Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна




Скачать 269.87 Kb.
НазваниеВеликий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна
страница1/3
Дата публикации19.11.2014
Размер269.87 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Журналистика > Документы
  1   2   3
Великий Декоратор

Торговля духом в эпоху модерна

Отступление от времён
…провалы в сознаньи и ужас в искусстве…

Н. Гумилёв

Его время удивительно. Сейчас. Сейчас его время изумляет – иной раз оглушительно; иной раз тихо и до дрожи; а иногда - до смеха. Какого именно и почему – неважно!

Каково это время было для него, нам не узнать. Но, разумеется, каждый будет тешить себя иллюзией. Поверьте мне: вы не узнаете его. Обычно такое «знание» сводится к профанации. Реже – к угадыванию музыки ветра времён. И совсем редко, а может, и никогда – к знанию вкуса тогдашней воды, тона и смысла тогдашнего смеха, отблеску тогдашних радостей и настроений. Пониманию тогдашних людей невозможно научиться; нужно очень долго водить своим сердцем по полустертым следам, чтобы понять, каким это понимание может быть.

Но мы отвлеклись.

Он – человек эпохи становления продаж (прошу прощения за неуклюжесть) душ рекламному дьяволу; один из первых крупных его клиентов. Художник, ставший лицом товарной этикетки эпохи модерн.

Нужно ли называть его имя?..
Последнее время он стал дико моден. Ему подражают неумелые, но энтузиастические молодые маляры. Про него пишут. (Избави бог кого-нибудь из дорогих мне людей стать объектом журналистского интереса! Журналистские глупости намного страшнее журналистских расследований). В некой, уже ставшей достоянием поисковиков, далеко не худшей публикации восторженная авторица во первых строках написала: «Альфонс Муха – художник истинно парижский, хотя и вырос в Моравии». Возможно, ему и понравилось бы такое титулование; но я лучше назову его просто самым модным плакатистом эпохи модерн. Самым модным – тогда и сейчас.
Художник он был действительно средний. До Врубеля не дотянуться, несмотря на все врубелевские пробелы и проблемы. Но у него был свой взгляд на то, что можно и нужно делать – и он этот взгляд, не смотря ни на что, реализовал. Принесло ли это ему пользу и удовольствие?.. Не знаю. Принесло ли это ему деньги?.. Мне безразлично. Что же это принесло ему? – моду при жизни и модную славу спустя неполную сотню лет.

Никто, кроме вас, не скажет – да и то лишь самим себе, ибо любое говорение о том кому-нибудь другому будет ложью – нужна ли вам модная слава после ста лет забвения, когда вы уже давно по ту сторону… а лучше сказать: какое дело до всего этого нежильцам едва ли существующего небытия?

Именно потому, что ни их, ни их интереса в том нет, к давно ушедшим приходит слава.

Но слава не бывает доброй. Это только говорится так: «добрая слава». Она, как ничто иное, умеет уничтожить последние следы духа некогда существовавшего человека.

…Я безумно люблю эпоху модерн. Я нездорово привязана к эпохе ар нуво. Если бы я и согласилась на перемену времен, то – всё в обмен на неполные двадцать лет конца Золотого и начала Серебряного века. Но, боже мой, - какие же они были глупцы!!!
А хуже всего то, что вот уже ровно полное социологическое поколение как из этого мира изгоняется дух человека, - Дух Бога, которому поклонялись только лучшие из людей. Зато этих лучших было много. Бывало. Будет ли?..
Оставим символизм, акмеиз, модернизм, желтые блузы, футуризм, кубизм и прочее искусствоведам. Есть только одно, что стоит в этом ценить – и что стоит (быть может, слишком далеко) за этим всем: чистая сила человеческого духа, - юная и потому глупая, как подросток; ломающаяся… и, как подросток, сломавшаяся в конце концов.

Но это было. А значит, в каком-то смысле – есть.
...О нём говорят музеи. Маленькие очаровательные музеи. Пусть им недостаёт волшебной силы краеведческого музея Феодосии, где акварели Волошина соседствуют со стихами и рисунками его друзей в духе, - эти музеи волшебны. Будете в Праге, зайдите в музей знаменитого декоратора на Панской. Здесь вы найдёте информацию о самом... самом влиятельном в европейском мире стилисте; человеке, положившем жизнь за идею украшения жизни.

Нет-нет, это не значит ничего.

У него была тяжёлая жизнь, и он имел полное право стремиться её украсить угодным ему образом.

Alphonse Maria Mucha (Альфонс Мария Муха, 1860-1939) родился 24 июля 1860 года в старинном моравском городке Иванчице (Иванчичи).

Создатель «модерна», «югендстиля», «сецесьон», «яцесьон», art nuvo. («Это все одно и то же», по крайней мере, в понимании многих (даже) искусствоведов). А на самом деле - «стиля Мухи».

Отец Альфонса Мухи, Ондрей Муха, был потомственный виноградарь и, как утверждают иные источники, самый известный в своём городке портной. Впрочем, человек этот был не прост. Мать Альфонса – вторая жена Ондрея, Амалия, дочь небедного мельника, умерла через несколько лет после рождения Альфонса, родив ещё двух дочерей. Ондрей Муха жениться в третий раз не стал и все средства направил на воспитание и образование детей. Альфонса отец отправил в лицей в Брно. А когда Альфонсу исполнилось семнадцать – написал в Пражскую академию искусств с нижайшей просьбой принять его сына в класс живописи.

Альфонс не окончил лицея. Отец его объяснял это слабым здоровьем, однако в архиве лицея сохранился приказ об отчислении Альфонса Мухи «за наглую ложь и постоянные пропуски богослужений». Хорошие оценки у него были только по пению и рисованию.

Из Праги пришел отказ. (Далее мы еще вспомним об этом). Альфонс стал мелким служащим в местном суде. Но тяга к искусству была сильнее любых несовершенств. С 1880 года Альфонс работает то в Брно, то в Вене: театральным декоратором, маляром, автором уличных портретов, эскизов стенных инкрустаций. В те времена отделка квартир, роспись по стенам и потолкам была в большой моде, - и отличалась от современной... близостью к красоте. Муха увлёкся и преуспел в этом роде искусства так, что был приглашен в замок графа Карла Куэна-Белази в Судетах расписывать интерьеры. Замок назывался «Эмманофф» в честь хозяйки, графини Эммы. Муха расписал и некоторые интерьеры графского замка в Грушовани (в Моравии). Затем брат хозяина отправил оформителя к себе - в Тироль, в замок Хандесс. Здесь Альфонс расписывал фрески и регулярно бывал на пленэре, осваивая и оттачивая пейзаж. В горы, на альпийские луга, его обычно сопровождал графский слуга, нагруженный мольбертом и провизией. Позже, среди суетной парижской и нью-йоркской жизни, эти тихие, светлые дни, праздники единения с природой Муха не раз вспоминал с особым благоговением.

Тогда же, в 1885 году, по подсказке венского живописца Крэя граф великодушно посылает двадцатипятилетнего художника за свой счёт в Академию изобразительных искусств, в Мюнхен. А затем - и в парижскую академию Жульена. (Впрочем, другие источники говорят о Художественном училище). Итак, в возрасте 25 лет, в 1885 году, Альфонс Муха поступает в мюнхенскую Академию художеств – сразу на третий курс, а через два года уезжает в Париж.

Здесь, в Париже, лишенные свободы движений голосовых связок французы окрестили беднягу славянина МюшА. Со временем словечко легло в основу нескольких стилистических терминов.

В Париж Муха приехал в двадцативосьмилетнем возрасте. Любимым художником он называл Гюстава Моро, его увлечением была история, а отличительными чертами – упорство и сверхъестественное трудолюбие. В первые годы в Париже он исполнял небольшие заказы на оформление журналов, книг, образцов прикладной графики – меню, пригласительных билетов и визитных карточек. Первое предложение сделать плакат Альфонс Муха получил в парижской мастерской Лемерсьё, работая с печатниками над оттисками с рисунков своего приятеля.

Постепенно Муха освоился, понял, что работает лучше, интереснее многих. И тут (в 1887 году) его покровитель, граф Куэн, сводит счёты с жизнью, а родственники графа сообщают Мухе, что прекращают его содержать.

И Муха остался без средств к существованию.

Потом в дневниках Альфонс напишет, что это время было для него – неопытного оптимиста – «страшное время трудностей и лишений». Однако оптимизм и душевная чистота как раз и спасают таких, как он. Отцу он пишет восторженные письма, как удачно устроился в качестве иллюстратора в какой-то газете, что у него роскошная квартира и мастерская, и, главное, полно заказов. Своему сводному брату он посылает в Моравию модное пальто, а сёстрам – кружева. Сверстники же, жившие тогда рядом с ним, вспоминали, как Муха экономил на еде ради красок.

Он был улыбчив, общителен и деликатно галантен. Часто простывал и ненавидел холод и осень. Красивый, статный, с загорелой золотистой кожей и белоснежными здоровыми зубами, в борьбе с Парижем этот славянин стал побеждать. В 1891 году у Мухи наконец складываются серьёзные отношения с книжными издательствами. В 1892 он на заказ иллюстрирует многотомную «Историю Германии». Критики пишут хвалебные статьи о его «поющей линии», изысканном колорите. И в 1894 году наступил перелом. Ему заказывает афишу сама великая Сара Бернар.

Первый же из семи плакатов, выполненных Мухой для Сары Бернар и появившийся на парижских улицах в блеклые январские дни 1895 года, сделал странного славянина знаменитым. Слава пришла к малоизвестному художнику в один день. (Спасибо, конечно, Саре Бернар, - но, положа руку на сердце: что бы и для кого бы ни нарисовал на первом своем по-настоящему тиражном, массовом плакате Муха, он проснулся бы знаменитым).
Жанр плаката, жанр экспрессивный и лаконичный, «истребил все недостатки сложносоставных композиций Мухи, лишив их фабульности и дотошной детализации». Кроме того, плакаты Альфонса Мухи отличает редкая согласованность текстовой графики с изображением. Как говорят искусствоведы, «Заслуга Мухи в том, что он ввел текст в структуру листа, наделил его образностью и общей стилевой завершенностью. Поле текста принимает геометрические формы, повторяет арочные изгибы и статичность оснований архитектурных строений, вплетается в локоны женских волос, вписывается в причудливые виньетки». Но важны не эти стилистические особенности, а то, что после Мухи стало невозможным небрежное обращение с надписью на плакате.

Благодаря нашему герою афиша была признана шедевром в своём виде искусства, а художник нашел признание, которое в большой степени было связано с личностью выдающейся французской актрисы Сары Бернар.

Её влияние на мировоззрение и формирование нового творческого стиля Мухи трудно переоценить. Склонность художника к культу Дамы, поиску образов девы-ангела, феи, демонической женщины, Принцессы Грёзы, нашла идеальный объект – в одном лице воплощались все образы, отвечающие умонастроениям и моде тех лет.

В 1895 году актриса заключила договор с художником на выполнение афиш и программ к её спектаклям. Альфонс Муха подписал свой первый существенный контракт – на целых шесть лет – с театром Сары Бернар "Ренессанс". Все рекламные афиши, панно, календари, программки и прочие декоративные формы будет исполнять для великой Сары только Муха.

Для театра Сары Бернар Муха выполнил знаменитую серию литографий («Жизмонда» 1894, «Дама с камелиями» 1896, «Лорензаччо» де Мюссе 1896, «Медея» 1898, «Гамлет»… всего семь афиш).

Эти годы, период их сотрудничества, по праву можно назвать самыми успешными в творчестве Альфонса Мухи. Он занимается сценографией, проектирует театральные костюмы и ювелирные украшения Сары Бернар. Одновременно с этим плодотворно работает в других видах искусства - дизайне мебели, костюмов, интерьеров.

Парижское общество было вне себя от «La Femme Muchas»; женские образы Мухи вдохновляли поэтов, им посвящали музыкальные вечера. Известность Мухи расходилась далеко за пределы салонов. Рисунки и акварели, переведенные в технику литографии, расходились тысячами экземпляров – плакаты, декоративные панно, художественные открытки. Объявленные бесплатным приложением к журналам, эстампы и календари Альфонса Мухи поднимали тиражи изданий «La Plume», «L'Estampe Moderne».

Муха не раз с гордостью писал о том, что делал многое, чтобы его искусство было доступным и понятным каждому. Эта идея – приближение высокого искусства к многим душам – была для Мухи движущей всю его жизнь. (Муха, надо сказать, был вовсе не одинок в этом. То были времена. когда художники с полным сознанием пытались нести красоту в массовый, повседневный быт. Но об этом чуть позже). И вот, кажется, он справлялся со своей безумной затеей – свести искусство с массами без риска профанации. А для современников, историков и биографов наступило время сказать: браво, Альфонс! Ты нашел способ вертеть этот мир вокруг себя!
Сара Бернар помогла Мухе реализовать его ювелирные фантазии. Жорж Фуке, знаменитейший в то время парижский ювелир, предложил Мухе сотрудничество по ее рекомендации.

Украшения на театральных афишах Мухи представляли собой утонченную историческую стилизацию в духе подлинных артефактов Средневековья: широкий декоративный пояс, рельефная орденская цепь и богато орнаментированное оружие («Лорензаччо», «Гамлет»). Разработка сценографии спектаклей потребовала от художника изучения исторического и фольклорного материала. И вот театральные украшения и аксессуары появились на рекламных плакатах и декоративных панно в качестве необходимых декоративных элементов.

Образы эффектно подчеркивали самые невероятные драгоценные предметы. Украшения для волос, отдаленно напоминающие диадемы, сложные многоярусные ожерелья, пояса-шателены с подвесками, застежки-аграфы и пластины, плавно переходящие в платье («Брюнетка», «Зодиак» и др.). Сценические украшения, нарисованные воображением художника, определили также тематику серии декоративных панно («Драгоценные камни»).

Оригинальные рисунки Мухи пришлись по душе ювелиру. Надо заметить, что Фуке наступали на пятки не менее именитые ювелиры Р. Лалик и А. Вевер. Последний заказывал эскизы рисовальщику Э. Грассе, - тут-то и подвернулась со своими советами Сара Бернар, и Жорж Фуке нанял Муху в качестве рисовальщика.

И что же?.. Необычные проекты Мухи смутили критиков и вызвали упрёки в недостатке связи с текущей модой.

Украшения, выполненные Фуке, действительно громоздки и эклектичны, как, например, брошь для корсажа, предназначенная для Сары Бернар, отягощённая гроздями маленьких камешков неправильной формы. Если на афишах эти украшения выглядели убедительно, - как и абсолютно все изображения украшений, сделанные Мухой, - то при воплощении оказались чем-то спорным. И в то же время серии украшений, выполненные по эскизам Мухи, обеспечили успех Фуке на ряде Всемирных выставок, покорив публику своей новизной.

Самое известное украшение, созданное Фуке по эскизам Мухи – это золотой браслет, соединенный с кольцом с помощью тонкой цепочки. Впервые его изображение появилось на афише к «Медее». Браслет и кольцо шокируют своей натуралистичностью (свернувшиеся кольцом змеи), которую до определенной степени сглаживает экзотика материалов – опалов, рубинов, бриллиантов и эмали.

Но это ещё не все. Муха выполнил по заказу Фуке проект оформления нового ювелирного магазина на авеню Ройаль – роскошный «футляр» к его экзотическим сериям. Бронзовое панно на фасаде, витрины, прилавок, кресла, дверные ручки, люстра, вазы, фигуры павлинов, орнаменты плафона, ковры и мозаичные полы, – всё это было задумано художником как единый ансамбль «магазина искусств». (Хотелось бы мне знать, что сейчас осталось от того интерьера).

Итак, Сара Бернар многое сделала для Мухи, - но и Муха сделал для Сары более чем много: его плакаты изображали актрису, преображённую мрачноватой и дикой магией; такой портрет – больше, чем комплимент; это – мистика и магия, и не случайно Сара Бернар объездила весь мир именно с плакатами Мухи.
Да, Фортуна улыбнулась художнику. Но чтобы этот сюжет стал возможен, необходимы были некоторые условия. Что было особенного во времени, создавшем Муху?
…Парижская художественная галерея «Салон ста» была организована в 1893 году и находилась в помещении художественного журнала «La Plume», активно распространявшего идеи стиля ар нуво. Знаменитые художники: Боннар, Тулуз-Лотрек, Энсор и др., - выставлялись здесь. Задачей галереи было не только декларирование нового стиля, но «демократизация» изобразительного искусства, получившего название «искусство для дома». Доступны, то есть – недороги, были художественные издания галереи, литографированные альбомы и серии выпусков плакатов и декоративных панно для интерьеров. И это было не столько, а возможно, и вовсе не следствием коммерческих рассчётов, а следствием желания приблизить высокое искусство к более широкому кругу людей, ввести прекрасное в жизнь большинства.

Вот откуда родом Великий Оформитель: среда, место, поток идеи.

Как вступительный взнос, Альфонс Муха рисует афишу к двадцатой экспозиции «Салона ста». Плакат привёл в восторг владельца галереи и имел успех у публики. (Поход художников на рубеже веков в быт, промышленность, - вот хрустальная туфелька нашей Золушки. Владелец салона, человек, желавший создать среду со вкусами по своему вкусу, - и публика, соответствовавшая замыслу этого создателя публик. Для того времени ситуация более чем обычная, таких «создателей сред» было немало. С ходом своим время утратило этот институт, вернее, он выродился в нечто, имеющее в фундаменте своём совсем иные идеи. - Можно смело сказать: прямо противоположные). …За две недели было продано семь тысяч эстампов.

Рекламные афиши и более мелкие литографии Мухи становятся классикой жанра. Стиль art nouveau, вопреки расхожему мнению, возможно, родился и не от Мухи; но Муха громче всех объявил о его рождении. Более того: он преданнее всех поддерживал огонь и больше всех вложил в тот тигель, из которого, как фараонова змея, выполз потом этот самый ар нуво, - и ар нуво стал «стилем Мухи».

Муха ввел в практику формат. Осмыслил его – в рамках, впрочем, иной, своего времени этики и эстетики, - и активно этим осознанием пользовался. Основа «линейки образов» Мухи – образ Дамы (la femme Muchas – ля фем Мюша, женщины Мухи). Да, его линию (это уже в художническом, а не в маркетологическом смысле) ни с чем невозможно спутать. Но есть ещё и своя пропорция Мухи – вертикальный вытянутый лист; отказ от прямых углов, только волна, ветка, гибкость; арабески, драпировки, локоны – всё это в сложнейшей продуманности, где каждая мелочь играет строго определённую ей создателем роль: мастерская стилизация элементов в единой гармонии. Эффектные, безупречные композиции. Сложные, словно поблекшие от времени цвета, золото и серебро (дань «византизму»), – вот ещё, кстати, почему Мухе пришлось разрабатывать собственную технику литографии. Как пишут теперь: «Отрабатывая детали, ставшие его авторским стилем, - умеренный символизм, легкий налёт мистицизма, чувственность в рамках приличия и обнажённость модели в границах дозволенного, - он безошибочно следовал конъюнктуре. Преодолев ортодоксальность академизма, он сохранил верность ему. Сухой натурализм Муха преобразовал в ирреальность, воплощая призыв Поля Верлена: «Почти бесплотность предпочти всему, что слишком плоть и тело»». И все это – с упорством, сознанием, силой и направлением эмоций, в рекламной картинке не встречающихся ни до, ни после. (Что, может быть, и слава богу).

Он знал, почему и что делал, и подавал знак тому, кто сможет его понять.

Он поднял на высоты искусства то, что всегда было и будет только торговлей, - и для этого ему было дано время соответствующих тонов.

Рисунки и акварели художника, переведённые в технику литографии, расходились тысячами экземпляров. Популярность творчества Мухи была невероятна. На афишных тумбах, на улицах, в кабинетах признанных эстетов, в дамских будуарах, салонах и домах простых обывателей – повсюду можно было встретить его литографии. Это была роскошь, своей дешевизной доступная всем сословиям общества, это была гармония, безупречность которой признавала и радикальная художественная богема, и недалёкая в своем большинстве публика.

Первым большим показом творческих работ Альфонса Мухи стала выставка его произведений в 1897 году всё в том же «Салоне ста»: 448 рисунков, плакатов и эскизов; к выставке был выпущен специальный номер «La Plume» с воспроизведением работ Мухи.

(плакат к выставке)

В пластическом и композиционном решении плаката к выставке художник верен ранее найденным приёмам. Несколько сдержанней используя в листе декоративную и колористическую насыщенность, он нагружает лист элементами символики. Меняется образ героини, здесь это миловидная скромная девушка в моравском чепце – настоящая муза Мухи. Этот женский тип белокурой славянки – то лукавой чаровницы, то стыдливой девы – будет часто сменять образ томной светской красавицы.
Муха Альфонс

Ликер «Отшельница»

Гордая и одухотворённая, чувственная и влекущая сказочная соблазнительница легко касается рукой бутылки ликера «Отшельница». Орнамент в виде круга заключает её голову в подобие нимба и придает очаровательнице ореол божественной красоты. Рекламный плакат в бледных акварельных тонах написан длинными вьющимися мазками и выдержан в элегантной стилистике модерна…

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconВ эпоху модерна
В статье на примере сонетного творчества Г. фон Гофмансталя и С. Георге, А. Вильдганса, К. Вайса и др рассматриваются трансформации...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconСказочные сферы русского модерна (на примере музыкального и изобразительного искусств)
Охватывает «неродственность» (Н. Фёдоров). Главный аспект в решении проблемы – восстановление «родственности». Художники модерна...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconКонспект открытого урока мхк по теме «Мифотворчество характерная...
Урок 29. Тема: «Мифотворчество характерная черта русского модерна в живописи. М. А. Врубель»

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна icon"Противоречия Библии"
Противоречия Библии" Для тех, кто ее вообще всю прочитал. Эпиграфом могут стать теперь уже не помню чьи слова "то, что написано святым...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна icon15 в. До н э. – переводы дипломатической переписки с древнеегипетского...
Перевод в древности и эпоху античности. Характерные черты развития перевода на раннем этапе

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconПрограмма курса «Текст в информационную эпоху»
Сформировать у студентов комплекс знаний об особенностях создания и функционирования текста в информационную эпоху

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconНиколай Александрович Бердяев Духовное состояние современного мира
Над миром совершается суд … <…> Мир пришел в жидкое состояние, в нем нет больше твердых тел, он переживает революционную эпоху...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconКультура Эллады
Поэтому всю историю древней Греции сей час принято делить на две большие эпохи: 1 эпоху микенской, или крито-микенской, дворцовой...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconКаждый год в декабре, уже по традиции, в аусо рб «Кяхтинский психоневрологический...
«Дню инвалида». День, сильных духом людей в этом году прошел 4 декабря очень насыщенно и весело. Специалисты интерната тщательно...

Великий Декоратор Торговля духом в эпоху модерна iconЗамена кодов ДНК смена миров
Мы с вами живем в самую интересную, сложную и потрясающую эпоху – эпоху смены миров. Старый мир уходит, разрушается, умирает и тут...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница