Предисловие наука и религия




НазваниеПредисловие наука и религия
страница21/24
Дата публикации15.07.2013
Размер2.78 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24
1 известно под названием "проблемы видов".2

Свидетельством тому, что проблема видов продолжает мучить биологов, явился Первый Международный Симпозиум по биологии, состоявшийся в Токио в ноябре 1985 года. Первые же два доклада на этом симпозиуме (цитируем по Протоколам симпозиума), сделанные двумя авторитетными учеными, излагают прямо противоположные точки зрения.

Профессор Питер Рейвен, директор Ботанического сада штата Миссури, заявляет:

Следует отказаться от понятия биологического вида, как основной единицы, имеющей фундаментальное эволюционное значение... виды не соответствуют объективной действительности в природе... Эволюционные изыскания должны концентрироваться на популяциях, а не на видах... Многие общепринятые понятия в систематике и в эволюционной биологии до смешного слабо подкреплены фактами.3

Уолтер Бок, профессор Колумбийского Университета, утверждает прямо противоположное:

Вид - понятие вполне объективное... Виды и деление на виды играют очень важную роль в макроэволюционных изменениях... Взаимодействие между видами является основным источником направленного избирательного давления, ведущего к эволюционным изменениям.4

Стандартное определение вида, находимое в учебниках - группа животных, образующая популяцию, способную к воспроизводству.5

Иными словами, принадлежность двух разнополых особей к одному виду определяется по тому, производят ли они в природных условиях способное к размножению потомство. В лаборатории или в зоопарке удается искусственно скрещивать разные виды (например, львов с тиграми), но в природе это не происходит никогда.

К сожалению, этот стандартный критерий для определения вида оказался неверным. Как было доказано, на самом деле животные, принадлежащие к разным видам, и в природных условиях очень часто скрещиваются между собой, производя способное к размножению потомство. Как отмечает профессор Колледжа-Университета в Лондоне Джеймс Моллет,

Примерно четверть всех видов уток, фазанов и другой пернатой дичи скрещиваются между собой в природных условиях... Для рыб в коралловых рифах это соотношение составляет 20%... Голубые киты скрещиваются с финвалами... Четверть всех бабочек вида Heliconius производят гибриды в природных условиях.6

Моллет подчеркивает, что с тех пор, как была признана широко распространенная в природе гибридизация,

на все животное царство пришлось взглянуть совершенно по-новому... магистральное течение биологической науки долго игнорировало это генетическое просачивание, что привело к близорукому взгляду на процесс эволюции. 7

Случайны ли мутации?

Любое животное определяется своим набором генов, отрезков длинных, нитевидных молекул (ДНК), находящихся в каждой клетке каждого живого существа. У слонов - слоновьи гены, у тараканов - тараканьи, у кенгуру - кенгуриные. При половом размножении гены родителей копируются при передаче потомству. Иногда в биологическом процессе копирования генов возникает ошибка, так называемая генетическая мутация; рождаются потомки-мутанты.

Один из основополагающих принципов эволюционной биологии гласит, что мутации всегда случайны.8 Нет никакой направляющей силы, вызывающей мутацию с целью решения каких-либо проблем, стоящих перед организмом. Факт мутации никак не связан с тем, полезна она или вредна для организма. Все мутации суть результат чистой игры случая.

Случайные мутации и представляют собой то сырье, на котором работает естественный отбор. Вся эволюционная теория Дарвина построена на двух основных принципах: случайные мутации, создающие генетическое разнообразие внутри данной популяции живых существ, и следующий за ними неслучайный естественный отбор, "выделяющий" те отличные от прочих особи, которые наиболее приспособлены для выживания.

Таким образом, эволюция происходит как результат взаимодействия между случайными процессами (мутация) и неслучайными процессами (естественный отбор). В этом и заключается суть теории эволюции Дарвина.

В свете вышесказанного, понятно изумление биологов-эволюционистов, когда, по результатам некоторых экспериментов, возникло подозрение, что мутации все-таки не всегда случайны. В 1988 году профессор Гарвардской Высшей Школы Здравоохранения Джон Кернс и его сотрудники сделали следующее сообщение во влиятельном журнале "Nature": "He исключено, что в клетках имеется механизм, выбирающий нужную мутацию."9

Кернс и его сотрудники поставили такой эксперимент: они создали штамм бактерий, неспособных переваривать лактозу (молочный сахар), а затем питали их исключительно лактозой. Ожидалось, что в этих условиях, при отсутствии подходящей пищи, бактерии не смогут размножаться и останутся в инертном состоянии. Вместо этого, некоторые бактерии мутировали один из своих генов таким образом, что он начал производить фермент, помогающий переваривать лактозу, и эти бактерии-мутанты стали прекрасно размножаться. Исследователи, изумленные своим открытием ("Просто не верится, что такое может случиться"10), подчеркивают далеко идущие выводы, которые можно из него сделать:

Главная задача этой статьи - показать, как неосновательна наша уверенность в том, что мутации случайны. Эта идея превратилась в доктрину, которая, в сущности, никогда не была по-настоящему исследована. Мы описываем здесь ряд экспериментов... из которых можно сделать заключение, что бактерии способны выбирать, какую мутацию им следует произвести. 11

Насколько революционным было это открытие, можно судить хотя бы по тому, что даже десять лет спустя невозмутимый обычно журнал Scientific American называл эти эксперименты "сенсационными", а выводы, которые из них следуют, "взрывоопасными". Статья, под названием "Эволюционирующая эволюция", и с подзаголовком "Новые открытия дают основания думать, что мутация - вещь более сложная, чем мы считали", провозглашает, что результаты экспериментов, проведенных Гарвардской группой, диаметрально противостоят общепринятым принципам эволюционной биологии:

Это радикальное предположение [относительно направленной мутации] приходит в прямое столкновение со священным принципом, гласящим, что мутации происходят вне всякой зависимости от того, какие последствия они могут иметь [для организма]... Вокруг этой взрывоопасной идеи разгорелись жаркие споры.12

За годы, прошедшие со времени экспериментов Кернса, для полученных им результатов предлагались различные объяснения направленной мутации. Как замечает профессор Рочестерского Университета, какова бы ни была окончательная разгадка этой удивительной головоломки, "механизмы, хотя бы отдаленно намекающие на направленную мутацию, могут поколебать самые основы биологии."13

Каковы факторы, управляющие эволюцией?

Чтобы убедиться, что биологи все еще не могут договориться о том, каковы факторы, управляющие эволюцией, стоит почитать книгу под названием "Причины эволюции". Издатели определяют цель этого труда так:

Нам хотелось посмотреть, что получится, если предложить палеобиологам рассказать, как они понимают причины, контролирующие эволюцию... Мы попросили их изложить свои взгляды на соотношение ролей, которые играют здесь живые и неживые, внутренние и внешние факторы... Мы надеялись, что идентификация и категоризация предложенных биологами причинных факторов может способствовать лучшему пониманию той роли, которую различные факторы играют в эволюционных процессах.14

Действительно ли этот вопрос является главнейшим для эволюционной биологии? Гарвардский профессор Стивен Гулд говорит, что

избранные издателями две резко противостоящие друг другу дихотомии стоят в центре эволюционной биологии со времен Дарвина - и решение им до сих пор не найдено... Трактовка, данная этим вопросам самим Дарвином, лишь подтверждает, что они носят решающий характер.15

Мнение Гулда разделяет и профессор Университета штата Вирджиния Норман Джилински:

Если споры и разногласия по какому-то вопросу продолжаются на протяжении полутора столетий, а решения все не находится, пришло время пересмотреть этот вопрос... Это доказывает необходимость по-новому взглянуть на всю концепцию организма и его окружения и, следовательно, на весь вопрос внутренних и внешних причинных факторов.16

Трудно не удивляться, читая, что необходимо "переосмыслить всю нашу концепцию" вопроса, стоявшего "в центре эволюционной биологии со времен Дарвина."

Существует ли какой-либо эволюционный прогресс в истории животного мира?

Этот вопрос, вероятно, вызовет у читателя полное недоумение. Нас ведь учили, что Дарвин для того и выдвинул свою теорию эволюции, чтобы объяснить механизм прогрессивных биологических изменений. Кто же может предположить, будто никакого эволюционного прогресса никогда не происходило? Да к тому же, разве нельзя раз и навсегда решить этот вопрос, существует ведь огромное количество ископаемых окаменелостей, надо лишь изучить их как следует и найти все признаки прогрессивных эволюционных изменений! Разве есть тут о чем спорить? Оказывается, есть.

Перед нами два уважаемых биолога-эволюциониста, Ричард Докинс и Стивен Джей Гулд. Оба - профессора всемирно-известных университетов (первый в Оксфорде, второй в Гарварде); оба ввели в обращение важные понятия из области эволюционной биологии (Докинс - "ген-эгоист", Гулд - "прерывистое равновесие"); оба - неутомимые и красноречивые авторы бестселлеров на тему эволюционной биологии. На этом, однако, их сходство кончается. Эти два ученых-биолога полностью расходятся во мнениях по самым основным вопросам эволюционной биологии, включая и вопрос, заданный нами выше.

Происходил ли и происходит ли эволюционный прогресс в животном мире? Докинс отвечает безоговорочно: "Да!" А Гулд, столь же безоговорочно, отвечает: "Нет!"

С целью устроить диспут, редактор журнала Evolution, ведущего в своей области, решил столкнуть этих двух знаменитых биологов, предложив каждому написать рецензию на недавно вышедшую в свет книгу второго (Climbing Mount Improbable Докинса и Full House" 17Гулда). Как замечает с удовлетворением редактор, "мы надеялись получить, и получили, две откровенные, побуждающие к спорам статьи по важнейшим вопросам в нашей области науки.18

Главным из этих вопросов был - существует ли какой-либо эволюционный прогресс в истории животного мира? Гулд убежден, что "понятие 'прогресса' в эволюции есть чистая иллюзия, основанная на антропоморфических предвзятых представлениях."19

В полную противоположность ему, Докинс утверждает, что "эволюция явственно, и существенно, прогрессивна... приспособительная эволюция до глубины своей, и без исключения, прогрессивна."20

Профессор Дэйвид Дипью из Университета штата Айова опубликовал об этой знаменитой полемике юмористическую статью под названием "Эволюционисты и их наркотик - прогресс."21
^ УДИВИТЕЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ

Таким дискуссиям можно только удивляться. Два знаменитых ученых, Докинс и Гулд, изучают одни и те же данные, анализируют их на одинаковом уровне компетентности, и приходят к диаметрально противоположным выводам! Издатель журнала Evolution пишет:

За последние полвека наш журнал был свидетелем множества дебатов, но ни один не держался так долго и упорно, как спор о том, происходит ли эволюция под влиянием случайных сил или предопределенных. Стивен Гулд постоянно подчеркивает важнейшую роль случая и непредвиденных обстоятельств, тогда как Ричард Докинс придерживается детерминистского взгляда на вещи, подчеркивая силу естественного отбора.22

И совсем удивительно: каждый из этих знаменитых биологов-эволюционистов сообщает читателю журнала, что его не менее знаменитый коллега не разбирается даже в простейших принципах эволюционной биологии!

Докинс пишет о Гулде:

...его доводы неубедительны... Гулд ошибается... Попытки Гулда свести весь прогресс к тривиальному артефакту наредкость обедняют и принижают все богатство эволюционного процесса.23

А Гулд пишет о Докинсе:

...его логика серьезно подпорчена неудачно подобранной системой метафор, которые должны донести до читателя главную суть его рассуждений... эта образность особенно сбивает с толку... концептуальные основы книги Докинса глубоко неверны по самой своей сути.24

Следует подчеркнуть, что Гулд и Докинс спорят не о каких-либо недавних научных открытиях, где разногласия вполне естественны. Нет, их расхождения касаются основы основ их науки - вопроса, который десятилетиями обсуждался во всех деталях. Такая диковинная ситуация, когда даже самые фундаментальные принципы все еще остаются предметом жестоких споров, существует только в эволюционной биологии.

Для контраста, возьмем область науки, в которой работаю я сам - теоретическую физику. Разве можно представить себе двух известных физиков, полностью расходящихся в своих взглядах на теорию относительности Эйнштейна, или на теорию электромагнетической радиации Максвелла, или на квантовую теорию Шредингера-Гейзенберга? Разве можно представить себе знаменитого физика, обвиняющего не менее знаменитого коллегу в том, что он совершенно не понимает сущности одной из основных физических теорий?

Я специально упомянул квантовую теорию, ибо в данном случае разногласия существуют - относительно интерпретации25 этой, крайне необычной, теории, ведущей к серьезным философским заключениям.26 Не имеется, однако никаких разногласий относительно того, что эта теория объясняет явления, наблюдаемые в природе.27 А эволюционную биологию раздирают разногласия именно такого рода.
^ И ЕЩЕ РАЗНОГЛАСИЯ

Описанные выше дебаты - это лишь верхушка айсберга. Стоит лишь полистать недавние научные работы и журнальные статьи, чтобы убедиться, сколько важнейших вопросов в эволюционной биологии по-прежнему окутаны туманом неразберихи.

Приведем тому два примера.

Естественный отбор

Вот что пишет профессор Калифорнийского Университета Джон Эндлер:

Исследователи, считающие естественный отбор самым важным фактором в эволюции, работают в основном с морфологическими свойствами популяций в природных условиях, тогда как те, кто считает естественный отбор несущественным, склонны скорей изучать молекулярные или биохимические свойства популяций лабораторных.28

А профессор Джеффри Миттон из Университета штата Колорадо добавляет:

Мы видим, что естественный отбор означает для разных людей разные вещи. Расхождение во мнениях относительно природной среды и важности естественного отбора лишь усугубляют неясность в целом ряде нерешенных проблем.29

А вот как начинается статья в журнале Evolution, озаглавленная "Разногласия по поводу основных элементов эволюции":

Одной из самых закоренелых проблем в эволюционной биологии является определение уровней и элементов, на которые направлен естественный отбор.30

Определение вида

Бредли Шеффер, профессор Калифорнийского Университета, описывает многочисленные разногласия по поводу определения вида, который является, безусловно, одним из главных предметов изучения эволюционной биологии:

Определение вида. Способы определения вида. Механизмы, гибридные зоны, выделяющие механизмы, усиление. Все эти слова, и многие другие, связанные с работами по определению вида, наводят ужас на эволюционных биологов-практиков, а еще больше - на нас, тех, кто пытается преподавать теорию эволюции. Похоже, нет двух ученых, которые были бы согласны хотя бы относительно терминологии, связанной с определением вида, не говоря уж о правильных методах исследования процесса... И мне не остается ничего иного, как говорить [моим студентам], что существует множество разных мнений, мало ясности, и несколько подходов к рассмотрению проблемы, а затем быстро переходить к другой теме, пока они совсем не запутались. Как печально, что нам приходится так обращаться с темой, которая глубже всего волновала Дарвина, и которая стоит с тех пор в центре эволюционной биологии.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Похожие:

Предисловие наука и религия iconНерассказанная история Падших Ангелов
Это касается не только истории, но и любого другого предмета. Ибо, что есть современная наука? Когда религия перестала внушать доверие,...

Предисловие наука и религия icon2. Вера. Религия. Наука любви к Богу. 9 ступеней преданного служения 16
Тема Принципы, духовная организационная структура Международного общества сознания Кришны (исккон) 3

Предисловие наука и религия iconОтветы к экзамену по литературоведению Литературоведение как наука
Литературоведение — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание,...

Предисловие наука и религия icon«Религия и наука в контексте культуры» XXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXXX
Рублевская “Троица”, поклонение волхвов, явление Христа народу, Тайная Вечеря, православная литургия, протестантский хорал, баховские...

Предисловие наука и религия iconАкадемия наук СССР институт народов азиииздательство «наука» ГлавнаяредакциявосточнойлитературыМосква...
Г л а в н а я р е д а к ц и я в о с т о ч н о й л и т е р а т у р ы м о с к в а 1966

Предисловие наука и религия iconГленн Йеффет – Прими красную таблетку наука, философия и религия в «матрице»
Когда реальность оказывается не тем, чем она кажется, ты открываешь себе «пустыню реального», похожую на мир «Матрицы». Впрочем,...

Предисловие наука и религия iconСправка о проведении районного конкурса детских творческих работ «Религия и толерантность»
...

Предисловие наука и религия iconЛекция № Происхождение языка § Наука, философия, религия § Классификация...
По утверждению самих компаративистов, установить фонетический и морфологический состав слов праязыка, конечно, с известной долей...

Предисловие наука и религия iconТема очерка
Наука форма творческой общественной деятельности человека. Наука явление мировой культуры, связанное со всем ходом ее исторического...

Предисловие наука и религия iconВ. С. Семенов Религия, ее философские основания и место в культуре и обществе
Что же представляет собой религия и каково ее реальное место и роль в культуре, обществе, цивилизации, в многообразной деятельностной...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница