Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г




НазваниеПятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г
страница25/28
Дата публикации01.12.2014
Размер3.47 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Астрономия > Документы
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
(*О какой рецензии здесь идет речь, установить не удалось.), — ее можно назвать «благожелательной» и «принимающей в соображение» сказанное мною в сравнении с теперешней неистовой враждеб­ностью к антропософии. И вот, в этой лекции я обратил вни­мание на то, что не обязательно тотчас становиться самому ясновидящим, чтобы действительно знать о духовном мире: здоровым человеческим рассудком вполне возможно постичь эти вещи, когда о них сообщает ясновидящий. Я это усиленно подчеркивал. И человек, вполне доброжелательно обсуждав­ший эти вещи, написал следующее: «Штейнер хочет применить здоровый человеческий рассудок для познания сверхчувствен­ного мира. Пока этот здоровый человеческий рассудок остает­ся здоровым, — так говорил этот человек, — он, несомненно, ничего не может знать о каком-то сверхчувственном мире; когда же он что-то знает о сверхчувственном, тогда он уже, несомненно, здоровым больше не является!»

Я, быть может, никогда больше не слышал подобного суж­дения, выразившего с такой достойной душевной прямотой то, что, собственно, должен был бы утверждать каждый человек, который ныне, исходя из «здорового человеческого рассудка», отклоняет познание сверхчувственного мира и говорит о гра­ницах познания в привычном смысле, — если он душевно чес­тен. Ибо он должен либо утверждать это, либо отказаться от нынешних воззрений; все другое не будет внутренне честным.

Современный посвященный вполне может рассказать о том, как из каждого познаваемого камня перед его сознанием выс­тупает некое духовное существо и как другие духовные суще­ства выступают из растений. Они выступают навстречу людям, если эти последние не придерживаются восприятий одних только внешних чувств. И всякий раз, когда таким образом проходишь через мир природы и ясновидчески наблюдаешь, например, тех подобных кобольдам элементарных существ, ко­торые выходят из своих каменных убежищ (а они таятся по­всюду в стихийной природе), и когда затем познакомишься и подружишься с этими элементарными существами, — тогда вскоре открывается возможность узреть за этими элементар­ными существами, — а именно, за элементарными существами минерального царства, — высших существ, восходящих вплоть до первой иерархии, то есть до Серафимов, Херувимов и Пре­столов.

И если последовательно выполнять те упражнения, какие даны мною в книге «Как достигнуть познания высших миров», которая переведена на английский язык под названием «По­священие»* (*Первый английский перевод (Макса Гизи) вышел под названием «Путь посвящения. Посвящение и его результаты» (2 тома, Лондон, 1908 г.). современное издание:«Познание высших миров. Как оно достигается», 6-е издание, Лондон, 1969 г.), — если делать эти упражнения с большой душев­ной энергией, самоотверженностью и преданностью, тогда по­зднее, если достигнуто надлежащее душевное мужество, прихо­дят к открытию, что в некоторых минеральных включениях в горные породы сокрыты целые миры элементарных существ. Они появляются, выскальзывают со всех сторон, становятся большими и свидетельствуют о том, что они, собственно, вклю­чены в части элементарного мира в целом. Эти существа нахо­дятся, прежде всего, внутри минерального царства природы; в особенности присутствуют они там, где земля приходит в со­стояние «зелености»** (»gruneln«),

(**Выражение »gruneln« восходит к Гёте:

«Hier weht gar eine weiche Zuft

^ Es grunelt so, und mir behagt Duft»

(«Какой здесь воздух вольный и живой,

Как пахнет морем и морской травой».

Пер. Б. Пастернака).

способствуя тому, чтобы растения имели свежий земляной аромат. Когда человек всту­пает в этот мир элементарных существ, то эти элементарные существа могут повергнуть его в страх и трепет. Оказывается, они обладают невероятной смышленостью. Когда перед чело­веком из природных предметов появляются эти гномы, то ему надлежит скромно сказать себе: «Вот, ты стоишь тут — глупый человек, и насколько смышленее тебя этот элементарный мир!» Многие люди не смогут со всей серьезностью сказать себе это, ибо они никак не могут сказать о новорожденном ребенке, что у него гораздо больше ума, чем у образованного человека (как это обнаруживается при ясновидческом наблюдении), — а по­тому эти элементарные существа избегают людского взора. Однако человек может вступить с ними в общение, и тогда у него, так сказать, расширяется кругозор, тогда эти насмешли­вые, смышленые гномы оказываются своего рода авансценой, которая вводит человека за кулисы мира внешних чувств и ведет его вплоть до первой иерархии, — вплоть до Серафимов, Херувимов и Престолов.

И поскольку сознание человечества обострилось благода­ря естествознанию последних столетий, то для человека стано­вится возможным при помощи упомянутых упражнение по-настоящему вступить в этот мир элементарных существ, а от­туда — в высший мир. Так при этом любовном погружении в мир природы человек приобретает сознание, не искаженное тем, что теперь является признанным, авторитетным знанием; затем ему открывается возможность постепенно подняться снова к познанию посвящения, — к тому познанию, что было утрачено человечеством.

Кто в конце концов приходит к тому, что, например, на­встречу ему из дерева выступает дух дерева, который для людей древности по утрам скрывался с наступлением утренней душевной зари, а по вечерам, при наступлении вечерней душев­ной зари, возникал опять, — тот сможет затем надлежащим образом приступить к наблюдениям над людьми и, отправляясь от людей современности, ясновидчески узреть их образы в про­шлых земных жизнях, — вместе с эволюцией их кармы. Ибо в отношении человека это ясновидение приводит к его карме, вводит в карму.

В отношении минерального мира, где прежде всего высту­пают смышленые, насмехающиеся над человеком гномы, это ясновидение приводит к Серафимам, Херувимам и Престолам.

В отношении растений это ясновидение приводит к Влас­тям, Силам, Господствам.

В отношении животных это ясновидение, когда оно дает узреть выступающих из них духовных существ, приводит к Архаям, Архангелам, Ангелам.

В отношении людей оно приводит к их карме.

За являющимися в космосе Серафимами, Херувимами и Престолами и за всеми остальными существами высших иерар­хий, за всеми элементарными существами (какие выступают из минералов, шокируя человека своей смышленостью, и какие выступают из растений, шокируя, а может быть, и не шокируя человека своей ласковой навязчивостью, и какие выступают из животных, с их неистовством, порою яростью, с пламенным пылом, а порою с леденящей злобой), — за всем этим, что оказывается тогда авансценой, величественно выступает карма, господствующая над всеми ними. Ибо за всеми мировыми тай­нами, собственно, находится тайна кармы в отношении челове­ка.

И если мы таким образом достаточно подготовились, тогда мы сможем перейти к обсуждению конкретных кармических фактов в следующих лекциях, которые я еще смогу прочесть вам здесь*(*В заключение лекции говорится о положении в Антропософском обще­стве (опубликовано в ПСС, т. 260 а).
^ ВТОРАЯ ЛЕКЦИЯ

Лондон, 24 августа 1924 г.

Если направить взор на историческое развитие человече­ства, тогда по мере хода времени появляются событие за со­бытием. В Новое время люди привыкли рассматривать исто­рические явления таким образом, что в позднейших временах попросту ищут следствия предшествовавших времен и в отно­шении истории говорят о причинах и следствиях таким же образом, как говорят о причине и следствии во внешнем физи­ческом мире.

Но если историческую жизнь рассматривать таким образом, то почти все в ней остается непонятным. Например, вам не удастся минувшую мировую войну просто вывести в качестве следствия из событий, происшедших с начала XIX столетия до 1914 года. Вам не удастся французскую революцию, разразив­шуюся в конце XVIII столетия, просто вывести из всего пред­шествующего. Были разработаны различные исторические мо­дели, но с ними удалось продвинуться не слишком далеко, и в конце концов стала чувствоваться искусственность этих исто­рических моделей.

То, что происходит в исторической жизни людей, становит­ся понятным только тогда, когда исторические личности, игра­ющие значительную роль при наступлении тех или иных исто­рических событий, рассматриваются ясновидчески в отноше­нии их повторных земных жизней. А когда некоторое время наблюдаешь карму таких исторических личностей, сплетающу­юся в ходе их повторных земных жизней, тогда усваиваешь себе душевное настроение, способствующее пониманию того, как обстоит дело с твоей собственной кармой. Поэтому мы намерены сегодня немного заняться наблюдениями кармы ис­торических личностей, совершивших нечто известное нам из истории, и эти их деяния затем связать с тем, что было неким образом записано в их карме из предыдущих земных жизней. В результате мы приходим к прозрению, что события, которые происходят в ту или иную историческую эпоху, оказываются привнесенными туда людьми из более ранних исторических эпох. И если мы со всей серьезностью точно и конкретно, проведем перед глазами все относящееся к карме и повтор­ным земным жизням, что зачастую рассматривают только тео­ретически, тогда мы сможем сказать себе: все мы, сидящие сейчас здесь, уже много раз были на Земле и теперь вносим в современную земную жизнь последствия прошлых земных жизней.

И только приняв это со всей серьезностью, мы поймем, как дело обстоит с ясновидческим постижением кармы. Но пости­жение кармы многому научит только тогда, когда идеи относи­тельно кармы трактуют как великие вопросы исторической жизни. Тогда уже не говорят, что происшедшее в 1914 году есть следствие происшедшего в 1910 году, а то, что произошло в 1910 году, есть последствие того, что произошло в 1900 году, и т. д. Но тогда стремятся понять, как личности, выступающие в исторической жизни человечества, сами переносят из более ранних эпох в позднейшие то, что нам приходится наблюдать. Только тогда можно прийти к настоящему, не мнимому рас­смотрению истории человечества, когда взираешь за кулисы человеческих судеб, не довольствуясь событиями, происходя­щими на авансцене и доступными для внешнего наблюдения историка.

История являет нам ведь так много загадочного. Но эти загадки разъясняются, когда ищут такого их решения, о каком я только что сказал.

Видите ли, мои дорогие друзья, в истории часто выступают личности, подобные, можно сказать, метеорам. Изумляешься, что они вдруг появляются в то или иное время. Изучаешь полу­ченное ими воспитание, и из их воспитания никак не объяснить, почему они ведут себя так, а не иначе. Исследуешь их эпоху, и опять-таки не можешь объяснить — почему они ведут себя данным образом. Только кармические закономерности вносят сюда ясность.

Я хочу привлечь ваше внимание к таким личностям, отно­сительно которых люди охотно задают двоякий вопрос, если эти личности недалеко отстоят от нашей современной жизни, то есть если они жили в не слишком отдаленные времена от нас. Тогда охотно спрашивают: «Как дело обстояло в их прошлой земной жизни? Что они вынесли из этой прошлой жизни, чтобы стать такими, какими они стали в своей новой инкарнации?»

Если же возникает интерес к личностям, действовавшим в давние времена исторического развития человечества, тогда по преимуществу хотят знать, когда они опять вновь вступают в жизнь, а не то, что они тогда являют собой. Если ранняя историческая жизнь таких личностей была знаменитой, то спра­шивают: «Кем же они стали впоследствии?» Хотят знать: ка­кая же другая жизнь последовала за такой исторической жиз­нью? Была ли она опять знаменитой или же исторической в каком-то другом смысле. И хотят познать именно взаимосвя­зи.

Так вот, такие взаимосвязи, действительно, крайне трудно исследовать; а поэтому я хотел бы дать вам прежде всего понятие о том, что если хотят исследовать кармические взаи­мосвязи, то надо направить взор на всего человека в целом, а не только на то, что зачастую людям представляется в нем особенно ярким и характерным.

Тут я хотел бы привести один пример, который сначала покажется имеющим личный оттенок. Когда-то у меня был учитель геометрии*(* Георг Козак, (1836 — 1914). Учитель реального училища в Винер-Нойштадте. Ср. гл. 2 в «Мой жизненный путь» (1923-1925), ПСС, т. №28. Rudolf Steiner Verlag Dornach/Schweiz.Эвидентис, Москва, 2003.), очень мною любимый. Ему было нетруд­но завоевать мою любовь, ибо я в школьные годы чрезвычай­но любил геометрию. Но этот учитель действительно имел в себе много, много своеобразного. Он обладал специфической одаренностью к геометрии, которая завораживала окружаю­щих, хотя на людей, не способных иметь глубокое впечатление от другого человека, он мог производить впечатление трезвос­ти, сухости. Но вопреки тому, что он был сухим и трезвым, можно было оказаться чрезвычайно затронутым воздействи­ем, которое исходило от него, — правда, не в лирическом, но в художественном смысле.

И вот, я всегда имел сильную потребность проникнуть в тайну личности этого учителя. И тогда я пытался применить те средства оккультного исследования, которые могли привес­ти к этой цели.

Находясь в Торки, я уже говорил об этом*(*См. три лекции в составе этого тома.) и хотел бы сейчас только повторить то, о чем мною говорилось во время лекции в прошлом году и здесь** (**Лекция в Лондоне от 2 сентября 1923 г. содержится в томе «Наука Посвящения и познание звезд. Человек в прошлом, настоящем и буду­щем с точки зрения развития сознания» (ПСС, т. 228).): если вы продвинулись в развитии оккультных способностей души и пришли к возмож­ности создать в себе пустое сознание, а затем заполнить это пустое сознание тем, что звучит из духовного мира, — и если к этому присоединить такие вещи, какие были описаны мною сегодня в утренней лекции, тогда уже можно получать впечат­ления, интуиции, которые столь же точны, как математические истины, и на основе известных явлений в современной жизни данного человека указывают на его прошлое земное воплоще­ние.

Так вот, по причине превосходных геометрических рассуж­дений, — я хотел бы сказать, из-за того способа, каким этот учитель излагал геометрию, я мог питать большой интерес к этому учителю. Этот интерес сохранялся, и личность учителя долго занимала меня; она предстояла передо мной также и тогда, когда этот учитель, достигнув старости, умер. Судьба больше не сводила меня с ним после того, как я оставил школу, в которой он преподавал. Но и вплоть до его смерти, а после смерти — с особенной отчетливостью — его личность пред­стояла передо мной в духе как реальность, со всеми конкрет­ными особенностями ее действий и устремлений.

И вот мне открылась возможность, исходя из современной жизни этой личности, — а именно, из того факта, что у нее одна ступня была короче другой, так как эта ступня была недораз­вита и искривлена, — открылась возможность получить интуи­цию относительно ее предшествовавшей, решающей для нее земной жизни.

Подумаем о том, что при переходе из одной земной жизни в другую то, что было головной организацией, становится орга­низацией ног, а то, что прежде было организацией ног, организацией конечностей, становится головной организацией (это известно из моих прошлых лекций). Тогда можно понять, что такой внешне заметный телесный недостаток может иметь из­вестное значение в жизни человека, поскольку эта жизнь вклю­чает в себя последствия его предшествовавшего земного су­ществования. Отправляясь от этой недоразвитой, искривлен­ной ступни, я проследил в обратном направлении личность это­го учителя. И ходя она предстает, можно сказать, как не знаменитая личность (но тем не менее в том кругу, в котором она действовала, она производила сильное впечатление по мень­шей мере на меня, а также и на многих других людей), наблю­дение над ней приводило в ту область исторического развития человечества, где следует искать лорда Байрона.

Лорд Байрон тоже имел недоразвитую, искривленную ступ­ню. И эта своеобразная особенность (хоть и внешняя, — но то, что в одной земной жизни является внешне телесным, в другой жизни есть духовно-душевное) помогла узнать о том, что эти обе личности, которые жили на Земле не одновременно (мой учитель геометрии с недоразвитой, искривленной ступней жил позднее Байрона с его искривленной, недоразвитой ступней), тем не менее в одной из прошлых земных жизней жили вмес­те. Итак, гениальный поэт — и гениальный геометр, один как добившийся широкой известности — другой как производив­ший только интимное впечатление на отдельных людей, но тем не менее оказавший решающее влияние на многих, — оба они находились рядом во время их прошлой — средневековой зем­ной жизни. Оба они знали легенду о Палладии, который неког­да был священным сокровищем Трои, а затем вместе с Энеем прибыл в Италию, где стал почитаться священным сокрови­щем Рима, от которого зависит счастье Рима; потом этот Палла­дий был перевезен императором Константином*
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Похожие:

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconДвадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года содержание
Двадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconЮрия Норштейна "Снег на траве"
Мы начинаем публикацию фрагментов книги Юрия Норштейна "Снег на траве", составленной из лекций, прочитанных во время учебных занятий...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconИзбирать темы, он побуждал их задавать вопросы и делать сообщения,...
Введение к выходу в свет публикаций из лекций Рудольфа Штайнера для работающих на строительстве Гётеанума с августа 1922 г по сентябрь...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconЛекций, прочитанных в Дорнахе в 1924 году ga 279
Человек представляет собой форму, происшедшую из движения. Эвритмия есть продолжение Боже­ственного движения, Божественного образования...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconЛекций, 1 ответ на вопросы, Дорнах 10 апреля 1921(ответ); 5-23 сентября...
Это расчленение будет таковым: я дам пояснения об образовании речи и о драматическом искусство, а фрау Штайнер возьмет на себя ту...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconПолный курс лекций по русской истории Петроград. 5 Августа 1917 г
Печатный источник: С. Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории. Издание 10-е ocr, Spellcheck: Максим Пономарёв

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconЭта книга возникла на основе курса лекций, прочитанных автором в...
Эта книга возникла на основе курса лекций, прочитанных автором в 1994-95 гг в Университете истории культур. У автора давно была мысль...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconДжордж Оруэлл Фунты лиха в Париже и Лондоне О. Даг «Фунты лиха в...
Т. С. Элиота, отличает «коренная честная прямота». Дебютная, во многом автобиографичная, повесть полна юмора, легка, динамична и...

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconО преподавании для двенадцати лет история физика. Девятая лекция Штутгарт, 30 августа 1919 года
Третий – "Семинарские обсуждения и лекции по учебному плану"– посвящен отдельным вопросам обучения, а также учению о темпераментах....

Пятнадцать лекций, прочитанных в Арнгейме, Торки, Лондоне, Берне, Цюрихе, Штутгарте с 25 января по 27 августа 1924 г iconВыдержки из выступлений и прочитанных лекций специалистов по теме...
В настоящее время вместо термина «КИ» популярность приобретает термин «слуховая имплантация». На данный момент разработаны



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница