Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука




НазваниеБочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука
страница7/12
Дата публикации03.07.2013
Размер1.6 Mb.
ТипЛитература
lit-yaz.ru > История > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава VIII. РR свободного индустриального общества

Царство одиночек не могло продолжаться вечно. Человек, социализируясь, требовал к себе уважения власть предержа¬щих. Собственным кличем “Свобода, равенство и братство” третье сословие ринулось на борьбу с феодализмом. Револю¬ции 1648 года в Англии и 1789 года во Франции утвердили в Европе новый буржуазный порядок, который прежде всего свя¬зан с институтом частной собственности.

Буржуазное государство возвело повсюду, где оно осущест¬вилось, подданного из состояния крепостного в степень граж¬данина, дало ему права, провозгласило равноправие. Связую¬щим людей звеном становилась солидарность. Буржуазное государство хотело быть венцом всего предыдущего развития семьи, государства и общества. Оно стремилось только к тому, чтобы сойти за осуществление “истинного нравственного ми¬ропорядка”.

Но чтобы утвердить в жизни многие политические и соци¬альные идеалы, ранее бывшие смелыми грезами отважных уто¬пистов, пришлось преодолеть многие перегибы и пройти через многочисленные жертвы. Крайности эти красноречиво видны в одном из ярких эпизодов якобинской диктатуры во Франции, когда приговоренному к гильотине принцу Орлеанскому пока¬зывали его бывшее владение - дворец, на фронтоне которого красовался революционный слоган: “Общественная собствен¬ность”.

Идеалы буржуазного века не могли осуществиться, стать действительностью, потому что освобождение человека - не са¬моцель для буржуазного государства, а только средство для до¬стижения цели. Человек как представитель массы должен был получить свободу, потому что только таким путем можно бы¬ло заручиться теми силами и рабочими руками, в которых но¬вый экономический принцип всемерного повышения прибыли все более нуждался для завоевания мира. Все официальные иде¬алы буржуазного государства должны были поэтому подверг¬нуться поправкам именно в интересах этой решающей и выс¬шей потребности капиталистического общества.

Самое разительное противоречие между действительностью и видимостью, какое только знает история, - таково конечное последствие эволюции буржуазного государства и сущность современного буржуазного общества. Лицемерие только и мог

Глава VIII. РR свободного индустриального общества

Царство одиночек не могло продолжаться вечно. Человек, социализируясь, требовал к себе уважения власть предержа¬щих. Собственным кличем “Свобода, равенство и братство” третье сословие ринулось на борьбу с феодализмом. Револю¬ции 1648 года в Англии и 1789 года во Франции утвердили в Европе новый буржуазный порядок, который прежде всего свя¬зан с институтом частной собственности.

Буржуазное государство возвело повсюду, где оно осущест¬вилось, подданного из состояния крепостного в степень граж¬данина, дало ему права, провозгласило равноправие. Связую¬щим людей звеном становилась солидарность. Буржуазное государство хотело быть венцом всего предыдущего развития семьи, государства и общества. Оно стремилось только к тому, чтобы сойти за осуществление “истинного нравственного ми¬ропорядка”.

Но чтобы утвердить в жизни многие политические и соци¬альные идеалы, ранее бывшие смелыми грезами отважных уто¬пистов, пришлось преодолеть многие перегибы и пройти через многочисленные жертвы. Крайности эти красноречиво видны в одном из ярких эпизодов якобинской диктатуры во Франции, когда приговоренному к гильотине принцу Орлеанскому пока¬зывали его бывшее владение - дворец, на фронтоне которого красовался революционный слоган: “Общественная собствен¬ность”.

Идеалы буржуазного века не могли осуществиться, стать действительностью, потому что освобождение человека - не са¬моцель для буржуазного государства, а только средство для до¬стижения цели. Человек как представитель массы должен был получить свободу, потому что только таким путем можно бы¬ло заручиться теми силами и рабочими руками, в которых но¬вый экономический принцип всемерного повышения прибыли все более нуждался для завоевания мира. Все официальные иде¬алы буржуазного государства должны были поэтому подверг¬нуться поправкам именно в интересах этой решающей и выс¬шей потребности капиталистического общества.

Самое разительное противоречие между действительностью и видимостью, какое только знает история, - таково конечное последствие эволюции буржуазного государства и сущность современного буржуазного общества. Лицемерие только и могло скрыть противоречие между действительностью и иде¬алом.

Черта, отличавшая раньше всегда только отдельные слои общества, стала в эпоху господства буржуазии всеобщей. Культ видимости (не быть, а казаться) прочно укоренился во всех средствах связи с общественностью - в книгах, газетах, картинах, фотографии, кинематографе, плакате, иллюст¬рированной рекламе, открытке. Все они стали носителями, по¬средниками, а часто и пропагандистами определенных взгля¬дов.

Газета занимает место летучего листка повсюду. Картина стала ее составной частью, сначала - в виде самостоятельного приложения, потом как комментарий, дополнение и иллюстра¬ция к тексту. Интерес к газетам укрепляется с развитием мас¬терства репортеров. Интерес у английской публики, например, вызывают репортажи из зала суда. Путем объективной судеб¬ной хроники английская печать достигает высокого уровня респектабельности. Важной частью газеты становится отдел объ¬явлений. Не подписка, а объявления дают издателю прибыль. Это становится чисто коммерческим делом. Крупные предпри¬ятия дают большие и постоянные объявления, что служит им определенной гарантией, что в тексте о них не будет говорить¬ся ничего плохого. Однако начинается процесс разъединения собственно газеты и объявлений, что имеет для издателя выгод¬ные последствия.

Периодический характер газеты, несущей детальную инфор¬мацию при помощи как иллюстрации, так и текста, сделал ее активным фактором влияния на массы людей. Это в значитель¬ной степени обусловливалось фотографией, облегчавшей на¬чиная с 60-х годов XIX века работу художникам. Фотография расширила до последних пределов сферу подлежащих воспро¬изведению предметов и документальную точность отображае¬мого факта. Фотография стала своеобразным средством кон¬троля общественности за документальной точностью газетных сведений и художественных изображений. Таким образом, со¬кратилась область представлений, почерпнутых из воображе¬ния, если их ценность значительно понизилась, то пластические представления людей о предметах стали, несомненно, более точными и более содержательными.

Однако все это касается только формы средств связи с обще¬ственностью.

Важнейшей содержательной стороной вопроса являются те морально-нравственные основы нового века, которые были провозглашены прежде всего в Декларации независимости США, принятой 4 июля 1776 года, а затем в Конституции Французской Республики 1793 года. Они стали отправной точ¬кой для принятия конституций освобождавшихся от абсолютизма стран, кодексов и манифестов, актов международного права, корпоративной морали и права в целом. Напомним важнейшие положения этих двух документов.

Декларация независимости США:

“Все люди равны. У них есть неотъемлемые права, между прочим право на жизнь, свободу и счастье. Чтобы обеспечить людям эти права, были созданы правительства с согласия и с ведома управляемых. Если правительство уничтожит эти не¬отъемлемые права, то народ обязан переменить или совсем упразднить его. Народ может создать и новое правительство по таким принципам и таким образом, как это кажется ему на¬иболее выгодным для его безопасности и для его благо¬получия”.

Конституция 1793 года:

1. Целью общественного устройства является всеобщее сча¬стье.

Правительство создано для того, чтобы обеспечить людям пользование их естественными и вечными правами.

2. Этими правами являются: равенство, свобода, безопас¬ность, имущество.

3. Все люди равны от природы и перед законом.

4. Закон является свободным и торжественным выражением общей воли. Он одинаков для всех, защищает ли он или карает.

5. Закон может принуждать лишь к тому, что справедливо и полезно обществу, и запрещать лишь то, что ему вредно.

6. Свобода состоит в том, что человек имеет право делать все, что не вредит другому, ее основой является природа, ее правилом - справедливость, ее охраной - закон, ее моральным ограничением - максима: “не делай другому того, относитель¬но чего ты не хотел бы, чтобы оно было сделано тебе”.

Вслед за этими двумя важнейшими документами в 1787-88 гг. была принята Конституция США. Известный американский историк А. Невинс называет “грандиознейшей из выполненных в Америке работ в области РR общественную активность феде¬ралистов, способствовавших ее принятию”. Таким образом, буржуазный век дал всем и каждому право самоопределения, предполагая своим естественным дополнени¬ем чувство ответственности.

Право немыслимо без обязаннос¬тей. Все без исключения обязаны подчиниться принципу: ты должен. Ты должен платить налоги, участвовать в выборах, выполнять воинскую повинность, заключить узы брака. Из этого вытекали разнообразные требования так называемого публичного и частного приличия в сфере языка, жестов, пове¬дения, светских отношений.

На заре буржуазного века люди стояли исключительно на идеологической почве. Так как они выводили действитель¬ность из идей, вместо того чтобы объяснять идеи действительностью, то господствующая роль принадлежала идеям. Неиз¬бежным следствием этого было то, что “борцы” и законода¬тели буржуазии хотели быть прежде всего воспитателями. Луч¬шим средством для этого служил хороший пример. Все поэто¬му предлагали примеры для подражания: проповедник приво¬дил их в своих проповедях, писатель изображал в романах и стихотворениях, художник - на своих картинах.

Когда в Англии наступил период буржуазной реакции про¬тив абсолютизма эпохи Реставрации, журнал “The Guardian” писал: “Наша задача состоит в том, чтобы как можно глубже вкоренить в душу людей религию и мораль, представить им вы¬сокие образцы любви родителей к детям, возбудить ненависть к пороку и уважение к добродетели”. По такому же рецепту по¬ступали несколько десятилетий спустя во Франции. Ж.-Ж. Рус¬со определил воспитательную роль романа:

“Радость охватывает меня при мысли, что двое супругов, которые вместе прочтут этот роман, почерпнут в нем новое мужество, чтобы освежиться после совместных работ, и что перед ними раскроются новые перспективы, как целесообраз¬ней использовать плоды своих трудов. Ужели их взоры будут с восторгом покоиться на картине счастливого домашнего быта, а в их душе не возникнет желание подражать такому привлекательному образцу? Ужели очарование счастливого брака тронет их, а они, даже если сошлись не по любви, не почувствуют потребности более тесного и сердечного обще¬ния?”

Таким же образом происходило в Германии - для Г.Л. Лессинга и Ф. Шиллера театр был прежде всего моральным учреж¬дением. Этими же идеями проникнута живопись. Хогарт, Шарден, Давид, Грез, великие представители новой мысли в области изобразительного и пластического искусства, воспроизводили хорошие примеры, противопоставляемые монархическому искусству.

Таким образом, после победы Великой французской рево¬люции в качестве всеобщей жизненной формы европейских стран и народов утвердилась демократия. Демократия - не только как форма правления, но и как некий стиль в жизненных нравах, моде, рекламе и т.п. Упрощенность, некая народная простота - вот что знаменовала собой демократия. В основу всего уклада жизни Европы лег четкий и прагматический рас¬чет, денежный интерес. В этом смысле очень характерны брач¬ные объявления начала буржуазного века. Они становятся все более “бизнусовыми”. В своей книге “Иллюстрированная исто¬рия нравов. Буржуазный век” Э. Фукс приводит характерные объявления, опубликованные в “Berliner Tageblatt”: 1) “Еврей, 30 лет, желает жениться на представительнице крупного бер¬линского производства блузок и платьев...”, 2) “Помещик, 40 лет, еванг. вероисповедания, ищет знакомства с дамой состо¬ятельной, в особенности если она помещица...”, 3) “Образован¬ный администратор из очень хорошей семьи, бывший управля¬ющий больших имений, здоровый, высокого роста, стройный, статный, 38 лет, не очень богатый, желает вступить в перепис¬ку с образованной дамой, любительницей природы, ради вступления в брак и покупки имения ...”, 4) “Владелец фабрики, офицер в отставке с хорошим положением, 31 год, честный, видная, симпатичная внешность, слишком занятый, чтобы тра¬тить время на знакомства, желает путем объявления вступить в счастливый брак в недалеком будущем с молодой особой при¬ятной наружности. Желательно состояние в 150 или 200 000...”

Для купца или сельского хозяина представляется самым вы¬годным при помощи брака войти в уже готовое дело или путем брака приобрести капитал для расширения дела. Таким обра¬зом, брачные объявления в новом времени становятся бизнес-объявлениями. И другой важный аспект - по мере того, как в эпоху капитализма брак стал, в особенности в аристократичес¬ком классе, откровенной коммерческой сделкой, графский и княжеский титулы все больше превращались в предмет торга, предлагаемый тому, кто за него больше даст. Это также может быть проиллюстрировано газетными объявлениями. Брак, любовь как предмет торга - это одна из характеристик буржуазно¬го века. Появляется даже реклама домов терпимости. Напри¬мер, в Париже в ходу медали, на одной стороне которых изображена женская головка или пикантно обнаженная женщина, а на обратной стороне помещен адрес дома терпимости или проститутки. Надпись на медали может быть, например, такая: “Искусство развлекать”.

В принципе вся нарождающаяся реклама проникнута эроти¬кой. Речь идет прежде всего о журналах, в которых помещают¬ся портреты светских дам. Большинство этих портретов долж¬ны дать наглядное представление о красоте и элегантности этих дам, имена которых у всех на устах. С согласия дам эти журналы используются своднями, чтобы дать возможность по¬казать портрет своим постоянным клиентам. Такие портреты элегантных дам - не что иное, как иллюстрированные объявле¬ния в тексте. Дама доставляет издателю журнала фотокарточ¬ку, покрывает расходы по изготовлению клише и обязуется ку¬пить определенное количество экземпляров номера журнала. Все это не компрометирует ни репутацию дамы, ни престиж издания. Не всегда портрет соответствует действительности -даму могут прославлять или как шикарную красавицу, блиста¬ющую в каждом светском салоне, где она появляется, и немедленно обращающую на себя всеобщее внимание, или как смелую наездницу, или как элегантную спортсменку, пикантнейшее украшение манежа или площадки для тенниса, или как обворожительную актрису, у которой больше, чем нужно, ангажементов, и т.д.

Эротика проглядывает при плакатном рекламировании модных увеселительных учреждений - цирков, варьете, балов, маскарадов. Как пишет Э. Фукс на заре XX века, “на стенах до¬мов, в витринах магазинов проносится мимо... настоящий ша¬баш пикантно обнаженных женских тел, чтобы приковать вни¬мание и сохранить в памяти ту или другую марку шампанско¬го, тот или другой сорт папирос, фирму, торгующую сукном, обувью, утварью и т.д. Магазин обуви показывает до самых икр ногу элегантно обутой дамы, а вслед за ней по ступенькам входит пара таких же элегантно обутых мужских ног. Продавец дамских чулок демонстрирует, как пикантно облегает элегант¬ную ногу изящный дамский чулок. Фабрика мебели, предлага¬ющая обстановку для спальни и столовой, помещает объявле¬ние, изображающее, как в столовой сидят молодые супруги, нежно чокающиеся по поводу того, что будет “потом”, а в спальне мы видим первый акт этого “потом”: раздевшаяся до самого корсета молодая жена еще раз требует, чтобы муж под¬твердил все свои данные за столом обещания.

Еще дальше идет магазин, торгующий всякой всячиной. В виде обложки для своего проспекта он выбирает иллюстра¬цию, показывающую, как у дверей элегантной спальни подслу¬шивают с хитрой улыбкой камердинер и камеристка. А подпи¬си: “В светском обществе”, “Интересные разоблачения” - при¬дают проспекту характер скандальной брошюры.

Разжигаемый конкуренцией коммерческий дух постепенно связывает с эротикой решительно все. Как только чрезмерное увлечение этим приводит к уменьшению прибыли, предпри¬ниматели возвращаются на покинутую стезю добродетели, пока не будут придуманы новые трюки, если не гарантирую¬щие, то по крайней мере обещающие новые шансы для при¬были.

Характерно, что в газетах появляется реклама ресторанов и трактиров, которые становятся средоточием жизни людей. Эти заведения перестают быть только питейными - они приобрета¬ют танц-залы, обзаводятся собственными капеллами, механи¬ческими граммофонами или оркестриками. Здесь исполняют не австрийские и немецкие вальсы, а прежде всего - канкан. Он зарождается во Франции и предполагает смелые вольности и “бешенство ног”, что увлекает самую широкую обществен¬ность.

Вместе с народными празднествами, шествиями, балами и маскарадами развивается массовое увлечение спортом (летом - главным образом теннисом и плаванием, зимой - катанием на санках, лыжах и коньках). Спорт служит не только укреплению здоровья, но и создает удобные случаи для флирта, и прежде всего из-за этого начинает приобретать массовый характер. Учитывая это обстоятельство, бизнесмены начинают вклады¬вать в его развитие средства - строя стадионы, площадки. Пер¬вые соревнования (например, по теннису, американскому фут¬болу), организованные на их деньги, служат укреплению их имиджа.

В конце XIX века возникают рекламные агентства, увеличи¬вается интенсивность избирательных кампаний. Писатели и журналисты охотно участвуют в создании паблисити и пробу¬ют свои силы в бизнесе.

В связи со строительством железных дорог в США в 60-е годы разворачивается первая ПР-кампания. Ее задача - убедить свободных поселенцев” Америки в необходимости быстрого сообщения для развития общеамериканского рынка, в целях то на это необходимы общественные средства, а самое главное - если дорога пройдет по латифундиям, их владельцы не должны сопротивляться и рассчитывать на компенсацию. Кампния имела успех. Сегодня американские железные дороги - одни из лучших в мире.

С 1896 года письменные технологии ПР стали использоваться в президентских кампаниях. Тогда появились памфлеты, рекламные плакаты, эмблемы, пресс-релизы.

В 1883 году впервые была произведена попытка изучения общественного мнения. Руководитель компании “Аmerican Веll Tеlерfоnе Соmраnу” Т.Н. Гэйл рассылал по Америке множество писем, интересуясь мнением общественности о руководимой м компании.

В 1889 году Д. Вестингхауз впервые ввел в своей компании должность служащего, отвечающего исключительно за связи с прессой. Вскоре аналогичные функции стали выполнять специальные работники на предприятиях и в банках Рокфеллера, а последствии здесь появились целые отделы. По мнению историка ПР Э. Голдмэна, начался новый этап развития паблик рилейшнз - “эра одурачивания публики”. Паблик рилейшнз начинает овладевать всеми сферами жизни общества. Характерно, что она приходит даже в военную область и совершенно по-другому, чем раньше, проявляет себя здесь.

История знает разнообразные поводы к развязыванию войн. В своем исследовании нам хотелось бы остановиться на беспрецедентном использовании ПР для этой цели. Нерядовым случаем в этом отношении является так называемое “бостонское чаепитие”, ставшее поводом к войне английских колоний Северной Америки за независимость от метрополии в 70-е годы XVIII века. В 1773 году колонисты Бостона, переодетые индейцами, сбросили в воду с британских кораблей упаковки с чаем, после чего англичане закрыли в Бостоне порт, а колонисты объявили бойкот английским товарам, что стало поводом к войне.

Вторжение Наполеона в Швейцарию в 1802 году оправдыва¬юсь Талейраном в специальном циркуляре, цинично разъясняющем, что это сделано “не затем, чтобы лишить Швейцарию свободы, но затем, чтобы успокоить раздирающие ее смуты” (которых на самом деле не было).

Князь Отто фон Бисмарк спровоцировал войну Германии с Францией еще не виданным доселе в мировой истории спо¬собом.

Рассмотрим историю вопроса. Победив в войне с Австрией Пруссия добилась от нее согласия на образование из 22 отдельных германских государств Северо-Германского союза. Вне союза остались южные немецкие земли Бавария, Вюртемберг, Баден. Франция делала все возможное, чтобы помешать Бисмарку включить эти земли в состав Северо-Германского сою¬за. Наполеон III не хотел видеть на своих восточных границах объединенную Германию. Бисмарк понимал, что без войны эту проблему решить не удастся. Во Франции в то время были сильны воинственные антигерманские настроения. На них-то Бисмарк и сыграл. Появление “эмсской депеши”, которую он отредактировал и опубликовал в газетах, было вызвано скан¬дальными событиями вокруг выдвижения принца Леопольда Гогенцоллерна (племянника Вильгельма I) на испанский пре¬стол, освободившийся после революции в Испании в 1868 году.

Бисмарк верно рассчитал, что Франция никогда не согласится на подобный вариант и в случае воцарения Леопольда в Испа¬нии начнет бряцать оружием и делать воинственные заявление в адрес Северо-Германского союза, что рано или поздно при¬ведет к войне. Поэтому он усиленно лоббировал кандидатуру Леопольда, уверяя, однако, Европу в том, что германское пра¬вительство совершенно непричастно к претензиям Гогенцоллернов на испанский трон. В своих циркулярах, а позже и в ме¬муарах Бисмарк всячески открещивался от своего участия в этой интриге, утверждая, что выдвижение принца Леопольде на испанский престол было “семейным” делом Гогенцоллернов.

На самом деле Бисмарк и пришедшие ему на помощь воен¬ный министр Роон и начальник генштаба Мольтке потратила немало сил, чтобы убедить упирающегося Вильгельма I поддержать кандидатуру Леопольда.

Как Бисмарк и рассчитывал, заявка Леопольда на испанские престол вызвала бурю негодования в Париже. 6 июля 1870 года министр иностранных дел Франции герцог де Грамон воскли¬цал: “Этого не случится, мы в этом уверены... В противном слу¬чае мы сумели бы исполнить свой долг, не проявляя ни сла¬бостей, ни колебаний” (цит. по С. Константинову “Величайшая дипломатическая провокация XIX века”// Независимая га¬зета, 13.07.2000 с. 16).

После этого заявления принц Леопольд без всяких консуль¬таций с королем и Бисмарком объявил, что отказывается от притязаний на испанский престол. Этот шаг не входил в планы Бисмарка. Отказ Леопольда разрушил его расчеты на то, что Франция сама развяжет войну против Северо-Германского союза.

Это было принципиально важно для Бисмарка, стремившегося заручиться нейтралитетом ведущих европейских государств в будущей войне, что ему по¬том и удалось во многом из-за того, что нападающей стороной была именно Франция. Трудно судить, насколько искренним был Бисмарк в своих мемуарах, который писал после отказа Леопольда занять испанский престол о мыслях об отставке, од¬нако вполне достоверно выглядит другое его мемуарное свиде¬тельство, относящееся к тому же времени: “Войну я уже в то время считал необходимостью, уклониться от которой с честью мы не могли”.

Пока Бисмарк раздумывал, какими еще способами можно провоцировать Францию на объявление войны, французы сами дали к этому прекрасный повод. 13 июля 1870 года к отдыхаю¬щему на эмсских водах Вильгельму I заявился французский по¬сол Бенедетти и передал ему довольно наглую просьбу своего министра Грамона - заверить Францию в том, что он (король) никогда не даст своего согласия, если принц Леопольд вновь выставит свою кандидатуру на испанский престол.

Король, возмущенный этой дерзкой для дипломатического этикета вы¬ходкой, ответил резким отказом и прервал аудиенцию Бенедет¬ти. Спустя несколько минут он получил письмо от своего посла в Париже, в котором говорилось, что Грамон настаивает, чтобы Вильгельм собственноручным письмом заверил Наполеона III в отсутствии у него всяких намерений наносить ущерб инте¬ресам и достоинству Франции. Это известие окончательно вы¬вело из себя Вильгельма I. Когда Бенедетти попросил новой ау¬диенции для беседы на эту тему, он отказал ему в приеме и пе¬редал через своего адъютанта, что сказал свое последнее слово.

Об этих событиях Бисмарк узнал из депеши, посланной днем из Эмса советником Абекеном. Депешу Бисмарку доставили во время обеда, на котором присутствовали Роон и Мольтке. На этих двух старых вояк депеша произвела тяжелое впечатление - они так расстроились, что пренебрегли кушаньями и напитками. Закончив чтение, Бисмарк через некоторое время спросил у Мольтке о состоянии армии и о ее готовности к войне. Мольтке отвечал в том духе, что “немедленное начало войны выгод¬нее, нежели оттяжка”.

После этого Бисмарк тут же за обеденным столом отредак¬тировал телеграмму и зачитал ее текст генералам:

“После того как известия об отречении наследного принца Гогенцоллерна были официально сообщены французскому им¬ператорскому правительству испанским королевским прави¬тельством, французский посол предъявил в Эмсе его королев¬скому величеству добавочное требование: уполномочить его телеграфировать в Париж, что его величество король обязывает¬ся на все будущие времена никогда не давать своего согласия, если Гогенцоллерны вернутся к своей кандидатуре.

Его величе¬ство король отказался еще раз принять французского посла и приказал дежурному адъютанту передать ему, что его величест¬во не имеет ничего более сообщить послу”. Еще современники (а первыми - немецкие социал-демократы) заподозрили Бисмар¬ка в фальсификации “эмсской депеши”. Бисмарк же написал в своих мемуарах, что только “кое-что” вычеркнул из депеши, но не прибавил к ней “ни слова”. Что же все-таки вычеркнул Бисмарк? Прежде всего то, что могло бы указать на истинного вдохновителя появления в печати телеграммы короля. Бисмарк вычеркнул пожелание Вильгельма I передать “на усмотрение вашего превосходительства (т.е. Бисмарка) вопрос о том, не следует ли сообщить как нашим представителям, так и в прессу о новом требовании Бенедетти и об отказе короля”.

Чтобы уси¬лить впечатление о непочтительности французского посланни¬ка к Вильгельму I, Бисмарк не вставил в новый текст упомина¬ние о том, что король отвечал послу “довольно резко”. Осталь¬ные сокращения не имели существенного значения. Новая редакция эмсской депеши, подготовленная умелым ПР-технологом Бисмарком, вызвала реакцию разорвавшейся бомбы. Даже Мольтке воскликнул за упомянутым нами обе¬дом: “Так-то звучит иначе; прежде она звучала сигналом к от¬ступлению, теперь - фанфарой”. Сам Вильгельм I, прочитав от¬редактированный текст Бисмарка в газетах, воскликнул: “Это же война!” Обнародование “эмсской депеши” вызвало бурю не¬годования во Франции. 15 июля 1870 года глава французского кабинета Эмиль Оливье потребовал от парламента кредит в 50 млн. франков и сообщил о решении правительства призвать в армию резервистов “в ответ на вызов к войне”. В конце кон¬цов кропотливая закулисная работа Бисмарка по провоцированию Франции на объявление войны возымела успех - француз¬ские депутаты одобрили все предложения правительства, и 19 июля Франция объявила войну Северо-Германскому союзу. Против войны выступил лишь будущий президент Франции Адольф Тьер, который в 1871 году заключил мир с Пруссией и утопил в крови Парижскую коммуну, а в июле 1870 года - пока депутат парламента, оказавшийся единственным здраво¬мыслящим политиком во Франции в те дни.

Когда прусские генералы начали одерживать над француза¬ми победу за победой, ни одна крупная европейская держава не вступилась за Францию. Это было результатом предваритель¬ной дипломатической деятельности Бисмарка, сумевшего до¬биться нейтралитета России и Англии. Здесь имел место такой же умелый ПР. России Бисмарк обещал нейтралитет в случае выхода ее из унизительного Парижского договора, запрещавшего ей иметь свой флот в Черном море, англичане были воз¬мущены опубликованными по указанию Бисмарка проектом договора об аннексии Францией Бельгии. Но самым важным было то, что именно Франция напала на Северо-Германский союз вопреки неоднократным миролюбивым намерениям и мелким уступкам Бисмарка (вывод прусских войск из Люксем¬бурга в 1867 году, заявление о готовности отказаться от Бава¬рии и создать из нее нейтральную страну и т.д.).

Бисмарк не им¬пульсивно импровизировал в области ПР, а руководствовался реальными достижениями своей дипломатии и потому вышел победителем. А победителей, как известно, не судят. Авторитет Бисмарка, даже находящегося в отставке, был в Германии столь высок, что никому, кроме социал-демократов, не пришло в голову лить ушаты грязи, когда в 1892 году подлинный текст “эмсской депеши” был предан огласке с трибуны рейхстага.

Но вот другой ПР-мен XIX века, который наиболее ярко характеризует “новое время” ПР. Это Пинеас Т. Барнум. “Плохого паблисити не бывает”, - таково жизненное кредо этого авантюриста, алчного продавца и покупателя рекламного пространства в газетах, беспринципного публициста, поплатившегося за свои фантазии тюрьмой. Он “не обращал внима¬ния на нападки против себя до тех пор, пока его имя писалось в них правильно”.

Пресса никогда не обделяла Барнума вниманием. Достаточ¬но вспомнить раскрученный Барнумом скандальный случай с Джойс Хет, старой негритянкой, утверждавшей, что она 100 лет назад нянчила Джорджа Вашингтона. Чтобы поддержать ажи¬отаж вокруг Хет, Барнум писал под вымышленными именами письма в газеты. Чтобы посмотреть на феномен, доверчивые ньюйоркцы приносили авантюристу по $ 1500 в неделю. И когда старуха умерла, анализы показали, что ей лет 80-85, но точно не 160, Барнум вынужден был признать, что его ввели в заблуждение. “Простаки рождаются каждую минуту” - это выражение Барнума точно характеризует аудиторию, перед которой манипулировали ПР-средствами. Для простаков Пинеас Т. Барнум создал свой театр, где был постановщиком “Величайшего шоу на земле” (1871 г.), спонсором лилипута Тома Тьюмба, “шведской Найтингейл” Дженни Линд, “сиамских близнецов” (термин этот придумал Барнум). Барнум создал имя большому числу актеров и актрис. Он интуитивно чувствовал пристрастия самой широкой публики и умел удержать их.

Последователи Барнума ориентировались на то, что результаты оправдывают средства. Без этих многочисленных пресс-агентов, продюсеров нельзя представить нарождающуюся в Америке и в мире развлекательную индустрию.

П.Т. Барнум, как мы видим, относился к тем ПР-менам, кто своей жизненной философией сделал “известность любой це¬ной”. Таким образом можно было эксплуатировать внешние физические данные человека, что могло быть реализовано в моде, фото, театре и кинематографе. Но производственный ба¬зис, политическая деятельность требовали иных подходов, Ярчайшим представителем деятелей РК этой иной философии был Айви Ледбеттер Ли, изменивший имидж и реабилитиро¬вавший Дж. Рокфеллера в глазах американцев. “Правду, только правду и ничего кроме правды” предлагал говорить Айви Ли даже в тех случаях, когда она угрожает самому существованию той или иной организации. Ли считал, что ПР-технологии должны направляться на публику, которая состоит из рационально мыслящих людей, способных на основании полной и точной информации принимать правильные решения. По его мнению, артикулированная истина потребует от пострадавшей организации изменения своей политики; если же ничего не удается изменить, то правда все равно должна быть вы¬сказана.

Такая жизненная философия и практические успехи в облас¬ти ПР-сопровождения бизнес-клиентов сделали еще молодому Ли непререкаемый авторитет. Но по иронии судьбы вскоре Ли стал в некотором смысле жертвой собственной жизненной фи¬лософии и политики. Как отмечает в своей книге Г.В. Иванченко “Реальность Паблик рилейшнз” (М., 1999), считается, что официальное признание СССР Соединенными Штатами в 1933 году стало возможным - по крайней мере отчасти - благо¬даря усилиям, предпринятым в 1920-е годы А. Ли как публицистом и человеком, определявшим редакционную политику ряда влиятельных изданий.

А. Ли всегда интересовался международными и межгосударственными отношениями. Поэтому к нему обратились за кон¬сультацией как к специалисту в этой сфере из органа контроля и цензуры в Германии German Dye Trust с вопросом - как воз¬можно улучшить отношения между Америкой и Германией в условиях усиливающейся международной изоляции нацистского режима? Айви Ли ответил практически так же, как и всем другим своим клиентам, - необходимо вести честную и открытую политику, ликвидировать цензуру, и тогда отношения наладятся.

Правительство Германии, естественно, не последовало данным советам. Но сам факт обращения стал предметом обсуждения общественности и прессы, и Ли был назван “пресс-агентом Гитлера”. После этого началось расследование Комитета по антиамериканской деятельности, и все, кто ненавидел Ли и завидовал ему (а их было немало), испытали огромное удовлетворение. В возрасте 54 лет Айви Ли умер, но пресса в этот момент буквально обрушилась на него, проклиная и скло¬няя на все лады.

Другой знаменитой фигурой на небосклоне ПР. в 1919-20-е годы является консультант крупнейших компаний, исследователь, преподаватель, писатель Эдвард Бернейз. Он, наряду с Дорис Флейшман, - автор книги “Кристаллизация общественного мнения” (Bernays, Fleishman, 1923), определившей дальнейшее развитие проблемного поля ПР на долгие годы.

Бернейз родился в 1881 году в Вене, вскоре его родители эмигрировали в Америку, где отец занимался крупным бизне¬сом, связанным с экспортом сельхозпродукции. Дядей Эдварда был Зигмунд Фрейд (причем и с материнской, и с отцовской стороны - Фрейд был женат на родной сестре отца Эдварда, а тот - на сестре Фрейда). В начале 1920-х годов Бернейз помог Фрейду опубликовать англоязычные переводы его трудов в Америке. Между ними велась довольно оживленная переписка. Несомненно, что знаменитый родственник оказал самое пря¬мое влияние на возникновение у Эдварда интереса к исследова¬ниям поведения человека. Первый университетский курс по паблик рилейшнз был прочитан Э. Бернейзом в 1922 году в Нью-Йоркском университете.

Помимо “Кристаллизации общественного мнения”, написанного совместно с его многолетней сотрудницей и впоследствии женой Дорис Флейшман - до за¬мужества репортером “Трибьюн” и издателем, - перу Э. Бернейза принадлежат работы “Пропаганда” (1928), первое учебное пособие для университетов по паблик рилейшнз (Веrnауs, 1952), ряд других книг и масса статей. Бернейз внес неоценимый вклад в развитие практики ПР - занимаясь ПР-сопровождением фирмы или корпорации, он стремился найти в объекте ПР черты, привлекающие публику, а затем сделать это предметом освещения. Или он определял ценности и установки публики и затем предлагал фирме способы, которыми она мо¬жет адекватно ответить на эти ценности и отношения в своей деятельности. Эти две стратегии Бернейз назвал соответствен¬но “кристаллизация общественного мнения” и “инженерия концептов”.

Другим выдающимся теоретиком и практиком ПР 20-х го¬дов был Уолтер Липпман, автор книги “Общественное мне¬ние”, вышедшей в 1922 году (Lippman, 1922). Будучи публицистом и социологом, он показал, каким образом мнения общест¬венности кристаллизуются в социальную цель (social purpose) и национальную мечту” (national will).

Он впервые ввел понятие “стереотип”, под которым понимал упрощенное до однозначности, предвзятое представление, не вытекающее из собствен¬ного опыта человека. Липпман практически приравнивал сте¬реотипы к предрассудкам, говоря об их неадекватности реаль¬ности, детерминированности групповым мнением, защитной функции.

Исследователь определил, в какой степени ПР-продукт должен соответствовать стереотипам, а в какой - “вести за собой”, воспитывать.

И Бернейз и Липпман обобщили практику воздействия массовой пропаганды, технику паблисити и промоушен, ис¬пользуемые во время Первой мировой войны. Тогда впервые применялись такие средства массовой пропаганды, как плакат и листовка. Тактика разбрасывания листовок с призывом сдаваться перед очередным боем не имела успеха - значительно эффективнее было применение против врага химического ору¬жия. Пропаганда могла мобилизовать своих солдат, а для про¬тивника устрашающе действовала только сила оружия.

Тем не менее Президент США Вудро Вильсон основал коми¬тет публичной информации (СРI – Commitee on Public Information), в функции которого входили: координация про¬грамм военного времени, распространение информации и сти¬мулирование общественной деятельности (благотворитель¬ность, мобилизация добровольцев и т.п.). Председателем СРI был Джордж Крил, а одним из сотрудников - Эдвард Бернейз. В пресс-бюро по связям с зарубежными странами, занимавшем¬ся отбором и подачей информации о роли США в антигерман¬ской коалиции в зарубежные СМИ, Бернейз попал после того, как отправился добровольцем в действующую армию, но был признан негодным к военной службе по здоровью.

Работа в СРI давала возможность направленно влиять на общественное мнение. Уроки войны были использованы Бернейзом в даль¬нейшем для реализации проектов по созданию благоприятного имиджа продукции и корпораций, в сфере политического консалтинга и социальной работы. Этот этап своей жизни Э. Бер¬нейз красноречиво отразил в мемуарах, вышедших в 1965 году.

Послевоенное время отмечено также важным событием - со¬зданием в 1927 г. в Кливленде (США) первого специализиро¬ванного РR-агентства “Нill & Кnоwltоn”. Впоследствии его основатели работали практически независимо - Джон Хилл в Нью-Йорке, а Дон Ноултон в Кливленде. Это агентство ныне является одним из самых крупных американских ПР-агентств, наряду с “Burson - Marsteller”.

Современные техники исследования рынка и общественного мнения берут свое начало в 1930-х годах, когда наряду с мето¬диками ПР-воздействия появляются и совершенствуются мето¬ды количественной оценки общественного мнения (в работах Джорджа Гэллапа, Эльмо Роунера, Клода Робинсона и др.), хо¬тя первый опрос общественного мнения был проведен за 80 лет до этого - в конце 1850-х годов в США.

Спокойное и поступательное развитие технологий ПР пре¬рвала Вторая мировая война. В этой экстремальной ситуации на повестку дня вышла пропаганда. Геббельсовской германской противостояла в первую очередь антивоенная советская и впос¬ледствии - антивоенная пропаганда стран антигитлеровской коалиции. В этом случае технологии ПР невозможно рассматривать на тонком уровне, а агитационно-пропагандистские средства достаточно просты и адекватны военной ситуации. Включается листовочная война, впервые - радиопротивостояние, кинохроника, борьба газет на оккупированной территории и партизанских изданий, мобилизационный ПР среди граждан.

После Второй мировой войны потребительский бум благо¬приятствовал развитию ПР. Увеличилось число профессио¬нально занятых в сфере ПР. Если в 1950 году в США насчитыва¬лось 17 тысяч мужчин и 2 тысячи женщин - практиков ПР, то в 1960 году - 23 870 и 7271 соответственно. Особенно быстро рас¬ширялось направление ПР-сопровождения корпораций. Фир¬мы открывали отделы по связям с общественностью или расширяли имеющиеся. Политический консалтинг активно ис¬пользовался во время выборов президента США, в сенат и па¬лату представителей. Президентская гонка в США превратилась в сложное костюмированное шоу-рандеву между демокра¬тами и республиканцами. К этому уровню пытались подтяги¬ваться Франция, Великобритания и впоследствии Германия. Но нигде ПР не процветают так, как в США. “Нигде они не бы¬ли распространены столь широко, столь выгодны, столь пре¬тенциозны, столь респектабельны и дискредитированы, столь часто подозреваемы во всем и всеми превозносимы”, - писал Дж. Пимлотт в 1951 году. Такое положение ПР завоевали по праву - именно благодаря усилиям профессионалов по ПР началось инвестирование средств в такие сферы, как образова¬ние, здравоохранение, нужды местного самоуправления и фун¬даментальные программы. Становление паблик рилейшнз как признанной профессиональной деятельности ознаменовало принятие этического кодекса (первый, краткий, вариант - в 1954 году, более полный - в 1959 году).

В Соединенных Штатах в 1948 году создается Американское общество ПР - РRSА (Рubliс Rеlаtions Sосiеtу оf Аmеriса) на ба¬зе Американского Совета по РR - Аmеrсаn Соunсil оf thе Рublic Rеlаtions, действовавшего с начала 1940-х годов благодаря уси¬лиям Рекса Харлоу, профессора Стэнфордского университета, автора одного из первых учебников по ПР (Наrlоw, 1947) и пер¬вого руководства по применению социальных наук в РR (Наrlоw, 1957), организатора регулярных семинаров по соци¬альным наукам для РR-деятелей, а также издания “Рublic relations Journal”.

С 1950-х годов при поддержке Миннесотского отделения РRSА начинается проведение форумов РRSА, обсуждающих насущные вопросы практического РR, в частности деятель¬ность отделов по связям с общественностью крупных компа¬ний. Наиболее заметной в США является сегодня активность РR таких крупнейших корпораций, как “Дженерал Моторс”, “АT энд Т”, “Юнайтед Стэйтс Стал” и “Дюпон”. Крупнейшими консультационными фирмами по РR стали с 1960-х годов “Карл Райор энд Ассошиэйтс”, “Хилл энд Ноултон” и “Рудер энд Финн”. В 1965 году РRSА была утверждена довольно жест¬кая программа профессиональной аккредитации. Менее поло¬вины практикующих РR-специалистов в США аккредитованы по этой программе.

Аналогичным образом строится работа в Европе. Здесь со¬здана Международная Европейская ассоциация РК - IРRА со штаб-квартирой в Швейцарии. Фирма, являющаяся членом IРRА, как правило, пользуется заслуженным авторитетом в профессиональной среде РR. В Женеве действует Европейский институт IРRА, консультирующий корпоративных заказчиков и повышающий квалификацию РR-менеджеров. Профессор этого университета С. Блэк является автором книги “Паб¬лик рилейшнз. Что это такое?”, которая стала настольной кни¬гой практически каждого члена профессионального сообще¬ства РR.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconСвязи с общественностью учебное пособие
В россии о «паблик рилейшнз» (Public Relations, pr, пр) впервые услышали в 1990 г., после выхода в свет книги Сэма Блэка «Паблик...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз в спорте
П63 Имидж спортсмена: Паблик рилейшнз в спорте. Научно-методическое издание. Часть К.: “чпп” 2003. 144 с

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconСправочник по Паблик Рилейшнз «Абельмас Н. В. Универсальный справочник по Паблик Рилейшнз»
В настоящем издании раскрывается сущность понятия pr и подробно рассматриваются все направления по связям с общественностью. Материал...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconЗаконы и нормативные акты. Российские законы о сми, о рекламе, защите...
Паблик рилейшнз — основные цели и задачи, история становления pr- профессии. Экономические, политические и социальные причины возникновения...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз для менеджеров
На рис показано место функции пр в простейшей организационной структуре управления функционального типа

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз для менеджеров
На рис показано место функции пр в простейшей организационной структуре управления функционального типа

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconВ. М. Шепель автор концепции, составитель, научный редактор
«паблик рилейшнз» и по работе с персоналом. В ней представлены сведения, имеющие отношение к гуманитарной образованности и правилам...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconИмидж спортсмена
П63 Имидж спортсмена: Паблик рилейшнз в спорте. Научно-методическое издание. Часть К.: “чпп” 2003. 106 с

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconЕ. И. Бочаров
Бочаров Е. И., Гогоберидзе Г. Б., Першин Ю. М., Петров К. С. Электронные твердотельные приборы и микроэлектроника: Конспект лекций...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconВопрос №1: История как наука (предмет, цель…)
История – наука конкретная, требующая точного знания хронологии (дат) явлений, событий, фактов



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница