Анонимная стая




НазваниеАнонимная стая
страница1/11
Дата публикации20.06.2014
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Геннадий Абрамов


АНОНИМНАЯ СТАЯ

Пьеса в двух действиях

Слова – только узор на канве движений
Всеволод Мейерхольд

Действующие лица


НОННА ХАРИТОНОВНА, гиперстенического сложения женщина, 74 года.

АЛЕКСАНДРА, ее дочь, 45 лет.

ИВАН, зять, 52 года.

КОНСТАНТИН, внук, 21 год.

ПАРАМОН, крупное животное неизвестной породы.

ДОХОДЯГА, без возраста.

РЯЖЕНЫЕ (анонимная стая), поющие и танцующие актеры, играющие несколько ролей.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
Утро.
Двухэтажная сценическая конструкция с широкой лестницей. Внизу четыре игровые площадки: две комнаты, кухня, просторный холл. Наверху – балкон (еще одна игровая площадка), спальные комнаты, ванная.

Утро. На сцене полумрак.

Пока зрители занимают места в зале, РЯЖЕНЫЕ (как работники сцены) приносят и устанавливают недостающий реквизит, оформляют стены, закрепляют площадки и пр. При этом актеры вполголоса переговариваются на обыденные темы. Негромко звучит музыка. Падает канат, и по нему спускается ПАРАМОН. На груди у него портативный приемник.

Третий звонок, приглашающий в зал.

Пробуждение. Начало дня, начало спектакля. ПАРАМОН веселится, дурачится. Сверху спускаются качели. Коллективный жонгляж – РЯЖЕНЫЕ перебрасываются мячами, булавами, кольцами, и постепенно исчезают по одному. ПАРАМОН включает приемник. Звучат позывные радио. Свет в зале убывает, на сцене плавно прибывает.

Из спальной, позевывая, выходит на балкон ИВАН. Походит в ванную, умывается; возвращается, снимает халат, одевается; снова выйдя на балкон, машет сверху ПАРАМОНУ, спускается по лестнице вниз. Следом за ним из спальной выходит АЛЕКСАНДРА.

Обыкновенный подробный утренний ритуал. На сцене полный свет.

Из-за кулис появляется ДОХОДЯГА. Он в зимней шапке-ушанке, потрепанном долгополом пальто и в валенках с галошами. За плечами у него молодежный рюкзак. Он медленно проходит на авансцену. Хмыкает, жмурится, шамкает губами. Низко, в пояс кланяется, приветствуя публику, благодарит зрителей за то, что пришли на спектакль. ПАРАМОН подводит к нему качели. ДОХОДЯГА устраивается на качелях с удобствами, и «улетает». ПАРАМОН провожает его расстроенным взглядом, лапой смахивает слезу, садится на пол и переключает клавиши; из приемника доносится женский голос, поющий лирическую песню.

АЛЕКСАНДРА (спускаясь по лестнице, Парамону). Привет, мой золотой… Ты уже позавтракал?

У ПАРАМОНА мелко подрагивают плечи. Он смотрит в зал – глаза его влажные от слез.

АЛЕКСАНДРА (поглаживая Парамона). Что случилось, миленький ты мой? Грустный ты сегодня какой-то. Мигрень? Животик болит?

ИВАН. Упадок духа.

АЛЕКСАНДРА (заглядывая Парамону в глаза). Люмбаго? Приступ радикулита?

ИВАН. Сплин у него.

АЛЕКСАНДРА (Ивану). Перестань. (Парамону) Рано нам разочаровываться в жизни… А? Как ты считаешь?.. Правда, мальчик мой?

Парамон передергивает шерстью, бьет хвостом по полу.

ИВАН. Что-то будет.

АЛЕКСАНДРА. С нами?

ИВАН. Скорее всего.

АЛЕКСАНДРА. Не придумывай, пожалуйста.

ИВАН. Сон мне приснился сегодня.

АЛЕКСАНДРА. Вещий?

ИВАН. Не знаю… Какие-то взрывы. Вопли, стоны. Рога. А потом оторванные руки. Уши, глаза.

АЛЕКСАНДРА. Уши ослиные?

ИВАН. Картинка мутная, темная, многофигурная. Разобрать было трудно. Может быть, и ослиные. Не исключено.

АЛЕКСАНДРА. Негодник… Значит, ты собираешься мне изменить.

ИВАН. Как будто планов таких не было… А ты мне?

АЛЕКСАНДРА. Тоже нет.

ИВАН. Странно. Тогда к чему бы это?

АЛЕКСАНДРА. Сын поумнеет. Миллион долларов выиграем в лотерею. Съездим в Париж.

ИВАН. Непохоже.

АЛЕКСАНДРА (зажигает газовую плиту, ставит чайник). Кризис среднего возраста, мой дорогой.

ИВАН. Скажи еще, преждевременная старость.

АЛЕКСАНДРА. И скажу. Парамон свидетель. Вместо того чтобы делом заниматься, мы с тобой теперь по ночам разглядываем многофигурные композиции с оторванными конечностями.

ИВАН. Заметь, кроме пятницы.

АЛЕКСАНДРА. Или субботы.

ИВАН (расставляя тарелки и чашки на столе). Последнее время… По утрам, ты, как правило, несправедлива.

АЛЕКСАНДРА. О, да, за завтраком. Ущемляю вашу свободу. Все остальное время вы совершенно одни.

ИВАН. Однако. Позволь заметить. Что касается выбора, особенно в темное время суток… Инициатива наказуема.

АЛЕКСАНДРА. Вот как? А кто у нас глава семьи?

ИВАН (потрепав по загривку Парамона). Он.

АЛЕКСАНДРА. Он безответственный. Слишком молод.

ИВАН. Тогда ты.

АЛЕКСАНДРА. С каких это пор?

ИВАН. Будь добр, Парамоша. Разъясни. Признайся, дружочек, кто в доме хозяин? Кто из нас двоих для тебя настоящий авторитет?

Парамон, вильнув хвостом, садится у ног Александры.

ИВАН. Убедилась? Зрячий товарищ.

АЛЕКСАНДРА (улыбаясь, поглаживая Парамона). Он не эксперт.

ИВАН. Диагност. Провидец.

АЛЕКСАНДРА. Он малолетний ветреник.

ИВАН (искоса разглядывая Парамона). И все-таки… моська кислая. Неспроста это. Не к добру. Обрати внимание, в глазах мировая скорбь.

АЛЕКСАНДРА. Когда в конце месяца мне в кассе выдают честно мною заработанные гроши, у меня тоже на лице – ничего жизнерадостного.

ИВАН. На карманные расходы ему хватает. Он в деньгах не нуждается.

АЛЕКСАНДРА. А мы?

ИВАН. Речь не об этом… В воздухе пахнет грозой. Он что-то учуял.

АЛЕКСАНДРА. А, по-моему, просто неудачно поужинал. Что-то не то съел. Или не выспался. У Кости по утрам тоже сплин. Катастрофически понижается интеллектуальный уровень. С кем не бывает? (Парамону). Правда, хорошенький мой?.. Нельзя же из-за какой-то ерунды выдумывать себе всякие неприятности?

ИВАН. Нельзя… Тем не менее, у нас с ним - дурное предчувствие. Святая обязанность – предупредить и предостеречь.

АЛЕКСАНДРА (строго, по-деловому). Твоя святая обязанность сварить Косте два яйца всмятку, а мне сделать крепкий кофе и бутерброд с сыром… Парамоша. Будь добр. Не в службу, а в дружбу. Поторопи, пожалуйста, Костю. Я обещала подбросить его до института.

ПАРАМОН нажимает на клавишу. Поперхнувшись, певица в приемнике смолкла. Парамон прокручивает колесико, находит что-то другое, приглушает звук. Медленно встает, и, понурив голову, почесываясь, направляется вверх по лестнице на второй этаж.

ИВАН (вслед Парамону). Только Костю, понял? К комнате Ноны Харитоновны не приближайся. Не скребись. Дверью не шваркай. Пусть отдыхает.

ПАРАМОН поднимается по лестнице, скрывается в комнате Кости. Спустя минуту, дверь распахивается и наотмашь ударяется о косяк. Крики, вой, ругательства, отчетливый шум борьбы. Громкая, неистовая музыка. ПАРАМОН выходит на балкон и с невозмутимым видом спускается по лестнице, волоча за собой одеяло. Следом за ним выскакивает разгневанный Костя, не одетый, в одних трусах.

КОСТЯ (с угрозой). Балбес ушастый! Прибью когда-нибудь! Дождешься, я тебе хвост оторву.

ИВАН (ласково). Доброе утро, сынок.

КОСТЯ (сердито). Ты, отец, кончай, вообще-то. Шуточки у тебя.

ИВАН. А что такое?

КОСТЯ. Он мне язык в рот засунул!

ИВАН. Остроумно. Во всяком случае, не глупо. Главное - своевременно.

КОСТЯ. Все лицо обслюнявил! Подушку выдернул. Лапами чуть грудь не проломил. Еще и Читу-Дриту на полную громкость врубил!

АЛЕКСАНДРА (обнимая Парамона). Все-таки ты у нас находчивый, Парамоша.

КОСТЯ (остывая). Нет, граждане родители… (декламирует). Вы перепортили всю жизнь мою!

ИВАН. Мать свидетель, я его этому не учил.

КОСТЯ. Да? А в кого он такой? От кого еще мог набраться издевательским штучкам?

ИВАН (пожимая плечами). Пес его знает.

Парамон, зевнув, укладывается под лестницей и накрывается одеялом.

АЛЕКСАНДРА (Косте). Поторопись. Отбываем через двадцать минут.

КОСТЯ. Через тридцать, ма.

АЛЕКСАНДРА. Через двадцать пять. Аудитория в сто человек не будет ждать, пока ты штаны наденешь.

КОСТЯ (направляясь в ванную). Эх! И это называется жизнь? (на ходу декламирует).

Наскучила, город, твоя беговня.

Снятся деревня, природа.

Без меня оскудели кругом зеленя

И стада не давали приплода!

АЛЕКСАНДРА. В деревню юноше захотелось? На покой?

ИВАН. Не рано ли, сынок? С приплодом там и без тебя все в порядке.

КОСТЯ (угрюмо). Не верь статистике.

ИВАН. Поэтические предпочтения не меняются?

КОСТЯ. Только крепнут.

АЛЕКСАНДРА. Не могу понять, зачем ты коллекционируешь всякую заумь? Голову забиваешь всякой чепухой? Тебе – что, больше заняться нечем?

КОСТЯ. Каждому свое, мам. Кому-то - яйца Фаберже, кому-то что-то попроще и подешевле. Я не сервильный толстосум. Растущее поколение выбирает не только пепси. Еще - неподцензурную… лихую! Забористую народную поэзию!

АЛЕКСАНДРА. Что-то я на заборах последнее время высокой поэзии не встречала.

КОСТЯ. Другая эпоха, мам. Высокая поэзия сейчас даром никому не нужна.

ИВАН. Низкая – тем более.

КОСТЯ. Отстали от жизни, многоуважаемые родители. Профи сейчас - анахронизм.

ИВАН. В моде теперь – самодеятельность?

КОСТЯ. Махровая!

ИВАН. Что-то маловысокохудожественное?

КОСТЯ. Именно. Последний писк.

АЛЕКСАНДРА. А я все думаю, отчего это люди теперь нормально не разговаривают, а только хрюкают и пищат?

КОСТЯ. От этого, мам. (Рисуясь). Констатирую. Ставлю в известность… Не оскудела земля талантами. Народ не безмолвствует. Продукты его жизнедеятельности всюду. В канавах, в мусорных кучах, в воздухе. Перлов – прорва. Потоки, реки стихов. Чем меньше их печатают, тем больше выбрасывают на помойку. Я не брезглив. (Декламирует). «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда».

АЛЕКСАНДРА. Я и говорю - помоешник.

КОСТЯ (скрываясь в ванной). На том стоит, и стоять будет земля русская!

ПАРАМОН внезапно тонким голосом взвывает. Рывком сбрасывает одеяло. Поднимается, удивленно смотрит наверх. На него тоненькой струйкой льется вода. Он поскуливает, фыркает, урчит. Стряхивает с себя капли.

АЛЕКСАНДРА (заметив, что с балкона льется вода, громко). Мам! Мам! Ты чего там делаешь? Закрой немедленно! Слышишь? Закрой воду! Ты тут потоп устроила!

ИВАН (направляясь к лестнице). Надо взглянуть.

Приоткрыв дверь, из своей комнаты выглядывает НОННА ХАРИТОНОВНА. На ней толстый махровый халат, на ногах приспущенные, в клетку, шерстяные носки, на голове, козырьком назад, лиловая бейсболка с надписью «Чикаго булз». В одной руке у нее пятилитровая канистра с водой, в другой небольшая пластмассовая бутылочка.

НОННА ХАРИТОНОВНА (растерянно, разглядывая мокрый пол). Почему-то не наливается.

АЛЕКСАНДРА. Что у тебя не наливается?

НОННА ХАРИТОНОВНА. А вот (показывает бутылочку). Лью, лью, а она все равно пустая. Не понимаю. Вчера наливала, все было нормально. Ты же знаешь, я всегда утром себе бутылочку наливаю и целый день пью. Мне как раз до вечера хватает.

ИВАН. А что с вашей бутылочкой, Нонна Харитоновна? Прохудилась?

НОННА ХАРИТОНОВНА. Да вроде целая. Сама не пойму.

АЛЕКСАНДРА. Мам. А ты пробку открутила?

НОННА ХАРИТОНОВНА. Где?

АЛЕКСАНДРА (раздраженно). На бутылке своей – где!

НОННА ХАРИТОНОВНА (разглядывая бутылочку, качая головой). Господи, дожила. Правда, забыла. Надо же. Совсем стала плохая. Прости меня, доченька.

АЛЕКСАНДРА. Сама справишься?

НОННА ХАРИТОНОВНА. Конечно. Раньше я же справлялась. Сейчас откручу, и налью.

АЛЕКСАНДРА. Швабра – помнишь, где?

НОННА ХАРИТОНОВНА. Не маленькая. Найду.

ИВАН (поднимаясь по лестнице). Не беспокойтесь, Нонна Харитоновна. Я вытру.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Спасибо, Ванечка, ты очень любезен.

ИВАН. Вы зарядку свою уже сделали?

НОННА ХАРИТОНОВНА. Да нет, не успела. Из графика выбилась (отставляя канистру), из-за этой вот.

ИВАН. Разрешите, я за вами поухаживаю?

НОННА ХАРИТОНОВНА (передавая Ивану канистру с бутылочкой). Сделай милость. Что-то я сегодня плохо соображаю. Видишь? Почему-то руки дрожат.

ИВАН. Неудивительно, Нонна Харитоновна. Небо низкое. Погода опять меняется.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Ты уверен?.. (Расстроено). Пусть бы уж как-то менялась… Лучше плохая погода, чем вообще никакой… Ума не приложу… Почему я стала такая метеочувствительная?

ИВАН. Раскрутили шарик наоборот.

НОННА ХАРИТОНОВНА Раскрутили? (Вздыхая). Да, Ванечка, я еще застала приличные времена.

КОСТЯ (пробегая мимо Ноны Харитоновны в свою комнату). Привет, ба. Лужа твоя?

НОННА ХАРИТОНОВНА. А хоть бы и моя. Тебе что за дело?

КОСТЯ. Просто интересуюсь.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Сначала штаны надень, а потом уже интересуйся.

ИВАН (вынося ведро и швабру, Косте). Не критикуй бабушку, она и так расстроена.

КОСТЯ. Пройти-то как? Наступить можно?

АЛЕКСАНДРА (Косте). Поторопись. Спускайся, Нарцисс! Иначе поедешь сам, без меня.

КОСТЯ. На муниципалке?

АЛЕКСАНДРА. На ней.

КОСТЯ. Пожалей, ма. Ты чего? Подземелье – для избранных, особ приближенных, всяких там приезжих, гостей столицы. Коренное население не должно испытывать неудобств.

АЛЕКСАНДРА. С каких это пор ты у нас коренной?

КОСТЯ. С тех самых, мамочка.

АЛЕКСАНДРА. Мы с отцом у тебя пристяжные?

КОСТЯ. Естественно.

Вернувшись в свою комнату, КОСТЯ торопливо одевается.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Доченька, а почему ты упрямишься? Не идешь нашему мальчику навстречу? Не хочешь ему уступить?

АЛЕКСАНДРА. Потому что он болтает, а я опаздываю!

НОННА ХАРИТОНОВНА (назидательно). Костя. Мама права.

КОСТЯ. Я тоже. (Выглянув из комнаты, декламирует).

Вошел в автобус в давке страшной.

Духота. В тисках железных грудь.

Если хватит вдруг меня кондрашка,

Негде будет ноги протянуть!

АЛЕКСАНДРА. Чтобы ноги протянуть, местечко всегда найдется.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Мне тоже так кажется.

ИВАН заносит в ванную швабру, ведро. Моет руки. Спускается по лестнице вниз.

Облокотившись о балконные перила, НОННА ХАРИТОНОВНА делает легкую разминку; наблюдает, как АЛЕКСАНДРА разливает по чашкам кофе.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Доченька, мне показалось, я слышала какой-то шум. Кто-то с кем-то скандалил?

АЛЕКСАНДРА. Доброе утро, мамочка.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Доброе утро, доченька. Я права? Или мне все приснилось? Как будто кто-то носился как угорелый?

КОСТЯ (заправляя в брюки рубашку, вприпрыжку спускаясь по лестнице). Нет, бабуль, не приснилось. Это всё он. С утра тут разбой учинил.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Кто?

КОСТЯ. Папочкин отпрыск.

НОННА ХАРИТОНОВНА. Кто-о-о?

КОСТЯ (за столом, разбивая яйцо). Парамон, ба. Кто же еще.

НОННА ХАРИТОНОВНА (разминая плечи, покачивая бедрами). А что это он?.. Всегда такой смирный, послушный.

КОСТЯ. Плохо ты его знаешь. Ни уха, ни рыла. (Издали грозит Парамону). Зверюга. Мутант. Выродок. Жуть в крапинку. Учти. (Декламирует). Я вдохновение поэта, как пистолет, ношу с собой!

ИВАН (Косте). Приступ красноречия?

КОСТЯ. Сзади любил бы, спереди - убил бы.

ИВАН Что с тобой? Недосып?

КОСТЯ (глядя в тарелку, декламирует). Утром, тупо в небо глядя, смачно плюну на себя!

ИВАН. Обычно слова от тебя не дождешься. Молчишь и мрак испускаешь. А тут прямо как жириненок. Ни складу, ни ладу. Водопад. Фонтан из обидных слов.

КОСТЯ. Твоими молитвами.

НОННА ХАРИТОНОВНА на балконе сосредоточенно делает зарядку. Поворачивается, наклоняется, машет руками, приседает.

АЛЕКСАНДРА (Косте). Заканчивай. Нам пора.

КОСТЯ (жуя). Предки. Я жениться хочу.

АЛЕКСАНДРА. Опять?

КОСТЯ. Что значит опять?

АЛЕКСАНДРА. Если мне память не изменяет, ты уже шесть раз невест в дом приводил.

ИВАН. Семь.

АЛЕКСАНДРА. Тем более.

ИВАН. И все претендентки, позволь заметить, были разные. Ты же ни разу не повторился.

КОСТЯ. А что вы хотите? Жениться – не лапоть надеть.

АЛЕКСАНДРА. И в кого ты такой разборчивый?

КОСТЯ. Можно подумать, мамочка, ты выскочила за первого встречного.

АЛЕКСАНДРА. Положим, не за первого, а за второго. Но жених, дорогой сыночек, у меня все-таки был один.

КОСТЯ (хмуро). Что ты сравниваешь? Железный занавес. Застой, запой, советская хрень. Сами жаловались, у вас на личном фронте, начиная с детского сада, свирепствовали СМЕРШ и цензура.

АЛЕКСАНДРА (поднимаясь из-за стола). Мне кажется, про СМЕРШ мы с папой твоим даже не упоминали.

КОСТЯ. А про цензуру?

ИВАН. Между прочим, филолог. Внутренний редактор тебе бы и сейчас не помешал.

КОСТЯ. Хренушки. Теперь – вольному воля. Пожалуйста. Сто пудов. Жениться? Нет вопроса. Выбирай девицу хоть до посинения. Причем, холостые выстрелы роли не играют. Кто их принимает в расчет?

АЛЕКСАНДРА. Мы с отцом.

КОСТЯ. Я и говорю, отсталые вы у меня. Не чувствуете бега времени. Знаете, в чем разница между вашим поколением и нашим?

АЛЕКСАНДРА. В учтивости. Опрятности, ответственности.

ИВАН. В количестве прочитанных и усвоенных книг.

КОСТЯ. Вот-вот. Намедни усвоил… Вы, мои дорогие, уснули на муравейнике. А мы проснулись покусанными. Теперь всё тело зудит.

ИВАН. Не живете, а чешетесь?

КОСТЯ (кивнув). Корчимся и снуем… Короче, я вас предупредил. Сегодня вечером у нас смотрины.

АЛЕКСАНДРА. Ты нас не разыгрываешь. Это точно?

КОСТЯ (выйдя из-за стола, надевая в прихожей куртку). У меня не Госплан. Как сложится. Если не закручусь.

АЛЕКСАНДРА (поигрывая ключами от машины). Как бы я хотела, чтобы ты закрутился.

ИВАН. Позволь напомнить тебе, сынок. «Свобода не в том, чтобы сказать произволу своих желаний «да», а в том, чтобы уметь сказать им «нет».

КОСТЯ (скривившись). Ой, пап, кончай. Этот твой художественный свист с детства не воспринимаю. Темный я. Не дорос. У меня мозгов не хватает.

АЛЕКСАНДРА. Не мозгов у тебя не хватает, а…

КОСТЯ. Денег.

ИВАН (покачивая головой). Упрямство твое… Неискоренимо… Как хрен в огороде.

КОСТЯ. Ага. (Напевая) Ты меня не дождешься петля, оп-ля-ля-ля, оп-ля-ля-ля. (Треплет Парамона). Пока, бездельник. (Обнимаясь с отцом). Завидую, па. Сидишь дома, книжки читаешь. Статейки пописываешь. Сбиваешь с пути истинного темный великий народ. Между делом пасешь бабушку, воспитываешь Парамона. Красота. «Жить надо так, чтобы мир разбивался о порог мирного жилища». Он ведь у тебя разбивается, па?

ИВАН. Вдребезги. С треском. В пыль.

КОСТЯ. Покой, тишина, родные милые лица. Никаких дебилов и обормотов. Я бы с тобой поменялся.

ИВАН. А я с тобой.

КОСТЯ. Ты тоже хочешь жениться?

АЛЕКСАНДРА (поторапливая Костю). Болтун. Пойдешь ты когда-нибудь? Горе мое.

КОСТЯ (машет бабушке). Пока, ба. Не промахивайся. Держи диету! (Декламирует). Обратно осень наступила, моя любимая пора!
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Анонимная стая icon31 (85) урок Умеем ли мы употреблять в речи этикетные слова
Стая группа животных одного вида, держащихся вместе, преимущественно птиц, рыб

Анонимная стая iconАнализ поэтического текста
Михаил Грозовский – современный поэт, автор поэтических сборников “За все плати душою, брат”, “Я встретил хороших людей”, “Стая белых...

Анонимная стая iconПо Ю. Дмитриеву. Вопросы: Как выглядят снегири?
Предметы: голубь, сорока, ворона, воробей, синица, снегирь, сова, дятел, клест… птица, кормушка, стая, лес, гнездо, дерево, корм,...

Анонимная стая iconСписок текстов для обязательного чтения по курсу
«Послевоенные залпы», «Батальоны просят огня», «Горячий снег», В. Богомолов «Зося», Г. Бакланов «Пядь земли», В. Астафьев «Где-то...

Анонимная стая iconМедики! Благороднейший щит человечества от преждевременной, ничем...
Когда стая вражеских стервятников повисла в воздухе, и разорвались первые бомбы, она успела укрыться в щели, открытой еще немцами,...

Анонимная стая iconАнализа Стихотворение из сборника «Белая стая» 1917 г. Молитва. Дай мне горькие год
Мне голос был. Он звал утешно, Он говорил: «Иди сюда, Оставь свой край глухой и грешный, Оставь Россию навсегда. Я кровь от рук твоих...

Анонимная стая iconСобрание людское без любви Не братство, не сестричество, а стая
Роман затворился от мира. Ушел в затвор не только ради спасения собственной души, но ради всех нас, верующих и неуверенно приближающихся...

Анонимная стая iconОдиночества человека возникает на первых страницах повести и, нарастая,...
Толстой придавал особое значение литературе именно как средству самовоспитания человека

Анонимная стая iconВнеклассное мероприятие в 4а классе Дата проведения-май 2012 год
Летела стая гусей: один гусь впереди и два позади; один позади и два впереди; один гусь между двумя и три в ряд. Слолько было всех...

Анонимная стая icon«осень.» Сияет осень золотая Своей оранжевой листвой. И ветерок,...
Чтоб без дела не сидеть. Дом и сад он охраняет Есть у нас собака Филя- и чужих к нам не пускает



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница