Яан круусвалл желтоглазая ночь




НазваниеЯан круусвалл желтоглазая ночь
страница1/4
Дата публикации27.01.2014
Размер0.69 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4

Контакты: EESTI TEATRI AGENTUUR


Vaike-Karja 12, 10140 Tallinn Eesti

T. +372 628 2342

heidi@teater.ee

Heidi AADMA

ЯАН КРУУСВАЛЛ




ЖЕЛТОГЛАЗАЯ НОЧЬ




Картинки из жизни в двух действиях




Перевел с эстонского Маиа Соорм

Действующие лица:


ГЕРХАРД

ЛЕОНТИЙНЕ

УУДУ

РОЗА

MAТИЛЬДЕ


2007

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
1. картина
Комната в деревенском доме. Старомодная обстановка. На кровати за занавеской спит в одном углу Ууду, великорослый парнишка лет 14-15; в другом, за грубой блеклой занавеской лежит бабушка Роза, она болеет.

В комнате стоит накрытый испачканной клеенкой стол, несколько развалившихся стульев, лавочка с ведром – ковшом и тазом, на стене потускневшее, с недостающими осколками зеркало, между немытой посуды на столе тикает медленно несчастный будильник. Еще на столе разбросана груда газет и прочих бумаг. На полу валяется всякого рода обувь, обноски, стоят ведра и кадки. Перед единственным узиньким окном комнаты висят рваные серые занавески, на подоконнике горшок с засохшим цветком.

^ Дребезжит будильник.
РОЗА: Шесть часов! Ууду! Внучек! Вставай! Пора тебе на пастбище! (Поскольку тот, кого она зовет, не двигается, ковыляет к кровати парнишки, теребит его.) Ну! Вставай же ты, чертенок! Вставай! Солнце уже высоко, пора скот выгонять! Ууду! Проснись!

УУДУ: Ты чего...!

РОЗA: Собирайся на пастбище!

УУДУ: Иди сама, коли больно надо...

РОЗА: Вставай же ты, вставай...

УУДУ: Не встану!

РОЗA: Живо на пастбище! Коровы голодные... (Отходит от постели парня.)

УУДУ: Тебе надо, ты и иди...

РОЗA: Kак ты с бабушкой разговариваешь! Вставай. А то палку возьму!

УУДУ: Бери! Вот тебе! (Запускает в бабушку старый башмак, который из-под кровати достал.) Вот тебе плата за твои угрозы...

РОЗA: Oй-oй-oй!

УУДУ (смеется): Что, получила теперь!

РОЗA: Oй-oй-oй!

УУДУ (запускает в бабушку второй башмак): Вот, старая, спать не дает!

РОЗA: Aй-aй-aй! Как раз по больному месту. Какой же ты негодник! Kакой не хороший!

УУДУ: Сама не хорошая!

РОЗA (снова в постель забираясь): Как раз по больному месту. Aй-aй-aй!

УУДУ: Так нечего мешать, когда человек спит!

РОЗA: Ты же не спишь уже. Ступай на пастбище!

УУДУ: Да сплю я. Крепко сплю. (Храпит.)

РОЗA: Ну и жизнь! Знала бы, что так всё пойдет... Хоть бы смерть скорее забрала... Ууду! Вырос ты так, что мне с тобой уже не справиться...

УУДУ: Куда тебе до меня... (Запускает в бабушку старыми кедами, в бабушку не попадает.)

РОЗA: Да уж...

UUDU: Куда тебе... A пастушка-то накормишь.

РОЗA: Kто же в такую рань кушает. Пастух глотнет кружку холодной водицы, засунет горбушку в карман и айда... По-полудню, когда скот домой пригонишь, вот тогда и изволь отведать всякую вкуснятину...

УУДУ: Пойду, скотину в болото загоню, пусть они там все и потонут...

РОЗA: И чего ты этим добешься?

УУДУ: Тогда я буду свободен.

РОЗA: И что ты со свободой будешь делать?

УУДУ: Ну, вечером пойду в клуб кино смотреть! Может "Тарзана" покажут!

РОЗА: A днем что...?

УУДУ: Тебе, старухе, какое до этого дело!

РОЗA: Господи! Помилуй! Всех нас! (Слышится храп Ууду.) Кажется опять задрых! Ну и балбес! Ууду! Ну и балбес! Ууду! Да он и впрямь уснул. Мода у него такая. Скоро уже пол-седьмого! Сама бы пошла скот пасти, да ноги не донесут. Спина ломит. Ревматизм. Aстма! Всё кругом болит. Глаза. Уши! Горло. И нос! Пальцы гнуться перестали. Ноги словно колоды опухли. Господи! Когда же закончится жизнь-то эта скверная! Когда ж наступит для меня покой... Может и мне самой подремать немного. Голова что-то тяжелая, давление высокое... (Тоже засыпает, слышится храпение.)

Скоро входит Леонтийне – усталая, выше средних лет невзрачная женщина. Может она и не такая уж невзрачная, но она перестала следить за своей внешностью. Леонтийне дочь Розы и мать Ууду. На ней простенький халатик, безвкусная косынка, под ней прямые волосы.

ЛЕОНТИЙНЕ: Что за черт! (Подходит к постели Ууду, стягивает с него одеяло, бросает в изножье, другой рукой пихает парня, пытаясь его разбудить.) Время уж сколько, а ты, проказник, всё дрыхнешь! Живо надень штаны и дуй на пастбище!

УУДУ(вывернув из хватки матери снова сворачивается калачиком): Мама! Я еще чуток полежу, пять минут только.

ЛЕОНТИЙНE: Я тебе покажу! Я тебе полежу! (Черпает из ведра ковшиком и выхлестнет воду ему на туловище.) Лентяй паршивый! (Парень вскакивает на пол, начинает испуганно одеваться.) Я уже с пол-четвертого на ногах, своих коров подоила, бегом в колхозный хлев, и там их пятнадцать штук подоила, стойло им вычистила ... а тут что! Да тут – ни гугу, тут только дрыхнут. Готов завтрак, чтоб поесть можно было! Нет! А мне передохнуть некогда, мне сейчас на сенокос бежать! Кто обо мне позаботится! Kто меня пожалеет! Мать! (Будит и Розу.) Мать! Тоже что ли спишь!? (Ууду выпивает ковшик холодной воды, хватает со стола горбушку, откусывает и прячет в карман, тихонько выходит.) Мать! Что, мне и тебя тоже холодной водой разбудить! (Роза просыпается, приподнимается сесть.) Мать! Ты почему парнишку на пастбище не отправила. Восьмой час уже, так же коровы не наедятся. На что жить будем, если скотина голодает: корова молока не даст, овцы без шерсти оставят! Пол-дня валяются в постели, лежебоки. Как тут закромам от богастсва ломиться!?

РОЗA: В наши закрома богатству дороги нет и не будет!

ЛЕОНТИЙНE: И то верно! Даже на похороны денег нет. Случись что... (Плачет.)

РОЗA: Много ли на похороны – то нужно. Овцу берем свою; достанем по хорошему знакомству и домашнего приготовления водочку – она дешевая, почти задаром. Ну, не плачь, доченька! Нет у меня больше таких сил, чтобы справляться с Ууду. Будить я его будила... a он в меня сапогом. Как раз в больное бедро угодил. Уставать начинаю.

ЛЕОНТИЙНЕ: Думала, помошник растет ... а тут вот... получается... сплошной хулиган!

РОЗА: Вот и я об этом.

ЛЕОНТИЙНЕ: Да и ты, мать, уж совсем мне помогать не хочешь.

РОЗA: Хочу я. Очень даже хочу. Ты даже не представляешь, как я этого хочу. Только нынче утром больно хорошо спалось, да и чувствую я себя теперь намного лучше, голова такая ясная стала! Только уставать я начинаю.

УУДУ (Вбегает крича): Старик один к нам идет! Смотрите! (Подходит к окну, к окну собираются и женщины) Старик какой-то!

ЛЕОНТИЙНЕ: Это какой-то чужой мужчина.

РОЗA: На велосипеде! Такого я не знаю!

ЛЕОНТИЙНЕ: Нет, не из наших он краев.

РОЗA: Ворота открыть не может, совсем развалились.

УУДУ: На одной только петельке и держатся.

ЛЕОНТИЙНЕ (к Ууду): Сейчас же ступай на пастбище! Да что ж это такое!

УУДУ: Иду я, иду! Я же только сказать вам пришел. Ходят тут всякие. Чтоб вы на чеку были! (Выходит неохотно.)

РОЗA: Глянь ты, ворота с петелек все ж таки сорвались!

ЛЕОНТИЙНЕ: Стыд-то какой!

РОЗA: А что поделаешь! Взяла бы сама молоток в руки, если бы здоровье позволяло! Но, мне уже и двор перейти трудно... (Отходит от окна, садится на кровать.)

ЛЕОНТИЙНE: Не хватает мне времени на всё тут!

РОЗA: Знать бы, кто такой. Может инспектор какой налоговый.

ЛЕОНТИЙНE: Может быть! Или землемер какой-нибудь! (Тоже отходит от окна, задернув оконные занавески.)

РОЗА: Или агент страховой... Аж на велосипеде...

ЛЕОНТИЙНЕ: Деловые пешком не ходят.

^ В дверь стучат.

ЛЕОНТИЙНЕ: Да-да!

ВходитГерхард. Не такой уж он и старый – может где-то лет под 50–60. Невысокого роста худой мужчина.

ГЕРХАРД: Здрасьте-вам-здрасьте!

ЛЕОНТИЙНE: Здравствуй!

РОЗА: Здравствуй, и гостью, здравствуй!

ГЕРХАРД: Вот ворота ваши поломал – коли молоток и гвозди дадите, пойду сейчас же и подправлю......

ЛЕОНТИЙНE: Не знаю я, где у нас эти молотки да гвозди...

РОЗA: Кажись в сарае найдется... еще со старых времен остались...

ГЕРХАРД: Если позволите, то...

ЛЕОНТИЙНЕ: Успеется потом... Что же вы будете себя утруждать. Небось, вы по делу...?

ГЕРХАРД: Может предложите присесть...

ЛЕОНТИЙНE (быстро почистив один из неисправных стульев): Из далёка ли?

РОЗA: На велосипеде. Каково – педали крутить... Дороги наши размягшие...

ГЕРХАРД (садится; заметив, что стул совсем расшатался, вправляет концы в цапфы): Из далека конечно. Потом... если клей найдется, починим и это сиденье тоже.

РОЗA: Уж вы почините, да, а то ведь некому тут...

ЛЕОНТИЙНE: Aх! Помолчи!

ГЕРХАРД: Из далека, конечно...

РОЗA: Может вы при должности каком? По виду, правда, не скажешь...

ГЕРХАРД: Доводилось быть и при должности, хотя сейчас я совсем без всякой должности. Хорошее у вас тут местечко. Особенно мне нравится эта старая осина у вас тут за домом. И к озеру ведет дорога...

РОЗА: А семья у гостья тоже имеется?

ГЕРХАРД: Что же вы сразу про такое спрашиваете...

РОЗA: Ведь, спросить-то можно.

GERHARD: Можно-то оно можно. Да разговор больно длинный. И семья была, и в женатых походил. Проголодался, однако, в дороге. Может...

РОЗA: Леонтийне, сообрази чего-нибудь на стол!

ЛЕОНТИЙНЕ: Да... (Начинает хлопотать.)

РОЗA: Это дочь моя. Знакомьтесь! Леонтийне.

ГЕРХАРД: Приятно познакомиться! Герхард! (Леонтийне и Герхард пожимают друг другу руки.)

РОЗA: Меня зовут Розалия! Мне уже семьдесят. Я мама Леонтины.

ГЕРХАРД: Да-да! Герхард! (Также пожимают друг другу руки.)

РОЗА: В рукопожатии чувствуется сила. Пожалуй бумаг вы не мараете и налогов никаких тоже не собираете. Ручища мазолистая, рабочие руки!

ГЕРХАРД: Верно, что не бумагомаратель. Да я, ведь, ни писать ни читать толком не умею...

РОЗA: Ну-ну!

ГЕРХАРД: Нет, уметь, я конечно, умею, только на это времени не хватает ... Пока вы тут будете стряпать, пойду-ка я, ворота подправлю. Ну, а потом уж и поедим. Да может и выпьем по-маленькой – у меня бутылочка с собой. (Показывает бутылку с красным содержимым.)

РОЗA: Ишь-ты! Прямь магазинное!

ГЕРХАРД: Mне эта, сивуха, как-то не по нутру! Больно она горькая, да крепкая...

РОЗA: Верно-верно! Не стоит, да! И после еще – голова от нее разламывается.

Ты глянь-ка, там на крючочке у двери, ключи от сарая висят – пойди открой дверь, там и найдешь все нужные инструменты, вот и ступай-ка, подправь ворота!

ЛЕОНТИЙНE: Kак же ты, мама, доверила чужому человеку ключ от сарая! Кто знает, что он вообще за человек, какие у него мысли в голове...

РОЗA: Никакой он не чужой. Сразу видать – свой он человек... (к Герхарду) Иди, ступай!

^ Герхард выходит.

ЛЕОНТИЙНЕ: Что же ты, мама, прямо сходу так. С чужим начинаешь разговоры разводить, а не боишься, что...

РОЗA: Да уж помолчи ты, и давай быстрее! Режь мясо на сковородку и яиц, давай, тоже кокни туда же...

ЛЕОНТИЙНЕ: Это ж последний кусок, что в рассоле...?

РОЗA: Да-да! Его, родимого! Для доброго человека ничего не жалко. Да свари кофейку дорогого – чтоб пахло на весь дом! И масло и сливки – всё на стол давай! И пожарь вчерашнюю вареную картошу... Я помогу в комнате прибрать! (Леонтийне уходит, вероятно на кухню, Роза убирает комнату, припрячет или уносит в соседнюю комнату все лишнее, вытирает стол и тд., между делом зовет) Леонтийне!

ЛЕОНТИЙНЕ (появляется на минутку): Чего тебе?

РОЗA: Накинь на себя что-нибудь чистенькое! (Леонтийне уходит, Роза вытирает еще пол и протрет его мокрой тряпкой; затем начинает накрывать на стол.)

ЛЕОНТИЙНЕ (появляется, на руке висит сменная одежда): Не знаю, стоит ли!

РОЗA: Чего еще!

ЛЕОНТИНE: Mне, как бы, на сенокос еще надо.

РОЗA: Дура ты! Дочка! Неужели не понимаешь...

ЛЕОНТИЙНE: Чего...

РОЗA: Kакая же ты, все-таки, рохля! Может он свататься пришел...!

ЛЕОНТИЙНE: Что!? K кому! К тебе?

РОЗA: Может и ко мне, да, вот. Ну, ладно, на кой мне – старухе. Mое время прошло. К тебе!

ЛЕОНТИЙНE: Какое еще сватовство! Чертов... Это в самую-то горячую пору сенокоса, когда дорога каждая минута... Какой-то старый чужой мужик.

РОЗA: И ничего он не старый. Может совсем чуток за пятьдесят.

ЛЕОНТИЙНE: Да не нужен мне никто! Я и слышать об этом не хочу! Больно мне надо!

РОЗA: Хотя я тоже не очень уверена, но ты погляди, как он сразу за дело-то ухватился: это он починит, то отремонтирует. Такого мужика уважать надо. Сама ведь, уже десять лет, как в довах ходишь.

ЛЕОНТИЙНE: Да хоть и все двадцать! Кто его знает, какими путями он ходит, случайный прохожий. Дети-жены, кто ж его знает, где они у него, и чтобы я, с таким вот... (Уходит.)

РОЗA (продолжает убираться): Ишь, какая теперь бойкая, а то ведь – в присутствии мужика – будто в рот воды набрала, всё молчком, да с опущенными глазками. Не может это так больше продолжаться. Понравиться тебе надо...!

ЛЕОНТИЙНE (в дверях): Ничего мне не надо! Слава богу, и так хорошо живется! Вон и парнишка растет, и всё!

Герхард входит в комнату.

РОЗA: Ну и как там, ворота в порядке! Какой же вы, однако, молодец! Сейчас Леонтийне закуску на стол поставит и тогда мы бутылочку тоже откупорим, испробуем!

^ Леонтийне несет еду на стол.

ГЕРХАРД: Нет, что ж нам бутылку сейчас открывать. Оставим на потом! Я тут прикинул – придется весь забор новый поставить. Почти ни одной целой доски не осталось. Ни тебе курицу, ни скотину не удержит. Цветочка, и то, нельзя во дворе посадить, куры всё напрочь разгребут. Мне бы руки помыть...

РОЗA: Конечно, конечно. Идите, я вам полью! (к Леонтийнe) Принеси чистое полотенце, живо!

ГЕРХАРД: Тут у вас хороший чернозем, и влаги не слишком много – яблони и смородина хорошо бы росли...

РОЗA: Раньше всё у нас тут было... но...

ГЕРХАРД: За ними уход нужен. Деревья и кусты словно люди – хотят, чтобы за ними ухаживали. Спасибо! Вот и руки опять чистые.

РОЗA: Деревьям, точно как и людям, хозяин нужен.

ГЕРХАРД: Вот именно!

ЛЕОНТИЙНЕ: Пошли теперь кушать...

ГЕРХАРД: Да-да! (Хватает с тарелки кусок яичницы и мясо, перекладывает на свой кусок хлеба, ест стоя.)

РОЗA: Да сядьте же вы! (Леонтийне ест уже сидя.)

ГЕРХАРД: Времени мало.

Я тут смотрел – под навесом амбара косы висят, все в негодности, черепки шатаются, не наточенные – уж такими сено не покосишь! A ведь сейчас самый сенокос. Так же и – грабли, смотрю я, все сломанные, половины зубцов не достает. У вас тут сирень растет, сниму одну, сирень дерево хорошее, крепкое, вот и сделаю из нее новые бороны, которые не ломаются.

ЛЕОНТИЙНЕ: Какого лешего вы вообще тут распоряжаетесь на чужом дворе... у себя дома можете вытворять, всё что вздумается, а тут... пока что... я командую!

РОЗA: Попридержи язык, Леонтийне! (Герхарду) Да вы присядьте. А то ноги устают. Мы бутылочку откроем и...

^ ГЕРХАРД (к Леонтийне): Плохо командуете, сдается мне...

РОЗA: Тут и командовать некого, мужика в доме нет.

ГЕРХАРД: Это даже издалека видно. Дым через крышу во-всю лезет. Труба развалилась.

ЛЕОНТИЙНЕ: По этому дыму и нашли наш дом?

ГЕРХАРД: По нему самому... С издали уже видать.

ЛЕОНТИЙНЕ: Есть же у людей время шастать по миру в такую горячую пору.

ГЕРХАРД: Бездомному спешить домой не к спеху. Его нигде никто не ждет. Еще ни одна собака его по-дружески не обнюхала.

ЛЕОНТИЙНЕ: И долго вы так, бездомным, по миру шляетесь...

ГЕРХАРД: А я не шляюсь. Шляться – это тут, не совсем верное слово, уважаемая Леонтийне! Это следовало бы как-то иначе называть...

РОЗA (к Леонтийне): Уж помолчала бы, – коли... говорить... не умеешь!! Что он тебе плохого сделал, что ты на него так лаешь... Kак вам нравится наша еда?

ГЕРХАРД: Ничего. Хотя, могла быть и получше... В летнее время хотелось бы, конечно, и чего-нибудь свеженького – лучку зеленого или редисочку...

ЛЕОНТИЙНЕ: Весной посадила – куры всё разгребли.

ГЕРХАРД: Так я и думал. Kурица такого рода тварь, которую удержит только добротный забор. Вот его я и поставлю. Начну сегодня же вечером! У вас тут кругом лес – стругану пару досок, от этого леса еще не убудет, да и колхоз тоже не обеднеет.

ЛЕОНТИЙНE: Не надо, не надо!

РОЗA: А ты помолчи! Очень даже – надо!

ЛЕОНТИЙНЕ: По мне, так пусть тут всё разваливается. Жизнь все-равно кончена. Пусть себе скотина и птица по двору бегает – какое мне, вообще, дело... Парень вырастит, может что и сорганизует.

РОЗA: На парня ты не больно-то надейся, он не будет!

ГЕРХАРД: Не спорьте. Ну, пошли!

ЛЕОНТИЙНЕ: Kуда!

ГЕРХАРД: На сенокос!

ЛЕОНТИЙНE: Так разве вы тоже собираетесь?

ГЕРХАРД: Да! Покажите, где ваши луга.

ЛЕОНТИЙНE: Да не пойду я с вами!

РOЗA: Иди, иди, Леонтийне!

ЛЕОНТИЙНЕ: Kосить вы, хоть, умеете?

ГЕРХАРД: Умею, конечно. Могу косилкой, могу и косой вручную – как того обстоятельства потребуют...

ЛЕОНТИЙНЕ: Господи! Я бы в жизни не стала вот так, за здорова живешь, чужим людям помогать на сенокосе! Сколько вы хотите за час?

ГЕРХАРД: Что?

РОЗA: Дочка спрашивает, сколько она вам платить должна. A я так думаю, что ни копеечки не надо.

ЛЕОНТИЙНE: Как же без денег...

РОЗA: Да и много ли у нас этих денег-то. Koлхоз, он же зарплату в деньгах не признает, вот и получаем в натуре – так, щепотку зерна иногда...

ГЕРХАРД: Mне деньги не нужны, этого добра у самого хватает – вон, только что велосипед купил... Несколько месяцев работал на постройке моста, а теперь мост готов... И смотрите, недавно купил себе еще... часы карманные. (Показывает.)

ЛЕОНТИЙНE: Oхoo!

ГЕРХАРД: Просто, мне охота работать! И давайте на счет ночлега сразу же договоримся. У меня тут на хуторе...

ЛЕОНТИЙНE: Это не хутор!

ГЕРХАРД: ... работы хватит до самого темна, так что, на ночь глядя, уже дальше ехать не стоит – передохну где-нибудь на чердаке.

ЛЕОНТИЙНE: Нет!

РОЗA: Будет! Будет вам ночлег! Постелим вам в комнате, на дворе прохладно. В задней комнате места хватит, перина тоже найдется...

ЛЕОНТИЙНE (вскрикивая): Мама!

ГЕРХАРД: Перина, oго-гоо! Она кости мои размягчит. Для меня и полати сойдут. Не больно я требовательный, к малому приучен. Так что – айда!

РОЗА: Идите, идите! Уж я вам дома обед приготовлю.
^ Леонтийне и Герхард уходят. Роза наблюдает за ними в окно, всплеснув руками, садится потом на свою кровать и погружается в раздумье ее лицо выражает то грусть, то радость.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconИндивидуальная программа ханой (1 ночь) залив Халонг (1 ночь) Хуэ...
Ханой (1 ночь) – залив Халонг (1 ночь) Хуэ (1 ночь) – Хойан (1 ночь)- отдых в Фантьете

Яан круусвалл желтоглазая ночь icon«маёвка» 18-19 мая Акция Европейская ночь музеев
Присоединяйтесь к акции "европейская ночь музеев 2013" в Симбирском Квартале. В ночь с 18 на 19 мая Музей-заповедник "Родина В. И....

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconКакие сказки читать ребенку на ночь?
Сказка на ночь это своего рода пожелание спокойной ночи. Только не короткое или небрежное, а длинное и обстоятельное, пропитанное...

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconБиография; Житие
...

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconДве повести о малыше и Карлсоне, который живёт на крыше
Н. В. Гоголь «Заколдованной место», «Майская ночь, или Утопленница», «Ночь перед Рождеством» (прогр)

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconИрина Золотых, Кохтла-Ярве, Славянская гимназия Самое драгоценное сокровище
«Была чудная ночь, такая ночь, которая разве только и может быть тогда, когда мы молоды…»

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconСказка тематическое занятие для детей
Я не случайно вспомнила про Новый год. В новогоднюю ночь происходят самые удивительные чудеса, и эта ночь поможет нам попасть в звездную...

Яан круусвалл желтоглазая ночь icon6 класс (образовательная система «Школа 2100»)
Жуковский Василий. Светлана Гёте И. В. Лесной царь Гоголь Н. В. Ночь перед рождеством Пушкин А. С. Бесы Чехов А. П. Страшная ночь...

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconЕсли душа родилась крылатой
Когда я вижу эту энергичную женщину с лучистой улыбкой, мне кажется, что она всегда в движении и на ходу повторяет в такт: «Душа...

Яан круусвалл желтоглазая ночь iconПоложение о III международном детском литературном конкурсе «Сказка в новогоднюю ночь»
Конкурс «Сказка в новогоднюю ночь» — это интернет-конкурс литературных творческих работ, авторами которых являются дети в возрасте...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница