Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука




НазваниеБочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука
страница9/12
Дата публикации03.07.2013
Размер1.6 Mb.
ТипЛитература
lit-yaz.ru > История > Литература
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

После этого ангел радостно взмахивает крыльями, поднима¬ется на “небо”, а оттуда с шумом и громом по трем другим ве¬ревкам начинает ходить до помоста и обратно огонь, рассыпая искры по всей церкви, но не причиняя вреда зрителям. От него вспыхивают не зажженные свечи по всей церкви, и “есть дивно и странно то видение”. Огонь и ангел скрываются на “небе”. Занавес закрывается. Завершив описание этого “хитроумного делания”, Авраамий подчеркивает, что он все-таки не смог все¬го выразить словами, “зане пречюдно есть отнюдь и несказанно”. Подобным образом описал суздальский книжник и состо¬явшееся через два месяца в церкви монастыря Кармине пред¬ставление “Вознесение Христова”.

Эти описания интересны для нас прежде всего тем, что древ¬ний русич не видит ничего предосудительного в чуждом право¬славному сознанию лицедействе, в котором люди играют анге¬лов, Марию и самого Бога. Он рассматривает это как интерна¬циональные ПР-акции, которые могут органично лечь на рос¬сийскую почву. Их церемониальная эстетика не чужда ему: “дивно, чюдно, странно видение”.

В XVII веке русские увлекались театром, который вначале воспринимался как явление чисто иноземное, устроенное по высочайшему повелению исключительно для царской “потехи”. Русские послы в своих донесениях царю не скрывали восторга от театральных зрелищ при иноземных дворах. Хотя постановки носили зачастую идеологический характер, прославляя иноземного царедворца, русских поражало в них “жизнепообие” театрализованного действа. В 1659 году подробно пи¬сал “О комедиях” при дворе герцога Фердинанда посол Васи¬лий Лихачев: “...в тех же палатах объявилося море, колеблемо волнами, а в море рыбы, а на рыбах люди ездят, а вверху пала¬ты небо, а на облаках сидят люди... Да спущался с неба ж на об¬лаке сед человек в корете, да противу его в другой корете пре¬красная девица, а аргамачки (кони) под коретами как быть живы, ногами подрягивают...”

По указанию Алексея Михайловича, возбудившегося от интереса к подобной “потехе”, при дворе с 1672 по 1676 год в царском дворце было поставлено около десяти пьес на ветхозаветные сюжеты и “Комедия о Бахусе с Венусом”. Они заменили по¬павшие под запрет того же Алексея Михайловича игрища ско¬морохов, в основном критиковавшие нравы власть предержа¬щих на Руси. Новый же придворный театр стал частью церемо¬ниальной жизни двора и подчинялся законам церемониальной эстетики с ее основными принципами чина, строя, образца и уряжения. Первые пьесы можно рассматривать как образцы духовного назидания, служащие укреплению веры. При этом са¬мо театральное действо воспринималось почти как некая сак¬ральная акция (по аналогии с богослужением) или как воскре¬шение истории по повелению единственного зрителя и учредите¬ля театра - российского самодержца. Но к этому добавлялся и акцент “кручину человеческую в радость превратить”. Может быть, поэтому консервативные силы не одобряли эту “бесов¬скую” затею царя, и с его смертью новое начинание надолго за¬глохло в России. И действо, и словесный образ, и живописное изображение одинаково высоко ценились на Руси. Однако жи¬вопись и зодчество нередко возводились выше слова как кон¬кретные, материальные, связанные с видимыми затратами тру¬да явления - как конкретное дело.

На Руси всегда помнили о высокой нравственности искусст¬ва, о чем убедительно свидетельствуют в первую очередь сами памятники живописи, архитектуры, словесных искусств, сохра¬нившие до наших дней мощный заряд нравственных ценностей.

Создавать такое искусство, по убеждению человека Древней Руси, могли только люди, обладавшие высокой духовной чис¬тотой. Поэтому любой древнерусский книжник, зодчий или живописец не приступал к работе, не помолившись об очище¬нии души, просвещении сердца и даровании разума.

С душевным трепетом брался иконописец за работу, ибо рыл глубоко убежден, что спустя какое-то время творение его рук наполнится божественной энергией, которая через им написанное изображение будет переходить к людям, творить чу¬деса.

Древнерусская живопись, справедливо и точно названная в начале XX века Е. Трубецким “умозрением в красках”, нередко отличалась умением выразить в цвете, вернее в цветоформе, дубинные основы бытия, главные духовные ценности своего времени. К XVII веку, когда она, по мнению искусствоведов, начала утрачивать эту способность, а ощущение утраты стало культурной реальностью, на уровне эстетического сознания эпохи возникла тенденция к ее компенсации в жанровых, пей¬зажных полотнах светских художников. На этом пути опреде¬ленным этапом является 1547 год - год венчания на царство Ивана IV, когда начало утверждаться огромное единое само¬державное государство, в котором уже реально просматри¬вался возникший еще в 1-й половине века теократический иде¬ал “Москвы - Третьего Рима”. Появляются монументальные памятники письменности, закрепляющие правила и нормы церковной и светской жизни на Руси, - “Стоглав”, “Домост¬рой”, “Великие Четьи-Минеи”, “Степная книга”, “Лицевой летописец”.

Определяется новая роль иконы. Так, отец Зиновий отмеча¬ет, что вся сила и значимость иконы состоит в том, что она образ, или отображение реально существующего или существовавшего когда-то первообраза и имеет черты подобия ему. Икона, в представлении Зиновия, - это прежде всего портрет первообраза. Ибо и царю “хитрецы” (художники) образ, сиречь икону его “сотворяют”. Эти “иконы” царя развозят по всем городам, чтобы и там царя почитали, так как честь, возда¬ваемая образу, переходит к первообразу. В отличие от язычес¬кого идола “царя же икона несть сам царь, но шары (краски) и злато и дерево, точно образ его; честь же всю цареву и по¬клонение приемлет икона царева, якоже и сам царь”. И ико¬на ценится именно за облик, внешний вид первообраза, его “зрак”, видимый в ней.

Таким образом, в атмосфере русской средневековой культу¬ры второй половины XVI века возрождаются античные эстети¬ческие традиции подражательного образа применительно к изобразительному искусству. Изображение (икона) должно обязательно иметь реально существующий или существовав¬ший прообраз и должно передавать его облик (“зрак”). Только тогда оно обретает ценность в глазах средневекового человека, может на что-то вдохновить, привлечь, повести.

Этим же целям подчинены письменные памятники - жития святых. В святых (и в их изображениях) видели прямых посред¬ников между грешным человечеством и божественной сферой, заступников за людей перед Вседержителем. Святые, их духов¬ный подвиг составляют ту необходимую связку, те духовные скрепы, без которых невозможна небесноземная целостность, всеобщая гармония универсума, как космическая соборность, то удивительное родство всех со всеми, растворение всего лич¬ностного, индивидуального без его утраты, однако в общей ду¬ховной гармонии универсума, в бесконечном духовном ликова¬нии и неописуемом наслаждении.

На Руси с древнейших времен, с Иллариона и Нестора, вера, христианство, церковь воспринимались как феномены не толь¬ко религиозные, но и общегражданские. Поэтому все церков¬ные памятники влияли на все общество. Особым украшением Руси стали, например, монастыри и храмы. В каждом городе они стали не только центрами исполнения религиозного куль¬та, но и центрами культуры (мастерские иконописи), просвеще¬ния (церковно-приходские школы и семинарии при них), вече¬вой риторики (городские и сельские сходы, проповеди). Поэто¬му они по-особому украшались - каждый приход был неповторим и объединял различные категории верующих. И сегодня при возрождении церковных храмов учитывается специфика категорий прихожан (“флотоводческие” приходы, приходы “разного рода работных людей”, “военные приходы” и т.п.) - каждая из “сорока сороков” церквей получает только ей прису¬щий облик.

Храм со своей златой главой, как свеча - символ Бога и ве¬ры. Он окружен другими столь же многозначительными симво¬лами. Например, по мнению митрополита Дмитрия Ростовско¬го, золотая монета - символ Троицы: блеском напоминает “не¬изреченное сияние” Троицы, а округлостью формы - ее безначальность и бесконечность; любовь людей к золоту символизи¬рует их влечение к божеству.

Или ангельская песнь “Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, слава тебе, Боже” символизирует тринитарный догмат (три ипостаси Троицы и единство в Боге).

Важным символом христианской культуры был хлеб. Сим¬волика пяти хлебов, которыми Иисус, по Евангелию, накормил множество людей, последовавших за ним в пустыню (Матф. 14, 17-21): 1) “хлеб животный” - сам Христос, передавший челове¬честву таинство Евхаристии (единство всех верующих в лоне Церкви); 2) хлеб словесный - “глагол Божий”; 3) хлеб небес¬ный - “святые Божий, благоугодившие ему”; 4) хлеб ангель¬ский - ангельское служение и песни, воспеваемые ими к Богу; люди приобщаются к нему хвалением Бога, святыми песнопе¬ниями и добрыми делами; 5) хлеб насущный - пища для пита¬ния плоти. Все они необходимы для нормальной жизни людей, поэтому и обозначаются важнейшим в жизненном обиходе сло¬вом “хлеб”.

Другой значительный символ средневековой культуры - го¬ра, “горней дух”, а также Голгофа. Гора - антитеза символу го¬рода, олицетворяющему суетную жизнь, мелочные помыслы и устремления, а также бездне, месту, куда был низвержен и где обитает сатана. Эти символы находят свое выражение в различ¬ных светских сферах - разработке символики боярских и дво¬рянских родов и символов царской власти. Появляются симво¬лические рисунки и иллюстрации в книгах, которые по мере развития книгопечатания от “Апостола” Ивана Федорова пре¬вращаются в утилитарный, полезный предмет.

В XVII веке на русском языке появляется и активно распро¬страняется и новая для России теоретическая наука (или “свободное художество”) - риторика, имеющая античное происхождение и в целом светскую ориентацию. Первые списки рус¬ской “Риторики” появились в России в 20-е годы XVII века, не¬посредственно вслед за “Сказанием о седми свободных мудро¬стях” и первым изданием “Грамматики” М. Смотрицкого. В ос¬нову русской “Риторики” был положен перевод латинского учебника Филиппа Меланхтона XVI века, который был допол¬нен некоторыми предисловиями, разъяснениями и примерами. “Риторика” состояла из двух книг - “Об изобретении дел” (174 статьи) и “Об украшении речи” (125 статей), где были подробно переданы основные сведения антично-ренессансной науки о красноречии. В одном из русских предисловий вся структура ораторского искусства уподоблялась некоему иде¬альному государству, “многостройные урядства” которого соответствовали отдельным частям риторской науки. В книге рассказывалось о происхождении риторики, целях, формах и способах организации речи для решения тех или иных задач, объяснялись составные части этой науки, типы речей, компози¬ция правильно и красиво построенной речи, основные ритор¬ские фигуры, способы “возбуждения страстей” - словом, осно¬вы успешного ПР. Таким образом, в России в XVII веке полу¬чила распространение школьная наука риторика, восходившая к Аристотелю, Квинтиллиану и другим античным авторам, ак¬тивно изучавшаяся в Византии и в средневековой и ренессансной Европе.

К концу XVII века интерес к красноречию постоянно растет и соответственно увеличивается потребность в учебниках. Со¬здается целый ряд новых “Риторик” - Сафронием Лихудом, Михаилом Усачевым, Андреем Белобоцким и др. Старый рус¬ский язык давал для “риторов” интересные эмоционально ок¬рашенные слова, которые широко применялись в речах, посла¬ниях, у русских книжников. Например, “светолепно, доброгладостие, зело добре, благокрасие, червленного красотою побагряне, благоприятныя, тонкостью истончены, во умеренной долгости, благосиятельный, кротостны (скромно) украшены” и т.п. Такая лексика помогала изображать человека исключитель¬но в русле христианского миропонимания. Недаром такие по¬движники русской культуры, как Гоголь, Лесков, Достоевский, возвращались к этому языку не только в своих художественных произведениях, но и публицистике. Красота и многозначность русских слов помогали отобразить “вещную” красоту мира.

Красота мира, по мысли русского религиозного философа С. Булгакова, - это “Откровение Св. Духа по преимуществу”, это “безгрешная, святая чувственность, ощутимость идеи”, доступная всем человеческим чувствам. Отсюда вожделение кра¬соты, любовь к красоте у человека. Красотой пронизано все мироздание, через красоту идет приобщение русского человека к социуму. Содействует этому художник (иконописец, зодчий, сценограф, поэт) - под “благодатным озарением Святого Ду¬ха” “прозревает он красоту как осуществленную святую телес¬ность”. Некоторым людям дано быть только “художником в душе” без способности к материальному закреплению своего внутреннего опыта. И только немногим “избранникам Софии” даровано стать подлинными творцами красоты и приобщить к ней многих.

Определенный рубеж в развитии ПР-технологий в России в ХУ-ХУП вв. знаменует собой особые “информационные цент¬ры”, появившиеся в столице: Красное крыльцо кремлевских хо¬ром на Ивановской площади, Лобное место, место у Спасской башни и лавки и палатки у кремлевских стен. У Красного крыльца царские глашатаи провозглашали правительственные указы. Отсюда поговорка “Кричать во всю ивановскую”. Путешественник Олеарий, посетивший Русь в XVII веке, назвал Лобное место “Theatrum proclamationum”. Здесь вме¬сте с совершением казней провозглашались самые главные манифесты, сообщения об очередных коронациях, главнейшие вести.

С конца XVI века у Спасской башни появляется место по¬стоянного распространения печатных и рукописных книг, лету¬чих листков и лубочных картинок. Здесь постоянно толкался народ не только с лотками, но и с вестями для обмена. “Торго¬вые шумы”, раздававшиеся от лавок и палаток около кремлев¬ских стен, представляли собой рекламное творчество разносчи¬ков, коробейников, офень, бродячих ремесленников, стацио¬нарных зазывал, шарманщиков. В рекламном фольклоре выде¬ляются жанровые варианты рекламного фольклора - заклички и прибаутки. Например:

Ай-да подсолнышки,

Ай-да каленые!

Все сейчас бы приел,

Да хозяин не велел.

ИЛИ

Свечки! Свечки!

Горят ярче печки.

В ходе ярмарок, которые были многочисленными для Рос¬сии (Архангельская, Сольвычегодская, Брянская, Тихвинская, Нижегородская, Сухаревская, Ирбитская, Макарьевская и дру¬гие), можно было наблюдать творчество ярмарочных зазывал, которые использовали такой жанр устной рекламы, как речи¬тативный уговор. Здесь же появляется новый вид ярмарочной потехи - раек. Этот жанр представлял собой соединение рек¬ламных выкриков с лубочной картинкой в некую “зрелищную шарманку”, ящик, на задней внутренней стенке которого пере¬двигалась лента соединенных в серии лубочных картинок. Ра¬ешник вращал ручку, картинки сменяли друг друга, а зритель наблюдал за движущимися изображениями в специально уст¬роенное отверстие.

В райке, как мы видим, обнаруживается первое мультимедийное ПР-средство, далекий прообраз буду¬щего кинематографа. По мере развития райка развивался ра¬ешный стих, который не ограничивался коммерческими зазывалами - стихотворные комментарии освещали важнейшие по¬литические события, жизнь царствующих особ, знаменитых полководцев, представляли собой басенные и сказочные сюже¬ты. Раешник постепенно усложнялся - появились куклы, и в ос¬новном Петрушка и герои, которых он высмеивал, - жандарм, царь, поп. Эти кукольные представления “на злобу дня” дела¬лись по образу и подобию итальянских с Пульчинеллой, Арле¬кином и Коломбиной, которых еще сегодня можно увидеть на улицах и рынках Рима, Неаполя и Палермо.

Параллельно раз¬вивались ярмарочные балаганы. Здесь разыгрывались мини-спектакли, цирковые представления. Родившийся на пересече¬нии скоморошьих традиций, лубка и раешника, балаган соеди¬нял в себе музыку, слово, жест, изображения и драматическое представление. Балаган использовался для агитации, рекламы, развлечения. В балаганах продавалась рукописная протогазета “Куранты” (обнаружены экземпляры, относящиеся к 1600 году). Это были переписанные номера подготовленных в двух экземп¬лярах номеров “Курантов” для царя и его окружения, состав¬ленных на основе переводов Посольского приказа актуальных для России политических известий, материалов зарубежной прессы.

Петр I подписал 16 декабря 1702 года указ “О печатании газет для извещения оными о заграничных и внутренних происшествиях”. Первый номер петровских “Ведомостей” вышел 2 янва¬ря 1703 года тиражом несколько десятков экземпляров. Здесь печатались новости, объявления. Но “Ведомости” еще нерегу¬лярны. С 1728 года начинают выходить под эгидой Академии наук “Санкт-Петербургские ведомости”, а с 1756 года в типогра¬фии Московского университета - “Московские ведомости”. В этих изданиях появляются постоянные рубрики “Продажи”, “Подряды”, “Отъезжающие”. В “Санкт-Петербургских ведомос¬тях” появляется специальное приложение для объявлений - суплемент.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconСвязи с общественностью учебное пособие
В россии о «паблик рилейшнз» (Public Relations, pr, пр) впервые услышали в 1990 г., после выхода в свет книги Сэма Блэка «Паблик...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз в спорте
П63 Имидж спортсмена: Паблик рилейшнз в спорте. Научно-методическое издание. Часть К.: “чпп” 2003. 144 с

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconСправочник по Паблик Рилейшнз «Абельмас Н. В. Универсальный справочник по Паблик Рилейшнз»
В настоящем издании раскрывается сущность понятия pr и подробно рассматриваются все направления по связям с общественностью. Материал...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconЗаконы и нормативные акты. Российские законы о сми, о рекламе, защите...
Паблик рилейшнз — основные цели и задачи, история становления pr- профессии. Экономические, политические и социальные причины возникновения...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз для менеджеров
На рис показано место функции пр в простейшей организационной структуре управления функционального типа

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconПаблик рилейшнз для менеджеров
На рис показано место функции пр в простейшей организационной структуре управления функционального типа

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconВ. М. Шепель автор концепции, составитель, научный редактор
«паблик рилейшнз» и по работе с персоналом. В ней представлены сведения, имеющие отношение к гуманитарной образованности и правилам...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconИмидж спортсмена
П63 Имидж спортсмена: Паблик рилейшнз в спорте. Научно-методическое издание. Часть К.: “чпп” 2003. 106 с

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconЕ. И. Бочаров
Бочаров Е. И., Гогоберидзе Г. Б., Першин Ю. М., Петров К. С. Электронные твердотельные приборы и микроэлектроника: Конспект лекций...

Бочаров М. П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука iconВопрос №1: История как наука (предмет, цель…)
История – наука конкретная, требующая точного знания хронологии (дат) явлений, событий, фактов



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница