Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко]




НазваниеОформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко]
страница1/15
Дата публикации16.05.2014
Размер2.43 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Ирвин Ялом
Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти



Irvin D. YALOM

Staring at the Sun. Overcoming the Terror of Death

Перевод с английского Анны Петренко

Оформление П. Петрова

Ялом И.

Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер. с англ. А. Петренко]. — М.: Эксмо, 2009. - 352 с.

ISBN 978-5-699-27S31-1

Эта книга — новый бестселлер известного американского психотерапевта и писателя Ирвина Ялома. Тема, поднятая в этой книге, остра и болезненна, она редко выносится на открытое об­суждение. Но страх смерти в той или иной форме есть у всех лю­дей, просто обычно мы стараемся выкинуть мысли о конечности нашей жизни из головы, не думать, не помнить об этом.

Теперь у вас в руках очень действенный инструмент борьбы со страхом смерти. Эта книга учит понять и принять условия челове­ческого существования и сполна наслаждаться каждой минутой жизни. При всей серьезности темы книга захватывает и увлекает благодаря мастерству великолепного рассказчика — доктора Ир­вина Ялома.

УДК 159.9 ББК 88.4

© Irvin D. Yalom, 2008

© OOO «Издательство «Эксмо», 2009

Посвящается моим наставникам

Джону Уайтгорну, Джерому Франку,

Давиду Гамбургу и Ролло Мэю.

Через меня они наставляют

и моих читателей

Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.

Франсуа де Ларошфуко, максима 26

^ ПРЕДИСЛОВИЕ И БЛАГОДАРНОСТИ

Хотя на протяжении тысячелетий все мыслящие пи­сатели обращались к теме смертности человека, все же эта книга — не просто собрание чьих-то мыслей о смер­ти, и не может им быть.

Совсем наоборот, это глубоко личное произведение, уходящее корнями в мою собственную конфронтацию со смертью. Как и любой человек, я тоже испытываю страх смерти: от этой темной тени не избавиться ни од­ному из живущих. На этих страницах я делюсь с вами способами преодоления страха смерти — по опыту па­циентов и своему собственному, — а также мыслями писателей и философов, которые повлияли на мое миро­воззрение и мою работу в качестве психотерапевта.

Я благодарен всем тем людям, которые помогли поя­виться на свет этой книге. Мой литературный агент Сэнди Дижкстра и мой издатель Алан Ринцлер помогли при­дать книге форму, сохранив ее содержание. Множество друзей и коллег прочли отрывки рукописи и поделились своими соображениями. Это Давид Шпигель, Герберт Котц, Джин Роуз, Рутэллен Джосселсон, Рэнди Вайнгар-тен, Нейл Браст, Рик Ван Ринен, Элис Ван Гартен, Роджер Уолш. Филипп Марчал познакомил меня с максимой Ла­рошфуко, которую я сделал эпиграфом. Также я благо­дарен своим друзьям Ван Харвею, Роджеру Сокелю и Дагфину Фоллесдалу, которые долгое время были мои­ми учителями в области истории человеческой мысли. Феб Хосс и Мишель Джоунс замечательно отредактиро­вали книгу. Все четверо моих детей — Ив, Рейд, Виктор и Бен давали мне поистине бесценные советы, а моя же­на Мэрилин, как обычно, заставляла меня писать лучше. Но больше всего я обязан самым главным своим учи­телям — пациентам. Я изменил их имена, но каждый из них узнает себя в этой книге. Они доверили мне свои са­мые глубинные страхи, разрешили использовать их ис­тории, помогли тщательно замаскировать черты реаль­ных личностей, прочли мою рукопись — кто часть, а кто целиком — и дали много полезных советов. И еще я бла­годарен им за то удовольствие, которое мне приносит следующая мысль: их опыт и знания, словно волны, дой­дут теперь идо моих читателей.
ГЛАВА 1
^ СМЕРТЕЛЬНАЯ РАНА
грудь моя исполнена скорбью.

Я смерти боюсь.

Поэма о Гильгамеше1

1 Перевод Н. Гумилева.

Самоосознание — это величайший дар, сокровище, равное самой жизни. Именно оно делает человека чело­веком. Однако цена его высока — это боль от понима­ния того, что мы смертны. Знание о том, что мы вырастем, расцветем и неизбежно увянем и умрем, — извечный спутник нашей жизни.

Осознание своей смертности преследовало челове­чество с самого зарождения истории. Четыре тысячеле­тия назад герой вавилонского эпоса Гильгамеш рассуж­дал о смерти своего друга Энкиду: «Друг возлюбленный мой грязи теперь подобен, /И не лягу ли я, как он, чтоб вовек не подняться? Грудь моя исполнена скорбью,/Я смерти боюсь».

Гильгамеш выразил мысль, знакомую каждому живу­щему. Как боялся смерти Гильгамеш, так боимся ее и мы: мужчины, женщины, дети — все и каждый. У одних этот страх существует неявно, в виде неясного общего беспо­койства, или маскируется под иную психологическую проблему. У других он проявляется открыто, а у некото­рых людей перерастает в настоящий ужас, способный уничтожить счастье и удовлетворение от жизни.

Испокон веков философы и мыслители пытались смягчить боль от осознания смертности и привнести в нашу жизнь гармонию и покой. За время своей психоте­рапевтической практики я встречал множество пациен­тов со страхом смерти и понял, что древняя, особенно греческая, мудрость и сегодня не потеряла своей значи­мости.

В своей работе я опираюсь в основном на труды не великих психологов и психиатров конца XIX — начала XX века (Пинель, Фрейд, Юнг, Павлов, Роршах и Скиннер), но древнегреческих философов, в особенности Эпикура. Чем больше я узнаю об этом великом афин­ском мыслителе, тем четче осознаю, что Эпикур был сво­его рода протоэкзистенциальным психотерапевтом. В этой книге я буду часто цитировать его мысли.

Эпикур родился в 341 году до н. э., вскоре после смерти Платона, и умер в 270 году до н. э. Большинство людей знают его имя благодаря слову «эпикуреец», обо­значающему человека, которой не мыслит своей жизни без утонченных чувственных удовольствий (в первую очередь вкусной еды и питья). Однако историческая ре­альность такова: Эпикур был не приверженцем чувст­венных удовольствий, но размышлял о достижении со­стояния безмятежности (атараксии).

Эпикур занимался «медицинской философией» и на­стаивал на том, что, как врач лечит тело, философ при­зван лечить душу. По его мнению, философия имеет лишь одну цель: облегчить человеческие страдания, корнем которых Эпикур считал вездесущий страх смер­ти. Пугающее видение неизбежной смерти, говорил Эпикур, смешивается с удовольствием от жизни и отрав­ляет все позитивные моменты. Для облегчения страха смерти он создал несколько действенных мыслительных техник, которые помогли мне преодолеть собственный страх смерти и которые я использую в своей психотера­певтической работе.

Мой личный опыт и медицинская практика показали мне, что страх смерти цикличен: он то возрастает, то ос­лабевает на протяжении жизни. Маленькие дети не­вольно выхватывают проявления человеческой смерт­ности из того, что их окружает, сухие листья, мертвые насекомые и животные, «исчезнувшие» дедушки и ба­бушки, горе родителей, нескончаемые ряды могильных камней. Дети наблюдают за всем этим, но, следуя приме­ру родителей, молчат о том, что видят. Если же они выражают свой страх открыто, родители заметно теряются, и, конечно, спешат успокоить их. Иногда взрослые стара­ются найти слова утешения, а иногда пытаются перевес­ти разговор в плоскость далекого будущего или начина­ют рассказывать истории о воскрешении, вечной жизни и воссоединении на небесах.

Страх смерти обычно не проявляет себя, пока чело­век не достигает пубертатного периода (эти же возрас­тные рамки обозначены Фрейдом как период латентной сексуальности). Когда человек достигает отрочества, страх смерти заявляет о себе в полный голос: подростки часто начинают беспокоиться, размышляя о смерти, не­которые даже подумывают о самоубийстве. Сегодня многие подростки противопоставляют этому страху свою виртуальную личность: в жестоких компьютерных играх они ощущают себя властителями смерти. Другие становятся дерзкими, глумятся над смертью, распевают высмеивающие ее песенки, смотрят фильмы ужасов. В раннем отрочестве я дважды в неделю ходил в киноте­атр неподалеку от отцовского магазина.

Вместе с друзь­ями я вопил от страха на сеансах «ужастиков» и снова и снова пялился в экран, на котором оживали ужасы Вто­рой мировой войны. Я помню, как вздрагивал от страха: что, если бы я родился не в 1931 году, а на четыре года раньше, как мой двоюродный брат Гарри, погибший во время Нормандской операции?

Некоторые подростки бросают вызов смерти, идя на безрассудный риск. Один из моих пациентов, страдаю­щий множеством фобий и глубоким страхом, что в лю­бой момент его жизнь может оборваться из-за какой-то ужасной случайности, рассказал мне, как в 16 лет он за­нялся парашютным спортом и совершил несколько де­сятков прыжков. Сейчас, оглядываясь назад, он считает, что это был его способ борьбы с навязчивым страхом бренности своего существования.

С годами подростковый страх смерти оттесняется двумя основными жизненными задачами молодых взрослых людей — построением карьеры и созданием семьи. Еще три десятилетия спустя, когда дети уходят из родительского дома и вдали показывается окончание трудовой деятельности, разражается кризис среднего возраста, и страх смерти обрушивается на нас с новой силой. Достигая вершины жизни, мы смотрим на тропу перед собой и понимаем, что теперь эта тропа ведет не наверх, а вниз, к закату и исчезновению. С этой минуты беспокойство о смерти уже никогда не покидает нас.

Жить, постоянно осознавая собственную смертность, нелегко. Это все равно что пытаться вглядываться в солнце — выдержать можно лишь до определенного момента. Жить, вечно цепенея от ужаса, невозможно, по­этому мы изобретаем способы смягчить страх смерти. Мы оставляем себя в будущем с помощью своих детей, становимся богатыми и знаменитыми, придумываем це­лые защитные ритуалы и придерживаемся нерушимой веры в чудесного спасителя.

Некоторые люди, в основном убежденные в собст­венной неуязвимости, действуют в жизни как герои, час­то не задумываясь о других людях и о собственной безо­пасности. Другие же пытаются преодолеть болезненное чувство одиночества перед лицом смерти, используя слияние — с любимым человеком, с общим делом, с тем или иным сообществом или даже с Богом. В конечном итоге именно страх смерти лежит в основе всех религий, и каждая из них по-своему стремится смягчить боль осознания конечности бытия. Понимание Бога сходно во всех культурах: Он не только избавляет от смертной тоски через понятие вечной жизни, но и смягчает про­чие экзистенциальные страхи, предлагая свод правил, обеспечивающих структуру и четкий план осмысленно­го существования.

Однако, несмотря на сверхнадежные, освященные веками способы защиты, человек никогда не может пол­ностью побороть страх смерти. Он всегда присутствует в нашем разуме, только порой прячется в его дальнем уголке. Возможно, как сказал Платон, мы не можем лгать глубокой части самих себя.

Если бы я был жителем древних Афин в 300-х годах до Рождества Христова (период, который часто называ­ют Золотым веком философии) и пережил бы приступ страха смерти или ночной кошмар, к кому бы я обратил­ся, чтобы очистить разум от паутины страха? Скорее все­го, я отправился бы на агору, рыночную площадь древ­них Афин, где располагались многие влиятельные фило­софские школы. Я прошел бы мимо Академии, основан­ной Платоном (в то время ее возглавлял его племянник Спевсипп), миновал бы Лицей Аристотеля — ученика Платона, из-за разности взглядов не ставшего его пре­емником. Я прошел бы и школы стоиков, и киников, не обратил бы внимания на бродячих философов, что ищут себе учеников. Наконец я достиг бы Сада Эпикура и там обрел бы долгожданную помощь.

Но куда сегодня могут обратиться люди, снедаемые неуправляемым страхом смерти? Кто-то ищет поддерж­ки у семьи и друзей, другие обращаются к религии, тре­тьи — к психотерапевтам. Однако кто-то может искать помощи в книге — такой, как эта. Я работал со многими людьми, страдающими страхом смерти. Думаю, что на­блюдения, размышления и способы воздействия, кото­рые я вынес из многолетней терапевтической практики, могут значительно помочь всем тем, кто боится смерти и не может самостоятельно справиться с этим страхом.

В главе 1 я хочу обратить внимание на то, что страх смерти является первопричиной проблем, которые на первый взгляд не имеют отношения к ощущению смерт­ности. У страха смерти длинные руки, часто его влияние остается скрытым. Тем не менее он может сковывать жизнь человека, никак не проявляясь или выражаясь в симптомах, которые будто бы не имеют ничего общего с ощущением смерти.

Фрейд считал, что многие психические патологии человека проистекают из подавления сексуальности. Я считаю, что этот взгляд слишком узок. За мою врачеб­ную практику я пришел к пониманию того, что человек может подавлять не только сексуальность, но и осозна­ние конечности своего существования.

В главе 2 я расскажу о том, каким образом распо­знать скрытый страх смерти. Многих людей мучают тре­воги, депрессии и другие симптомы, в основе которых лежит страх смерти. В этой главе, равно как и в следую­щих, я буду иллюстрировать свои взгляды случаями из врачебной практики, а также ситуациями из фильмов и книг.

В главе 3 я расскажу, что взгляд в лицо смерти необя­зательно вызывает отчаяние, стирающее всякий смысл жизни. Наоборот, такой взгляд может стать стимулом к более полному ощущению жизни. Основная идея этой главы заключается в следующем: физиологическая при­рода жизни уничтожает нас, идея же смерти дарует нам спасение.

Глава 4 посвящена развитию и объяснению идей фи­лософов, терапевтов, художников и писателей, предло­женных ими для преодоления страха смерти.

Однако, как будет показано в главе 5, для преодоле­ния страха смерти недостаточно одних идей. Самое дей­ственное лекарство от него — это синергетическое воз­действие всех идей и установление глубокого контак­та с другими людьми.Я предлагаю много практиче­ских приемов, которые помогут реализовать эти идеи в нашей повседневной жизни и установить контакты с людьми.

В основу этой книги были положены мои взгляды, ставшие результатом наблюдений за людьми, обращав­шимися ко мне за помощью. Однако, поскольку наблю­датель всегда так или иначе воздействует на наблюдае­мых, в главе б я расскажу и о наблюдателе — поделюсь собственным опытом отношений со смертью и моими взглядами на конечность нашего существования. Я тоже вступал в схватку с идеей смерти. Как профессионал, посвятивший свою карьеру преодолению этого страха, и как человек, родившийся в 1931 году, я намерен изло­жить свои мысли о страхе смерти максимально откро­венно и четко.

Глава 7 содержит рекомендации для психотерапев­тов, большая часть которых избегает напрямую работать со страхом смерти. Может быть, это связано с их нежела­нием признать собственный страх. Однако большую роль здесь играет тот факт, что в профильных учебных заведениях практически не обучают экзистенциальному подходу, и молодые психотерапевты часто говорят мне, что они никогда не пытались расспрашивать пациентов о страхе смерти,так как попросту не знали, что им делать с полученными ответами. Чтобы помочь пациентам, ко­торых терзает этот страх, психотерапевтам необходимы новые идеи и новый способ взаимодействия с пациента­ми. Однако, хотя эта глава адресована психотерапевтам, я практически не использую профессиональную лекси­ку и надеюсь, что мой слог будет понятен широкому кру­гу читателей.

Но зачем вообще, спросите вы, касаться этой непри­ятной, пугающей темы? Зачем вглядываться в солнце? Почему бы не последовать совету корифея американ­ской психиатрии Адольфа Майера, который еще сто лет назад предупреждал психиатров: «Не чешите там, где не чешется!» (1). Зачем сражаться с наиболее ужасной, темной и совершенно незыблемой стороной жизни? Действительно, в последние годы мы наблюдаем наше­ствие регулируемого медицинского обслуживания, кратковременной терапии, контроля симптомов и тех­ник изменения ментальных паттернов, что лишьукреп-ляет эту ограниченную точку зрения.

Однако вопрос о смерти все-таки «чешется»... И «че­шется» беспрерывно, не оставляя нас ни на миг; стучит­ся в дверь нашего существования, тихонько, едва улови­мо шелестя у самых границ сознательного и бессозна­тельного. Спрятанный, замаскированный, пробиваю­щийся наружу в виде разнообразных симптомов, именно страх смерти является источником многих бес­покойств, стрессов и конфликтов. (2)

Как человек, который в один прекрасный день ум­рет — и день этот уже недалек, — и как психотерапевт, посвятивший работе со страхом смерти не один десяток лет, я абсолютно убежден, что противостоять ему — не значит с отвращением открыть ящик Пандоры. Это озна­чает возможность заново войти в поток жизни, научив­шись воспринимать его полнее и с большим сострада­нием.

Эта книга — лучик надежды. Я верю, что она поможет вам взглянуть смерти в лицо и не только смягчить страх, но и сделать вашу жизнь богаче.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconИрвин Ялом Когда Ницше плакал «Ялом И. Когда Ницше плакал»: Эксмо...
Автор многочисленных бестселлеров Ирвин Ялом представляет вашему вниманию захватывающую смесь фактов и вымысла, драму о любви, судьбе...

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconИрвин Ялом. Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории
Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории / Пер с англ. Е. Филиной. — М.: Изд-во эксмо-пресс, 2002. — 288 с. (Серия “Искусство...

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconЯлом И. Я 51 Лжец на кушетке / Пер с англ. М. Будыниной
Я 51 Лжец на кушетке / Пер с англ. М. Будыниной. — М.: Изд-во Эксмо, 2004. — 480 с. — (Практическая психотерапия)

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconИрвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус...
Эти двое сталкиваются в психотерапевтической группе и за год меняются до неузнаваемости. Один учится умирать. Другой учится жить....

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconПирс М. П 33 Горький ветер: Роман/Пер с англ. О. Назаровой; Возвращение:...
Пирс М. П 33 Горький ветер: Роман/Пер с англ. О. Назаровой; Возвращение: Роман/Пер с англ. В. Юмашева, О. Юмашевой. — М.: Олма-пресс,...

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconСексуальная жизнь
Л65 Сексуальная жизнь в Древней Греции / Пер с англ. В. В. Федорина. М.: Крон-пресс, 1995. 400 с

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconБиблиографический указатель новых поступлений книг ппл (94 названия) январь 2013 год
Сахалин. Времена года [Текст] : фотоальбом / пер с рус на англ. А. Страхова; пер на англ. А. Страхова. Южно-Сахалинск : Художественный...

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconБир С. Мозг фирмы: Пер с англ
Бир С. Мозг фирмы: Пер с англ. М.: Радио и связь, 1993. — 416 с.: ил. Isbn 5-256-00426-3

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconБлаватская Е. П. Напутствие бессмертным. Пер с англ
Напутствие бессмертным. – Пер с англ. – М.: Сфера, 2004. – 480 с. – (Серия "Елена Блаватская – потомкам")

Оформление П. Петрова Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смер­ти / Ирвин Ялом; [пер с англ. А. Петренко] iconЕнеджмента
Д76 Энциклопедия менеджмента.: Пер с англ. М.: Издательский дом "Вильямс", 2004. 432 с.: ил. Парал тит англ



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница