и русского языка по прозвищу «Галка».

Педагог весьма талантливый и любопытный человек с несколько забавной внешностью: худой, смуглый, подпрыгивающий на ходу, - точь-в-точь такой, каким описал его Гайдар в «Школе».

(Р. Фраерман. Наш Гайдар).

В училище Аркадий слыл большим книгочеем и, обладая феноменальной памятью, мог часами читать наизусть Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова и других. В эту пору он много сочинял стихов, но не записывал их, и они забывались. Тогда мама купила ему красную, в толстом переплёте тетрадь-альбом и на первой страничке в углу написала: «Пусть разгорается ярким огнём Божия искра в сердце твоём».

Аркадий очень тосковал по отцу, почти через день писал ему письма и даже решил убежать к нему на фронт. Но попытка закончилась неудачно, его вернули домой.

Когда Аркадию ещё не было и четырнадцати лет, он ушёл в Красную Армию. Сам он вспоминал позже: «Пятнадцати лет я командовал шестой ротой 2 полка бригады курсантов на петлюровском фронте, а в 17 лет 53-м отдельным полком по борьбе с бандитизмом. Всё это очень странно, но всё это было».

Шла Гражданская война. На ней ранили и убивали, как и на любой другой войне. Но особенно страшна она была тем, что сражались между собой люди, живущие в одной стране и говорящие на одном языке. Нередко по разные стороны фронта оказывались братья, отцы с сыновьями, старые друзья.

На этой войне Аркадий Голиков получил несколько тяжёлых ранений и контузий, что не позволило ему остаться в рядах Красной Армии.

Не желая расстаться с армией, Аркадий написал письмо председателю Реввоенсовета. И М.В. Фрунзе, прочитав его, посоветовал Аркадию заняться литературным трудом.

Ему предстояло начать новую жизнь человека мирной профессии. Однако в ней он не был новичком. Ещё из армии Аркадий присыл стихи в арзамасскую газету, где стихи печатались, писал заметки в армейские газеты.

Находясь на лечении в госпитале, он вспоминал и записывал всё увиденное, пережитое им за последние годы. Перед глазами вставали картины его армейской юности, оживали знакомые образы фронтовых товарищей, снова наплывали чувства, испытанные «в дни поражений и побед». Именно так он назвал свою первую книгу.

По словам Веры Смирновой: «Он стал писать и в литературу вошёл «командиром», определив себе «боевую задачу» воспитывать новое поколение.
^ II. СКОЛЬКО МУК ДОСТАВЛЯЕТ МНЕ МОЯ РАБОТА!

«Мы, те, кто пишет в газе ты, не закрываем глаза ни на что, стараемся понять и пони маем, почему промахи, просчеты ты и недостатки в настоящее время неизбежны. Угодливого молчания не было и не будет до тех пор, пока будет существовать рабочая печать».

^ А. ГАЙДАР.

Фельетон без визы.
В ещё свежей армейской форме, с хорошо сохранившейся армейской выправкой, полный энтузиазма - таким впервые появился в литературной среде начинающий писатель. Читая рукопись первой его книги, С.Я. Маршак заметил, что «у этого литературного новичка ... хватит материала и поэтической энергии на многое множество толстых книг».

В эти годы Аркадий Голиков работал журналистом в разных уголках страны: в Перми - газета «Звезда», в Свердловске - газета «Уральский рабочий», в Москве - «Красный воин», в Архангельске - «Волна», («Правда Севера»), в Хабаровске - «Тихоокеанская звезда». Сам он говорил: «Много путешествую, разглядываю жизнь такою, как она по-новому складывается». В редакционной анкете Аркадий писал: «Профессия - литератор, специальность - фельетонист». Печатался теперь почти каждый день. Не хватает терпения выстраивать темы в очередь. Иногда в одном номере шло сразу два, а то и три материала, которые он для разнообразия подписывал так: «Арк. Г.», или просто «А. Г.».

Только за два года журналистской работы им было опубликовано более 150 фельетонов, очерков, рассказов, повестей, стихотворений. В этот первый период литературного творчества было задумано и частью уже написано большинство тех художественных произведений, которые появились позже и стали широко известны.

Вслед за первой книгой «В дни поражений и побед» выходят его новые произведения: «Р. В. С»., «На графских развалинах», «Четвертый блиндаж», «Дальние страны», «Школа». Осенью 1932 года Аркадий из Хабаровска возвращается в Москву, где вскоре были напечатаны его рассказ «Пусть светит» и «Сказка о Мальчише-Кибальчише».

«Писать стал, наверно, потому, что в армии был еще мальчишкой, вот и захотелось рассказать новым мальчишкам и девчонкам, какая она была жизнь, как оно всё начиналось да продолжалось, потому что повидать я успел всё же немало», - говорил потом Гайдар.
^ III. ЛЮБИМЫХ ДЕТСКИХ КНИГ ТВОРЕЦ

«...Целый мир, увиденный одновременно глазами взрослого и глазами ребёнка».

С.Я. МАРШАК
Мужественный человек, настроенный лирически. Таким был Гайдар. И необыкновенное это сочетание крепкого мужества и солнечной ласки произвело в нашей детской литературе настоящий переворот. Его «лирические повести, в которых автор обращается не к любопытству, а к настроениям и чувствам читателя и воспитывает в нём мироощущение светлое, проникнутое поэтическим вкусом к жизни и любовью к людям». (Рагозин А. Лирика Гайдара // Дет. лит. - 1939. -№ 8. - С. 12).

В Государственном литературном музее в Москве хранится «амбарная книга». На первой её странице рукою Аркадия Петровича зачеркнуто название: «Хорошая жизнь» и написано новое - «Голубая чашка». Гайдар. 1935 г.»

Рассказ был задуман в Арзамасе зимой 1934 года. Писал он его и по возвращении в Москву, рукопись возил в Ленинград на совет к Маршаку. Маршак за многое его похвалил и, прежде всего, за то, что в рассказе для детей серьёзно обсуждаются проблемы семьи и заботы взрослых.

Рассказ начинается с маленькой семейной размолвки... Мама Маруся рассердилась из-за разбитой голубой чашки. А пала со Светланой обиделись за то, что она долго сидела в саду со своим гостем - полярным лётчиком, отправилась провожать его на вокзал, а поутру уехала в город. И ушли папа со Светланой «куда глаза глядят»...

Рассказ «Голубая чашка» вызвал многочисленные отклики в печати. Взрослые обсуждали, можно ли через книгу знакомить детей с семейными неполадками, можно ли в детскую книгу вводить мотив ревности. А дети говорили совсем другое:

«Мне нравится папа. Он похож на моего папу. Он играет со Светланой, как мой папа со мной. А Маруся похожа на мою маму. Она тоже всё запрещает».

«Если наша мама будет такая, мы то же уйдём».

«Мне больше нравится папа. Маруся была сердитая злюка».

Каждый читатель воспринимал рассказ по-своему, в зависимости от возраста, развития и жизненного опыта.

В жизни человека дни бывают разные. Одни совсем пустые, другие, напротив, до отказа заполненные событиями и впечатлениями. Прожив такой день, человек непременно становится духовно богаче. Из своего путешествия герои «Голубой чашки» возвратились повзрослевшими. Они поняли, что нельзя давать простор мелким чувствам, пустяковым обидам, которые навсегда могут поссорить людей, разрушить семью, детей лишить счастья.

В 1936 роду «Голубая чашка» впервые была напечатана на страницах журнала «Пионер». В короткий срок она стала произведением для всех: ею заслушивались и малыши, её читали школьники, ею восхищались взрослые.

В своих произведениях писатель часто размышлял вместе с героями о причинах неблагополучия в семье. Если в «Голубой чашке» Гайдар показал счастливую семью в конфликтной ситуации, то в «Чуке и Геке» мы видим счастливую семью в счастливых обстоятельствах, которые лишь ненадолго омрачаются шалостями мальчиков. В рассказе нет необыкновенных случаев и событий, но читается он как волшебная сказка, полная чудес.

«Жил человек в лесу, возле синих гор...» Как прочтёшь начало рассказа, так будто бы теплее на сердце. От того, что тебе предстоит узнать, как будут дальше развиваться события, как почти через всю страну два мальчика, Чук и Гек, едут вместе с мамой к папе в гости.

В письме к жене Гайдар писал: «Дорогой Дорик! Только что я начал работу. Рассказ я пишу небольшой, - злата и серебра он принесет нам с тобой немного, но зато он сам будет светлый, как жемчужина. Рассказ, первоначально озаглавленный как «Телеграмма», был опубликован почти одновременно в двух изданиях: в газете «Пионерская правда» за 1-10 января 1939 года и во 2-м номере журнала «Красная новь» того же года. В 1940 году Одесская киностудия экранизирует рассказ под названием «Зимняя сказка».

«Чук и Гек» Гайдара выдержал множество изданий. Литературный критик А. Ивич писал: «Пожалуй, ещё ни разу не подымался Гайдар до такого высокого мастерства, как в этом рассказе. Это мастерство уже на той ступени, когда оно не ощущается ».

«Горячий камень». Сказка увидела свет в журнале «Мурзилка», № 8-9 1941 года. Эту сказку Аркадий Гайдар написал за два месяца до своей гибели и как будто сказал всем своим читателям: «И у меня жизнь была хорошая, и ничего в ней не нужно менять». Волшебный камень из сказки мог подарить человеку вторую жизнь. Колхозный сторож, герой сказки, отказался от такого подарка, хотя был он стар и хром, кашлял и тяжело дышал. «Но жизнь свою прожил хорошо и не хочу начинать её сначала», - сказал старик.

Борис Емельянов, писатель и друг Аркадия Гайдара, вспоминал, что недалеко под Москвой есть заброшенные каменоломни. И вот однажды ребята из окрестных деревень встретили там человека, одетого в синие брюки, гимнастерку и хромовые сапоги, а через плечо -кожаная военная сумка. На ребят глядели веселые добрые голубые глаза. Это был А.П. Гайдар. Он вытащил из сумки тетрадку, на первой её странице нарисовал красноармейскую звездочку с расходящимися лучами, а на следующей странице написал крупными буквами: «О горячем камне» - три раза подчеркнул и обвёл рамкой. А через несколько дней он читал ребятам новую сказку. Обо всём этом Борису Емельянову рассказал Александр Васильевич Герасимов (бывший Сашка - один из встреченных Гайдаром мальчиков). Он же подарил Емельянову старую ручку и перо № 86, которыми была написана сказка.

Как последнее заветное слово писателя осталась его сказка о волшебном камне. «Горячий камень» - исповедь автора и напутствие всем оставшимся в живых:
«Он был солдатом и вожатым,

И каждая его строка

Осталась как завет ребятам».

^ С.Я. МАРШАК
«Ребята, на днях мы начинаем печатать большую новую повесть. Какую? Это вы скоро узнаете. Следите за газетой» - такое объявление увидели читатели «Пионерской правды» 26 октября 1938 года.

Свою новую повесть Гайдар задумал летом 1936 года в Толщине под Москвой. Он делился своим замыслом с Л. Кассилем, Б. Ивантером, Р. Фраерманом и др. Но работа на какое-то время была приостановлена, и закончил её писатель только в начале 1939 года.

Ещё в повести «На графских развалинах» Гайдар рассказывал о 13-летнем мальчишке, оставшемся без родителей. Но то были 20-е годы, Гражданская война... А «Судьба барабанщика» - это проблемы второй половины 30-х годов. В «Автобиографии» 1937 года Гайдар сообщил: «Сейчас заканчиваю повесть «Судьба барабанщика». Это книга не о войне, но о делах суровых и опасных не меньше, чем сама война».

«Судьба барабанщика» - это, прежде всего, предостережение юному поколению о том, к чему приводит незначительный, на первый взгляд, обман, небольшое отступление от моральных принципов, как легко катиться вниз и как важно уметь, когда надо, выстоять, чем бы это ни грозило. Судьба книги оказалась непростой. Вначале её не хотели издавать, книги Гайдара исчезли с полок библиотек, т.е. над писателем сгущались тучи. Сам Гайдар писал: «Проклятая «Судьба барабанщика» крепко по мне ударила».

Как бы мы ни относились к творчеству Гайдара, не стоит забывать, что это конец 30-х годов, и неправомерно судить писателя той эпохи с позиций сегодняшнего дня. Мы сейчас

«знаем» об эпохе 30-х годов больше, чем знали те, кто их пережил.

Ещё в 1929 году, предвидя грядущие события, в своём очерке в газете «Волна» Гайдар писал: «Тот год, и день, и час, когда напряжённую тишину тысячевёрстной нашей западной границы разорвут первые залпы вражеских батарей, не отмечен ещё чёрной каёмкой ни в одном из календарей земного шара. Но год этот будет, день возникнет и час придёт». В дневниках и письмах Гайдара все отчётливее звучала тревога: «Тревожно на свете и добром дело, видать, не кончится».

«На земле война. Огонь слепит глаза, дым лезет в горло, и хладный червь точит на людей зубы ».

Гайдар думал, что в будущей войне, которая скоро начнётся, детям всё же не придётся воевать. Для этого есть взрослые. Есть армия. Но ребята, он точно знал, не захотят сидеть без дела. И это дело им нужно дать. Мысль о книге, которая должна была научить такому делу, не давала ему покоя. 14 июня 1940 года Гайдар пишет в своём дневнике: «Сегодня начал «Дункан», повесть. Война гремит на земле...»

В новой рукописи, она поначалу называлась «Дункан и его команда», главным героем стал мальчишка по фамилии Дункан. Вообще-то звали его Володя. Но в повести все будут его звать по фамилии.

Известный критик Кирилл Андреев видел в первоначальном названии и «скрипучем штурвале», установленном на чердаке ребячьего штаба, живую связь детской команды Тимура с романтической повестью Жюля Верна о детях капитана Гранта. Как известно, яхта «Дункан» по первому тревожному сигналу отправилась на помощь попавшему в беду капитану Гранту.

Ещё не успев закончить эту повесть, Гайдар получил предложение написать на этот же сюжет сценарий одноимённого фильма. Приступив к работе над ним, он даёт герою другое имя и соответственно изменяет название - «Тимур и его команда».

Он писал о Тимуре, которого выдумал, и команде Тимура, какой на свете ещё не существовало. Правда, ему случалось собирать ребят, давать им разные поручения, но постоянной команды не знал ни одной. (См. К. Паустовский. Встречи с Гайдаром.) Зато надеялся: когда ребята книгу его прочтут - соберут такие же или даже лучше. А для этого дела поступки Тимура и его товарищей должны увлекать.

Поначалу окружающие принимают Тимура и его товарищей за хулиганов. Гайдар даже придумал для тимуровской команды песню: «Мы не шайка,

^ Мы не банда.

А без шума,

Не под гром,

Мы, весёлая команда,

Людям делаем добро!..»

Тимур и его товарищи станут тайно опекать семьи красноармейцев, будут воевать с квакинцами и придут на помощь тем, кто будет в их помощи нуждаться.

Сделав киносценарий, писатель возвращается к повести и завершает её 27 августа 1940 года. А уже с 5 сентября по 8 октября произведение печатается в «Пионерской правде».

В новой повести Гайдара удалось соединить самую смелую мечту и действительность, романтику и повседневность, идеалы детей и взрослых. Эта книга была так увлекательна, что игра в Тимура захватила не десятки, не сотни, а десятки тысяч подростков во всей стране. Впоследствии Аркадию Петровичу удалось и в жизни встретиться с тимуровцами. Это случилось в Киеве в августе 1941 года. «Киевский Тимур» - Норик Гарцуненко, вспоминая об этом, записал в дневнике: «5 августа. Большая радость. Вся команда взволнована. На линейку пришёл писатель Аркадий Гайдар. Он только что вернулся с фронта. У него есть трофейный немецкий автомат. Как я ему завидую!»

В декабре 1940 года Гайдар закончил сценарий фильма «Комендант снежной крепости». «Это вторая (самостоятельная) серия Тимура и его команды».

Сразу же после публикации «Коменданта» в первом номере журнала «Пионер» за 1941 год писатель задумывает третью часть тимуровского сериала - киносценарий «Клятва Тимура». 19 июля «Пионерская правда» начала его печатать, а через день писатель уезжал на Юго-Западный фронт.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconСатана ты моя, сатана, задумчиво молвил Артист, глядя в распахнутое...
Артисту было легко, освободив место между двумя зубами – там, где по идее положено быть третьему. Эх, сатана ты моя, сатана, повторил...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconКлассный час на тему Моя семья
Каждому из нас необходимо такое место, где не надо притворяться, где тебя не обманут, где тебе спокойно и хорошо, где можно отдохнуть...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconЧтобы взять пшеницу с нивы и кровавое, пьянящее вино, Вы входили...
С ранних лет у Лизы Пиленко проявлялась тяга к родной анапской земле, где прошло ее детство, пришло первое осознание себя, проявились...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconАлександр Кибальник Мы из шахтерского детства Литературный сценарий Часть первая
Белоруссия в огне. Разбитые советские части отступали в глубь страны под натиском врага. Все перепуталось – не поймешь где свои,...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconКак вы понимаете смысл этих слов?
Что мы зовем «Малой Родиной»? (то место где родился, где живет, где все ему кажется особенным и родным, где живут ваши друзья, где...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconСквозь весь огонь
Ция фильма «Символ победы – святое знамя», созданный в честь памяти Симак Александры Ефимовны ( ветерана Великой Отечественной войны,...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconНе время для драконов
Есть такие, где снег цвета крови, а сама кровь, напротив, белее белого. Есть миры, где замки еще не уступили место громадам серых...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconГде ты, где ты, дед мороз?
Где ты, где ты, дед мороз? Утренник для детей младшей группы подготовка к утреннику

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconРассказ в рассказе
Они сейчас в том же возрасте, что и дети, выжившие в Ленинграде в страшном 1942 г. Мы хотим отправить весточку сквозь время тем,...

I. обыкновенная биография в необыкновенное время сквозь горе, разлуку, сквозь дым и огонь прошла моя ранняя юность. Где мы наступали, где отступали iconКороткое знакомство
Данный маршрут для тех, кто желает в короткий период осмотреть основные достопримечательности этой удивительной страны, где время...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница