Отчена ш




Скачать 238.92 Kb.
НазваниеОтчена ш
Дата публикации17.06.2014
Размер238.92 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы




ИГОРЬ МУРЕНКО

О Т Ч Е Н А Ш


Евангельская история в 2-х действиях

Действующие лица:
МАЛЬЧИК
МАТЬ
ОТЕЦ
ИРОД, царь Иудеи
ПОНТИЙ ПИЛАТ, прокуратор, наместник Римского императора
в Иудее
КАИАФА, первосвященник Иудеи
ФАРИСЕЙ
ИУДА
СЛЕПОЙ
ЗАКХЕЙ
МАРФА
СЛУГИ, СТРАЖНИКИ, НАРОД

СЦЕНА 1. Детская комната. Зимний вечер накануне Рождества. Видно, как за окном идет снег, разгорается и пульсирует звезда на праздничной елке, установленной на площади.
Комната некоторое время пуста. Входит мать, собирает разбросанные игрушки, готовит сыну постель. Слышатся голоса, смех.
^ Входит отец с мальчиком на руках. Мальчик после купания.
ОТЕЦ. Теперь, сын, спать. Время позднее, а завтра Рождество, необыкновенный день.
МАЛЬЧИК. А что мы будем делать? Играть?
ОТЕЦ. И играть тоже.
МАЛЬЧИК. А что еще?
МАТЬ (отвлекая сына от вопросов). Сыночек, закрывай глазки и спи. А завтра, когда ты их откроешь, (интригуя сына), ты увидишь…
^ МАЛЬЧИК (перебивая). Чудо?
Родители переглядываются.
ОТЕЦ. Сын, а почему ты решил, что завтра произойдет чудо?
МАЛЬЧИК. Вы же мне сами говорили…
МАТЬ. Сыночек, в рождественскую ночь, действительно, может произойти самое невероятное и чудесное…
МАЛЬЧИК. А что, что?
МАТЬ. Мы этого и сами не знаем, сынок.
МАЛЬЧИК. А кто знает? Волшебник?
ОТЕЦ. Один Бог наш – Иисус Христос знает об этом.
МАТЬ (подхватывая, не давая сыну задать еще вопрос). Вот и сейчас он нас видит. И видит, что ты не спишь, хотя всем детям уже пора спать.
МАЛЬЧИК. Я не хочу спать. Я хочу знать все про Иисуса Христа.
МАТЬ. Но, сынок, это очень длинная и непростая история.
МАЛЬЧИК. Ну, немножечко. Вы же сами говорили, что все люди должны знать об Иисусе…
ОТЕЦ (сдаваясь на уговоры сына). Ну, хорошо, слушай… Это случилось давным-давно, почти две тысячи лет назад в одном царстве, в одном государстве с названием Иудея. Правителем того государства был злой царь Ирод. Всего у него было вдоволь, и царствовал он привольно до тех пор, пока над городом Вифлеемом не загорелась необычайная, невиданно яркая звезда.
МАТЬ. И вместе со звездой явился Ангел Божий и возвестил людям о великом событии – о рождении Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа (голос переходит на фонограмму)…
^ ГОЛОС МАТЕРИ (на фонограмме). О рождении Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа в городе Вифлееме, в семье Иосифа плотника и Марии.
Музыка. Звезда отдаляется от елки за окном, плывет в руки мальчика и ведет его в сказку…

СЦЕНА 2. Народ на площади перед дворцом царя Ирода.
- Что это? Смотрите!
- Над Вифлеемом необычная звезда!
- Такой еще никогда не бывало!
- Чудо! Это чудо!
^ Дворец. Стремительно входит Ирод.
ИРОД. Что за шум в моем царстве?
Вбегают слуги.
1-й СЛУГА. Ваше Величество, звезда! Над Вифлеемом взошла необычная звезда!
2-й СЛУГА. Такого еще никогда не было!
ИРОД. Звезда. Вифлеем. Что-то знакомое. О чем-то, кажется, это говорит. О чем? Эй, слуги, книгу пророчеств мне!
^ Слуги приносят старинный фолиант. Ирод садится на одного слугу, на спину другому кладет фолиант, лихорадочно листает.
Что-то об этом говорили древние пророки. Ага. Здесь. (Читает).
Пауза.
(Растерянно). Звезда над Вифлеемом возвещает рождение царя Иудейского. Выходит, кто-то займет мое место и будет царствовать? Наденет мою корону? А я тогда что? (Бьет фолиантом одного слугу, затем другого). Не отдам! Моя корона! Узнаю, где этот младенец – и убью его! Никому не бывать царем Иудейским, кроме меня! Эй, слуги! Приказываю: немедленно в Вифлеем, все узнать и доложить!
^ Слуги выбегают.
(Смотрит в подзорную трубу). Эй, слуги, вы куда повернули? Зачем побежали в другую сторону?! А-а, измена. Мерзавцы! Предатели! (Хватает меч). Эй, воины мои!
^ Вбегают воины, устрашающе размахивают мечами.
Срочно в Вифлеем! Перебить всех младенцев младше двух лет!
Воины убегают. Ирод встает на детскую кровать.
Это дитя не сможет занять мой престол. Я уничтожу всех младенцев, дабы погубить его. Я покажу, что я Ирод Великий!
Воины отнимают детей у матерей. Плач, крик.
Бейте, бейте всех до одного!
^ ГОЛОС АНГЕЛА (голос матери). Напрасно стараешься, Ирод.
ИРОД. А? Что?! Кто тут?!
АНГЕЛ. Я Ангел Божий, хранитель младенца. Его уже нет в Вифлееме. Я велел отцу Его бежать с ним в Египет. А Египет не под твоей властью, Ирод.
ИРОД. Ах, вот куда сбежали! Вот куда! Сейчас ты получишь, вездесущий Ангел! (^ Бьет мечом невидимого противника).
АНГЕЛ. Ирод, я здесь.
Ирод бросается в другую сторону и наносит удар.
Ирод, я здесь.
Ирод пытается нанести еще один удар, но роняет меч, стонет от боли в руке.
Ты, Ирод, боишься, что добро Христово победит зло и грех. Ты хочешь лишить жизни самого Господа и в злобе своей убиваешь невинных младенцев.
^ Появляются со свечами убитые иродом дети.
Ты первым начал бороться против правды и добра Христовых. И за это Бог покарает тебя!
Дети приближаются к Ироду. Слышно, как они шепчут: «Ирод проклятый, Ирод проклятый…»
Ирод в страхе бежит от детей. Молния. Гром. Ирод хватается за глаза, делает несколько шагов и падает, как подкошенный.

СЦЕНА 3. ^ Детская комната.
МАЛЬЧИК. Мама, Иисус остался жив, его ведь не убили?
МАТЬ. Нет, сынок. Его спасли Ангелы Божии – силы добра. Они помогают добрым людям и наказывают злых.
МАЛЬЧИК. А что было дальше?
МАТЬ. Дальше – прошло тридцать лет. Иисус вырос, принял крещение и стал учить людей, как жить, чтобы попасть в Царство Божие.
ОТЕЦ. А еще Иисус творил многие чудеса на благо людей. В Священном писании сказано: «И куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись…»

СЦЕНА 4. ^ Городская улица заполнена торговцами, ремесленниками.
- Воды, кому воды!
- Чиню обувь и одежду! Чиню обувь и одежду!
- Точу ножи! Точу ножи!
Вбегает Свидетель.
СВИДЕТЕЛЬ. Люди, что я видел сейчас!!!
- Что?
- Товар заморский?
- Говори же!
СВИДЕТЕЛЬ. Чудо! Свершилось чудо!
ОБЫВАТЕЛЬ. Какое у нас может быть чудо? Что ты мелешь?
СВИДЕТЕЛЬ. Человек из Назарета наложил руки свои на лицо слепого и тот прозрел.
ОБЫВАТЕЛЬ. Да ну?
СВИДЕТЕЛЬ. Сам видел, своими глазами!
ОБЫВАТЕЛЬ. Врешь!
СВИДЕТЕЛЬ. Накажи меня, Бог, если солгал!
ФАРИСЕЙ. Чепуха! Тебе приснилось!
^ СВИДЕТЕЛЬ (падая на колени). Землю есть стану!
ФАРИСЕЙ. Хоть всю съешь – не поверю!
СВИДЕТЕЛЬ. Люди, я честный человек. Вы же меня знаете!
ФАРИСЕЙ (крутит пальцем у виска). Ну, с этим все понятно.
ОБЫВАТЕЛЬ. А может правда?
ФАРИСЕЙ. Да мало ли слухов распускают!
- Слава о Нем идет еще из Галилеи. Народ зря говорить не станет.
ФАРИСЕЙ. Просто захотелось славы. Подкупил кое-кого, они и распускают басни. Что мы таких не встречали?
СВИДЕТЕЛЬ. Смотрите сами, если не верите!
^ Появляется Слепой. Толпа замерла. Слепой, еще не вполне доверяя глазам своим, подходит к каждому, трогает. Убедившись в том, что все видит, кричит:
СЛЕПОЙ. Люди, я вижу вас!
- Это тот слепой, что сидел у ворот храма?
- Не может быть…
- Однако, он очень похож на него…
- Точно, точно, это он. Я был маленьким, а он уже просил милостыню!
- Он и правда прозрел!
- Чудо! Это воистину чудо!
- Пусть расскажет.
- Рассказывай – как это случилось?
СЛЕПОЙ. Как всегда сидел я у храма. Слышу шум – народ идет. Спрашиваю, что это? Говорят – Иисус Назорей идет. Господи, да ведь это же тот самый Иисус! Он лечит любую болезнь! И не берет денег ни с бедных, ни с богатых! (Кричит). И тогда я как закричу – Иисус, помилуй меня! Иисус, помилуй меня! Слышу голос: «Что ты хочешь от меня?» Да чего же мне хотеть? – говорю, - только бы белый свет увидеть.
ОБЫВАТЕЛЬ. А он?
СЛЕПОЙ. Молвит: «Веруешь ли в Сына Божия?» Что-то толкнуло меня изнутри, и я воскликнул: «Верую, Господи!». И слышу: «Прозри!». И вдруг, будто молния по глазам! И открылся свет! А Он сказал: «Вера твоя спасла тебя!».
Я Бога жаждал и не знал;
Еще не верил, но, любя,
Пока рассудком отрицал, -
Я сердцем чувствовал Тебя.
И Ты открылся мне: Ты – мир,
Ты – все. Ты – небо и вода,
Ты – голос бури, Ты – эфир,
Ты – мысль поэта, Ты – звезда…
О, Боже мой, благодарю,
За то, что дал мои очам
Ты видеть мир, - Твой вечный храм,
И ночь, и волны, и зарю…
Люди, я вижу вас! (^ Плачет).
СВИДЕТЕЛЬ. Я же говорил – чудо. (Фарисею). Теперь веришь?
ФАРИСЕЙ. Розыгрыш. Не может слепой прозреть!
СВИДЕТЕЛЬ. Все слышали?! Он издевается над нами! Дескать, мы глупцы. Прогнать его!
^ Свидетель и еще несколько человек берут Фарисея под руки и уводят.
ФАРИСЕЙ. Пустите! Руки!
СВИДЕТЕЛЬ. Погуляй. Отдохни. Может и поверишь.
- Народ, прячься! Закхей идет!
- (Слепому). Полюбуйся на главного сборщика налогов. Поди, и с тебя, с нищего брал Закхей дань?
- Да он и нас всех нищими сделал!
- Будь он проклят! Нас раздевает, а сам ходит в шелках!
- Опять грабить пришел!
^ Появляется Закхей. Народ собирается расходиться.
ЗАКХЕЙ (неожиданно блаженным голосом). Люди, свет истины и милосердия посетил меня… Люди, не чурайтесь меня…
^ Все останавливаются, не узнавая Закхея – слишком разительная перемена произошла с ним.
- Что это с ним?
- Где его грозный голос?
- Он не помешался?!
ЗАКХЕЙ. Люди, у кого нужда в деньгах – берите. Пожалуйста. Вот. (^ Предлагает всем деньги).
Никто не берет. Одни испуганы, другие смотрят с подозрением.
Возьмите – я же знаю – вы нуждаетесь.
Никто не берет.
Вот ты, Евсей. У тебя пятеро ребятишек, ты еле сводишь концы с концами. Бери, сколько хочешь. На.
ОБЫВАТЕЛЬ. Что-то ты, Закхей, подозрительно добрый. Всегда брал, а не давал.
- Он издевается над нами!
- Расходись, народ!
ЗАКХЕЙ. Постойте! Я люблю вас! Половину имущества своего раздам бедным, и тех, кого обидел, вознагражу вчетверо.
СВИДЕТЕЛЬ. Я видел его сегодня на дереве возле дороги. Он помешался.
ЗАКХЕЙ. Люди, я в здравом уме.
СВИДЕТЕЛЬ. А зачем сидел на дереве?
ЗАКХЕЙ. Хотел увидеть Иисуса Назорея. Ведь я мал ростом и в толпе Его б не углядел.
- Похоже на правду.
ЗАКХЕЙ. Иисус проходил мимо и сказал: «Сойди скорее с дерева. Сегодня я хочу побывать у тебя в доме». И это у меня – у кого даже по праздникам не было гостей. Мой дом все вы обходили стороной. Но я вас не виню. Я заслужил. Я грешник. Я грабил вас в угоду римской казне.
- И что Иисус – пришел?
ЗАКХЕЙ. Да. Солнце вошло в мой дом. Он даже не побрезговал сесть за мой стол – отобедал. И говорил мне ласковые слова, как никто и никогда. И солнце вошло в мое сердце.
- Чудо, чудо!
- Иисус растопил каменное сердце!
- Он сделал грешного и злого добрым.
ЗАКХЕЙ. Выходя от меня, Иисус сказал – Сын Божий для того и пришел на землю, чтобы грешных сделать праведными и злых добрыми.
ВСЕ. Слава Иисусу! Воистину Он Сын Божий!
^ Входит Марфа с ребенком на руках.
МАРФА. Люди, это мне снится или правда?! Я хочу, чтобы вы подтвердили!
- Что, Марфа?
- Чего ты хочешь?
МАРФА. Вы же знаете горе мое. Девочка моя пяти лет от роду, никогда не ступала ножками. К каким врачам я только не обращалась, какими травами не поила, какими мазями не натирала, ничего не помогало. Сколько бессонных ночей провела в думах о том, как помочь девочке моей. И чем больше было ей годочков, тем тяжелей становилось на душе. Сколько раз хотела наложить руки на себя и на нее, да что-то останавливало.
- Знаем, знаем, Марфа, горе твое.
- Всегда сочувствовали тебе.
МАРФА. А сегодня Иисус прикоснулся к девочке моей и говорит: «Поставь ее, пусть ходит».
- Так поставь.
- Чего ты держишь ее на руках?
МАРФА. А вдруг мне снится? Подтвердите.
- Ставь, ставь. Пусть идет.
^ Марфа осторожно ставит девочку на ноги. Девочка идет.
МАРФА. Молись, дитя: тебе внимает
Творец бесчисленных миров,
И капли слез твоих считает,
И отвечать тебе готов.
Быть может, ангел твой хранитель
Все эти слезы соберет
И их в надземную обитель,
К престолу Бога отнесет.
Молись, дитя, мужай с летами,
И, дай Бог, в пору поздних лет
Такими ж светлыми очами
Тебе глядеть на Божий свет.
Господи, благослови Иисуса из Назарета! Дай Ему понимание у друзей и защиту от врагов! Умоляю, Тебя, Господи!
- Чудо, чудо!
- Это Сын Божий!
- Осанна!
- Слава Иисусу – нашему Спасителю!
- Слава Ему!
^ Из тени выходит Каиафа, идет к толпе, но его не замечают.
КАИАФА (в бешенстве). И я, первосвященник Иудеи, должен все это видеть?! Уже никто не поклонился мне, будто меня и нет. Ослеплены другим. Другой завладел их мыслями. Скоро и в храмы наши перестанут ходить, будут слушать только этого самозванца!
Вбегает Фарисей.
^ ФАРИСЕЙ (Каиафе). Ваше Святейшество, я только что из храма! Иисус вошел и выгнал всех торговцев. И назвал его вертепом разбойников. Он ведет себя, словно хозяин. Скорей пойдемте – пока он не разгромил его!
Уходят.
Вбегают дети.
ДЕТИ. Мама! Мама! Мы видели Иисуса! Он такой добрый! Нас к Нему не пускали, а Он сказал: «Не мешайте детям приходить ко Мне! Только ради них Мой Отец устроил Небесное Царство!». Мы целовали Ему руки и Он благословил нас.
ВЗРОСЛЫЕ. Слава Иисусу!
^ Кружат детей, поднимают их на руки.

СЦЕНА 5. Детская комната.
МАТЬ. И сказал Иисус: «Будьте, как дети. Ибо Царство Божие для людей, имеющих любовь и веру, как у детей».
ОТЕЦ. И тогда взяли они детей на руки и восклицали: «Слава Иисусу!» (Берет сына на руки).
^ МАЛЬЧИК (прижимается к отцу). Папа, папа, ты, как Иисус! Такой же добрый!…
Отец смеется, целует мальчика.
Рассказывай дальше.
ОТЕЦ. Однажды Иисус поднялся на высокую гору, чтобы помолиться. С Ним были Его ученики. Спускаясь с горы, они увидели большую толпу народа, ожидающую Иисуса, и там Он произнес такие слова: «Любите всех людей; делайте добро врагам вашим и молитесь за тех, кто вас обижает. Если хотите, чтобы все были ласковы с вами и добры, поступайте и сами также, чтобы быть вам истинными детьми Отца Небесного»…
Детская комната затемняется. Высвечивается фигура на горе. Внизу народ.
^ ГОЛОС ОТЦА (на фонограмме). Если вы хотите, чтобы все были ласковы с вами и добры, поступайте и сами так же, чтобы вам быть истинными детьми Отца Небесного, Бога. Посмотрите, как Он добр и милосерд: Он приказывает солнцу светить и согревать и добрых, и злых. Он посылает дождь на поля праведных и на поля грешных людей. Ни о ком не говорите дурно, тогда и о вас не будут говорить подобное; всем и все прощайте, и вам будут прощать; помогайте другим, и вам помогут. На хорошем цветущем дереве не вырастут плохие плоды, так и хороший добросердечный человек не сделает худого дела».
^ Возгласы слушающих:
- Слава Иисусу!
- Слава новому Учителю!
- Слава новому вождю!
- Слава Сыну Божию!
Из толпы отделяются Каиафа и Фарисей. Иисус и народ погружаются во тьму.
КАИАФА. Он подорвет нашу веру и погубит наш народ.
ФАРИСЕЙ. Может, может. Самозванец, каких не видывал свет. И называет себя Богом. И берет на себя смелость прощать грехи.
КАИАФА. Только Бог, наш Бог, может это делать! Не нравится мне это.
ФАРИСЕЙ. От этого человека нужно избавиться. И, чем скорее, тем лучше. Прикажите арестовать Его. Если мы не избавимся теперь, потом будет хуже. Если мы не уничтожим Иисуса, народ признает Его царем.
КАИАФА. Арестовать, говоришь? А как это сделать? Народ боготворит Его. Надо сделать так, чтобы было поменьше шума.
Озираясь, выходит Иуда с сумкой казначея на боку. Останавливается, достает из сумки монеты, часть засовывает в карманы, остальные бросает в сумку. Направляется дальше.
Друг мой, остановитесь.
^ Иуда останавливается. Узнав первосвященника, почтительно склоняет голову, подходит. Оглянувшись, целует края его одежды.
Я видел тебя среди учеников Его.
ИУДА. Да, я ученик.
КАИАФА. Боишься, что свои увидят, как ты целуешь мои одежды?
^ Иуда не отвечает.
Как звать тебя?
ИУДА. Иуда.
КАИАФА. Есть разговор. Пойдем со мной.
Отводит Иуду в сторону. Но мальчик их видит и слышит.
Что за сумка у тебя?
ИУДА. Я казначей.
КАИАФА. Деньги любишь?
ИУДА. Как все.
КАИАФА. А Учителя?
^ Иуда не отвечает.
Как толковать молчание твое?
ИУДА. Я догадываюсь, куда вы клоните, Ваше Святейшество.
КАИАФА. Догадливые нам нужны.
ИУДА. Вы хотите, чтобы я помог вам избавиться от Иисуса?
КАИАФА. И что скажешь, догадливый?
ИУДА. Нет! Нет! Нет! Нет! Нет!
^ Каиафа швыряет Иуде мешочек с деньгами.
(Поймав деньги). Искушают бедного Иуду… честного Иуду… С Ним всегда толпа… И ученики…
КАИАФА. Придумай.
ИУДА. Сложно. (^ О деньгах). Сколько?
КАИАФА. Тридцать.
ИУДА. За каждый Его годок по монетке?
КАИАФА. Мало?
ИУДА. Не щедро.
КАИАФА. За пустяк-то? Подскажешь нам, когда и где Он будет один и дашь знак страже. Вот и все. И тихо. Будь послушным, чтоб Он не заподозрил.
ИУДА. Все равно у этого предательства нет цены.
КАИАФА. Иудея не забудет тебя. (^ Уходит).
ИУДА (вслед). А меня никто не забудет! (Себе). Это не вы меня дешево покупаете. Это я, быть может, приобретаю самое дорогое, что может быть на свете – бессмертие!
^ Входят стражники.
1-й СТРАЖНИК (Иуде). Он высок?
ИУДА. И да, и нет.
2-й СТРАЖНИК. Он красив?
ИУДА. И нет, и да.
1-й СТРАЖНИК. Он такой же, как все?
ИУДА. И да, и нет.
2-й СТРАЖНИК. Как же мы узнаем Его?
ИУДА. Кого поцелую, тот – Он.

Д Е Й С Т В И Е В Т О Р О Е

СЦЕНА 6. ^ Детская комната.
МАЛЬЧИК. Папа, Иисуса хотят арестовать! Мне страшно за Него!
ОТЕЦ. Иисусу тоже было страшно, сынок. Он ведь был не только Богом, но и человеком, и испытывал такие же чувства, что и мы, люди. И самую мучительную минуту сомнений и страха Он пережил в последний свой приход в город Иерусалим. Это случилось накануне праздника Пасхи. Вот как это было, сынок. Представь: долина… В конце нее гора… И рядом сад…Темнеет… Всюду тишина…
Вот ночи вспыхнули светила, -
И ярко полная луна
Сад Гефсиманский озарила.
И в целом мире в эту пору
Один Учитель лишь не спал
За слово истины высокой
Голгофский крест предвидел Он,
И чувством скорби возмущен,
Отцу молился одиноко.
Отец накидывает плащ и входит в Гефсиманский сад.
Отец! Отец! Душа моя
В немой тоске изнемогает,
Картина будущего дня
Мне сердце кровью обливает.
Народу мир Я завещал –
Народ судом мне угрожает;
Я в мире мертвых воскрешал –
И мир Мне крест приготовляет!…
Отец! Отец Мой! Чаша эта
Да мимо идет от Меня!
Ты – Бог любви, начало света,
И все возможно для Тебя!
Отец! Отец! Мне тяжело!
Мой ум колеблется, темнеет,
Все человеческое зло
На Мне едином тяготеет;
Позор людской, позор веков, -
Все на себя Я принимаю,
Но сам под тяжестью оков,
Как человек изнемогаю.
^ Вбегает мальчик.
МАЛЬЧИК. Иисус, тебя хотят схватить! Беги!
ИИСУС. Это невозможно для Меня, малыш.
МАЛЬЧИК. Почему?
ИИСУС. Я пришел в мир спасти людей – смертью своей искупить их грехи. Как же я сделаю это, если убегу. Я буду тогда не спасителем, а предателем.
^ Входит Иуда.
ИУДА. Здравствуй, Учитель.
МАЛЬЧИК. Не подходи к нему, Иисус! Его подкупили, я знаю!
ИУДА. О чем ты, мальчик? Я не понимаю. Учитель мне доверяет. Он даже доверил мне казну.
МАЛЬЧИК. Не верь, не верь ему! Он обманщик!
ИИСУС. Спасибо тебе, малыш, что ты переживаешь за Меня. (Поднимает мальчика на руки). Уже поздно. Тебе надо спать. (^ Уносит мальчика в детскую).
МАЛЬЧИК. Иисус, я люблю Тебя! Я не хочу, чтобы Ты умирал!
ИИСУС. Я не умру, если будешь помнить и любить Меня. (Укладывает мальчика в постель, возвращается)… Не спишь, Иуда?
ИУДА. Пришел проститься. На рассвете ухожу в свой родной город Кериот. Там буду учить людей, чему учишь ты.
ИИСУС. Что так внезапно, ночью?
ИУДА. Во сне был голос Божий. Велел идти немедленно. (^ Идет к Иисусу).
ИИСУС. А, может быть, другие голоса?
ИУДА. О чем ты, Учитель?
ИИСУС. У тебя есть какая-то тайна от Меня, и ты боишься.
ИУДА. Я денег из казны не крал.
ИИСУС. Я не об этом. Ты весь дрожишь.
ИУДА. Я спокоен, как эта ночь.
ИИСУС. Ночь в душе твоей, Иуда. Что делаешь, делай скорее.
ИУДА. О чем ты?
ИИСУС. Ты хотел проститься. Целуй. Ведь поцелуй твой – знак.
ИУДА… Ты знаешь?!…
ИИСУС. Не медли.
^ Иуда боязливо и скоро целует Иисуса.
Отец! Я иду!
Вбегают стражники.
СТРАЖНИКИ. Стой! Ты арестован!
ИУДА. Связать Его! (Иисусу). Твои поучения во где!
Иисусу связывают руки.
ИИСУС. Как на разбойника пришли вы на меня. Неужели вы думаете, Я не мог бы умолить Своего Отца прислать ангелов для защиты?
ИУДА. Посмотрим, как Он поможет Тебе. Тебя не ожидает ничего хорошего.
^ Иисуса уводят.
Вот и сделано дело… (Опускается на землю). Дорого поцелуй обошелся… Зато в бессмертие вошел!…А деньги ваши – нате!… (Швыряет мешочек с деньгами).

СЦЕНА 7. ^ Детская комната. Мальчик спит. Во сне он слышит голоса (записанные на фонограмму).
ГОЛОС МАЛЬЧИКА. Именем Римской империи – в чем вы обвиняете Отца моего?
ГОЛОС ФАРИСЕЯ. Он подрывает нашу веру.
ГОЛОС КАИАФЫ. Развращает наш народ.
ГОЛОС ФАРИСЕЯ. Называет себя Сыном Божиим!
ГОЛОС КАИАФЫ. Призывает разрушать наши храмы.
ГОЛОС ФАРИСЕЯ. Казнить его!
ГОЛОС КАИАФЫ. Распять на кресте!
ГОЛОС ФАРИСЕЯ. Смерть! Смерть!
ГОЛОС КАИАФЫ. Дайте разрешение на казнь, прокуратор.
ГОЛОС МАЛЬЧИКА. Запрещаю казнить! Это мое последнее слово! Казнить запрещаю!

СЦЕНА 8. ^ В претории Понтия Пилата.
ПИЛАТ (одеваясь). Сегодня снился мне сон – как будто молодость солдатская вернулась, и я в походе, и попал в болото, и потянуло вниз. Рублю мечом сучья, ветки с деревьев и укрепляю под собою хлябь, но тщетно – тянет, тянет; вода уж у лица – и тут проснулся. И главное – не было в моем прошлом такого, не тонул в болоте. К чему? Что только не приснится.
^ С улицы стали слышны крики:
- К прокуратору его! Пусть казнит его!
- К Пилату его! К Пилату!
Похоже, опять кого-то ведут ко мне на суд. Как мне надоели их религиозные распри!
^ Направляется в сад рядом с судилищем, где его поджидают Каиафа и Фарисей. Раскланиваются.
КАИАФА. Прокуратор, вы, наверно, знаете, что в городе появился смутьян, который подбивает народ против нашей веры.
ПИЛАТ. Да, докладывали что-то такое.
КАИАФА. Зря вы так. Это дело серьезное и не требует отлагательств.
ПИЛАТ. А что вы от меня хотите?
КАИАФА. Вы власть. И не должны допускать народных волнений. Мы требуем разрешения на казнь.
ПИЛАТ. Сурово. Он так опасен?
ФАРИСЕЙ. Слишком. Разъяренная толпа его сторонников чуть не убила меня. Следующим можете оказаться – вы.
ПИЛАТ. Хорошо, приведите.
^ Каиафа машет рукой, и стражники вводят Иисуса.
ПИЛАТ. Оставьте нас.
КАИАФА. Но…
ПИЛАТ. Или разбирайтесь сами.
КАИАФА. Хорошо, прокуратор. Ваше слово.
ФАРИСЕЙ. Он явно против нас. Мы можем проиграть! (Выходят).
ПИЛАТ. Молодой, а уже навел страху на старейшин культа. (Пауза). И держишься спокойно, как будто за спиной войска.
ИИСУС. «Пилат» - это с латыни «Почетное копье».
ПИЛАТ. Да, такие фамилии зря не даются. Она была пожалована моему предку. Наш род древний и военный.
ИИСУС. И сон, какой вы видели сегодня, мог присниться только вам.
ПИЛАТ. Сон? Какой?
ИИСУС. Вы в болоте.
^ Пауза.
ПИЛАТ (весело). А ты и впрямь опасен. А к чему мой сон, можешь растолковать? Ведь не было со мной такого.
ИИСУС. Значит, будет.
ПИЛАТ. Да? Ты думаешь? (^ Пауза). А ты умен. Конечно, такой дураков страшит. (Пауза). Послушай, у меня сын одних лет с тобою. К тому же я ненавижу религиозных фанатиков. Откажись от всех своих слов, и я не допущу кровопролитья.
^ Иисус молчит.
И уезжай из Иудеи. Что мало места на земле? С твоим умом не пропадешь. Женишься. Детишек заведешь. В этом тоже что-то есть. Подумай.
Иисус молчит.
А умереть ума не надо. Да и много ль в этом проку?
ИИСУС. И сказал Иисус – Моя смерть спасет мир.
ПИЛАТ. Чепуха. Забудут через две недели. Поверь мне – я старше, людишек знаю лучше.
ИИСУС. Я тоже знаю.
ПИЛАТ. Да ты мечтатель. Нафантазировал себе. И готов на муки. А ты знаешь, что такое умереть на кресте? Твои руки и ноги прибьют гвоздями. Тебе будет ужасно больно. Ты умрешь не сразу, ты будешь мучиться три-четыре дня. А голод? А непереносимая жажда? А позор? Казнь-то для негодных рабов и мерзких преступников. Подумай. Стоит ли?
ИИСУС. И сказал Иисус – куда путь, туда и пойду.
ПИЛАТ (кричит). Какой путь?! Какой путь?! Мальчишка! Захотелось на кладбище! А спасешь тебя – лет через десяток благодарить будешь – какой дурак я был! Это только в молодости смерть не страшна – далека потому что. А ты спроси меня – мне пятьдесят пять – хочу ли умирать? Да ни за что! Цепляться буду, карабкаться!… Я спасу тебя. Наперекор тебе и фарисеям.
ИИСУС. Не выйдет.
ПИЛАТ. А это мы еще посмотрим! (Стражнику). Пусть войдут. (Себе). Мальчишка! Жить не хочет! Заставлю!
^ Входят Каиафа и Фарисей. Пилат садится в кресло. Пауза.
Именем Римской империи – в чем вы обвиняете человека сего?
ФАРИСЕЙ. В злодействе. Он раз…
ПИЛАТ (перебивая). Конкретно. В каком злодействе? Кого убил он, ограбил?
ФАРИСЕЙ. Я хотел сказать, что…
ПИЛАТ (перебивая). Убил или нет?
КАИАФА. Нет, но линия, которую он повел, может привести…
ПИЛАТ (перебивая). Так – не убивал. Злодейство отпадает. Дальше.
ФАРИСЕЙ. Он развращает народ наш и запрещает…
ПИЛАТ (перебивая). Как развращает? Конкретно.
ФАРИСЕЙ. Богохульствует. Заявляет, что разрушит храм Божий и снова воздвигнет его в три дня. Заявляет открыто, в храме. Все слушают, думают – он может, почему нам нельзя? Разве не разврат?
ПИЛАТ. Ваши религиозные споры нам, римлянам не понять! Для вас Иисус еретик, а для меня – если не злодей и не развратник – благонамеренный гражданин.
ФАРИСЕЙ. Благонамеренный?! Меня чуть не убили из-за него!
ПИЛАТ. Это я уже слышал. Где свидетели?
ФАРИСЕЙ. Какие?
ПИЛАТ. Что вас чуть не убили.
КАИАФА. Я, прокуратор.
ПИЛАТ. Вы оба заинтересованы в смерти этого человека. Вам любой суд не поверит. Есть еще свидетели? Нет. Ваше обвинение отклоняется.
^ ФАРИСЕЙ (Каиафе). А-а, точно стена! Отскакивает все! Так мы самозванца не казним!
КАИАФА (со злобной учтивостью). А как вы посмотрите на то, что он запрещает платить налоги кесарю, вашему императору?
ПИЛАТ. Это уже серьезно. Как наместник я должен пресекать такое. И карать. (Иисусу). Было? Запрещал?
ИИСУС. И сказал Иисус – Всегда говорил: «Воздайте кесарю кесарево, а Богу Богово».
ПИЛАТ. Отлично сказано! Запишите, первосвященник – пригодится.
ФАРИСЕЙ. Что я говорил?! Не прошибить! Еще и издевается!
КАИАФА. Но он себя при этом называет царем.
ПИЛАТ. Опять, наверно, что-то напутали, как с кесарем. (Иисусу). Ответь-ка этим тупицам.
ИИСУС. И сказал Иисус – Я царь, но царство Мое не на земле.
ПИЛАТ. А где – уточни, пожалуйста.
ИИСУС. Там, где Отец Мой. (^ Показывает на небо).
ПИЛАТ. Что – съели? Он не претендует на царство не только в Иудее, но и в других землях. Разве вы не видите, что перед вами фантазер, мечтатель. И в мыслях он не здесь, а там. (Показывает на небо). Кому же он мешает? За что его казнить?
ФАРИСЕЙ. Сейчас от злости лопну!
КАИАФА. А я считаю – он опасен.
ПИЛАТ. Ну, и плетьми его, что б в следующий раз вел себя по тише, не собирал толпу и старшим не дерзил. Чем не наказание? (Стражникам). Приступайте.
Стражники уводят Иисуса.
ФАРИСЕЙ. Пусть и меня высекут, если не добьемся своего!
КАИАФА. Первая игра за наместником. Ну, ничего – будет и вторая.
^ Слышно, как стражники начинают избивать Иисуса.
МАЛЬЧИК. Не смейте, не смейте бить Иисуса!
ПИЛАТ (Мальчику). Не бойся, его побьют и отпустят. Я должен немного уступить их ненависти. Они хотят наказания – пусть получат. Плети – не крест. Нужно все выставить в смешном свете, малыш, чтобы не дошло дело до казни. (Стражникам). Да наденьте на него царскую одежду и терновый венец!
ФАРИСЕЙ. Прокуратор, мы не отступим!
КАИАФА (^ Пилату). А дальше что?
Иисуса выводят в красной одежде и с терновым венцом на голове.
ПИЛАТ (посмеиваясь). Чем не царь? Довольны?
КАИАФА. Это вам, прокуратор смешно. А мы настроены на серьезный лад. То была разминка, а теперь начнем… Первое. Вы покровительствуете государственному преступнику, ибо закон Моисея в опасности, а значит, в опасности и все государство, скрепленное этим законом… Второе. Почему вы покровительствуете. Вы подкуплены! Этим самозванцем, этим лжепророком! Он собирает огромные толпы на свои проповеди, значит – собирает огромные деньги. Ему есть чем подкупить вас. Когда же это произошло? Да сегодня, когда вы остались наедине! Неужели вы думаете, что мы такие наивные, не понимали, зачем вы хотели поговорить с ним один на один. Он пообещал вам приличную сумму. Какую – это у вас будем спрашивать не мы, а император. А уж мы-то поспешим доложить ему, что его наместник подкуплен.
^ ФАРИСЕЙ (толпе на улице). Прокуратор подкуплен!
Улица подхватывает: «Прокуратор подкуплен! Прокуратор подкуплен!»
КАИАФА. Третье. Вас лишат почестей и богатства. Вы станете никто. Любой у вас на родине сможет плюнуть вам в лицо за измену императору.
^ ФАРИСЕЙ (толпе). Смерть Иисусу!
Улица: «Смерть! Смерть! Распять его! Распять!». Шум и крики превращаются в сплошной рев.
КАИАФА. Я жду, прокуратор.
МАЛЬЧИК. Пилат, не сдавайся!
ПИЛАТ. Прости, мальчик. Я не хотел этого. (^ Пауза). Да, провалитесь вы, ироды проклятые! Забирайте на смерть праведника сего! (Берет табличку, пишет). Иисус – царь Иудейский. Прибить на кресте!
ФАРИСЕЙ. Нет, нет, так нельзя, что он царь Иудейский. Надо написать, что он говорил, что он царь Иудейский.
ПИЛАТ. Что написал, то написал. Я умываю руки.
^ С Иисуса срывают одежду. Оставляя на голове венец, возлагают на плечи громадный крест и ведут на Голгофу.

СЦЕНА 9. Начинается в детской.
ГОЛОС МАЛЬЧИКА. Мама, мама! Его хотят казнить! Сделай что-нибудь!
^ Мать из детской комнаты бросается к распятью.
МАТЬ. Родной мой!… Пустите!
Стражники отшвыривают ее.
Помилуй мальчика моего, первосвященник!
КАИАФА. Мать самозванца? Чести в этом не много.
МАТЬ. Выслушай, молю тебя, первосвященник! И у тебя есть сын.
КАИАФА. Моего сына не может постигнуть такое наказание. Он, как и я, верует в Бога Единого, храм которого хотел разрушить твой сын.
МАТЬ. Он хотел разрушить только идола в душах людей.
КАИАФА. Ты так говоришь о Боге?
МАТЬ. Нет – о лжи и лицемерии, которыми запятнано имя Божие.
КАИАФА. Твой сын и запятнал. И поэтому виновен. И ты виновна. Плохо воспитала.
МАТЬ. Тогда меня казни, а не Его! Пусть я заплачу твоей ненависти!
КАИАФА. Что стоит твоя жизнь?! Она не стоит тех тряпок, которые на тебе надеты. Хочешь, открою тайну? Я купил жизнь твоего сына за тридцать серебренников. Но, если бы у меня потребовали триста, три миллиона, я бы их отдал, а от тебя за спасенье сына не принял бы и всех сокровищ мира. Мне не нужна жизнь твоего сына, мне нужна его смерть. Он умрет и никогда не воскреснет, как обещал. И это будет неопровержимым доказательством того, что Я – вершитель Божьей воли на земле, а не он – лжепророк и самозванец… Иди домой, женщина.
МАТЬ. Несчастный человек. Мне жаль тебя.
КАИАФА. Ты меня пожалела?!
МАТЬ. Да.
КАИАФА. С ума сошла.
МАТЬ. Ты так и не понял, первосвященник, что вершитель Божьей воли на земле, каковым ты себя называешь, не может быть палачом. А ты по собственной воле сегодня станешь палачом. И только так отныне будут называть тебя люди. И будешь ты проклят. И проклятье умножат все матери мира, у которых будут убивать детей!
КАИАФА (стражникам). Поставить возле сына и держать. Пусть смотрит, как он будет корчиться! (^ Уходит).
Стражники хватают Мать, ставят неподалеку от Иисуса и держат за руки.
МАТЬ. Сыночек… родной…я рядом…Не трогайте! Не трогайте Его!!!…(Пытается вырваться и броситься к Иисусу).

СЦЕНА 10. ^ Казнь свершилась. Мимо распятия идут люди.
С любопытством, но и со страхом в глазах проходит Иуда… Идет Марфа с ребенком. Целует распятие…Идет Слепой, вытирая глаза… Закхей, держась за сердце… Все расступаются, пропуская Мать. Мать припадает к распятью.
МАТЬ. Родной мой – что они с тобой сделали… (^ Гладит крест). В детстве соседский мальчишка поранил Тебе ногу, и я прочищала рану и накладывала на нее травы. Ты-то был ласковый и добрый мальчик и никому не нанес даже царапины. Обижали только Тебя, но Ты всегда прощал обидчиков и было видно, что Ты не такой, как все, что Ты воистину Сын Божий… И Ты выбрал свой путь, сынок. Каждому из нас приходится выбирать: кто-то выбирает преданность, кто-то предательство, кто-то позор, кто-то честь. Ты выбрал крест. А я? Что делать мне? Только одно: верить, ждать и помнить. И пусть никто не верит в то, что Ты воскреснешь, как обещал – я верю. И верю – смерти нет, если душа полна любовью и верой в Тебя!
^ Погружение во тьму. Луч. И нарастает свет.

СЦЕНА 11. Детская комната. Мальчик проснулся. Входят родители.
МАТЬ. С Рождеством Христовым, сынок!
ОТЕЦ. С Рождеством, малыш! (Берет сына на руки, целует).
^ Зажигаются рождественские огни.



З А Н А В Е С

Стихи взяты из сборника «Христос в поэзии». Изд-во «Свет на Востоке», 1989 г.

Пьеса поставлена в Новосибирском областном драматическом театре «Старый дом».
Спектакль по этой пьесе стал лауреатом международного театрального фестиваля в Одессе (Украина).
Пьеса зарегистрирована в Сибирском филиале РАО. Все права на пьесу у автора.
Коротко об авторе.

Пьесы поставлены:
«Шутки в глухомани» - в 44-х городах России и СНГ (на момент 2011 года). Спектакли по этой пьесе стали лауреатами фестивалей в Новосибирске, Иркутске, Перми, Кирове, Самаре, Твери, Йошкар-Оле, Ульяновске, Мурманске, Барнауле, Омске, Сызрани, Тобольске, Ханты-Мансийске, Пскове, Тюмени, Комсомольске-на-Амуре, Москве, в Узбекистане, Болгарии и во Франции.
Пьеса «Призвание – убийца» - в Новосибирском Молодежном академическом театре «Глобус». Стала лауреатом Международного Рождественского фестиваля в Новосибирске.
Пьеса «F 1 – помощь. Памяти Windows 2000» - в Белоруссии, в молодежном театре «На филфаке» Белорусского государственного университета и была представлена на Международном фестивале студенческих театров «Театралны куфар 2009» в Минске.
Печатался в журнале «Современная драматургия», в сборниках «Авторы и пьесы», «Мы выбираем Новосибирск».

Один из соучредителей Секции драматургов при Авторском Совете Российского Авторского Общества.

Участник лаборатории драматургов, режиссеров и критиков Урала, Сибири и Дальнего Востока, семинара драматургов России в Рузе, семинара молодых драматургов СССР.

Один из победителей конкурса пьес Sib-Altera (пьеса «Актриса ночью»).

Добавить документ в свой блог или на сайт


Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница