Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23




НазваниеНовоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23
страница14/35
Дата публикации06.04.2014
Размер4.84 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > География > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35


Согласно концептуальной метафоре ГОСУАРСТВО - ЭТО ДОМ (19%), Америка предстает благополучной фазендой дядюшки Сэма с хозяином на крыльце, благоговейно наблюдающим за усердной работой своих слуг – нелегальных мигрантов (рис.3). В другой карикатуре дядюшка Сэм идет демонтировать трамплин, с которого нелегальные мигранты и террористы попадают в США. Метафорическое представление Америки в виде крепости с неподступными стенами, губки, способной впитать в себя огромное количество мигрантов создает образ сильного, непобедимого государства, способного правильно принимать решения и не обращать внимания на надоедливых «мух» - мигрантов.

Невербальные метафоры войны и стихии не занимают лидирующих позиций в нашем исследовании, однако представляют яркие образы. В метафорической модели МИГРАЦИЯ – ЭТО ВОЙНА (9%), мигранты ассоциируются с образом фашистских захватчиков, наступающих на Соединенные Штаты, и создают образ мигранта-врага, мигранта-захватчика (рис.4).

В концептуальной метафоре МИГРАНТЫ - ЭТО СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ (1%) мигранты представлены огромной волной, цунами, накрывающей Америку (рис.5). Милитарные метафоры и метафоры стихии обладают мощным прагматическим потенциалом угрозы, агрессии, разрушения, неизбежности. Данные невербальные метафоры отражают масштабность и неизбежность «надвигающегося стихийного бедствия».

Таким образом, в основе осмысления явления МИГРАЦИИ в США в политических карикатурах лежат зооморфные метафоры, метафоры дома, милитарные метафоры, метафоры стихии и метафоры со сферой-источником ИНОПЛАНЕТНЫЕ СУЩЕСТВА. В сознании американцев мигранты – это полчища мух, прилетевших в уютный дом с другой планеты, сметающие все живое на своем пути. Перспективой данного исследования является анализ невербальной метафоры в политических дискурсах России и Великобритании, а также сопоставление невербальной и вербальной метафоры в вышеуказанных дискурсах.




Военное вторжение.

Иммиграционное вторжение.

Рис. 4


Дай мне твоих уставших… твоих бедных… твою толпу, жаждущую… ммм…жаждущую… Боже!!!!!

Рис.5



Библиографический список
1. Будаев, Э.В., Чудинов А.П. Метафора в политическом интердискурсе: монография / Урал. гос. пед. ун-т. - 2-н изд., испр. и доп. - Екатеринбург, 2006 - 213 с.

2. Будаев, Э.В. Политическая метафора в невербальных семиотических системах. // Политическая лингвистика. Выпуск (4)24 / Урал. гос. пед.ун-т; Главный редактор Чудинов А.П. - Екатеринбург 2007. - с. 12

3. Ворошилова, М.Б. Креолизованный текст в политическом дискурсе // Политическая лингвистика. Выпуск (3)23 / Урал. гос. пед.ун-т; Главный редактор Чудинов А.П. - Екатеринбург 2007. - с. 73-78

4. Чудинов, А.П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации. Екатеринбург, 2003.

5. www.politicalhumor.about.com

6. www.politicalcartoons.com

7. www.cartoonbank.com
Концептуализация природы в поэзии Бориса Марьева и Юрия Лобанцева
Капленко В.Н.

Филиал УрГПУ,

г. Новоуральск
Концепт «природа», обладающий высокой степенью абстрактности и обобщённости и полярно противопоставленный концепту культуры (цивилизации), конкретизируется множеством концептов меньшей степени обобщённости, которые могут быть подразделены на группы по различным признакам: местонахождению (на земле—на небе и т.д.), статичности-подвижности-эфемерности (объекты природы—явления природы), масштабу (мега-, макро-, микрообъекты), отношению к биологической жизни (живое—неживое—мёртвое, органическое—неорганическое, животное или растение), включённости в оборот цивилизации (природа дикая — природа, освоенная/ покорённая/ обработанная человеком — природа, охраняемая человеком) и т.д. Нет нужды и возможности в этой статье перечислять все концепты и соответствующие им лексемы, так как носители русского языка безошибочно различают, относится ли какой-либо данный концепт к миру природы или к иной области.

«Жизненный опыт человека постоянно обогащает содержание концептов, которые составляют его концептосферу» [1: 125]. Процессы концептуализации непрерывно идут и в обществе, и в индивидуальном сознании [1: 126].

Одна из областей, где происходит активное переосмысление, уточнениие, углубление концептов, наполнение их индивидуальным содержанием, — это сфера художественного сознания: в ней формируется художественная картина мира, своя у каждого автора, обладающая особенностями, продиктованными традицией, эпохой, художественным методом, направлением, мышлением автора и замыслом произведения. В соответствии со всем этим формируется образ природы и занимает своё место в образной системе произведения.

Имена поэтов Б. Марьева и Ю. Лобанцева связывают не только временные и географические обстоятельства (оба — уральские, свердловские поэты-шестидесятники). Известно, что между ними были отношения дружбы и творческой соревновательности, что отразилось в стихотворении Б.Марьева «Любимый враг»: Едва послушное перо// Нацелено в мечту, // Он усмехается: «Старо!// Вот я своё прочту…»

Отношение к природе, её образ, идеи, с ней связанные, могут выступать как черты творческой индивидуальности и критерии оригинальности художественного мышления. Сравнение же творчества двух поэтов, писавших в русле одного направления, позволяет увидеть их различие и сходство, моменты диалога, полемики.

Материал данной статьи — поэтические тексты, включающие слова «природной» тематики, — группируется по тем концептуальным смыслам, которые определяют место и роль отображаемого элемента природы в художественном мире стихотворения.

І. В творчестве Бориса Марьева образы природы часто выступают как первый элемент параллелизма (средство сопоставления), служащий иллюстрацией, образным пояснением ко второму элементу, которым может быть Поэзия, Душа, Человек или Человечество.

^ Природа ≡ Поэзия

*Неделю землю мучил зной,// Земля едва жива. /…/ И пьёт земля. Поёт земля!/ Стряхнула скорбь с лица…// И просветлённо понял я// Нехитрый долг певца:/…/ Идти, как свет,/ Идти, как жизнь,// Как ливень золотой! Первый элемент параллелизма — рассказ о начале ливня — занимает большую часть текста, являет развёрнутую картину, тогда как второй — предмет сопоставления — играет роль лирического итога. Сходство между явлением природы и жизнью «певца» подкрепляется троекратными сравнительными оборотами в финале, где формулируется идея.

Похожим образом организовано стихотворение «Подсолнух»: …Он стоял — представитель солнца,// К облакам запрокинув лицо. /…/Все подсолнухи, как радары,// Прямо к солнцу устремлены./…/Мы, поэты,—/ Подсолнухи мира —// Твёрдо знаем,/ Куда глядим.

В следующем случае параллелизм оказался отрицательным, аналогия между явлением природы и творчеством не состоялась: *– ^ Как пишут стих?/ – Так соловей поёт.// – Как пишут стих?/ Так лопаются почки.// – Как пишут стих?/ …Я ночи напролёт// Кромсал и правил слипшиеся строчки. Приходит другая аналогия — с напряжённым трудом и самопожертвованием: Гончарный круг…/ Горячий ветер горна…// Сырую землю режут лемеха…/…/ Стихи живут, /Когда их пишут/ Кровью!

^ Природа ≡ Душа

*Кричи, кричи мне о любви…// Горят леса со звоном… — предзимнему состоянию природы сопутствуют предчувствия душевной пустоты: И лишь останется в крови// Озноб — тревожить пепел.// Кричи, кричи мне о любви// Сквозь сумерки и ветер. Функция «природы» здесь сложнее, чем только параллелизм, это ещё и препятствие, и опасность: …А волны выше, выше! –// Пока всё это наяву,// Кричи, покуда я живу,// Кричи, покуда слышу!

*Полюбил огонь берёсту…— здесь берёста «ведёт себя» подобно человеческому персонажу: А берёста, умирая,// Всё кричит, не разбирая: «Жги меня! Жги меня!» Приём параллелизма здесь материально не проявлен, скрыт, так как второй элемент не представлен, он присутствует лишь на уровне образного смысла, как подразумеваемый компонент олицетворения.

*Верю:/ Люди — те же деревья.// Знаю:/ Каждый кольцами вит.// Где-то солнышко обогрело,// Ну а где —/ Ожоги обид… Это размышление о душевном состоянии многих людей. Выстроив сравнение, поэт продолжает говорить о людях, словно о деревьях. В финале, полуироничном, эти два образа так и не разграничены: Исправляйте, граждане, климат,// Берегите, граждане, лес!

ІІ. Природа как источник

- утешения

*Как досталась мне эта зима:// Два инфаркта в течение года! /…/ Я по лужам брожу голубым,// Где берёзы стоят вверх тормашками,// Пустяком утешаюсь любым:// Облаками,/ Скворцами,/ Ромашками…

- покоя, отдохновения

«Баллада о сказочнике» (посвящённая памяти А. де Сент-Экзюпери). Краткий отдых военного лётчика между вылетами отображён всего в нескольких строчках: Сегодня спокойно./ В дали луговой//Рокочут июльские грозы.// Он тонет в ромашках седой головой,// Он смотрит на чистые звёзды. Даже такое «беспокойное» явление, как грозы, включено в контекст состояния спокойно и, таким образом, в число явлений, составляющих контраст тревогам войны. После эпизода гибели героя слова, называющие явления природы, символизируют траур или последний салют, причём два из этих слов представляют реминисценции из «Маленького Принца»: И Роза заплачет, и Маленький Принц// Откроет салют из вулканов; два других — формируют пейзаж: Растает над морем бензиновый след,// Тяжёлые тучи прольются…/// Но мудрые дети/ Не веруют в смерть,// Но звёзды, / как прежде, / смеются! Последнее из выделенных слов позволяет говорить о «природе как источнике оптимизма»;

- источник сил

«Живая вода». …Пью берёзовый сок. Не берёза — родник! /…/ Пью берёзовый сок, чтоб расти и цвести,// Чтоб свою богатырскую ношу нести…

- источник красоты, открытий, творчества

«Море». …О море! Сколько ни откроешь// Ещё для сына твоего,// Из всех красот, из всех сокровищ// Я не оставлю ничего!// Я всё возьму…/…/ Я увезу с собой победу// В бесхитростном черновике…

ІІІ. Жизнь природы изображается как таковая, становится главным объектом поэтического внимания.

«Бабочка». Родилась бабочка в шестом часу утра…/…/… «Как славно я жила…// Как долго я жила…О, счастье жизни!» Утверждается красота и ценность всяческой жизни.

Природа, живущая собственной жизнью (*Зелёные ветры уральских лесов…), может стать живописным фоном, формируя общую атмосферу стихотворения: Я рифмы отбросил дикарской рукой —// И рыжая осень запахла ухой.

ІV. Природа в системе отношений

Природа ↔ Человек / Человечество

*Садовники, уж эти мне садовники! — в саркастических красках преподносятся усилия садовников, пытающихся «привить рябину на шиповнике», «женить осину на сосне», по контрасту с той лёгкостью, с какой это делает природа: Уж если здесь сосна с осиной встретятся,// То накрепко. / Навек. / Без топора.

«Кислород». ^ Деревья! Мои пращуры и боги…— лирический герой (далее ЛГ) говорит от имени всего человечества, включая и древних людей, и современных, и кается перед земными растениями за принесённые беды: Я пеплом вашим удобрял посевы,// Из рёбер ваших грады возводил./…/ Я отравил урановым угаром// Накопленную вами синеву. /…/ Чем оплатил я горестное шефство// Волшебника — Зелёного Листа! Он (ЛГ) обещает исправить положение: Я научу зелёной вашей речи// Всех, позабывших о своём родстве!// Благослови, прости меня, природа… Природа — родня человеку, основа его жизни, страдающая от его легкомыслия и агрессивности.

^ Природа ↔ Человек ↔ Цивилизация

*В измятой кепке, с рюкзаком весёлым…Герой окунается в мир природы, вначале предстающий как нечто целое, в котором не различаются составляющие элементы: Он щебетал, он капал и таился,// Он лепетал младенческой листвой /…/ …Я жёлтым солнцем грелся,/…/ Струились в небо розовые рельсы…— здесь цивилизация и природа ещё слиты в одной картине. Далее герой их разделяет, предпочитая вторую: И от железных выдумок эпохи// Свернул к тропе, ведущей на реку. В конце концов природа предстаёт как убежище и спасение для ЛГ: Кричали петухи за лозняками,// Трубила электричка за спиной,// Но ветви, разводимые руками, // Спасительно смыкались надо мной./…/ И счастье начиналось. как поэма,// С безденежья и чистого листа.

Природа как убежище и спасение от неурядиц цивилизации (а здесь — и от самой цивилизации) — один из традиционнейших мотивов русской и зарубежной поэзии. То же можно сказать о мотивах природы как источнике утешения, покоя, красоты, творческих переживаний. Всевозможные варианты параллелизмов, включающих в себя образы природных объектов и явлений, всегда были свойственны устному народному творчеству. Мотивы же неуёмного экспериментирования над природой («Садовники…»), вины перед ней («Кислород») рождены второй половиной ХХ века в связи с развитием науки, особенно экологической, и угрожающими последствиями человеческого воздействия на природу.

В стихах ^ Юрия Лобанцева природа представлена во многом иначе.

І. Образ природы как наглядная иллюстрация к мысли или намёк на неё — в виде сравнения или аллегории

*Когда стихи легко даются — // не верь беспечному перу:// как дождь ночной они прольются, чтоб испариться поутру. // Когда стихи даются трудно — // молись, чтоб выпала судьба// им быть как день — / сырой и нудный, // но освежающий хлеба. Образы явлений природы служат раскрытию темы творчества, и, как видно из сравнительных оборотов, ярким, броским краскам автор предпочитает не столь эффектное, но эффективное.

«Штрих к Эйнштейну». ^ Повсюду перезрелая привычность// над нами, будто яблоко, висит. Локальное сравнение содержит намёк на легенду о роли яблока в открытии Ньютоном закона всемирного тяготения. Эйнштейн, Ньютон — люди, разглядевшие в привычном нечто существенно новое. Стихотворение далеко уводит от темы собственно природы, зато вплотную приводит к теме познания природы. Перед нами скорее концепт привычности как помехи на пути познания.

«Часовня и тополя, или случай с философом Кантом». Значительный объём текста исключает цитирование, поэтому ограничимся схемой сюжета: закат -- Кант прерывает работу -- виден шпиль часовни -- ночь, дождь -- утро, птичий щебет -- часовня не видна, её скрыли ветви тополей -- вчерашняя мысль не является -- Кант посылает слугу спилить ветки -- взял перо беспощадный Кант// и закончил своё сужденье. Разросшиеся ветви тополей символизируют стихийность, неразумность, которая заслоняет перспективу, останавливает движение мысли, и только решительное вмешательство разума восстанавливает должное состояние. Природа и философ находятся в состоянии дуэли. Весь сюжет иносказателен и направлен на раскрытие смысла жизни (или её бессмысленности).

В ряде стихотворений Лобанцева образы природы сопрягаются с понятием помехи:

«Скала». …скала была не просто лишней , // она мешала создавать!/…/ …её разгрохал динамит. // Мир ненавидит неподвижность// и твёрже скал на том стоит.

«Свет». Элементы природного пейзажа проявляют враждебность к ЛГ, бредущему по ночному лесу с фонариком-«динамкой»: ^ Меня валежник цапал за сандалии.// Секли наотмашь меткие кусты.// Гнилые пни беззвучно хохотали,/…/ Недобрый лес был тёмен и упрям. Восход солнца меняет окраску всей картины на положительную: И хлынул свет — спокойный, настоящий…/…/ Светился луг. Смеялся перекат. Аллегория раскрывается в формулировке, что путник должен/ запасаться солнцем,//как неизбежной истиной — мудрец. Недоброжелательная ночная природа — символ мира, в котором блуждают, не зная истины.

*Приду к Исети. Загляну// во глубь неспешного потока,// где пробирается по дну струя из дальнего истока…— в виде развёрнутого параллелизма выстраивается аналогия между природным явлением и состоянием ЛГ: …так и ты: бессчётность гроз// впитал/ и стал неторопливей.// Но помни: это не итог,// не остановка, не забвенье, —// коль дерзкой струйкой вдохновенья// тебя напутствует исток. Картина неторопливо текущей реки — повод для ЛГ оформить мысль о своей дальнейшей жизни. Это, однако, одно из немногих стихотворений Ю. Лобанцева, в котором явление природы и ЛГ не только не противопоставлены, но и не разграничены.

ІІ. Жизнь природы как таковая

*Какое-то странное лето…// Грозою не пахнет давно.// И облако серого цвета// с утра застилает окно. Даётся слово природе, но и она вещает о том же: И так безобидно, несмело// вдали зеленеет ветла// о том, что весна отшумела,// а осень ещё не пришла. /…/ Какое-то странное лето—/ ни гроз, ни дождей, ни тепла… В широком контексте творчества Ю. Лобанцева, отмеченного социальностью, философичностью, принципиально утверждаемым рационализмом, содержание этого текста не может быть сведено к констатации погодных условий. Речь идёт о неприемлемости такого состояния жизни, когда в ней царствуют серость и монотонность.

ІІІ. Природа как фон для событий и действий

«Февральская баллада» — рассказ о том, как в конце первой послевоенной зимы мальчик получил в хлебном магазине своё «законное кило», выдержав испытание давкой, пинками и кулаками в очереди. В начале и конце стихотворения роль композиционного кольца играет образ пурги-вьюги: Февраль нахлёстывал — /свиреп—// послевоенною пургою /…/ …и превозмочь, забившись в угол,// февраль, /обдавший душу вьюгой —// последней вьюгою зимы. Вьюга обдаёт не только тело, но и душу, но с преодолением зимы связана надежда и на преодоление последствий войны. Природа здесь, как и во многих стихотворениях этого автора, ведёт себя агрессивно и действует в союзе с другими неблагоприятными обстоятельствами, но человек способен преодолеть их.

В ироническом стихотворении «Стихи, я и стихия» поэт идёт читать стихи на швейной фабрике, где погас свет и ждут электрика, а в это время громовыми аккордами// оглушала гроза. /…/ Будто крышка рояля,// было небо черно. Гроза наделяется чертами живого существа: За открытыми окнами// веселилась гроза; она выполняет роль непосредственного участника событий, аккомпаниатора, мешающего исполнению: …робко слушали женщины// и грозу, и стихи; На окраине города// под небесный рояль//до охрипшего горла// я земное орал… Гроза даёт повод для обобщения: Только, может, к поэтам// и чутки на земле// там, где плохо со светом// в оглушительной мгле? Наконец, гроза создаёт атмосферу, которой «пропитываются» все персонажи, и исподволь становится соучастницей поэтического воздействия: Стали грозными лица// в грозовой полутьме./// И приметным едва ли// среди радуги дня// души светом мерцали —// тем, что шёл сквозь меня…

Погода – естественный фон событий – может в финале активно проявиться, символизируя строгую моральную оценку: *^ Морозный вечер в дальней слободе. /…/ Морозный вечер. Улица темна. /…/ В дверях закатит ветер оплеуху…

ІV. Природа в системе отношений

Природа — объект познания

«Сотворение сказа». С виду темна природа,// а изнутри — хитра…

^ Природа ↔ Человек ↔ Цивилизация

*Дождусь, когда огреет март// метлой лучей/ бока сугробов,// вдохну в себя лесов суровых// ещё студёный аромат /…/ поверю в то, что снизошло// ко мне спокойствие земное…Здесь природа — источник и покоя, и «лесного откровенья», и «вдохновенья». Но: Рассудок скажет мне:/ «Спеши, /…/ И, захмелевший, я очнусь, нашарю курево и спички// и суматошно обернусь// на посвист дальней электрички. В отличие от стихотворения Б. Марьева «В помятой кепке…», природа не становится для ЛГ спасением, романтический уход «от железных выдумок эпохи» для него неприемлем: он предпочитает слушаться рассудка, акцентирует такие прозаические детали, как курево и спички, суматошность, а посвист… электрички — сигнал к возвращению. Стихотворение полемически направлено против созерцательного воспевания красот природы.

^ Природа — критерий подлинности искусства

«Оправдание Сальери» — поэма, в которой Сальери в разговоре с Моцартом осмысливает свой творческий путь. Он добился славы и богатства, став «угодливо-искусным», но «в лукавый труд душе не уместиться». Очутившись однажды в лесу, он вдруг обнаруживает, что не слышит «ни шума трав, ни шелеста листвы». В действительности же «и лес как лес,/ и в нём просторно звукам…// Но только всё,/ звенящее над ухом,// опровергалось опытным умом». В этой поэме преодолевается культ ума-разума-рассудка и утверждается идея гармонии разума и мечты.

Наиболее очевидное различие в отображении концепта природы у двух поэтов — оценочная окраска изображаемых явлений. У Марьева она обычно положительная, у Лобанцева — обычно отрицательная. Борис Марьев (и/или его ЛГ) сближает природу и человека, опирается на «опыт» природы, говоря о человеческой жизни, ищет в ней истоки утешения, покоя, сил, творчества, восторгается её созданиями, вступает в общение с ней, причём не как покоритель и хозяин; испытывает чувство вины перед нею, видит в ней основу жизни, ищет и находит спасение от суеты цивилизации.

Юрий Лобанцев показывает в природе то, что, с его точки зрения, мешает развитию человека и человечества, чему нельзя подчиняться, что следует преодолевать. Изображение элементов природы чаще всего служит иллюстрацией к раскрытию другой темы: художественного или научного творчества. Использование аналогий с природой у Лобанцева отличается лаконичностью (в отличие от развёрнутости у Б. Марьева), и даже когда образ несёт положительную оценочную окраску, отбираемые детали не ярки, принципиально приглушены. Ценность природы как критерия подлинности искусства, к чему пришёл герой «Оправдания Сальери», на фоне творчества Лобанцева звучит как открытие, тогда как у Марьева такое отношение к природе преобладает. Агрессивность природы никогда не доходит у Лобанцева до катастрофичности, она числится в ряду неблагоприятных, но преодолимых обстоятельств, а иногда несёт иронический, комический эффект.
Библиографический список
1. Попова, З.Д. Когнитивная лингвистика / З.Д. Попова, И.А. Стернин.– М.: АСТ: Восток – Запад, 2007. –314 с.
^ ФОРМИРОВАНИЕ РЕЧЕВОГО ТВОРЧЕСТВА ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА
Кашина Н.А.

ДОУ «Детский сад

комбинированного вида»,

отделение № 2,

г. Новоуральск
Литературная сказка – это отдельное направление художественной литературы. За долгие годы становления и развития этот жанр стал универсальным, охватывающим все явления окружающей жизни и природы. Фундаментом ей послужила сказка народная, ставшая известной благодаря записям учёных – фольклористов.

Психологические истоки привязанности детей к сказкам, удовлетворяющим определённые потребности детского возраста, интересно описаны знаменитым американским психологом и психиатром Б. Беттельхаймом, утверждающим: «Детям нужны сказки, ибо они являются необходимой пищей для развития личности».

Сказки, независимо от пола и возраста героев, имеют большое психологическое значение для детей разных половых и возрастных групп, поскольку облегчают смену идентификаций в зависимости от проблем, волнующих ребёнка. Ребёнок легко входит в непривычную для него сказочную обстановку, мгновенно превращается в лисичку или принцессу. Малыш интуитивно чувствует, что сказки нереальны, но в то же время допускает, что это могло происходить и в действительности. Так проявляется двойственность литературных переживаний ребёнка: ощущение сказочного в реальном, обыденном и реального в сказочном, волшебном.

Кроме ожидания необычного, чудесного, волшебного детям присуща ещё одна потребность. Ребёнок хочет подражать окружающим его сильным, смелым, ловким, умным взрослым, но ему это не всегда удаётся. В сказке же всё возможно. Маленький мальчик (девочка), смелый и находчивый, выходит победителем из всех испытаний. Большие и маленькие мечты ребёнка осуществляются в мире сказки, которой он сопереживает, когда слушает или рассказывает собственный вариант развития событий. Иными словами, малыш как бы реализует свои неосознанные желания, не всегда выполнимые в жизни. В сказках противоборствуют лишь чрезвычайно сильные и очень слабые, невероятно храбрые и невыносимо трусливые герои, великаны и карлики. В восприятии и оценках литературных произведений детьми также преобладают полярности, «белые» и «чёрные» тона. Благодаря сказкам у ребёнка вырабатывается способность сопереживать, сострадать, без которой человек – не человек.

Как же развить в ребенке отзывчивость, как сделать его добрее? На этот вопрос есть хотя и очень общий, но правильный ответ: мы сами, наш пример, нравственный аспект жизни взрослых и вся окружающая действительность учат этому. А как сделать этот стихийный процесс целенаправленным? С помощью художественной литературы и, особенно, сказок, потому что они являются источниками чувств и переживаний.

Сказка для ребенка – не просто вымысел, фантазия. В сказочной форме дошкольники знакомятся с такими сложными явлениями, как жизнь и смерть, любовь и ненависть, гнев и сострадание, измена и коварство. Форма их изображения доступна пониманию ребенка, а нравственный смысл остается подлинно «взрослым». Те уроки, которые дает сказка, - на всю жизнь, для больших и маленьких. Дети познают с их помощью основы нравственности, а взрослые обнаруживают порой неожиданное воздействие на ребенка.

Наши малыши не живут под стеклянным колпаком, они не все время находятся под защитой папы или мамы. Внезапно во дворе или на улице они могут столкнуться с чем-то страшным, незнакомым, непонятным. Ребенок должен быть готов к подобной встрече. Необходимо воспитывать в нем смелость, стойкость, иначе он не сможет отстаивать принципы добра и справедливости. Поэтому детей надо учить преодолевать собственные страхи. Впрочем, ребята сами стремятся к опасному, сочиняют и пересказывают друг другу страшные истории.

Для педагогов особо значима проблема эстетического воспитания детей на материале сказки. Художественная литература, в том числе сказка, как образное отражение мира требует от читателя особенных качеств восприятия: развитого творческого воображения и наблюдательности; умение чувствовать образное слово, авторскую позицию и гармоническую целостность произведения; понимание внутренних психологических мотивов поведения литературных героев. Эти качества в своей совокупности составляют особый тип восприятия – эстетический, который развивается в результате широкого знакомства с художественной литературой, овладения необходимыми знаниями, накопления опыта переживаний и жизненных впечатлений. Поэтому так важна серьезная, продуманная работа со сказкой с самого начала приобщения ребенка к литературе.

Творчество, в нашем случае «сказочное», базируется на игре. Максимальное обогащение работы со сказкой элементами игровой деятельности закладывает более глубокие основы литературного воспитания, облегчает ребенку переход из детского сада в школу, создает фундамент для дальнейшего его обучения и развития.
^ «МЕДВЕЖЬЯ МЕТАФРА» В КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ РОССИИ

В ДИСКУРСЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ НА САЙТАХ СМИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ
Красильникова Н. А.

Филиал УрГПУ,

г. Новоуральск
В 2008 г. мы начали когнитивное исследование дискурса комментариев общественности (public discourse), который сложился на сайтах СМИ Великобритании как реакция на российско-грузинский конфликт (РГК) [2], [3]. Нас заинтересовало восприятие мировым сообществом Грузии и ее президента, России и ее президента, как общество представляет себе сложившуюся ситуацию в оппозициях тиран - жертва, свои - чужие, друзья – враги, плохие - хорошие и т.д. В ходе данного исследования выявляются метафорические модели, наиболее распространенные в высказываниях людей, комментирующих статьи электронных СМИ в отношении РГК. Концептуальные метафоры, отобранные посредством сплошной выборки, позволяют заглянуть в сознание адресата, и составить представление о его картине мира, отношении к вопросу и сторонам конфликта.

В условиях информационной войны концептуальные метафоры это не только отражение мнения каждого человека, но и средство формирования общественного мнения. Люди оставляют комментарии после статьи, значит, их задевает тема или видение автора. При этом читатели готовы выражать и отстаивать свое мнение, они свободны в выражениях и могут анонимно написать все, что думают. Самые активные «комментаторы» оспаривают не только точку зрения автора статьи, но и мнение авторов других комментариев, что иногда приводит к развитию аргументированных и пространных споров.

В данной статье мы остановимся на метафорической репрезентации России в обозначенном дискурсе, представленной через доминантную метафорическую модель ^ РОССИЯ – МИР ЖИВОТНЫХ.

Как справедливо отмечает И. Буданова, исследующая переговорную практику ЕС и России, российская сторона, используя силовые методы решения конфликта, спровоцировала возрождение «медвежьей темы» в медиа-дискурсе Европейского союза. Западные СМИ подхватили и развили тезис о возрождении Медведя. [1]
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

Похожие:

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconИц «наука» 2009 удк 376-056. 262 (100) (082) ббк 74. 3 я43 И65 И65
И65 Инклюзивное образование: опыт и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции 14-17 ноября 2008 года....

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconЭти вопросы и наши утверждаемые постулаты таковы: 1
Материалы XIV международной научной конференции «Риторика и культура речи: наука, образование, практика», 1-3 февраля 2010 года /...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconIi всероссийская студенческая научно-практическая конференция с международным...
Приглашаем Вас принять участие во II всероссийской студенческой научно-практической конференции с международным участием «Молодежь...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconV международная научно-практическая конференция «Михаило-Архангельские чтения»
«Михаило – Архангельские чтения». Сборник материалов международной научно-практической конференции, 18 ноября 2010 г. – Рыбница,...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconСказка: научный подход к детскому жанру. Материалы Всероссийской...
Болдырева З. П. Деятельность классного руководителя по сбережению здоровья детей // Система управления качеством образования на уровне...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconРоссийской цивилизации Сборник материалов III межвузовской научной...
А43 материалов III межвузовской научной конференции 26 февраля 2010 г. Саратов: Изд-во «Наука», 2010. с

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconВ торая региональная научно-практическая студенческая конференция городу Камышину
Городу камышину – творческую молодёжь: материалы Второй региональной научно-практической студенческой конференции, г. Камышин, 23–24...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconВсероссийская Междисциплинарная научно-практическая конференция «Системные...
Организаторы всероссийской междисциплинарной научно-практической конференции: Вологодский государственный педагогический университет,...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconПрограмма итоговой конференции 本文档由【 中文
Ректорат и общественные организации казанского (приволжского) федерального университета приглашают вас принять участие в итоговой...

Новоуральске образование и наука IV материалы IV региональной научно-практической конференции апрель 2010 г. Новоуральск 2010 ббк 74+75 о 23 iconНеделяевой Анны Вячеславовны за период 2004-2009 уч г
Материалы 9-й Всеросс научно-практической конференции «Образование в России». Калуга, 2004. С. 153-154



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница