Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов




Скачать 111.62 Kb.
НазваниеСавенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов
Дата публикации13.01.2015
Размер111.62 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Философия > Документы


Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко)


Стихи последних лет





стихотворения, 2000—2006 гг.
© Эдуард Лимонов

содержание




  • На смерть майора («Майора убили потом в Чечне…»)

  • «Старый фашист (Пьер Грипари)…»

  • «Смерть и Любовь над миром царят…»

  • «Когда себя введу…»

  • «Принцем Тамино, с винтовкой и ранцем…»

  • Лефортово («Тюремный день турусами шурша…»)

  • «Страшно проснулся: пустая тюрьма…»

  • Саратовский централ («Тюрьма шумит от двери до двора…»)

  • Смерть Александера («Цветут болота Вавилона…»)

  • «Пойти бы погулять с блондинкой…»

  • Элен («Песнь механического соловья на рю Пайенн…»)

  • «К своей невесте Пелажи…»

  • «И вязкий Ленин падает туманом…»

  • 4 февраля 2003 года («Где-то Наташечка…»)

  • «Когда-нибудь, надеюсь, в ближайшем же году…»

    +



  • «В мире утверждений…» (Я отрицаю)

  • «Не есть ли это подтверждение того…» (Машина)

  • «Очень много красивых микробов…» (Уроды)

  • «Я только и думаю что о тебе. Вот…» (Молчание)
^

На смерть майора



Майора убили потом в Чечне,

Он кепи свое дал мне.

Махнулся со мной на кепку мою

(Не раз побывала она в бою).

…У майора Касаткина отпуск был,

Через Москву он лежал.

Я майора Касаткина не забыл,

На подкладке он написал:

«Кто найдет эту кепку — тотчас отдай

майору Касаткину».

Я надеюсь, майор, ты попал в рай,

И рай твой ведет войну

С адом соседним за райский сад,

Примыкающий к ним двоим.

Я надеюсь, майор, что твой отряд

Наступает сквозь адский дым.

Что крутая у вас в раю война,

Такая, как ты любил,

Как Сухуми взятие, так и на-

ступленье подземных сил.

* * *
Старый фашист (Пьер Грипари)

на «днях литературы» в городе Коньяк,

посоветовавший мне прочесть Нерваля,

умер недавно…

Старый французский фашист и старый педераст.

Нерваля я не прочёл, но знаю,

что он повесился на фонаре в Париже

под первыми лучами зари

на улице Старого Фонаря. Как красиво!

Проклятый поэт должен быть фашистом.

Другого выхода нет.

Все мы одержали победу (то есть

потерпели поражение) в 1995-м и рядом

Краинские сербы потеряли их землю,

Я потерял Наташу.

Не удалась попытка Денара

отбить Коморские острова.

И умер Миттеран фараон…

(Умер даже Бродский — мой антипод-соперник.

Некому посмотреть на меня,

один я остался)

Проклятый поэт должен быть фашистом.

Не удалась попытка…

Христос проиграл…

И Че Гевара с Мисимой, и Пазолини,

мы все проиграли, т.е. выиграли все…

Мы в тысячный раз выходим с тобой

из жёлтой больницы, Наташа,

у Нотрэ Дам (О, госпиталь Бога!), и апрель

наступает опять и опять…

Я был фашистом, когда я шёл с тобою

по каменным плитам

госпиталя Бога…

Я был им…

Я им остался.

Ты превратилась в бродяжку, панкетку, рок-группи

пожирательницу грибов, в

женщину-газированный автомат.

А я не могу больше быть и…

только фашистом

примет меня земля.

* * *
Смерть и Любовь над миром царят,

Только Любовь и Смерть.

И потому Блядь и Солдат

Нам подпирают твердь
неба. Горячие их тела

(он — мускулистый, она — бела,

так никого и не родила,

но каждому мясо своё дала),
переплелись и пульсируют вместе.

Ей — безнадёжной неверной невесте —

В тело безумное сперму льёт,

Зная, что смерть там она найдёт.
У Бляди мокрый язык шершав.

В щели её огонь,

Солдат, отрубатель и рук, и глав,

Он семя в неё как конь…
Она ему гладит затылок,

И он извивается пылок…

* * *
Когда себя введу

в твой молодой канал

И на стене в аду

(а ад кромешно ал)

тебя собой распял

скользил и воспарял
И горечь на губах

и твой ночной живот

и думаешь в потьмах:

«ну и случилось, вот.»
апрель 2000 года

* * *
Принцем Тамино, с винтовкой и ранцем

Немец австрийский Гитлер с румянцем

По полю французскому славно шагал

Но под атаку газов попал
«Кози фан тутте». «Ди Зауберфлёте»

Австрийского немца моцартовы ноты

Ездил в Париж. Жил полжизни в каретах

Музыку сфер записал он в дуэтах
Курфюрсты. Эрцгерцоги. Клары. Кораллы

Наци вина нацедили в бокалы

Гомо-фашисты, Эрнст-Ремы и гомо

Имя Моцарта фашистам знакомо.
Будь я эсэсовцем юным и смелым

Слушал бы я Фьердилидж с Дорабеллой

Два офицера: Гульельмо, Феррандо

Их Муссолини прислал контрабандо

Двух итальянцев,— штабистов смешливых

В наши кафе кобылиц боязливых
Как я люблю тебя Моцарт-товарищ,

Гитлер-товарищ — не переваришь,

Гитлер амиго принцем Тамино

Нежно рисует домы в руино…
^ Лефортово, 2002 год

Лефортово



Тюремный день турусами шурша

Уж начался, и едет не спеша

Газету принесли… Стучат ключом

Лекарства что прописаны врачом

Сложив в бумажку, нам суют в кормушку

Вторую чаем вспененную кружку

Я допиваю. День пошел баржою

Если тюрьму можно назвать рекою
Отель Лефортово, военные погоны

И стоны, стоны, стоны, стоны

Души, здесь похороненной живьем

«Как Вы мсье?» мне «человек с ружьем»

Вопрос лукавый задает, он лыс

Сей младший лейтенант и вправду лис
Он тонкий лис, перловкой и морковкой

Его рубаха пахнет, он с золовкой

До «Бауманской» ехал поутру…

«Я — все нормально, скоро не помру

Назло Вам проживу еще лет триста»

— Звучит ответ философа-фашиста
Философ гриву отпустил как мог

В кормушку он смеется и плюется

Он отжимается, он не сдается

«Он супермен», сказал бы педагог

Он высший сорт, он — экстра, мега-стар

А младший лейтенант — он русский самовар

* * *
Насте
Страшно проснулся: пустая тюрьма

Утром проснулся рано

А под ногами с крутого холма

…Бактрия и Согдиана
Желтые обе. Милые две

Родины у султана

Бактрия — словно бы грива на льве

Дождь золотой — Согдиана
Я не доставлю Вам… я не умру

Как лепестки из фонтана

Нежно стучат о земную кору

…Бактрия …Согдиана
Ты пишешь письмо мне

А адрес прост: каракули крупного плана

Азия — где небеса купорос

Бактрия. Согдиана.
Будет полет золотых орлов

Хоть соль будут лить на рану

Пока не увижу с высоких холмов

Бактрию и Согдиану
^

Саратовский централ



Тюрьма шумит от двери до двора

С утра вползает влажная жара

И выползает мокрый влажный зверь

Чтобы в окно протиснуться теперь
Тюрьма гудит, кричит и говорит

Тюрьма ключами ковано стучит

На суд-допрос, на бледный Страшный Суд

Нас пацанов испуганных влекут
Тюрьма живет вся мокрая внутри

В тюрьме не гаснут никогда, смотри!..

В тюрьме ни девок нет ни тишины

Зато какие здесь большие сны!
Тюрьма как мамка, матка горяча

Тюрьма родит, натужная, кряхча

И изрыгает мокрый, мертвый плод

Тюрьма над нами сладостью поет!
«Ву-у-у-у! Сву-у-у-у! У-ааа!

Ты мой пацан, ты мой, а я мертва

На суд-допрос, на бледный Страшный Суд

Тебя пацан, вставай пацан, зов-уут!»
^

Смерть Александера



Цветут болота Вавилона

Вода из Тигра и Евфрата

Весной микробами богата

Царь пьет за прах Гефестиона
Царь сник, Царь-алкоголик болен

Ему мудрец Калан когда-то

Предрек что нет, не смерть солдата

Найдет. Но смертью вавилонен

Он будет в городе разврата
Тень синяя от стен суровых

Ширь медная пустынь вдоль ложа

На сказку свежую похожа

У изголовья, вин багровых

Стоят сосуды с бурдюками
Закаменевши желваками

Алескандер отходит к мертвым.

Его красивым и простертым

Мечи сжимая кулаками

Толпа угрюмых и упертых

Ждет полководцев. Сквозняками
Дворец весенний ощетинен

Держава. Азия. Держава

Угрюмо остается справа

Ведь смертью переполовинен

Дворец двоится обессинен
Смерть входит слева

Смерть спокойна

И Азия большая знойна

И Вавилон обескартинен.
Смерть — юная большая дева

Чей взор стеклянен и невинен

* * *
Насте
Пойти бы погулять с блондинкой

С изящной тонкой половинкой

Пойти бы с ты бы погулять

Блондинку б нежную обнять

И сиську ей рукою мять
Блондинки это же не люди

С тобою с ангелом иду

И озираются все люди

В две тыщи, а каком году?
ТЫ как цветок на нежном поле

Как платье льнет к тебе. Доколе

Сидеть в тюрьме, пыхтеть, вонять?

Блондинку б скользкую обнять!

Элен



Песнь механического соловья на рю Пайенн

Масонский дом, где пирамида с треугольником

И встреченная девушкой Элен… Элен… Элен

Тележка, что влачит угольев ком
Влачит, свистит, визжит, старушкою ведомая

По рю Пайенн идет близкознакомая

Ко мне идет и пэ несет, чтоб спариться

Так что же ей с старушкою базариться..?
Заткнувши пальчиками ушки и зажмурясь

Она бежит по рю Пайенн прищурясь

И блики и удары солнца в уголь

«Брызь! Взынь!»,— блик отлетает в угол
И тьму разит. А та несет мочой

Таков был быт несложный, городской

В Год восемьдесят первый там в Paris

Элен… Элен… Элен… ты мокрая внутри…
Была.

* * *
К своей невесте Пелажи

Маркиз де Сад спешит

И гравий под ногой визжит

На «ша» и «жэ» и «вжи»
Глубокий вырез. Сонный лиф.

Холодных сисек гроздь

Над ней Маркиз де Сад, как гриф

У ней как в горле кость
Он пилит, рвет, кусает плоть

Толчет ее как соль

Она визжит: «Господь! Господь!

Меня он режет вдоль!»
[Затем он ей, но то и люб

Блондин, садист, маркиз

Что с нею — нежной, страшно груб

Ее швыряет вниз]
Ее слуге он отдает

Слуга хватает плеть

И истязает ей живот

И топчет как медведь
Она спала бы без него

Сосала бы конфет…

[И обожает оттого

Что без маркиза своего

Ее на свете нет]
«Амёба хрупкая моя!

Моя ночная жбан!»

«В нее внедряйся как копье

Топчи ее, мой Жан!»
Воняет плоть, смердит дерьмом

О белозадый зверь!

О Пелажи, ты жадный дом

Холодных сисек этажи

Вчера, всегда, теперь…
Лимонов жил, Лимонов жив

Лимонов будет жить

К своей невесте Пелажи

Маркиз де Сад спешить…

* * *
И вязкий Ленин падает туманом

На ручки всех кают над океаном,
И ржавый Маркс — заводоуправления

Прогрыз железо: ребра и крепления,
И черный Ницше — из провала — крабом

И толстый Будда, вздутый баобабом,
И острый я, как шип цветов колючих

На Украине призраков летучих,

На Украине снов, где Гоголь с вязами

Где буки и дубы и рощи базами…
Такие мы. А Вы — какие?

Мы — неземные. Вы — земные.
^

4 февраля 2003 года



Где-то Наташечка

Под теплым мелким дождичком

Идет сейчас босая

А выше над облаком

Господь играет ножичком

Блики на лицо ее бросая
«Бу-бу-бу-бу-бу-бу!» «Ба-ба-ба-ба-ба-ба!»

— Так поет Наташечка нагая

Выпятила девочка нижнюю губу

Мертвенькими ручками болтая

И ножками тоже помогая…
Поспешает в направленьи Рая

Мокрая Наташечка нагая.

* * *
Насте
Когда-нибудь, надеюсь, в ближайшем же году

Я к маленькому панку с улыбкой подойду
Долго мы не виделись, товарищ панк,

Пойдёмте, погуляем (не против?) в зоопарк.
Там умные пингвины и лица обезьян

Там ходит волк красивый, как красный партизан
Что-то Вы невеселы товарищ панк

Для маленькой прогулки не взять ли нам ли танк?
И эта чудо-девочка, с прекрасной из гримас

Мне скажет: «Волк тюремный! О, как люблю я Вас!

Я просто молчалива. Я вовсе не грустна.

Всё классно и красиво!» — так скажет мне она.
Где плещутся в бассейнах тюлень, гиппопотам

На танке мы подъедем к мороженным рядам
Мы купим сорок пачек ванили с эскимо

От зависти заплачут, те кто пройдёт мимо
^

Я отрицаю



В мире утверждений

Возможно только отрицание

Тотальное, ниспровергающее отрицание

Негатив на позитивах фотокадров

Всех этих девочек, которых

Я отрицаю — ебаный эрзац

Пиздец! Сплошной продукт

Сплошной товар — пиздец!

Это ли не голодные духи?

Это ли не трупные мухи?

На грани очеловечения

Шампуни, маски, макияжи

Духи побляже, туши, тени

Мясные призрачные туши

Кровавые на ощупь тени

А за ними хуевы тучи

Реальных и не очень, денег

Я отрицаю все эти глухие уши

Я отрицаю все эти немые души

И рты парализованные снами

Я отрицаю вместе с ними
^ Лефортово, 2001 год

Машина



Не есть ли это подтверждение того

Что всё это реально существует:

Я чувствую

Я желаю

Я прикасаюсь?

Где-то я уже слышал эти слова

Протестное сознание

Сопротивление

Разрушение — как — созидание

Я — такая машина

Ты — другая машина

Я могу заебательски восхищаться со стороны

Я люблю тебя, другую машину

Употребляя вовнутрь текст

Чему-то такому внутри улыбаюсь

Сторонний взгляд во всяком случае

Уже свидетельствует об отчуждении

И поэтому я полуслепой, невменяемый

Получается неуправляемый

Всего наполовину подчиненный

На лучшую свою половину

На другую свою половину — тебя

Но это не играет роли в силу боли

Но это не играет роли в силу лени

Ведь я перед тобою под контролем

И я перед тобою на коленях
^ Лефортово, 2001 год

Уроды



Очень много красивых микробов

Очень много красивых инсектов

Уроды втыкают в метро

Микробы огромного города

Уроды из летнего морга

Микробы из страшного обморока

Уроды из дикой истерики

Микробы из города-окорока

Микробы втыкают в Америке

Уроды уже накачались

Чтоб к ебеням убирало

Микробы немного подснялись

Чтобы не умирало
^ Лефортово, 2001 год

Молчание



Я только и думаю что о тебе. Вот.

Я только и думаю… Ёбаный в рот!

И что мне смогли рассказать писатели?

А поэты? А надзиратели?

И что смогла мне предложить взамен литература?

А маргиналы? Стукачи прокуратуры?

А книги по философии —

Они-то хоть что-нибудь сказать могли ли?

Хуёв! Они смердят в своей могиле

Они себе лежат в своей могиле

Смерть — немой и сладостный минет

Вне модуса «вопрос-ответ»

И ты — начало всех моих начал

Бретон молчал

Батай молчал

Берроуз в Гинзберга кончал
Лефортово, 2001 год


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Как мы строили будущее России © Эдуард Лимонов оглавление

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconЭдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) Молодой негодяй © Эдуард Лимонов оглавление 1 46
Юноша Лимонов вздыхает и нехотя открывает глаза. Узкую комнату заливает проникшее с площади Тевелева через большое окно, желтое,...

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Мой отрицательный герой стихотворения, Нью-Йорк Париж, 1976-1982 гг. © Эдуард Лимонов
Три деревенских стихотворения «Лампа. Книга и машинка…»; «Там дальше — поле кукурузы…»; «Землекопную оду…»

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Русское стихотворения, 1967-1974 гг. © Эдуард Лимонов
Кухня («Только кухню мою вспоминаю…») из сборника «Прогулки Валентина» (1968 год)

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Седой Ересиарх стихотворения © Эдуард Лимонов
Землетрясение и затмение («Я был в Душанбе. Вниз упали картины…») Спасибо, сербский капитан! («Хоть я на фронте пил вино…»)

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко) Живая речь (часть 1) интервью, радио- и телеэфиры, опросы,...

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Русское психо эссе © Эдуард Лимонов
Алексеем Хозеевым. Вчера поиски дезертира возобновились. В них принимают участие свыше 200 военнослужащих и сотрудников правоохранительных...

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко предисловия © Эдуард Лимонов
В «Русской Мысли», в статье о разгромленной выставке в Москве, приведено стихотворение «Икар» и сказано, что, его написал «молодой...

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Священные монстры портреты © Эдуард Лимонов
Прованса, Константин Леонтьев умер, постриженный в монахи, Джон Лейденский сложил голову на плахе, Жан Жене — в Париже, но вдали...

Савенко Стихи последних лет стихотворения, 2000-2006 гг. © Эдуард Лимонов iconСавенко Статьи в газете «Новое Русское Слово» © Эдуард Лимонов
Я намеренно озаглавил свою статью призывом Солженицына к советской интеллигенции, потому что речь в ней пойдет именно о случаях лжи....



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница