Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана»




НазваниеКнига предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана»
страница4/11
Дата публикации21.06.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
lit-yaz.ru > Культура > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



ГЛАВА 3

^ ПРАВДИВЫЕ РАССКАЗЫ О ФАНТАСТИЧЕСКИХ ЛЮДЯХ

Одной из основных задач моего научного исследования было найти как можно больше высокоодаренных людей и пронаблюдать, как они проявляют свой особый талант в сфере руководства или иного вида государственной деятельности. И я находила все больше и больше людей среди интеллигенции, которые спокойно применяли свои способности весьма оригинальными способами. Многие из них развивали СЧВ, пытаясь лучше понять самих себя. Они начали относиться ко мне, как к авторитету. Меня это поначалу часто смущало. После восьми лет исследований я все еще не считала себя авторитетом в этой обширной и не нанесенной на карту области знания.

Мои поиски одаренных лиц, работающих в других областях, лежащих вне медицинской деятельности, были тоже весьма плодотворны. Лисия, всемирно известный газетный репортер и комментатор, предоставила мне несколько интересных фактов из своего репортажа времен второй мировой войны. Анализ военной ситуации и предвидение решающих шагов, отраженные в ее материалах, принесли ей во время войны награды за радиорепортажи. То, что говорила Лисия, жадно-воспри- нималось и должным образом учитывалось лидерами многих стран, в соответствии с этим принимались решения. В конце концов я смогла побудить Лисию рассказать, как она это делала. Когда Лисия садилась писать обзор, то начинала «видеть картины». Это были ментальные картины, которые проявлялись как вспышки и оказывались непосредственно связанными с тем, о чем она писала. Они давали прозрения и ощущения, которым она стала доверять как истинным и точным.

Лисия написала множество статей и отчетов, анализирующих продвижение нацистов в Европе, и правильно указывала их будущие шаги. Она рассказала мне, что когда Гитлер готовился напасть на Грецию, она раньше, чем кто-либо, знала о его намерениях, поэтому и написала статью о текущих делах, связанных с его продвижениями. В виде вспышки Лисия увидела карту Европы с нацистским флагом, развивающимся над Грецией. С чем-то, вроде мгновенного ясного прозрения, к ней пришла уверенность, что следующим шагом нацистов будет Греция. Журналистка изложила предсказание в статье, и оно оказалось совершенно верным. Лисия не знала, как и почему эти предсказания приходили к ней, но она стала верить своим ощущениям и опираться на них. А многие опирались на ее блестящие материалы, не имея ни малейшего представления, как она это делала.

В вначале войны Лисия была арестована, ее посадили в Европе в тюрьму и приговорили к смертной казне. При помощи способностей к СЧВ Лисия смогла найти помощь и убежать. Она рассказала и о многочисленных ощущениях, связанных с предвидением ее собственной жизни. Лисия бежала в США, где в течение войны и написала некоторые из своих наиболее эффективных сообщений о новостях дня. Она получила статус американской гражданки и продолжает журналистскую карьеру на радио и телевидении. Лисия также является известным лектором. Однако она никогда не упоминает во время лекций о СЧВ.

Будет интересным рассказать и другую историю, так как она тоже связана с информацией о нападении Гитлера на Грецию. К тому же она лично меня заставила осознать, что мы не знаем, как часто СЧВ было использовано высшими кругами. Моя подруга Вики, находившаяся во время войны в Англии, работала с двумя друзьями, которые так же, как и она, имели исключительные способности к СЧВ. Один из них выполнял весьма ответственную работу в МТ-5, секретной разведывательной организации. Другой занимал высокий пост советника в военном министерстве. Все трое часто встречались и настраивались на информацию о передвижении врага. После Дюнкерка и оккупации Франции жизненно важным стал ответ на вопрос, куда будет дальше направлено движение Гитлера. Предпримет ли он нападение на Англию? Вполне возможно, что Гитлера ожидал успех, сделай он это. Знал ли Гитлер об этом?

Итак, в памятную среду вечером Вики и ее друзья спокойно сидели, пытаясь настроиться на ситуацию. Обычно каждый из них записывал свои заключения на бумагу и клал листок тыльной стороной на стол. Когда все трое заканчивали, то записи прочитывались и обсуждались. В тот вечер Вики записала: «Не Англия, но Греции. Но это не кажется мне имеющим смысл». Офицер разведки: «Это будет Греция. Но почему не Гибралтар?» «Произойдет самое кровопролитное за всю войну сражение»,— написал советник военного министерства.

Журналистка Лисия находилась в то время в США. Ее газетное предсказание еще не попало в печать. Вики с друзьями в Англии не знали ее и никогда с нею не встречались. Когда газетная статья появилась, то военное министерство Англии уже тайно действовало по указанию своего советника. Подобные рассказы, хорошо подтвержденные, утвердили меня в том, что способности к СЧВ имеют Ценность в международных делах.

Однажды я встретила известного издателя, который искал кого-либо для написания книги о СЧВ. Он сразу же спросил меня, не собираюсь ли я написать книгу по этому вопросу. Конечно, я рассчитывала, что когда-нибудь сделаю это, но тогда я все еще слишком мало знала. Издатель продолжал обсуждать СЧВ, и я спросила, откуда у него такой интерес к этой теме. Когда я пообещала, что никогда не упомяну его имени, издатель согласился обсуждать свою собственную способность. Он сказал, что когда играет в покер или бридж с друзьями, то неизменно сознает, что знает, какие у них на руках карты. Это, наконец, так стало его расстраивать, что он предпочел не играть в карты. Издатель сообщил о многих телепатических ощущениях, которые временами мешали ему. Он попытался подавить их, чувствуя, что это ставит его вне общества нормальных людей. Когда издатель немного выпивал и его обычные умственные процессы становились менее подавленными, то обнаруживал, что вопреки самому себе знал, о чем люди думают, что сейчас скажут.

Иногда человек не обнаруживает способности к СЧВ, пока не оказывается в положении, когда они автоматически становятся ему полезны. Интересный пример этому. Поль в течение ряда лет управлял маленьким рестораном, но очень хотел заняться более интересным и приносящим удовлетворение делом. Поль был ограничен в выборе, так как не имел подготовки высшей школы. Он стал искать руководства и совета в выборе профессии. Показал исключительно неплохой коэффициент умственных качеств и заметную способность к письму и изложению информации. Ему посоветовали пройти подготовку для овладения технической записью. Поль последовал совету, получил необходимую подготовку, хорошо выполнил свою первую работу. Через год он получил повышение по службе и стал членом группы, работающей в насыщенном техникой предприятии. Новая работа Поля включала и запись весьма специальных статей по технике в области физики и электроники.

К этому времени он изучил краткий курс элементарной электроники и овладел ее словарем. Несмотря на то, что Поль практически не имел научной подготовки, он в скором времени стал записывать сложные научные статьи наравне с высококвалифицированными инженерами и научными работниками. Ученые, с которыми Поль работал, считали само собой разумеющимся наличие у него хорошего научного образования. Сначала Поль не осознавал, что было нечто необычное в его быстром схватывании научных идей в статьях, которые он готовил. Он считал естественным, что постоянное общение с учеными повысило уровень его знаний.

Фирма Поля имело дело с серьезными деловыми контрактами. Однажды было намечено важное совещание с представителями правительства для обсуждения нового проекта. Это совещание должно было состояться немедленно, а двое из сотрудников, чье присутствие было необходимо находились вне города. В отчаянии вице-президент фирмы попросил присутствовать на совещании Поля. Сначала за столом шла серьезная дискуссия, и, наконец, возникли вопросы, которые могли обсуждать только начальники Поля. Дискуссия замедлилась, и, как бы делая последнее усилие, вице-президент спросил Поля, не имеет ли он какой-либо информации по этим пунктам. Рассказ Поля о том, что случилось затем, является самым интересным. Он лично не был знаком с обсуждавшимися установками. Но почти немедленно вслед за вопросом ему показалось, что он «в своем уме» находился около установки, хотя знал, что физически сидит за столом совещания. Поль мог ясно видеть установку. Правильные научные термины как бы текли в его голову для описания функционирования установки и ее возможностей. Поль почувствовал, что дает нужную информацию четко и бегло. Его доклад произвел прекрасное впечатление и оказался совершенно понятным. Поль нисколько не был смущен этим. Вице-президент понял, что проглядел очень талантливого молодого инженера. После совещания он выразил Полю благодарность за то, что тот выручил его из затруднительного положения и спросил, где он получил инженерное образование. Поль ответил, что у него нет ни научной степени, ни инженерного образования.

«Невероятно! — воскликнул вице-президент, — ради бога никому этого не говорите! Как же вы это сделали?» Поль все еще был смущен тем, что случилось, и пытался как-то от этого избавиться. Он неуклюже объяснил, что это из-за постоянного общения его как технического секретаря со всеми лучшими инженерами фирмы.

После случившегося Поль стал более наблюдательным к тому, что происходило в его работе. К своему удивлению, он обнаружил, что может настраиваться на ум ученого, с которым работал. В течение некоторого времени Поль начинал понимать все то, что знал этот ученый. Таким образом, он мог записывать все, что хотел ученый, в точности.

Экспериментируя дальше, Поль понял, что мог настраиваться на любую установку на заводе, видеть ее части и то, как они работают. Это было странным ощущением. Поль ясно сознавал, что физически он находится за своим столом в конторе, но в то же время он был и в другом месте, смотрел на какой- нибудь сложный механизм и понимал его. Он никогда не знал раньше, что мог делать это, пока крайняя необходимость во время совещания не включила эту способность.

Поль обнаружил, что мог делать и другую ментальную гимнастику. Когда он хотел найти дорогу в большой области размером в несколько миль, то мысленно парил над ней. Делая это, он видел, как были расположены все строения, и мог наметить наилучший путь, чтобы достичь цели своего назначения в кратчайшее время. Поль стал использовать эту способность в повседневных делах.

Позже, когда Поль перешел на работу более высокого уровня,включавшую планирование систем, то нашел, что если он направляет свой ум на некоторую проблему в течение нескольких дней, то, изучая ее интенсивно со всех сторон, достигал пункта, где внезапно решение и план вспыхивали в уме полностью, во всех деталях. Эта окончательная программа часто включала вещи, которые он не изучал и не рассматривал раньше. Как-то Поль был назначен на новую работу в системе планирования, и ему сказали, что надеются на завершение работы в течение шести или восьми месяцев.Через неделю он вручил своему начальнику полную программу для работы всей системы на этом объекте. Программа впоследствии была принята и использована. Но поначалу начальник растерялся и настаивал на том, что невозможно выполнить исследование и составить план за неделю, так как минимум времени на эту работу был пять или шесть месяцев.

Поль настаивал, что изучил материал всеми методами. Через три дня начальник вернулся изумленный. Он сказал, что план был превосходен, совершенен, но это невозможно, потому что Поль не мог сделать его за такой промежуток времени. Кроме того, все еще не были готовы для его выполнения. Другие люди не могли работать так быстро! Ни кто не мог работать так быстро! И начальник не мог никому объяснить, как Поль это сделал.

Когда Поль спросил, что ему делать теперь, начальник ответил, что он должен закрыть двери своего кабинета, взять какие-нибудь книги и читать, бить баклуши, делать все, что угодно в течение следующих пяти месяцев, но иметь вид занятого человека. Поль не должен был представлять свою программу или говорить кому-нибудь, что она закончена, пока начальник сам не спросит о ней. Именно она была нужна фирме, но Поль должен был держаться тихо и представить ее в намеченный срок.

Время от времени Полю снились вещие сны, которые раньше или позже сбывались. Он ведет запись этих снов и соответственно их исполнений, чтобы быть уверенным, как он говорит, что не обманывает самого себя. Полю снились такие сны всю жизнь, но он мало обращал на них внимания, пока не начал осознавать другие типы СЧВ.

Поль обнаружил, что мог настраиваться на сложный механизм, который был сломан, и немедленно узнавал, что именно было не в порядке. Он точно мог указать место поломки и то, что следовало сделать. Поль нашел эту способность полезной для своего дома. У него было немного возможностей применить ее как-нибудь по-другому. Временами, когда Поль работал над каким-нибудь проектом или был занят какой-либо задачей, геометрические схемы и символы вспыхивали в его уме. Эти схемы и символы сопровождались целой группой идей и понятий, которые мгновенно объясняли задачу, которую обдумывал Поль. Он называет это символическим мышлением. Это особое ощущение Поля интересно потому, что несколько других людей описали нечто подобное.

Поль — спокойный человек, который научился мало говорить о СЧВ со своими друзьями и коллегами. Некоторое время ушло на то, чтобы побудить его обсуждать со мной эти вещи. Поль делает определенные усилия, чтобы находиться в общепринят тых рамках, так как не хочет выделяться. Время от времени отсутствие у него образования является преимуществом при появлении благоприятной для работы возможности. Когда Поль работает, то его производительность настолько выделяется, что никто и не спрашивает о его образовательной квалификации. Как только Поль утвердился на службе, то кажется, что он спокойно движется к тому положению в фирме, где сможет с пользой применить свои фантастические способности. Я убеждена, что если бы люди, подобные Полю, могли быть собраны вместе для программной тренировки, в ходе которой их способности можно было бы испытывать и оценивать, то мы бы открыли совершенно новый подход к источникам творческого таланта. В настоящее время человек, который обладает такими способностями, часто считается несколько странным. Если он ведет себя неосторожно, то на него навешивают ярлыки типа «псих» или «тронутый». Не удивительно, что интеллигентный человек скрывает свои способности.

Когда я говорила с людьми, подобными Полю, я начала спрашивать себя, не начинаем ли мы раскрывать тайну гения, исследуя СЧВ? Не является ли СЧВ механизмом, лежащим в основе творческого таланта и гения? Мы не можем ответить на этот вопрос в настоящее время, но мы должны иметь это в виду. Вспышки ясного сознания у Поля принадлежат к области СЧВ, он демонстрирует их в столь значительной степени. В то же время в описании переживаний Поля есть нечто, что напоминает описание работы гениев.

Сегодня все области человеческой деятельности остро нуждаются в творческих талантах. Несколько лет тому назад «Уолл Стрит Джорнал» сообщил результаты конференции, проходившей на высоком уровне, созванной для обсуждения этой потребности. Ведущие лица делового мира, промышленности собрались на несколько дней в одном восточном штате, пытаясь найти способы и средства для обнаружения и поощрения лиц с большими творческими способностями. На этом совещании выступали профессора, психологи, промышленники. Некоторые выступающие пытались определить творческую способность. Совещание рассматривало свою работу как предварительную ступень в попытке обнаружить талант. Казалось, что большая часть совещания была посвящена этому усилию.

Один из выступавших на Совещании, лекция которого была освещена в «Уолл Стрит Джорнал», использовал интересную иллюстрацию для определения творческой и нетворческой личности. Его описание нетворческой личности подозрительно похоже на способность Поля настраиваться на механические устройства. Это легко могло бы быть описанием личности с СЧВ. Оратор гипотетически обсуждал проблему, касающуюся двух различных людей, пытающихся создать новый, более эффективный тип сенокосилки. Нетворческий тип выработал бы логический план, чертеж и построил бы сенокосилку. Он должен был бы закончить сенокосилку прежде, чем выяснить, будет ли она работать или нет, является ли это улучшением того, что уже существовало. Творческий же человек выработал бы свой логический план и чертеж, но ему не надо было бы заканчивать сенокосилку для того, чтобы выяснить, будет ли она работать. Когда он будет работать над чертежом, «сама сенокосилка скажет ему, что она не будет работать». Он изменит свой чертеж и закончит его, разработав новый, более эффективный тип сенокосилки. К этому типу деятельности в «Уолл Стрит Джорнал» было применено слово «эзотерический». Слово СЧВ здесь можно было бы применить с тем же основанием.

В моем исследовании были моменты, когда я с чувством юмора думала, что в значительной мере научная фантастика подготавливает нас к феномену СЧВ. «Эспер» из одного научно-фантастического романа, движущийся неузнанным среди своих собратьев, может быть, вовсе не является выдумкой. Полковник Джим весьма талантливый человек, хорошо засекреченный работник выполнял важную работу на благо всей страны. Многие из его способностей аналогичны способностям Поля. В конце концов я уговорила полковника уделить мне целый день, чтобы поговорить о ряде его дарований. Как и в предыдущем случае, я могу дать только их краткий обзор. Когда полковник .Джим начинает работать над научным проектом, который относится к инструктажу или плану большого масштаба для какой- либо военной операции, то сперва мысленно просматривает всю доступную ему информацию. Он просматривает все ситуации и оценивает все идеи, которые его логический ум может предположить. Таким образом полковник интенсивно работает несколько дней. В один из моментов весь инструктаж или план вспыхивает в его голове как завершенное целое, которое полковник может ясно изложить в словах, параграфах и диаграммах. Пока этого не происходит, он не удовлетворяется своей работой. Полковник Джим также известен своими четкими докладами, его сообщения разъясняют весь план целиком с первого взгляда. Материалы полковника используются во многих .оборонных учреждениях и доходят до Белого Дома. Схема вспыхивает в мозгу полковника Джима мгновенно и полно, они представляют ясные понятия, планы или идеи. В течение ряда лет он научился использовать этот метод работы и зависел от него. Полковник все еще пытался понять, как метод действует. Поэтому и захотел обсудить свои переживания.

Полковник Джим имеет также другую способность довольно любопытного характера. Когда он пытается оценить ситуацию или человека, то в его уме вспыхивают определенные символы. Эти символы имеют обусловленные значения, они резюмируют ситуацию или оценивают человека. Символ может подсказать полковнику, что ситуация не такова, какой она ему кажется, и что он должен анализировать ее далее. Символ показывает, свидетельствует человек правду или нет, можно ли ему доверять. Проиллюстрируем подобную ситуацию. Она поможет понять, как действует этот тип восприятий.

Один человек, который в течение нескольких лет служил под началом полковника, должен был получать повышение, ему предлагали очень ответственный пост в системе обороны. Лица, ответственные за поручение претенденту в высшей степени секретной работы, беседовали с полковником Джимом. Оценивая работу и поведение этого человека, полковник дал великолепный отзыв. Но на последний вопрос: «Если бы это было на вашей совести, поручили бы вы этому человеку в высшей степени важный пост?», затруднился дать ответ.

Когда было упомянуто имя претендента, в уме полковника Джима вспыхнул символ, который говорил: «Что-то здесь не в порядке. Вещи не таковы, какими они кажутся». Мнение полковника во многих случаях зависело от этого внутреннего показателя. Когда его еще раз спросили о человеке, кандидатура которого обсуждалась, полковник ответил, что строгой логики в его суждениях нет. Он дал ответ, но не знал, почему.

Через некоторое время полковника гораздо подробнее расспрашивали об этом человеке. Он снова ответил, что человек был не слишком благонадежен и что он не взял бы на себя ответственности за назначение его на крайне секретную работу. Полковник считал претендента любезным и приятным. Он нравился ему, полковник не мог конкретно сказать ничего против. Но и не мог по другому ответить на главный вопрос.

У полковника Джима была репутация человека, который очень хорошо судит о подобных вещах, и перед тем как было принято окончательное решение, произвели еще одно расследование. Не было ли чего-то в работе, поведении претендента, в его характере, что побудило полковника сделать оговорку, ведь полковник не мог основываться на единичном факте.

Тем временем военная разведка вновь изучала личное дело этого человека. Вся военная карьера его до второй мировой войны и во время войны казалась в полном порядке. Обучение в высшей школе и семейное положение были оценены на отлично . Человек проходил по служебной лестнице с отличными отзывами.

В то время, когда он был выдвинут на секретный пост, все его прошлое указывало на то, что можно назначить его на это место. Отзыв о нем полковника был прекрасен, но оговорки смущали военную разведку. Были вновь тщательно исследованы его пребывание в высшей школе и семейное прошлое.

Оказалось, что такого лица никогда не было в высшей школе. Никакой такой семьи не удалось найти. Выяснилось, что человек, о котором шла речь, был советским шпионом. Когда он впервые был зачислен на военную службу, его семейное положение было принято как само собой разумеющееся. В конце концов он был только человеком, зачисляемым на военную службу. При различных повышениях его семейное прошлое просто штамповалось, пока на высших уровнях никто не стал спрашивать о нем. Символ полковника Джима, который означал «что-то не в порядке», был единственным изъяном на безукоризненном портрете шпиона.

Среди многих случаев в моих записях выделяется история о священнике Стенли, потому что благодаря ему я сделала одно очень интересное открытие относительно способностей к СЧВ. Мой друг, окончивший Принстонский университет, однажды спросил: не может ли он привести ко мне своего родственника, чтобы обсудить действие волшебной палочки. Его родственник, священник Стенли, был удалившимся от дел миссионером, высоким стариком, которому было за восемьдесят: он был очень искренен и прямолинеен. Священник мог пользоваться волшебной палочкой для нахождения воды и, по подтвержденным сведениям, всегда успешно делал это. Мы втроем обсуждали действие волшебной палочки, и затем я спросила священника Стенли, что он испытывал, когда настраивался на присутствие воды в земле. Он решил, что даст мне наилучшее объяснение, показав, как все происходит. Священник продемонстрировал это в моей квартире. Он взял У-образную палочку, которую срезал с дерева по дороге ко мне. Держа по развилке этой палочки в каждой руке, он двигался по квартире. Я жила на третьем этаже нового 12-этажного здания в Манхет- тене. В двух местах квартиры волшебная палочка задрожала, несмотря на то что ствол держался до этого перпендикулярно к потолку, он начал нагибаться вниз к полу. Палочка скручивала кисти священника Стенли, когда тот сопротивлялся; он даже не мог удержать прутик перпендикулярно. Одно место в моей спальне, другое в углу гостиной давали заметные реакции. Священник сказал, что внизу есть источник или колодец с водой примерно в 150 футах, причем вода там течет свободно. Я не могла тогда это проверить, но была уверена, что священник искренне продемонстрировал свою способность.

Я сама попыталась использовать волшебную палочку, но не получила никакого эффекта. Мой молодой друг, окончивший Принстонский университет, тоже пробовал, но безрезультатно. Тогда священник предложил другой эксперимент, который удавался многим людям, как он утверждал. Я стояла около священника Стенли, положив одну руку на его плечо, а другой держала одну ветвь волшебной палочки. Он держал другую. Когда мы двигались над местом, где он обнаружил воду, палочка начала отклоняться вниз с такой силой, что, хотя у меня сильные кисти, я не могла помешать этому. Молодой человек тоже пытался сделать это и получил аналогичные результаты. Мы были оба поражены той силой, с которой прутик наклонялся к полу.

Я спросила священника Стенли, существовало ли что-нибудь такое, что могло помешать его способности пользоваться волшебной палочкой. Он заверил, что независимо от того, кто что делает, палочка в его руках наклоняется вниз, когда он идет над водой. Я экспериментировала с материалами, которые, по-видимому, мешали действию некоторых видов СЧВ. Я обертывала кисти священника разными материалами, но во всех случаях палочка действовала так же эффективно. Тогда он сказал нечто примечательное: «Доктор, это не руки, а ноги мои чувствуют энергию, проходящую через них». Ему не пришло в голову сказать мне это сначала. Я заставила священника встать на мои материалы, и, к его удивлению, волшебная палочка не действовала. Не было никакого эффекта вообще.

Я считала само собой разумеющимся, что не смогу выяснить, текла ли вода под моим домом. Однако через несколько месяцев спросила швейцара о шуме машины, который иногда слышала по ночам. Он ответил, что это откачивали воду из-под фундамента здания. Я попросила управляющего рассказать о подробностях. Оказалось, что когда здание строилось, строители натолкнулись на текущую воду, которую не смогли полностью перекрыть. Был установлен насос для откачивания воды. Это было как раз под моей квартирой. Священник Стенли был в конце концов прав!

После этого опыта я стала интересоваться действием волшебной палочки и выяснила, что британская армия использовала лиц, которые могли пользоваться ею для нахождения воды в Северной Африке во время второй мировой войны. Также я узнала, что канадское правительство использовало таких лиц для нахождения воды в прериях Канады. Издательство нашего правительства выпустило официальную листовку, в которой ясно говорилось, что способности пользоваться волшебной палочкой не существует. В связи с этим мне напомнили о письме, написанном главой патентной конторы президенту США в середине прошлого века. Письмо рекомендовало закрыть патентную контору, потому что все, что только можно, было уже изобретено. Конечно, лица, умеющие пользоваться волшебной палочкой, продолжают находить места для колодцев, их не тревожит общественное мнение о том, что такая способность не существует.

Один из наиболее интересных рассказов о действии волшебной палочки я слышала от моего друга, который, когда я начала рассказывать о моем исследовании, наконец, признался, что может ею воспользоваться. Он был администратором, управляющим многими предприятиями, включая сеть радио и телевидения. Мой друг окончил колледж и выполнял работы на получение степени по электронике и физике в Мичиганском университете. В 1953 году он получил почетную степень доктора юридических наук в Среднезападном университете. Мой друг — член известной американской семьи, внесшей выдающийся вклад в жизнь нации. Когда я спросила Дэрри о позволении упомянуть о его ощущениях, он прислал мне следующий рассказ, который, полагаю, лучше всего передать в его собственном изложении.

«В начале 50-х годов мы пришли к выводу, что нам стоит построить зимний дОм у подножья Ката- линских гор в 18 милях к северо-востоку от Туксона в Аризоне. После приобретения около 240 акров буферной зоны вокруг нашего дома первым делом следовало удостовериться о наличии воды. Все ранчо, построенное вдоль подножья Каталинских гор, до того времени имели открытые колодцы. Эти колодцы приходилось строить путем взрывов в сплошном граните, так как подстилка гор почти полностью состояла из скалы. Я заручился услугами моего дру- га-минера, чтобы прорыть колодец. Будучи знатоком этого дела, он выбрал место и произвел взрыв. Колодец был построен так, что мог содержать 4000 галлонов воды. После завершения строительства колодец начал давать воду со скоростью полгаллона в минуту. Потребовалось несколько месяцев для того, чтобы колодец наполнился, и для того, чтобы убедиться, что он действительно действующий.

Имея удовлетворительное водоснабжение, мы продолжали строить наш дом с плавательным бассейном. Требовалось около 20000 галлонов воды для него и еще 13000 галлонов для заполнения поверхностных бассейнов. После того как наш дом был закончен и мы вернулись в Мичиган, я получил отчаянное сообщение от наших квартирантов, что колодец высох. Я приехал в Аризону, чтобы выяснить действительное положение; известие, конечно, оказалось верным. У нас не было воды и, по-видимому, перспективы на воду были самыми отдаленными, так как все колодцы в этой местности, казалось, теряют свои темпы возмещения воды.

Затем я поехал в геологическое отделение Аризонского университета, объяснил наше положение и спросил совета. Им не потребовалось много времени, чтобы информировать меня о том, что я совершил крупнейшую ошибку; сотрудники логически могли доказать, что ничего подобного воде в области, где расположено наше ранчо, не было. Показав свои карты, они доказали это утверждение. Естественно, что при таких обстоятельствах мы были очень огорчены и искали любого совета.

Кто-то сказал, что в качестве последнего шанса мы могли воспользоваться советом искателя воды. «Раз уж наука не могла нам помочь, то быть может, лучше обратиться к фокусам», — подумал я. Наконец, были гарантированы услуги лиц, умеющих пользоваться волшебной палочкой. Они просто заявили, что если не найдут воду, то не стоит и вознаграждать их за услуги. В случае если вода будет найдена, то я, как собственник, могу заплатить им столько, сколько сочту возможным. Эти господа срезали несколько веточек с дерева паловерды, сделав У-образные палочки, так что палочку можно было держать за концы крепко обеими руками перпендикулярно земле. В течение половины дня они ходили взад и вперед по нашей земле.

Наблюдая этот процесс несколько часов, я пришел, наконец, к заключению, что веточка двигалась из горизонтального положения в вертикальное или наоборот в зависимости от давления, оказываемого на нее посредством кистей рук. В самом деле я сообщил этим господам, что могу и сам заставить двигаться палочку, просто манипулируя своими кистями. Они ответили: «Не попробуете ли вы это сделать?» Я взял веточку и стал крепко держать ее обеими руками, решив, что она не будет двигаться у меня ни при каких обстоятельствах. Когда я оказался над областью, где, как указывали они, была вода, веточка начала двигаться, и я не мог ее удержать. В самом деле, была содрана кора с веток в моих руках. После того как я пересек эту область, ветка вернулась в перпендикулярное положение. К большому удивлению всех заинтересованных лиц, я мог пользоваться волшебной палочкой лучше, чем они. Они оба сказали, что ветка отвечала с большей готовностью мне, чем им.

Во всяком случае, мы пришли к выводу, что надо бурить колодец в определенном месте. Там и был вбит кол. Моим следующим шагом было пригласить операторов и дать им заказ пробурить колодец. Эти господа спросили, почему я решил бурить колодец именно в этом месте. Я сказал, что это результат действия волшебной палочки. Они возмутились и отказались принять заказ сказав, что это будет потерей времени и денег и, так как надо будет бурить скалу, стоимость работ станет астрономической. Они не хотели рисковать, берясь за такое ненадежное предприятие. В конце концов я сказал, что беру всю ответственность на себя, и предложил пробурить скважину диаметром шесть дюймов до глубины 120 футов, и что возможно, будет обеспечено 20 галлонов воды в минуту. Этим объясняется мое распоряжение бурить на глубину в 200 футов. Операторы начали работу, а я вернулся в Мичиган.

Примерно через три недели я получил телефонный вызов от бурильщиков, что они дошли до глубины 87 футов и все время бурят гранит. Днем ранее они попали на силикон и сломали пять буров. В результате мне предлагали еще одну возможность отказаться от проекта. Я все еще настаивал на продолжении работ, так как мой дом был мне не нужен без водоснабжения.

Еще через две или три недели я получил вызов от бурильщиков. Они сообщали, что вытащили все оборудование и полностью прекратили бурение. Я спросил, почему остановились, и они ответили: «Мы остановились на 119 футах». «Почему вы остановились там? Вы знаете, я разрешил бурить до 200 футов, если будет необходимо». Они ответили: «На 119 футах мы наткнулись на самую бурную водяную жилу, какую только видели». Я спросил их, каков был поток, и они ответили, что, насколько могли подсчитать, это было около 18 галлонов в минуту!

После этого я приехал в Аризону и послал образцы воды в Аризонский университет для исследования. Там не могли поверить, что вода была найдена. Сотрудники сказали, что вода высокого качества, и послали представителей осмотреть колодец. Колодец продолжал доставлять прекрасную воду в достаточном количестве в течение более 8 лет. Насколько мы можем судить, он выглядит неплохо и может работать неопределенно долго".

В истории моего изучения лиц со способностями к СЧВ я пыталась выявить как можно больше типов этих способностей. Кэй как-то упомянула о двух своих подругах, которые могли читать с завязанными глазами. Я пока еще не исследовала этот тип СЧВ. Согласно нашей договоренности Кэй приехала ко мне в Нью-Йорк со своими подругами Джоан и Мэри. Кэй предложила попытаться сначала добиться того, чтобы девушки чувствовали себя свободно и согласились принимать участие в опытах, которые я планировала.

Кэй сказала, что Джоан открыла свою способность читать путем прикосновения совершенно случайно. Когда они вместе путешествовали, зашел разговор о книге д-ра Райна. Чтобы провести как-то время, Джоан решила посмотреть, не сможет ли она угадывать карты, используя методы д-ра Райна. Кэй завязала ей глаза, взяла колоду карт и по одной стала класть их на стол лицевой стороной вниз. Джоан дотрагивалась по очереди до каждой карты. К удивлению Кэй, Джоан каждую карту называла правильно. Она настолько была этим напугана, что отказалась делать что-либо подобное. Но Кэй убедила ее попробовать тот же опыт еще раз, и снова тот же результат. Мэри, по видимому, не была напугана своими способностями к СЧВ. Она сотрудничала очень хорошо, но ее чувствительность не была столь выдающейся, как у Джоан. Я попыталась добиться того, чтобы обе девушки чувствовали себя свободно перед тем, как мы начали наши эксперименты. Потребовалась пара порций виски с содовой, прежде чем Джоан достаточно освоилась и преодолела страх и нервозность. Почему-то любой вид СЧВ казался ей странным и пугающим.

Наудачу я взяла картинки из журнала. Это были и фотографии, и реклама с надписями или целыми фразами, напечатанными над картинками или под ними. Я завязала Джоан глаза и начала класть перед ней по одной картинке. Джоан дотрагивалась кончиками пальцев до них, описывая воду, дерево, лодку, ребенка на скамье, цветы и в большинстве случаев читала буквы и слова очень четко. Некоторые из деталей, которые она описывала, были очень мелкими, и я должна была очень близко подносить картинку к глазам, чтобы разглядеть их. Джоан описывала картинку за картинкой.

Мэри не была так чувствительна. Ее восприятие было несколько иного типа. Она чувствовала влагу над головой, клейкость, когда касалась картинки, изображающей застывание шоколада, пузыри, когда ее пальцы двигались по изображению стакана с пенистым пивом. Мэри чувствовала структуру и качество вещей в большей степени, чем зрительный образ того, что было доступно глазу.

Мне пришла в голову идея проверить, сосредоточивается ли чувствительность, которую проявили Джоан и Мэри, лишь на кончиках пальцев. Я попросила каждую из них провести локтем над картинками. Джоан могла читать картинки кончиком своего локтя, но не так хорошо, как она делала это пальцами. Мэри тоже чувствовала качество и структуру вещей на картинке своим локтем, но менее четко.

Я решила попробовать положить различные материалы на слова и картинки, чтобы посмотреть не помешает ли это способности Джоан и Мэри читать картинки. Я использовала те же материалы, что и в опытах с искателем воды. Мне было интересно выяснить, влияет ли один и тот же материал на способность разных людей.

Далее у меня не было возможности продолжать исследования с препятствующими материалами. Это был большой самостоятельный проект. Если наши враги когда-нибудь откроют, как применять способности к СЧВ, и это окажется гибельным для нашей страны, то будет весьма важно знать, какие материалы могут препятствовать этим способностям, и блокировать их. Так, могут существовать материалы, которые улучшают деятельность сенси- тива. Но это надо еще исследовать.

Вскоре после моих экспериментов с Джоан и Мэри кто-то дал мне газетную вырезку из «Майами Геральд» за сентябрь 1957 г. Статья сообщала о девочке-подростке, которая могла читать с завязанными глазами, проводя пальцами по печатной строке. Два психиатра, проводившие исследование, не могли объяснить это и заявили, что это невозможно. Немного позднее член организации ветеранов /ди- скрикт Колумбия/ проводил эксперименты с той же девочкой. Несмотря на указания, что она снова читала с завязанными глазами, это было отвергнуто. Психиатр снова сказал, что это невозможно.

Через семь лет в выпуске «Лайф Мэгэзин» от 12 июня в 1964 г. появилась обзорная статья. Она сообщала об удивительном открытии женщины в СССР, которая могла читать с завязанными глазами кончиками пальцев. Русские, очевидно, стремились к установке еще одного /"впервые"/ открытия в области научных исследований. На этот раз никто не говорил, что это было невозможно. В статье отмечалось, что способность русской женщины была, по- видимому, редким дарованием. Наша пресса сообщила об этом в 1957 году, но в 1957 г. в это трудно было поверить.

Была и другая интересная способность к СЧВ, которую я не имела возможность наблюдать. Я искала кого-нибудь, кто мог бы демонстрировать психогенез. Кэй предложила сопровождать меня в дом сенситива, который обладал способностью влиять на вещи, не прикасаясь к ним. Кэй организовала вечер для этого господина и его семьи. Присутствовал на нем и молодой студент университета, друг дочери м-ра Ли. Его дочь Сью могла читать книги с завязанными глазами, не касаясь их, если они были положены где-нибудь рядом. Страницу печатного текста, обращенную к ней лицевой или обратной стороной, можно было класть на некотором расстоянии от девушки. В любом случае она читала ясно и четко. Я не раз это наблюдала.

Студент, который пришел на вечер, не верил, что какой-либо вид СЧВ возможен, и хотел увидеть их, если удастся. Гарри, так его звали, особенно интересовался психогенезом. Мистер Ли попросил его достать полдоллара из кармана, загадать орла или решку и бросить монету. Сначала полдоллара падали так, как можно было ожидать по теории вероятности. Затем м-р Ли заверил Гарри, что может заставить монету падать несколько раз орлом, либо решкой вверх, как будет угодно Гарри. Они сошлись на орле. Гарри бросал монету, и она падала двадцать раз подряд орлом вверх. Тогда наш хозяин предложил, чтобы монета падала подряд двадцать раз решкой. Затем он предложил Гарри попытаться влиять на монету, заставляя ее падать согласно желанию. Попеременно они выбирали, то орла, то решку, затем наудачу. И каждый раз выпадало то, что предсказывал хозяин. Гарри проигрывал.

На помощь молодому человеку пришла Кэй. Каждый раз, когда наш хозяин называл сторону до бросания монеты, она говорила: «Нет, выпадает другая сторона.» Более чем 20 раз монета падала не так, как предполагал хозяин, пока он не согласился сдаться. Он был весьма растерян и взволнован тем, что кто-то смог помешать его способности влиять на монету.

Когда мы остались одни, я спросила Кэй, что происходило. Она объяснила мне, что концентрируя усилия, хотя и не знала почему, могла влиять на предметы таким образом. Кэй сказала, что это было неэтично, и ей не нравилось такое дарование. Она не применяла его в течение ряда лет, но в данном случае почувствовала, что существуют люди, которые тоже могут влиять на предметы, и м-р Ли не обидится.

Однажды один из моих друзей сообщил, что кто- то из сенситивов собирается дать публичный сеанс психометрии. Я раньше не видела публичных сеансов психометрии. Уже позже я повидала их много. Одни сенситивы имеют весьма выдающиеся дарования в этой области, другие — весьма посредственные. Для меня очевидно, что наилучшие результаты получаются только тогда, когда сенситив может работать в спокойной обстановке в присутствии нескольких человек, которые не настроены критически.

С собой на сеанс я взяла Кэй и Диану на случай, если они заметят что-либо интересное относительно сенситива и сделают несколько научных заметок о людях из публики, которые будут работать вместе с сенситивом. Присутствовало около двухсот человек. 25 предметов было взято наудачу у публики, положены в корзину и перемешаны. Психометрист выбирал предметы, как они попадали ему под руку, и описывал лиц, которым тот или иной предмет принадлежал. Также он описывал события, места, лиц и переживания, которые были связаны с этими предметами или лицами. Я была убеждена, что сен- ситив имел представление о том, кому принадлежали предметы, и лично знал этих людей.

Он взял часы, принадлежавшие моей подруге, она сидела на два ряда впереди нас, и начал говорить о разбитом кухонном окне. Он описал кухню и место у окна, сказал, что ее предупреждали, чтобы починила окно, иначе грабители легко могут проникнуть в дом. Сенситив продолжал говорить вещи, которые, как она сказала, были совершенно верны. Однако настаивала на том, что у нее не разбито стекло на кухне, что местоположение кухни неверно.

Через несколько дней я была на другом публичном сеансе. Перед началом несколько человек стояли в фойе, обсуждая опыты психометриста на предыдущем выступлении. К моему удивлению, одна из женщин сказала: «У меня не хватило смелости тогда встать и сказать, что описание разбитого стекла было верно по отношению ко мне, а не относительно той женщины, которая сидела впереди меня и которой он говорил это». Ее секретарь, как раз перед тем как она пошла на сеанс, сказала ей, что стекло необходимо заменить. Секретарь предупредила, что грабитель мог попасть в дом беспрепятственно.

У меня возник вопрос, устанавливал ли психометрист контакт с человеком, для которого он «читал»? Настраивался ли он на определенного человека или на общее окружение? Мог ли он «читать» более точно, если бы перед ним находился только один человек? Все эти вопросы остаются без ответа и до настоящего времени.

Несколько позднее я обедала вместе с психомет- ристом, который совершил ошибку, по-видимому, того же рода. Моя подруга Вики и я сидели рядом за обеденным столом. Психометрист стал описывать мою мать. Он сказал, что моя мать очень интересуется садоводством и что ее цветочные сады иногда фотографируют для журналов. Он продолжал рассказывать, что у нее было много редких цветов и что многие люди посылали ей семена, растения и луковицы. Все это имело отношение к матери Вики на самом деле.

Я обсуждала эти два факта с Дианой, и та до некоторой степени объяснила, почему происходили вещи подобного рода. Когда сенситив говорит с одним человеком, ему легко настраиваться на вещи, которые относятся только к этому лицу. Когда несколько человек сидят тесно рядышком в виде группы на собрании, то это не так легко. Он может получать вспышки картинок, которые связаны с разными людьми. В таком случае трудно выделить личность, которой принадлежит картина или впечатление. Это объясняет, таким образом, что происходит, но не объясняет, каким образом психометрист настраивается.

И я решила присутствовать на каждой публичной демонстрации психометрии, так как они обязательно должны были стать частью достаточно полного исследования этой области. В Лос-Анжелесе сенситив, которого называли «человек-от- вет», регулярно давал публичные сеансы. Я решила посетить его выступление и понаблюдать процедуру. Я пришла рано, села в первых рядах, чтобы хорошо видеть все детали. Процедура была очень простой. Сенситив приглашал из аудитории того, кто хотел задать вопрос, просил написать его на бумаге и запечатать эту бумажку в конверт. Конверты собирали помощники на виду у публики и немедленно клали их на стол, находящийся на сцене. Никто не мог открыть конверт или каким- нибудь другим способом узнать, что находилось внутри конверта.

Сенситиву тщательно завязывали глаза. Корзинка с конвертами помещалась рядом с ним. Он вынимал один из конвертов наудачу. Не распечатывая, держа в руках, подносил его ко лбу и называл вопрос, который был задан. Затем поднимал конверт и вызывал на сцену человека, который задал этот вопрос, просил распечатать конверт и проверить, правильно ли он прочитал вопрос. Сенситив также отвечал по мере своих возможностей на заданный вопрос. Некоторые из вопросов касались будущего, и в этих случаях невозможно было сразу проверить ответы. Читал вопрос он каждый раз верно, несмотря на то, что бумага была сложена и запечатана.

Я наблюдала эти сеансы не один раз. Сенситив всегда правильно читал вопросы. Он часто добавлял какие-либо подробности относительно человека, который задавал вопрос. Это как раз я могла в нескольких случаях проверить. Я говорила с людьми, которые задавали вопросы, и выяснила, что все получали верные ответы. Однако подруга, которая пришла со мной, написала вопрос и запечатала его в конверт. Она спрашивала: «Что случилось с тремя друзьями моего мужа и их самолетом?»

Сенситив верно прочитал вопрос, а затем сказал: «Ваш муж был летчиком на Аляске. Его друг летел со своим сыном и товарищем сына по колледжу. Их самолет разбился в горной местности. На Аляске и над всей этой местностью была такая плохая погода, что их невозможно было найти».

Это оказалось верно во всех подробностях. В США ничего не было в прессе об этой катастрофе. Моя подруга никогда раньше не была на представлениях подобного рода и не была знакома с сенси- тивом, который выступал. Я убедила несколько человек, не привыкших ходить на подобные сеансы, посетить их в разное время. Сенситив всегда правильно читал вопросы. Один из ответов можно было тут же проверить, другие были менее ясны. Меня интересовало именно то, что сенситив мог правильно читать вопросы.

Священник Уэльс также является сенситивом, который, как и «человек-ответ», отвечает на вопросы во время публичных сеансов. Сеансы его проходят с успехом. Он может читать вопрос, помещенный в конверте, не только очень точно по содержанию, но и дословно.

Однажды группа ученых, связанных с большой промышленной фирмой, попросила священника принять участие в экспериментах, которые они хотели провести. Среди прочих экспериментов был и такой, когда ученые поместили священника в звуконепроницаемую камеру. Он показал хорошие результаты, значительно выше теории вероятности, но не был каждый раз точен. Священник не получил все же таких точных результатов, которые были для него обычными в дружественно настроенной аудитории. Что мешало ему — звуконепроницаемая камера или скептическое отношение ученых — остается неясным. Но несмотря на то, что данные результаты нельзя было сравнивать с обычными во время сеансов перед публикой, ученые были взволнованы. Они признавали, что не могут объяснить это в рамках нормальных чувственных восприятий.

Я продолжала разыскивать людей с различными типами СЧВ, изучать и оценивать их способности. Моя подруга Вики, наконец, сдалась и описала ощущения, которые она испытывала в течение всей своей жизни. На протяжении недель и месяцев она во сне «посещала» занятия. Она могла повторить при пробуждении слово в слово лекции, которые читались, и описывала демонстрации, проводимые в классах. Вики считала, что материал, содержащийся в этих лекциях, должен был находиться в каких-то книгах. Но дело в том, что она не читала этих книг.

Время от времени она читала сообщения о какой- либо новой теории или открытии, информация о которых публиковалась впервые, но Вики уже слышала об этом на ночных занятиях за месяц или даже за год до публикации. Она считала этот тип ощущений интересным явлением, но ничего не говорила о нем. Вики является президентом корпорации и не может себе позволить казаться странной в глазах людей.

В конце концов я убедила ее подробнее рассказать мне об этих явлениях. Она сказала, что сведения, получаемые на «лекциях», отличаются от снов тем, что то, что делает лектор, ясно и логично построено. Иногда применяются технические средства обучения и демонстрации опытов. Она ложится спать и почти немедленно видит, как оказывается в университетском городке в здании и аудитории университета, в течение ряда лет это были одни те же лекционные залы. Архитектура проста, но не похожа на какое-либо здание, которое Вики видела в бодрствующем состоянии.

Демонстрацию или средства обучения она называет «мысле-формами». Учитель или лектор внезапно демонстрирует в воздухе перед собой трехмерные модели, которые может поворачивать или изменять по своему желанию. Эти модели мгновенно увеличиваются или уменьшаются в размерах, когда лектор хочет продемонстрировать некоторые положения лекции. Показываются схематические модели, а также модели, которые не походят на какие-либо, виденные Вики раньше. Они находятся в движении или могут быть остановлены для наблюдения.

На одной «лекции» лектор обсуждал нейтрон. Он называл его «связывателем науки» и сказал, что связывающая энергия атома есть то, что можно было описать как ультразвук в очень узкой полосе частот, едва воспринимаемой различными элементами. Вики помнила двенадцать или четырнадцать человек, присутствовавших на занятиях. Лектор повернулся к двум ученым, находившимся в аудитории, которые были русскими, и сказал: «Так как ваша страна

сделала некоторые открытия в этой области, то будет разумным передать эту информацию другим. Вы недавно потеряли нескольких хороших ученых из- за того, что они попали случайно на частоту, действующую на атом железа».

У Вики создалось впечатление, что присутствовавшие были учеными из разных стран. Лекция продолжалась некоторое время. Когда она просыпалась утром, то в течение часа дословно записывала их. В ходе той самой лекции преподаватель сделал видимой схематическую модель нейтрона в атоме железа. Он представлял ее как спираль с известным числом витков, причем два витка спирали образовывали центральную линию внутри витков, расположенную перпендикулярно плоскости спирали. Спираль имела вид конуса. Другая модель, которую он использовал для демонстрации, показывала нейтрон, как два спиральных вихря этого типа, причем вершины конусов почти касались друг друга и конусы вращались в противоположных направлениях.

В течение последних лет по-моему настоянию
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconЯмбург. Предельно искренне, с известной долей самоиро­нии он рисует...
Я55 Педагогический декамерон / Е. А. Ямбург. М. Дрофа, 2008. 367, [1] с ил. Isbn 978-5-358-03801-1

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconПсихологу
...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconС. К. Нартова-Бочавер, Г. К. Кислица, А. В. Потапова
...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига может быть полезна также студентам филологам и педаго­гам,...
Л 85 Письмо и речь: Нейролингвистические исследования: Учеб пособие для студ психол фак высш учеб заведений. — М.: Издательский центр...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига адресована широкому кругу читателей, интересующихся проблемами философии
«Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории»: Политиздат; Москва; 1974

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига издана ограниченным тиражом. Заказать книгу можно по адресу
Книга предназначена в первую очередь для представителей класса законотворчества, сотрудников правоохранительных органов, следователей,...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига рассчитана на теоретиков и практиков избирательного процесса,...
В книге комплексно и всесторонне исследуется политическая реклама – феномен политической жизни России последних лет

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconАйн рэнд источник предисловие
Через перипетии судеб героев и увлекательный сюжет автор проводит главную идею книги — эго является источником прогресса человечества....

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconС. М. Телегин литература и мифологическая революция
Теоретический материал представлен на примере художественных произведений русских писателей. При анализе текстов использован разработанный...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconМосква парвинэ 2003 оглавление
Предисловие А. Г. Пузановского к русскому изданию 14 Предисловие М. В. Хансена 16



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница