Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы»




НазваниеЗакон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы»
страница11/33
Дата публикации06.07.2013
Размер3.39 Mb.
ТипЗакон
lit-yaz.ru > Культура > Закон
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   33
^

ПИСЬМО ПОЛИТОЛОГУ
(ответа не последовало)

Уважаемый г-н Дов Конторер!


Вы один из редких журналистов, внушающих доверие независимо от того, согласен ли с Вами читатель. Как один из читающих Вас в первую очередь, купив «Вести», обращаюсь к Вам с вопросами без тени сомнения в честности ответа - если, разумеется, Вы сочтете их заслуживающими ответа.
Насколько я понимаю, Ваша религиозность «выношена», а не внушена посещением синагоги с младенческого возраста . Вам легко вообразить себе человека, не удовлетворившегося тем духовным выбором, который сделали Вы – ясно, что и Вы не пришли к этому «как бы смеяся и играя». Итак, с Вами говорит еврей, не ставший галахическим иудеем. Будь я склонен к общественной активности, - основал бы движение за то, чтобы в удостоверении личности отдельно отмечалась национальность – «иври», и отдельно вероисповедание – кстати, не обязательно «еуди».
Неужели не ясно, что человека можно принудить к исполнению любых ритуалов, но к ФОРМЕ ВЕРЫ принудить невозможно? Да и к самой ВЕРЕ - тоже. Неужели и у Вас поднимется рука вычеркнуть «иври», если в соседней графе не помечено «еуди»? Из каких бы глубоких и возвышенных соображений Вам бы ни захотелось это сделать, сама акция – есть проявление тоталитаризма. Вам, по причинам биографическим, должен быть понятен человек, отбивающийся от тоталитарной идеологии в любом ее проявлении.
Я приехал в Израиль, чтобы ощущать себя клеткой национального организма, а не паразитом на (или в) теле чужого этнического организма. Оставим в стороне вопрос, сколь благодетельным оказалось это паразитирование для экономики и культуры разных народов. Мою родню (с миллионами таких же) убили не за то, что они были иудеями, а за то, что были евреями. Убийц не интересовало, ходили ли они в синагогу, крестились ли или приняли буддизм. Не интересует это и арабских убийц.
Я не доверяю утверждению, будто евреев повсюду преследовали за их религию или за их нравственный код. Прежде всего – так мне думается - их преследовали за то, что будучи малым и слабосильным в драке народом, они претендовали на статус, полагающийся в данной стране своим, а не чужим. Свирепым, а не пронырливым. Родовитым, а не безродным (случай Березовского – классика) . Признавая право каждого («хуч еврей, хуч кто») на обеспеченную и достойную жизнь, я все же готов понять зависть и ненависть к еврею испанца, украинца или немца. Вроде бы, существуют три варианта «окончательного решения еврейского вопроса»: уничтожение, ассимиляция и поощрение еврейской государственности (янки, убирайтесь в Америку; евреи, убирайтесь в Палестину) . На самом деле, реалистических вариантов только два; первый и третий. Второй, ассимиляция, оказывается лишь прелюдией к уничтожению.
Но, убравшись в Палестину, должен ли я как налогоплательщик содержать тех, чья форма веры мною не разделяема? Мне представляется справедливым, чтобы пару сотен тысяч людей, занятых исключительно молитвой, содержали члены их же общины, сочетающие ту же «работу молитвы», скажем, с бизнесом. Но я-то не член этой общины. Я просто гражданин еврейской страны. С удовольствием отчислю из своего заработка, скажем, «вязаным кипам»: эти в государстве и работники, и солдаты, и дипломаты. Они сожалеют, что я не дорос до их миропонимания (сам бы рад дорасти – пока не выходит, что поделаешь), но - на сегодняшний день, по крайней мере, - они не оказывают на меня тоталитарного давления.
Давайте еще раз: допустим, государство взимает с меня на содержание церкви преподобного Муна. С какой стати, если я не верю в его «преподобие»?
Не верю я, надо признаться, и в то, что именно ортодоксальный иудаизм «сохранил» евреев как нацию. Существует более мощный механизм сплачивания малой группы посреди большой и чуждой: это действие фактора гонимости, побуждающего вытаскивать и выручать своих (впрочем, и предавать тоже). Под влиянием этого фактора расцветает в малой группе и любование своей ментальной, языковой и традициональной специфичностью (то же и у цыган).
Но если так, то можно обернуть расхожую фразу «иудаизм спас гонимый народ» в противоположную: «гонимый народ спас свой иудаизм». Правда, необходимо добавить: народ спас свой иудаизм в РАЗНЫХ его формах, включая ортодоксальную. Не кажется ли Вам это суждение более реалистическим, чем горделивая идея богоизбранности? Действительно ли Вы убеждены, что не-еврей Валленберг в меньшей степени богоизбран, чем, скажем, рав Литман? И что понимание иудаизма как племенной религии и впрямь отображает суть Синайского откровения?
Будучи, как и Вы, убежденным «государственником», я понимаю, что в Закон о возвращении должны быть внесены поправки, препятствующие тому, чтобы в Израиль хлынул поток не-евреев. Возможно, не бабка, не дед, а только отец или мать «дарят» человеку его еврейство. Но под не-евреями у нас начали «по умолчанию» подразумевать не-иудеев. Разве это не подтасовка? Я приехал в еврейское государство, а не в государство Галахи. Если оно станет государством Галахи, я, извините, не уеду из него, о нет! Я стану преследуемым в нем диссидентом. Не привыкать. Постановка вопроса «еврейское или демократическое государство?» мне, по меньшей мере, смешна (вообразите варианты: «армянское или демократическое?», «португальское или демократисеское?»).
Подлинная оппозитность такова: демократическое или галахическое? Еврейским оно окажется в обоих случаях. Я – за демократическое. А вы?..
С наилучшими пожеланиями - А. Добрович, Бат-Ям

^ ОБРАЗ МИРА, В СЛОВЕ ЯВЛЕННЫЙ

 

Вскочил, вскричал. - Дождь, снег, деревья...- Мечтатель и полуночник. -

Вечер после вечера.

Вскочил, вскричал
Однажды, в начале двадцать первого века (и не предполагалось дожить), в душный мартовский вечер человек прикатил из приморской полосы в Иерусалим на презентацию первой книги своих стихов. Русских - посреди всепроникающего иврита. Изданных после - неловко сказать - полувека сочинительства «в стол». На родине такие стихи «не брали», а вот их автора еще лет двадцать «взять», пожалуй, могли бы. Иерусалимские друзья настояли на презентации, и он запаниковал, потому что сочинённым недоволен. Как быть довольным стихами, не дотягивающими до образца, поставленного перед собой с юности? Усмехнитесь, читатель. Этим образцом был Борис Пастернак.

У кого КАК ГОРЫ МЯТОЙ ЯГОДЫ ПОД МАРЛЕЙ,/ ВСПЛЫВАЕТ ГОРОД

ИЗ-ПОД КИСЕИ. Или: У КАПЕЛЬ ТЯЖЕСТЬ ЗАПОНОК,/ И САД СЛЕПИТ, КАК ПЛЁС,/ ОБРЫЗГАНЫЙ, ЗАКАПАННЫЙ/ МИЛЬОНОМ СИНИХ СЛЁЗ. У кого самолёт, летящий в тумане, ИСЧЕЗ В ЕГО СТРУЕ, / СТАВ КРЕСТИКОМ НА ТКАНИ/ И МЕТКОЙ НА БЕЛЬЕ. Надо хоть немного знать русскую лирику, чтобы понять, какую революцию произвел в ней Пастернак, использовав бытовые реалии - те же ягоды под марлей, запонки или крестик на ткани - для передачи увиденного с небывалой яркостью. При неслыханном расширением поэтического словаря, когда  шкив, градирня,  пакгауз,  хобот малярийный и даже  стафилококк сидят в стихе в своих гнёздах, как вкопанные, и лучшего не надо. Подражать этому как «приёму» означало бы расписаться в имитаторстве. Для самого Пастернака это не «приём», а (с помощью бесконечных выбраковок) прорыв: ИЗ ВЕРОЯТЬЯ В ПРАВОТУ. Впрочем. так воспринимать мир (а затем передавать его речью) - было дано ему одному.

Автор презентируемой книги неспроста долго тянул с ее изданием. Как открыть рот в то время, когда в мировом зале поэзии по-прежнему - а может, и всё громче,- звучит голос Бориса Пастернака? Кто осмелится сказать «Передайте сюда микрофон»? По дороге в Иерусалим он снова задумался о многолетней истории своих внутренних разборок с поэтом. И вдруг с ним произошло то, что можно передать словами «хлопнул себя по лбу», «вскочил», «вскричал» и т.п. Впервые за долгую жизнь он понял, что не только пытался выкарабкаться из-под заваливших его глыб дарования, безмерно превосходящего собственное, - это-то было ясно с самого начала, - но и сохранял  верность  своему кумиру. «Вскричать» побудило открытие: и он сам, и многие из людей его поколения сформированы Пастернаком – эстетически, вкусово, музыкально, да! - но и куда больше: мировоззренчески. Мы заимствовали у него систему «основных отношений» к бытию. Отношение к природе и языку. К истории и к женщине. К культуре и к будничному долгу. К Богу и к смерти. К себе и к другому. К отечеству и к суждениям О СВОЙСТВАХ СТРАСТИ. К труду и к правопорядку (ХОТЕТЬ, В ОТЛИЧЬЕ ОТ ХЛЫЩА/ В ЕГО СУЩЕСТВОВАНЬЕ КРАТКОМ /ТРУДА СО ВСЕМИ СООБЩА/ И ЗАОДНО С ПРАВОПОРЯДКОМ). К определению того, что есть  пошлость - в тексте и в жизни.

БЫТЬ ЗНАМЕНИТЫМ НЕКРАСИВО./НЕ ЭТО ПОДНИМАЕТ ВВЫСЬ... ЦЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА - САМООТДАЧА,/ А НЕ ШУМИХА НЕ УСПЕХ./ ПОЗОРНО, НИЧЕГО НЕ ЗНАЧА,/ БЫТЬ ПРИТЧЕЙ НА УСТАХ У ВСЕХ... Художественные достоинства цитируемого стихотворения, пожалуй, ниже планки, установленной самим Пастернаком (что ему самому безразлично, ведь ПОРАЖЕНЬЯ ОТ ПОБЕДЫ/ ТЫ САМ НЕ ДОЛЖЕН ОТЛИЧАТЬ); но разговор не о том. Для скольких людей, родившихся в России, эти строки выглядят как «сама собой разумеющаяся» духовная и нравственная позиция! Словно и не поэт это написал, а родители и школьные учителя - да сами рощи и поля! - заложили в сознание... Что-то такое они, без сомнения, заложили. Но сказал это Пастернак. В глубине всего, написанного им гудит, как машинное отделение под палубой, то, что язык не повернётся назвать «идеологией». Но  философией  - очевидно.

Это, конечно же, философия бытия. Она не изобретена - усвоена поэтом. Но передана нам с феноменальным свечением сквозь живой текст, а не путем умствований, - что на свете большая редкость. Источник, из которого черпает свое мировоззрение Борис Пастернак,- ни для кого не тайна. ВСЮ НОЧЬ ЧИТАЛ Я ТВОЙ ЗАВЕТ/ И КАК ОТ ОБМОРОКА ОЖИЛ. Здесь «обморок» - слово точнейшее. Тот же - не умерший, но «в обмороке духа» пребывающий Иисус - в прозе Андрея Платонова с его болью за одухотворенного человека, которому необходимы хлеб, милосердие, справедливость и красота.
^ Дождь, снег, деревья...
В юности Пастернак мог показаться язычником. Явления природы мало что одушевлены - обожествлены. У него тигры СНЯТСЯ ГАНГУ. У него СНЕГ ВАЛИТСЯ И С КОЛЕН - /В МАГАЗИН/ С ВОСКЛИЦАНЬЕМ: «СКОЛЬКО ЛЕТ,/ СКОЛЬКО ЗИМ!» Его сад ОБВОДИТ ДЕНЬ ТЕПЕРЕШНИЙ/ ГЛАЗАМИ АНЕМОН. А в дождь этот сад: УЖАСНЫЙ! – КАПНЕТ И ВСЛУШАЕТСЯ. А вот ветер: ...ВЕТЕР ЛУСКАЛ СЕМЕЧКИ/ СОРИЛ ПО ЛОПУХАМ... А вот пыль: ...ПЫЛЬ ГЛОТАЛА ДОЖДЬ В ПИЛЮЛЯХ/ ЖЕЛЕЗО В ТИХОМ ПОРОШКЕ.А вот солнце: И СОЛНЦЕ, САДЯСЬ, СОБОЛЕЗНУЕТ МНЕ...И листва: ЗА ОКНАМИ ДАВКА, ТОЛПИТСЯ ЛИСТВА,/ И ПАЛОЕ НЕБО С ДОРОГ НЕ ПОДОБРАНО... И ЧЕРЕЗ ДОРОГУ ЗА ТЫН ПЕРЕЙТИ/ НЕЛЬЗЯ, НЕ ТОПЧА МИРОЗДАНЬЯ. Старость страшит поэта тем, что с её приходом НА ЛУГАХ ЛИЦА НЕТ,/ У ПРУДОВ НЕТ СЕРДЦА, БОГА НЕТ В БОРУ. Так будет и в зрелом возрасте, и в пожилом. МЕНЯ ДЕРЕВЬЯ ПЛОХО ВИДЯТ/НА ОТДАЛЁННОМ БЕРЕГУ... И ВЕТЕР, ЖАЛУЯСЬ И ПЛАЧА, /РАСКАЧИВАЕТ ЛЕС И ДАЧУ...СНЕГ ИДЁТ, СНЕГ ИДЁТ,/ СЛОВНО ПАДАЮТ НЕ ХЛОПЬЯ,/ А В ЗАПЛАТАННОМ САЛОПЕ/ СХОДИТ НАЗЕМЬ НЕБОСВОД. Тут мало сказать - метафоричность, тут детскость восприятия мира: приписывание неодушевлённому свойств одушевлённого. Детскость видится и в деталях биографии поэта: незащищен, наивен, влюбчив, доверчив. Детскость – непроизвольно выбранный им угол зрения, модус реагирования. Потому ли, что с юности открылось: ЛЮДИ В БРЕЛОКАХ ВЫСОКО БРЮЗГЛИВЫ/ И ВЕЖЛИВО ЖАЛЯТ, КАК ЗМЕИ В ОВСЕ? Потому ли, что У СТАРШИХ НА ЭТО СВОИ ЕСТЬ РЕЗОНЫ, несовместимые с резонами поэта?.. Но когда уже знаешь, в чем поистине состояло ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ Пастернака, такой выбор позиции становится более чем ясен. «Детскость» оборачивается следованием заповеди: Будьте как дети.

Да и с самого начала не в «язычестве» дело, не в пантеизме. Мир Пастернака глубинно одухотворен. В нём установлено присутствие сверх-личного начала, исполненного поразительной личностной цельности, но занесенного далеко ввысь над любой конкретной личностью, в том числе, над личностью самого художника. Бог, угадываемый В БОРУ, - это не «бог бора» или какой-нибудь «лесной бог». Он то же, что и СЕРДЦЕ ПРУДОВ или ГРОЗА, которая КАК ЖРЕЦ, СОЖГЛА СИРЕНЬ. Он - Тот, Кто творит «диво» нашего пребывания в мире. И НА ЭТИ-ТО ДИВА/ ГЛЯДЯ, КАК МАНИАК... - вот самоописание Бориса Пастернака. Так что его воздух, его дождь, его закаты, его море, его ошеломительный снег - суть распознанные знаки высшего начала, которому поэт открыт всегда. А если недостаточно открыт, то видит в этом  собственный грех, а не промахи творения. Грех для него и пустословие - это одно из обличий  пошлости: как механическое проборматывание молитвы при занятости головы чем-то посторонним. Пафос сам по себе нисколько не пошл: пошло его несостоятельное выражение. Я ВИШУ НА ПЕРЕ У ТВОРЦА – так он себя ощущает. А труд свой оценивает так: И ТВОРЧЕСТВО, И ЧУДОТВОРСТВО.

Снег, человеческие глаза, выдающие ЧУВСТВ РУДОНОСНУЮ ЗАЛЕЖЬ; тени близости мужчины и женщины, ложащиеся НА ОЗАРЁННЫЙ ПОТОЛОК; сад, роняющий ЯНТАРЬ И ЦЕДРУ/ РАССЕЯННО И ЩЕДРО; чудовищной мощи рассветный дождь, шумящий в то время как НА ДАЧЕ СПЯТ, УКРЫВШИ СПИНУ, - да ведь за всеми этими бесчисленными образами открывается не что иное как  видимое человеку еще при жизни Царствие небесное! В «Докторе Живаго» Царствие небесное даже провозглашается иным названием... истории. Что есть история как не путь соединения человека с Богом? - Мысль ровно столько же иудейская, сколь и христианская. Вы не веруете? – Он верует, да так, что перестаёт страшиться невзгод и самой смерти. О ГОСПОДИ, КАК СОВЕРШЕННЫ/ ДЕЛА ТВОИ, - ДУМАЛ БОЛЬНОЙ,/ - ПОСТЕЛИ, И ЛЮДИ, И СТЕНЫ,/ НОЧЬ СМЕРТИ И ГОРОД НОЧНОЙ... КОНЧАЯСЬ В БОЛЬНИЧНОЙ ПОСТЕЛИ,/Я ЧУВСТВУЮ РУК ТВОИХ ЖАР./ ТЫ ДЕРЖИШЬ МЕНЯ, КАК ИЗДЕЛЬЕ,/ И ПРЯЧЕШЬ, КАК ПЕРСТЕНЬ, В ФУТЛЯР.
^ Мечтатель и полуночник
Он полагался на свою способность УСЛЫШАТЬ БУДУЩЕГО ЗОВ. А услышал то, что хотелось услышать. Весной сорок пятого года написано стихотворение «Всё нынешней весной особое»... Я ДАЖЕ ВЫРАЗИТЬ НЕ ПРОБУЮ,/ КАК НА ДУШЕ СВЕТЛО И ТИХО. Война подошла к концу. Почти все в стране-победительнице уверены, что после стольких жертв должен наступить поворотный момент в истории России, в истории планеты. Все Монтекки и Капулетти, потрясенные произошедшим, протянут друг другу руки. В конце стихотворения говорится: МЕЧТАТЕЛЮ И ПОЛУНОЧНИКУ/ МОСКВА МИЛЕЙ ВСЕГО НА СВЕТЕ./  ^ ОН ДОМА, У ПЕРВОИСТОЧНИКА/  ВСЕГО, ЧЕМ БУДЕТ ЦВЕСТЬ СТОЛЕТЬЕ (курсив мой).

Должен ли гениальный поэт быть еще и пророком?.. Примечательно (отсюда и курсив), что истоком будто бы начинающихся преобразовательных процессов в мире мыслилась ему Россия. Советская, сталинская Россия - никакой другой в тогдашнем сознании попросту не было и быть не могло. А ведь не понаслышке знал, что творилось в тридцатые, потом в сороковые, да и в ходе войны. И, судя по «Доктору Живаго», не задним числом, а с самого возникновения советской власти видел, чем оборачивается «диктатура пролетариата». Ан нет, внушил себе, что Ленин БЫЛ КАК ВЫПАД НА РАПИРЕ...УПРАВЛЯЛ ТЕЧЕНЬЕМ МЫСЛИ/, И ТОЛЬКО ПОТОМУ – СТРАНОЙ. Убеждал себя, что надо МЕРИТЬСЯ ПЯТИЛЕТКОЙ, хотя тут же спохватывался: НО КАК МНЕ БЫТЬ С МОЕЙ ГРУДНОЮ КЛЕТКОЙ/ И С ТЕМ, ЧТО ВСЯКОЙ КОСНОСТИ КОСНЕЙ?

Не мог, видимо, свыкнуться с мыслью, что обожаемое им угнетенное простонародье, - простонародье, отстрелявшее и изгнавшее бар любого разбора, - оно-то и вынесло наверх бестрепетных функционеров и палачей. Российский интеллигент Пастернак продолжал верить в «здоровые нравственные силы», дремлющие в народе. А как же иначе? Вся великая русская литература от Пушкина до Льва Толстого, от Тютчева до Куприна… С другой стороны, православный христианин он, похоже, был убежден, что русский народ -  «богоносец». Терпение, стойкость, «чудная понятливость» (В.Одоевский), отвага, беззлобный юмор, отзывчивость , доброта… Свойства эти коренятся, как он себе представлял, в постоянной, почти безотчетной повернутости русской души к Христу. Ведь и самым отпетым разбойникам, согласно этому верованию, «душу Господь просветил»! Когда Пастернак противопоставляет «беззаботность» русских («Доктор Живаго») суетливой озабоченности евреев, понимать это надо так: с Христом и мучительная жизнь выносима, и смерть не страшна, ведь верующему в Него открыта жизнь вечная. А не пришедшие к Нему – мечутся в заботах и смертном страхе.

Терпение и стойкость русских неоспоримы, но у этих черт, как видим, есть и оборотная сторона: восторженное холопство («Господа, разбейте хоть пару стекол,/ Как только терпят бабы» - сетовал Иосиф Бродский). Изнанкой хваткости и понятливости оказались вероломство и цинизм; сквозь отвагу просвечивает свирепость (вспомним, еще у Пушкина добрым молодцам любо «башку с широких плеч у татарина отсечь»); беззлобный юмор зачастую идет от лени и равнодушия, а хваленая доброта - от умиления самим собой. Вдобавок, в условиях «отечески сурового» самовластия россиянин обескураживающе  не-рефлексивен. Как соединить, скажем, искреннюю любовь к Богу и отечеству со склонностью к воровству и мздоимству?.. Впрочем, по совести: разве одни русские таковы? Любой нации можно выставить счет, да подлинней.

Что же до евреев… Еще десятилетия назад, читая «Доктора Живаго» в машинописи, я был покороблен. Пастернак разделяет тягостное отчуждение Юрия Андреевича от евреев, открыто выказываемую неприязнь к ним Лары. Дорогие ему персонажи относятся к «малому народу» высокомерно, и он пытается объясниться. Евреи, мол, замечательный народ, Господом выделенный, - но для того и выделенный, чтобы породить Иисуса… А они погубили Христа, отреклись от Него и продолжают упорствовать в отказе от Его учения. Евреев следует вразумить. Перестаньте, дескать, быть евреями, придите к Христу - и вы окажетесь лучшими среди нас.

Проникновением в суть иудаизма, в длящееся веками противостояние религий он себя не утруждает. И не додумывает главного. Евреи, два тысячелетия лишенные собственной страны, говорящие в разных уголках мира на разных языках, повсюду чужаки и неугодные, - они, как только перестают быть евреями по вере, перестают  и существовать.

Вот, и ладно. Вот и решение вопроса!

Целый народ стирается с карты мира. Зулусы, алеуты, маори - пусть себе будут, а евреев не надо. А может, и тех не надо? И русских тоже?.. Сольемся, так сказать, во всесветную нацию? Ну, уж нет. Алеутов можно просветить, крестить, а дальше пусть живут по-своему. Русским дана вся полнота бытия: и шестая часть суши, и неподражаемая национальная культура, и заоблачные вершины христианского миросознания. Так пусть евреи станут русскими. Да хоть крещенными зулусами. Только бы не евреями.

Я уважаю его веру; с какой стати он не уважает мою? Праотцам у горы Синай было сказано, что Мессия придет; в Иисусе евреи Мессию не распознали. Не совпал по приметам, хранимым с древности. Допустим, ошиблись - и за это подвергать народ духовному геноциду? (Не забудем: а ведь только что, на веку Пастернака, осуществился биологический геноцид евреев!).
Если юдофобов раздражают пронырливые конкуренты, если не хочется, чтобы какой-нибудь выскочка Гейне подрывал таинственные основы германского духа, а какой-нибудь путаник Мандельштам – основы русского, убеждайте их уехать: теперь есть куда. Когда же речь заходит о вере, страшнее всего взаимоотрицание (дальше - кровопролитие). Тут нужен терпеливый межконфессиональный диалог; исход его заранее неизвестен; благоглупости в духе Вас. Розанова давно никого не убеждают… Но возможен ли диалог, когда одна из сторон - с плеткой?
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   33

Похожие:

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconЗакон об образовании
Федеральных законов от 13. 01. 96 n 12-фз, от 16. 11. 97 n 144-фз, от 20. 07. 2000 n 102-фз, от 13. 02. 2002 n 20-фз, от 25. 06....

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconЗакон взаимопомощи; Закон творчества; Закон защиты республики; Закон...
Республика – общешкольное государство, объединяющее ребят и взрослых на равных правах

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconЭлективный интегрированный курс «образ человека действующего, в слове...
И выделение таких концептов культуры, как любовь, долг, зависть, эгоизм и альтруизм, честолюбие и тщеславие, основано на анкетировании...

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconУрок географии в 7классе Географический квн по теме «Африка»
Вы не из трусливых, и Вас так просто не испугать, а потому приглашаю Вас на географический квн, посвящённый материку «Африка». Ведь...

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconФедеральный закон о внесении изменений
Внести в Федеральный закон от 27 декабря 2002 года n 184-фз "О техническом регулировании" (Собрание законодательства Российской Федерации,...

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconВ последнее время многие учителя обращаются к техноло­гии развития...
Учитывая пожелания наших читателей, мы печатаем статью добровольца программы ркмчп в Чешской Республике и Республике Армения преподавателя...

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconСказка, окончание в слове
Его корень в слове снежинка, приставка в слове подъехал, суффикс в слове лесник, окончание в слове ученики.(Подснежники.)

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconМир растений
Анаграмма -это перестановка букв в слове или фразе, образующая другое слово ил» ' фразу. Например: «бар» «бра», «нос» «сон», «бриг»...

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconКонспект урока по географии 7 класса Тема : «Жаркая Африка»
Организовать работу обучающихся по обобщению знаний и способов деятельности при повторении темы «Африка»

Закон и загон 22 2001 2002 письмо политологу 34 образ мира, в слове явленный 36 2004 африка вольноопределящегося 42 на статью «кто мы» iconЗакон ответственности я не всесилен, но и не беспомощен Закон власти...
К47 «Дети: границы, границы» /Пер с англ.: И. Стариковская М.: «Триада», 2001, 320 с



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница