Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана»




НазваниеКнига предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана»
страница7/11
Дата публикации21.06.2013
Размер2.65 Mb.
ТипКнига
lit-yaz.ru > Культура > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
N 5, и Диана начала описывать ненормальное состояние его гипофиза. Она нашла вихрь энергии в непосредственной близости от гипофиза медленным по движению, вслед за этим происходили взрывы сверхактивности, краткие по продолжительности. Вихрь энергии был серого цвета с оранжевыми пятнами и вспышками, что, как утверждала Диана, было крайне ненормальным. Она посмотрела на сам гипофиз и сделала очень подробное описание. «Половина его выглядит ярким, а половина тусклым. Часть выглядит мертвой и вообще едва функционирует, а часть функционирует слишком быстро. Кажется, что там происходит спазматическая сверхстимуляция. Железа может расти, но энергетическая ткань, которую я вижу в вихре, говорит мне, что это не так. Спазматическая сверхстимуляция кажется причиной большого роста. Надпочечники поражены действием гипофиза».

Глядя на физическое состояние пациента, Диана сказала, что у него диабет, но была этим смущена, так как настаивала, что не было ничего ненормального в поджелудочной железе. Вместе со мной она наблюдала много случаев диабета и всегда замечала, что при этом затронута поджелудочная железа.

Медицинский диагноз свидетельствовал, что у больного акромегалия — заболевание гипофиза, при котором наблюдается увеличение кистей и ступней. Пациент получил 30 сеансов лечения рентгеном в области гипофиза. У него был медовый диабет, который сочетался скорее с заболеваниями гипофиза, а не поджелудочной железы.

На следующий день мы решили, что когда придем в клинику, то возьмем для эксперимента того, кто сидит на третьем от двери стуле. Это была женщина. Оказалось, что у нее акромегалия. Диана описала энергетический вихрь в гипофизе, как серый с красными и оранжевыми пятнами. Ритм был медленным и быстрым с неправильными рывками.

Сам гипофиз показывал состояние, аналогичное состоянию у пациента предыдущего дня. Функцию щитовидной железы Диана описала как нормальную, а околощитовидные железы как слабофункци- онирующие. Яичники и матка отсутствовали, и Диана сказала, что у пациентки диабет. Медицинский диагноз показал, что она страдала от акромегалии с сопровождающими симптомами. У нее была гасте- роктомия, причем матка и яичники были удалены. Также у пациентки был медовый диабет. Она приняла 30 сеансов лечения гипофиза рентгеном.

На следующий день мы выбрали стул N 7 прежде, чем вошли в клинику. Мы спокойно сели и немедленно начали наблюдение за пациентом. В вихре у горла Диана увидела нарушенную ткань энергии серого цвета с неправильным ритмом. Вихрь у гипофиза был нарушен, как и вихрь у солнечного сплетения.

Когда Диана посмотрела само физическое тело, то описала слабую функцию щитовидной железы. Она продолжала говорить: «Гипофиз не на месте. Он находится вне. Поджелудочная железа не функционирует и надпочечники функционируют слабо. Груди были поражены, но теперь их там вовсе нет.Не- достаточна энергия, которая распространяется от талии вниз. У пациентки имеется расстройство, связанное с ногами».

Из медицинского сообщения о пациентке мы узнали, что гипофиз был удален. Груди были удалены из-за рака. Ей сделали операцию на спине, декомпрессии в спинном мозге, чтобы облегчить боли в ногах, онемение и трудности при опорожнении мочевого пузыря. Пациентка все время принимала кортизон, питунтрит и тироццин.

При нашем следующем посещении клиники мы решили выбрать десятого от двери пациента. Сначала, как обычно, Диана наблюдала силовые вихри и энергетическое поле. Она нашла наибольшее расстройство в энергетическом вихре около солнечного сплетения. Движение энергии было неправильным и с резкими толчками, и Диане казалось, что есть утечка энергии из вихря. Сам вихрь был серого цвета, изменяясь от темно-серого до светло-серого с небольшой примесью зеленого и оранжевого. Серый цвет в энергетическом вихре всегда указывает на расстройство в этой области.

Когда Диана осматривала физическое тело, то заметила, что левый надпочечник был удален, а правый надпочечник не показался ей нормальным. Внешняя его часть была чрезвычайно активной. Гипофиз был темным, и Диана думала, что он удален. Казалось, что он не функционирует.

Медицинские исследования дали основание поставить диагноз синдрома Кушинга, расстройство надпочечников, связанное с гипофизом. Левый надпочечник был удален, а также и часть правого. Гипофиз не был удален, но был сильно поражен. Точная степень его функционирования не была определена.

Я хотела добиться того, чтобы Кэй и Диана работали иногда вместе, причем каждая делала бы наблюдения независимо друг от друга, затем их можно бы было сравнить. Так как Кэй слушает или чувствует в своем теле состояние пациента, то это сравнение было бы весьма интересно. Кэй согласилась пробыть в Нью-Йорке несколько месяцев и поработать с Дианой и со мной.

В первое утро Диана и Кэй приехали со мной в амбулаторное отделение эндокринной клиники. Кэй, как и Диана, знала, что они должны были наблюдать пациентов с расстройствами эндокринной системы. В то время, как я пошла поговорить с одним из врачей, живших при больнице, они сидели на скамейке в амбулаторном отделении. Кэй, которая всегда очень любознательна, решила сделать несколько пробных наблюдений за пациентами, сидящими перед ней в приемной. Наконец она повернулась к Диане и сказала: «Я думала, что мы наблюдаем пациентов с расстройством желез. Каждый раз, когда я настраивалась на одного из пациентов, сидящих перед нами, я ощущаю ужасную боль в прямой кишке. Я не понимаю, в чем дело».

Диана, которая бывала в клинике и раньше, засмеялась и сказала: «Посмотрите на надпись над дверью. Мы сидим лицом к ректальной клинике, эндокринная клиника позади нас».

Эта «ошибка» Кэй была не так ценна, как и любое ее побочное наблюдение. Она ожидала почувствовать неудобство или боль в области гипофиза, или области горла, или области надпочечников, а почувствовала боль в прямой кишке. Мы много смеялись, когда Диана рассказывала мне эту историю.

Я выбрала нескольких пациентов с заболеваниями щитовидной железы. У одних было чрезмерное функционирование железы, у других — недостаточное. В некоторых случаях это было связано с раковыми заболеваниями и железа могла быть полна маленьких узелков, или была удалена и больные получали компенсирующую терапию. Я отобрала пациентов только с расстройствами поджелудочной железы и нескольких с нарушением функции надпочечников. Кэй должна была записывать свои ощущения, не советуясь с Дианой.

Кэй была неизменно права относительно того, что касалось эндокринных желез. Она настраивалась на пациента и ощущала, какое неудобство в это время испытывал пациент. Она могла сказать мне, что основной проблемой являлась щитовидная железа, гипофиз, поджелудочная железа или надпочечники. Кэй чувствовала также сопровождающие расстройства, но не могла точно описать состояние железы или органа.

Диана всегда видела физическое состояние точно таким, каким оно было, и описывала сопровождающую энергетическую ткань. Она знала, имело ли место злокачественное образование или доброкачественный рост. Диана могла сказать, было ли это функциональное расстройство или патологическое состояние, и ее наблюдения очень точно соответствовали медицинским данным, когда я сравнивала показания. Диана также четко знала, когда имело место удаление части органа. Во время всех этих исследований в эндокринной клинике я ничего не знала о медицинских данных пациентов до тех пор, пока сенситивы не заканчивали свои наблюдения.

Диана оставалась для меня источником постоянного изумления. Я открыла, что она не только знала состояние физического тела и его энергетического поля, но также видела эмоциональное, или чувственное, поле. Согласно ее описанию, это поле простиралось от фута до восемнадцати дюймов за границы физического тела и являлось яйцеобразным по форме. Именно в этом поле Диана видит цвета и энергетические ткани, которые указывают на эмоциональное состояние.

Однажды после полудня Диана пришла для выполнения части нашей экспериментальной работы, а я заканчивала беседу с приезжей пациенткой, которая настаивала на том, чтобы повидать меня. Эта пациентка была крайне эгоистической личностью. Она была лишь немного нездорова, но всегда настаивала, чтобы каждый, кто был поблизости от нее, оказывал ей как можно больше внимания. Я склонна быть нетерпеливой с людьми, которые требуют к себе внимания, являясь на самом деле не столь больными.

В конце концов я попросила пациентку выйти весьма любезно и наилучшим профессиональным образом. Я старалась казаться невозмутимой и оставаться в наилучшем состоянии. Зная, что Диана могла видеть эмоциональное поле, я повернулась к ней и спросила, что она думает о моем нынешнем эмоциональном состоянии. Та отвечала с характерной для нее прямотой: «Вы пришли в состояние безнадежности и раздражения. Пациентка очень раздражала вас». «Как вы это узнали?» — спросила я, несколько смутившись тем, что Диана «читала» меня так ясно. Она засмеялась: «Я вижу маленькие красные пятнышки по всему вашему эмоциональному полю, похожие на корьевую сыпь».

Я должна была согласиться, что это была правда. Было трудно скрыть что-либо от Дианы. Хорошо, что ее друзья не знали об этой ее замечательной способности £ СЧВ.

Еще одно послеполуденное занятие оказалось весьма интересным. Пациент, которого я наметила, не смог прийти. Но незадолго до прихода Дианы приехала с Западного Берега Вики. Вики была очень усталой после трудной работы и в Нью-Йорк она прибыла с тяжелым ларингитом. Я знала ее историю болезни, и Вики оказалась «морской свинкой» вместо пациента, который не смог прийти. Я попросила

Вики сесть в легкое кресло, расслабиться и ничего не говорить, пока Диана будет делать свои наблюдения.

Пришла Диана и мы стали следовать нашей обычной схеме. Вики не казалась случайной больной. Диана немедленно увидела воспаление в горле и гортани и подумала, что субъект потерял голос. Она заметила, что энергетическое тело было «поникшим», «увядшим». Это указывало Диане на то, что субъект страдал от временной низкой жизнеспособности и крайней усталости. Имело место слабое расстройство функции щитовидной железы, которое проявлялось как флюктуация ее деятельности. Это было не слишком серьезно и Вики, вероятно, знала об этом.

Когда Диана наблюдала энергетическое поле, то описала большой вихрь у горла, как имеющий слабую утечку энергии в центре. Это свидетельствовало о том, что область горла была слабой, субъект был склонен к частым инфекциям горла. Пациентка, наверно, постоянно откашливалась.

Диана посмотрела на область сердца. Большой вихрь показал слабое разнообразие скорости движения, что указывало на склонность к замедлению и ускорению сердцебиения. Я знала, что у Вики иногда проявлялась тахикардия. Посмотрев на само сердце, Диана сказала, что несколько лет назад имело место функциональное расстройство, но оно было поправлено и больше не являлось проблемой.Я была удивлена, что Диана заметила и это.

Я знала, что у Вики была грудная жаба несколько лет тому назад во время смерти мужа. Я забыла об этом, и Вики тоже. Диана оказалась права и относительно функции щитовидной железы, склонности к инфекции в горле и привычки откашливаться.

Когда мы сделали перерыв, чтобы выпить чаю и поболтать, Диана повернулась к Вики и заметила: «Вы обладаете некоторыми типами СЧВ». Так как Вики было трудно говорить, то я продолжала расспросы: «Какой вид СЧВ имеет Вики и откуда ты об этом знаешь?»

«Во-первых, — сказала Диана, — когда она захочет, то может видеть прошлое, события из истории. Она также может описывать в картинах то, что люди думают». Затем Диана обратилась к Вики: «Когда вы посещали исторические места в Европе на Востоке, не выглядели ли они так, как вы их себе представляли?» Вики была удивлена. «Да, когда я начинаю думать об этом, они всегда выглядят так, как я себе представляла. Конечно, я могла видеть фотографии или читать о них». Диана настаивала: «Но ведь были и такие места, которые вы не могли заранее видеть на фотографиях». Вики попыталась вспомнить. «Они выглядели в точности так, как вы ожидали?» — спросила Диана. Вики была теперь уверена, что действительно так и было.

Диана заметила, что у Вики было два способа мышления, или два типа ментальных процессов. Один из них двигался вслед за ментальными картинами того, что она видела или о чем читала. Другой был абстрактной линией мышления, которая не имела иллюстративного сопровождения. Два этих способа осуществлялись одновременно, на разных уровнях. Вики сознавала, но считала это нормальным и обычным и была удивлена, что Диана считает по-другому.

В этот момент я прервала их, чтобы спросить Диану, как она могла бы определить способности этого типа. Тогда и обнаружился другой изумительный талант Дианы. Когда она видела определенные связи между двумя и более макровихрями энергии в энергетическом теле, она узнавала, что человек имеет определенный тип СЧВ.

Особенность типа СЧВ зависела от того, какие именно макровихри были связаны между собой. В течение ряда лет, наблюдая, она смогла сопоставить эти ткани с определенными видами способностей. Она объяснила, что это походит на электрическую

цепь. Различные типы связей указывали на тот или иной тип способностей к СЧВ, который следовало искать или ожидать. Диана продолжала говорить, что Вики имела и несколько других типов СЧВ, но у нас не было возможности углубиться в дальнейшие исследования.

ГЛАВА 5

^ КРИСТАЛЛЫ И МАГНИТЫ ИМЕЮТ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ

Продолжая работать с Дианой, я все более и более интересовалась ее описанием энергетических полей вокруг людей. И еще более захватывающим было то, что ряд высококвалифицированных врачей тоже видели энергетические поля. Каждый независимо от других описывал один и тот же тип явлений, и их описания имели высокую степень соответствия.

Однажды мне пришло в голову, что могли существовать силовые поля вокруг животных, растений и даже минералов, которые мы еще не обнаружили в ходе наших научных исследований. Примерно в это же время я прочитала книгу барона Карла фон Рейхенбаха, знаменитого ученого, химика и инженера прошлого столетия. Во время своих научных опытов он заинтересовался индивидуумами, которые оказались сенситивами по отношению к электрическим бурям^ Рейхенбах нашел время, чтобы собрать людей, которые обладали необычной чувствительностью. Он составил подробную программу опытов по исследованию таких людей. Опыты и их результаты могли иметь большую ценность, но некоторые из необоснованных выводов, которые Рейхенбах сделал, исходя из своих экспериментов, вызвали бурю критики. Распри, которые свирепствовали вокруг выводов, так затмили дело, что дейст-


129
5 Зак. 1069
вительные результаты опытов, которые могли быть весьма ценными, остались без внимания.

Две вещи заинтересовали меня в трудах Рейхен- баха. Его тщательно записанные опыты с магнитами, различными металлами и кристаллами обнаруживали силовое поле вокруг предметов. Очевидно, Рей- хенбаху никогда не приходило в голову предложить своим сенситивам поискать силовое поле вокруг людей (Рейхенбах исследовал это поле.— А.Х.). Несомненно, сотни людей, которых он исследовал, видели эти силовые поля. Он собирал огромное количество данных, большая часть которых повторялась. Результаты некоторых опытов были приемлемы для выдвижения гипотез, что такие силовые поля существуют. Другая вещь, которая заинтересовала меня, был тот факт, что, по-видимому, Рейхенбах был первым человеком, в более близкие к нам времена, употребившим слово «сенситив» для описания лиц, имеющих способности, которые сегодня мы определяем, как СЧВ.

Однажды я спросила Диану, не видит ли она чего-нибудь вокруг кристаллов, магнитов или различных металлов. Она была немного удивлена и заверила, что все имеет силовое поле. Диана видела поля, но не считала это важным. Для нее подобное явление было столь же нормальным, как видение цвета цветка или горячих волн, поднимающихся от мостовой в теплый день. Я спросила, не сможет ли она провести со мной несколько наблюдений, если я поставлю опыты с кристаллами и магнитами.

Поначалу это Диану не слишком заинтересовало. Она находила работу с неодушевленными предметами скучной и утомительной, предпочитая наблюдать живые существа. Я убедила ее все же уделить некоторое время опытам, которые планировались. Я решила повторить несколько опытов, которые осуществил Рейхенбах, расширив его программу моими собственными исследованиями.

Первые из них проводились с магнитами. Я помещала Диану в кресло, обращенное на север или юг, и давала ей непомеченный магнит. Она немедленно могла сказать мне, какой полюс был северным, какой южным. Диана объяснила, что северный полюс всегда окутывал синеватый туман, а южный — красноватый.

Сенситивы Рейхенбаха говорили то же самое. Повторные опыты, произведенные в различное время и при различных условиях, доказали, что Диана неизменно была права, отличая северный полюс от южного. Она смогла определить полюсы магнита равно хорошо, и когда держала его в своей руке, и когда магнит был помещен на стол в трех футах от нее.

В последние годы были открыты миниатюрные электрические токи вдоль нервной системы человека. Мне пришло в голову, что если полюс магнита поднести близко к человеку, может возникнуть некоторое воздействие на человека. Я взяла непомеченный магнит и поднесла один его конец к ладони своей правой руки. Я попросила Диану описать то, что она видит. Диана видела красноватый туман вокруг полюса, направленного к моей руке.Это был южный полюс магнита. Я ожидала дальнейших наблюдений. Диана свидетельствовала: энергетическое поле моей руки и энергетическое поле магнита отталкивали друг друга. Я стала держать тот же магнит около своей левой руки и опять попросила Диану посмотреть на энергетическое поле.На этот раз энергетическое поле магнита и энергетическое поле руки, казалось, притягивали друг друга. Диана сказала, что поля кажутся гармонически сливающимися. Коща я повернула магнит северным полюсом, то имело место обратное явление. Я повторяла эти опыты много раз, используя непомеченные магниты, но Диана неизменно описывала те же самые действия.

Эти простые опыты повторялись снова и снова, причем достаточное число раз, что доказывало, по- видимому, способность Дианы видеть поля около магнитов, которые, конечно, не видит большинство людей. Я хотела предложить ей дальнейшую экспериментальную работу с магнитами, но оставалось много других экспериментов, которые были не менее важными в намеченной мною программе. Прежде всего я хотела выяснить, могла ли Диана видеть энергетический узор вокруг кристаллов. Могла ли она сравнивать кристаллы по их энергетическим узорам?

В качестве предварительного эксперимента мы пошли в Музей естественной истории Нью-Йорка, где было выставлено большое количество кристаллов. Если бы Диана могла увидеть энергетические узоры вокруг них, то мы могли бы перейти к некоторым экспериментальным наблюдениям. Первым кристаллом, который мы наблюдали, был бирманский рубин корундовой разновидности. Диана увидела энергетическое поле вокруг этого рубина и описала его следующим образом: «Внутри камня есть центр, из которого излучаются наружу два вида энергии. Эти энергетические излучения вращаются вправо и проходят через запутанное соединение».

Дальнейшие наблюдения за рубинами выявили то, что, видимо, было общей характеристикой кристаллов этого типа. Сердцевина камня излучала энергию, она казалась движущейся к периферии, а затем сложным образом изгибалась и возвращалась обратно к центру камня. Диана видит это, как постоянное движение. Она настаивала на том, что могла опознать два типа энергии в узоре, которые обозначила, как положительный и отрицательный.

Когда мы смотрели на звездчатый сапфир Эдит Хагтон де Лонг, Диана увидела тот же узор энергии, выходящий из центра, движущийся к периферии, а затем изгибающийся к центру, — постоянное движение внутрь и наружу. Она снова описала два вида энергии — положительный и отрицательный.

Мы перешли к другой витрине, чтобы рассмотреть звездчатый сапфир темного полуночного пурпурного типа. Диана описала аналогичный энергетический узор, с той лишь разницей, что второй сапфир казался имеющим более интенсивную энергию, которая как бы стреляла вверх на периферию камня перед тем, как вернуться назад. Я спросила, не видит ли она особой разницы между сапфирами и рубинами. Единственное различие, которое Диана наблюдала, состояло в том, что энергетический узор сапфиров казался темнее. И рубин, и сапфир являются корундами, хотя Диана не знала этого.

Мы перешли к витрине, где был выставлен топаз, который является силикатом алюминия (флюорина, содержащего алюминий). Диана описала узор, сильно отличающийся от предыдущего. Энергия исходила из драгоценного камня в форме треугольника. Эти излучения закручивались влево и возвращались к центру, все время изгибаясь треугольником. Каждый топаз, который мы наблюдали, имел тот же характерный узор.

Я попросила Диану стать на некотором расстоянии от витрины, в которой было выставлено много различных драгоценных камней. Я подумала, что она могла бы опознать драгоценности по их энергетическим узорам. Обе мы стояли слишком далеко, чтобы знать, какие камни выставлены. После того как Диана описала их энергетические узоры, я выяснила, что она во всем была права.

Как-то, когда мы вернулись после наших занятий в музее, я попросила Диану посмотреть на камень в одном ювелирном изделии, которое лежало на столе. Она немедленно сказала:"В этой драгоценности не так много жизни, как в тех, что мы видели. Есть маленькая точка энергии в центре, но она не слишком активна. Энергия более рассеяна. Линии изгиба неясно выделяются и не так тесно связаны между собой. Движение медленнее. Треугольный узор заставляет меня думать, что это топаз."Кристалл был синтетическим топазом.

Нужно было изучить алмазы, и я решила, что сначала мы понаблюдаем за графитом, чтобы сравнить кристаллический углерод с некристаллическим. Когда Диана посмотрела на кусок графита, то увидела энергетический узор, исходящий из центра куста. Линии энергии были шире и тоньше тех, которые исходили из кристаллов. Энергия двигалась в квадратных узорах и медленнее. Она не была такой яркой или так ясно выделяющейся, как энергетические узоры в кристаллах, которые мы наблюдали.

Когда мы перешли к алмазу, то Диана настаивала на том, что в этом кристалле два уровня энергии. Один приходил извне и выходил из него снова. Она сказала, что это не имеет отношения к свету, который виден отраженным от поверхности граней. Энергия, которая входила в алмаз извне, казалась Диане заплетенной, как пряди волос. Другой тип энергии двигался из центра камня и, казалось, имел свое начало в сердцевине камня. Эта энергия была весьма туго завязана и лучезарна. Опять-таки она не имела отношения к отраженному свету. Диана видела один и то же энергетический узор во всех бриллиантах, которые мы рассматривали, вне зависимости от того, каким способом они были огранены.

Для нашего следующего занятия у меня был приготовлен кусочек неограненного чистого кварца и несколько аметистов. Когда Диана посмотрела на кварц, то заметила, что край кристалла поглощает энергию. Эта энергия двигалась к центру кристалла, затем выстреливала из него, потом двигалась обратно к центру, изгибаясь треугольным узором. Она наблюдала тот же узор в аметисте, который я предложила ей для наблюдения. Когда Диана посмотрела на опал, то увидела треугольный узор, похожий на тот, который видела в кварце и в аметисте. Линии энергии были уже и узор не был цельным. Она описала его, как зигзагообразный и неполный.

Я спросила Диану, может ли она классифицировать кристаллы по степени твердости, видя их энергетическое поле. Она ответила, что чем сильнее было связано силовое или энергетическое поле, тем тверже кристалл. Я не взяла с собой классификационную таблицу и фактически не была с ней знакома. Диана назвала кристаллы в порядке их твердости, а когда я смогла сравнить ее результаты с данными таблицы, то поняла, что Диана была права во всех случаях. Я решила, что когда мы встретимся в следующий раз, то попробуем изучать различные материалы. А пока я положила перед Дианой на некотором расстоянии кусок мирры. Не касаясь ее и не глядя пристально, Диана сказала, что это не кристалл. «Он не имеет острых углов энергии, которая движется в него и из него. Он более живой, чем кристалл, происходит от какого-нибудь живого существа или растения, вырос из его центра. Он имеет вид энергии, которую я вижу в живых растениях. Энергия перевивается».

Когда я держала кусок мирры в руках, Диана сказала то, чего раньше не говорила: «Есть большее реагирование энергетического поля этого вещества, чем то, что я видела в металлах. Оно, кажется, отвечает на теплоту руки, но больше берет энергии из руки, чем дает ей». Несколько опытов с другими смолами и повторные опыты с миррой дали те же результаты.

Я запланировала опыты с кристаллами, которые используют в высокочастотных детекторах. У двух кристаллов площадь поверхности составляла по одному квадратному сантиметру и каждый был полмиллиметра в толщину. Я попросила Диану понаблюдать за этими кристаллами перед началом опытов и сказать мне, что она видит. Диана увидела обычный энергетический узор в кристаллах и вокруг них. Линии энергии имели квадратный узор, когда они двигались из центра кристалла и обратно к нему. Один кристалл демонстрировал узор с большим наклоном вправо, чем другой.

Я держала один из них перед указательным пальцем моей правой руки и попросила Диану сказать мне, существует ли какое-нибудь воздействие на узор в кончике пальца. Она сообщила, что энергия из указательного пальца проходила через кристалл, но слегка при этом отклонялась. Можно отличить линии энергии, выходящие из пальца, от линии энергии, выходящих из кристалла. Диана сказала, что энергия, исходящая из пальца, более размыта после того, как она проходит через кристалл. Мы повторяли этот опыт много раз, пользуясь то одним, то другим высокочастотным кристаллом. Описания Дианой того, что происходило, были одинаковыми.

Время, которое можно было уделить опытам с магнитами и кристаллами, было ограничено. Хотелось проделать несколько опытов на ударные и звуковые эффекты в кристаллах, прежде чем перейти к другой работе. Я действительно рассматривала этот раздел как предварительный по отношению к более полной программе, если позволят время и средства. К тому же у меня не было возможности обсуждать наблюдения Дианы со специалистами в области магнетизма и кристаллографии. А это могло бы пролить свет на ее интересные наблюдения. В дальнейшем станет возможным накопление ценных данных посредством опытов такого рода.

Для моих опытов по ударным и звуковым эффектам я собрала несколько кристаллов и начала основные исследования,которые можно было повторить много раз. Попросив Диану наблюдать узор в кристалле дымчатого кварца, я сделала несколько резких ударов по кристаллу и спросила, было ли какое- либо изменение при этом в энергетическом узоре. Она увидела слабое изменение ритма, и линии энергии были слегка отклонены. Повторные опыты с кристаллами кварца дали те же результаты.

Затем я взяла кристалл флюорита, имеющий форму октаэдра, размером около дюйма в лопереч- нике. Когда Диана посмотрела на этот кристалл, то описала энергетический узор, который в точности соответствовал описанию, данному ею для других кристаллов флюорита. Она не была знакома с химией и не знала его химического состава. Когда по кристаллу было нанесено несколько ударов, изменилась скорость потока энергии, движущегося из центра и обратно. Весь ритм узора казался измененным. Энергия быстрее двигалась и была более интенсивной. Воздействие было более заметным в периферийных точках, причем в тех, что находились под прямым углом ло направлению удара.

Для того, чтобы сделать несколько хотя бы пробных наблюдений над воздействием звука на кристаллы, я положила их на магнитофон и включила музыку. Диана увидела значительное усиление блеска энергии. Она описала это, как большое количество энергии, проходящее через кристалл. С кристаллами аметиста наблюдалось то же.

Галеновые и пиритовые кристаллы при помещении их на магнитофон, демонстрировали исключительно сильный эффект. Описание Дианы было интересным. Эти кристаллы казались медленно собирающими энергию из звуков музыки и сохраняющими ее. Действие музыки на кристаллы аметиста и флюорита прекращалось с выключением музыки. Галеновые и пиритовые кристаллы медленно отдавали энергию и после выключения музыки.

Я повторяла эти опыты со звуком много раз с различными ^типами кристаллов, причем удалось выявить некоторые свойства, казавшиеся основными и характерными. Чем чище и совершеннее был кристалл, тем быстрее появлялся блеск энергии от звука. Более плотные вещества просветлялись медленнее и воздействие звука на них было более медленным. Более чистые кристаллы позволяли энергии течь легче и воздействие звука прекращалось с

выключением музыки. В более плотных кристаллах звук как бы аккумулировал энергию.

Когда два кристалла помещались на магнитофон, энергетический эффект был сильнее, чем в случае с одним кристаллом. А когда кристаллы помещались на полдюйма друг от друга, происходил как бы обмен энергией между ними вдобавок к усилению поля. В общем, Диана нашла, что форма кристалла, по-видимому, имеет некоторое влияние на реакцию этого кристалла на звук. Так или иначе под воздействием музыки форма кристалла определяла точки выхода энергии и ее входа.

Экспериментальная работа с магнитами и кристаллами заняла много месяцев. Было сделано множество проверок и повторений, но даже в таком виде я считаю проделанную работу только началом.

Слишком рано делать какие-либо выводы. Какое значение имеет для науки это исследование, выяснится, когда мы сможем продолжить эти эксперименты.







ГЛАВА 6

^ ТРИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПОЛЯ ВОКРУГ ЛЮДЕЙ

Может быть, здесь будет уместным обсудить те энергетические поля, которые наблюдают и описывают многие из сенситивов. Незнакомые друг другу, широко рассеянные по земле, они настойчиво и обстоятельно описывают одни и те же типы явлений. Тщательно собранные данные делают необходимым, по крайней мере, высказать гипотезу, что такие поля действительно существуют. Всякое другое отношение к этому явлению ненаучно. Сегодня ученые описывают мир невидимых энергетических частот и узоров, которые могут быть зарегистрированы и опознаны различными приборами.

В середине XIX века один кашмирский мудрец предсказал, что когда-нибудь астрономы услышат звезды прежде, чем увидят их. Сегодня радиоастрономия открыла много звезд при помощи их радиоизлучений прежде, чем их смогли увидеть с помощью телескопа. Наши приборы улавливают радиоволны, космические лучи и многие другие типы энерговибраций,"которые были неведомы человеку всего несколько десятилетий тому назад. Существование энергетических полей и узоров, которые видят сенситивы, еще не были подтверждены приборами. Однако исследования в этой области как раз требуют такие приборы найти.

Многие из интеллигентных и серьезных сенсити- вов, с которыми я работала, описывают проникающие Друг в друга поля вокруг людей. Одним из них является жизненное поле, или энергетическое тело, тесно связанное с физическим. Многое в моей экспериментальной работе до сих пор было связано с этим полем и его состоянием в соответствии с физическим состоянием человека. Эмоциональное поле простирается от фута до 13 дюймов за физическое тело, ментальное — в среднем на два фута и более (это 1 часть объединенного поля, окружающего физическое тело.) Для сенситивов различные поля ясно различимы. Они могут наблюдать воздействие как на какое-либо одно поле, так и на все вместе. Опыты, которые производились до сих пор над ментальными и эмоциональными полями, позволили собрать данные, которые наводят на размышления.

Сенситивы говорят, что некоторые виды деятельности, мысли и переживания, по-видимому, увеличивают прилив энергии в поле наблюдаемого индивидуума. Когда индивидуум оказывается в присутствии любимого им лица, то все три его поля интенсивно просветляются. Кажется, у него появляется больше энергии светлого и искрящегося качества. Это хорошо заметно при сравнении с обычным полем индивидуума. Чисто физическая половая эмоция кажется «загрязняющей» эмоциональное поле и делающей тусклым ментальное.

У некоторых людей энергетическое поле светлеет под влиянием интенсивного интеллектуального разговора. В этих случаях кажется, что именно ментальное поле первым получает приток энергии и затем она распространяется на эмоциональное и жизненное поля.

Поля индивидуума можно наблюдать, когда они изменяются в пределах от довольно посредственной яркости до полного жизни и блеска состояния. Это может случиться очень быстро у высокоинтеллек- тульной личности, которая отвечает энтузиазмом, эмоциями на мир идей. В самом деле, окружающим этот человек кажется более живым и энергичным. Сенситив сознает, что происходит с энергетическими полями вокруг такого индивидуума. Обычный же наблюдатель замечает только прилив энтузиазма у данного лица.

Сенситивы легко распознают людей, склад которых можно было бы обозначить, как «эмоциональное на первом месте», так как первым, куда входит энергия, является эмоциональное поле. Часто человек, сосредоточенный на эмоциях, любит устраивать окружающим эмоциональные сцены. Когда он делает это, сенситив может наблюдать просветление эмоционального и жизненного полей при мало заметном эффекте у ментального поля. Лица, вовлеченные в эмоциональную суету, часто кажутся истощенными и теряют энергию, а индивидуум, который создает эту ситуацию, выглядит испытывающим чувство удовлетворения и получает прилив энергии.

Сенситив указывает на то, что по его наблюдениям эмоциональное и жизненное поля получают энергию, которая влияет даже на физическое тело. Некоторые люди кажутся достигающими эмоционального чувства довольства, возбуждаясь при опасности, от быстрой езды, от раздражения других людей, от спорта. В этих случаях сначала получают энергию эмоциональное и жизненное поля.

Другие же достигают прилива энергии (это заметно, так как просветляются их энергетические поля) от пребывания в океане или в лесу, от искусства, музыки или творческой работы. Почему некоторые виды деятельности кажутся вызывающими новый приток энергии, неясно для сенситива. Только тщательное и терпеливое изучение поможет дать ответ.

Согласно описаниям многих сенситивов, с которыми я работала, мы живем и движемся в обширном и сложном океане энергии. Энергия движется, проникает в наши индивидуальные поля и выходит из них аналогично процессу дыхания. Каждый индивидуум, по-видимому, имеет собственный селекционный способ восприятия различных типов энергии. Некоторые виды активности или стимулы дают доступ к этому океану энергии. Другие виды активности или эмоциональные состояния могут уменьшить доступ к окружающей нас энергии. Печаль или эгоцентризм, по-видимому, значительно уменьшают доступ индивидуума к энергии.

Внутри группы людей существует стимулирующий обмен энергией, который заметен только для сенситива. Часто он описывает блестящие линии энергии, соединяющие двух людей, которые могут находиться в противоположных концах комнаты во время какого-нибудь собрания. Это может происходить между мужем и женой, которые преданы друг другу, или между лицами, которые испытывают повышенный интерес друг к другу. Поток идей и обмен ими на собрании представляет захватывающее зрелище для сенситива, который видит ответы индивидуумов посредством эффектов, возникающих в их энергетических полях.

Существует весьма интересное явление, которое видят сенситивы. Когда актер или актриса выступает перед аудиторией, то сенситив описывает интереснейший узор. Эмоциональное поле актера кажется накалившимся, расширяющимся и распространяющимся, пока оно не охватит всех зрителей. Эмоциональное поле аудитории смешивается с широко распространяющимся полем выступающего. Возникает то, что можно назвать объединенным эмоциональным полем. Когда выступление заканчивается, то аплодисменты аудитории разрывают объединенное поле и ясновидящий снова видит каждого человека с функционирующим отдельно энергетическим полем.

Если исполнитель не в состоянии создать объединенное поле, то про его выступление говорят, что оно было посредственным или плохим. Все хорошие актеры создают это энергетическое объединенное поле.

Бензил Джил, великий исполнитель ролей в пьесах Шекспира в Великобритании (первое десятилетие нашего века) однажды рассказал о своем контакте с аудиторией. Его описание является интересным дополнением к тому, что наблюдает сенситив. Актер рассказывал, что когда он ходит по сцене, то чувствует прилив золотистой энергии, которая, исходя из аудитории, окутывает его, как если бы его собственная энергия была увеличена в тысячу раз.

Бензил Джилу казалось, что он выходит из тела и охватывает всю аудиторию своим чувством, возникающим в соответствии с событиями на сцене.Он становится как бы центром нарастающего переживания реальности происходящего, пока не опускался занавес. Затем, когда взрываются аплодисменты, что-то щелкает, и он снова становится самим собой вместо того, чтобы быть действующим лицом пьесы.

Многие сенситивы проводили наблюдения над индивидуумами, которых мы решили называть «вампирами». Это люди, которые не могут использовать энергию из окружающего их океана. По-видимому, они берут «переваренную» энергию от людей, находящихся в непосредственной близости. Сенситивы видят и описывают этот процесс. Несколько лучших сенситивов, с кем я работала, давали в точности одни и те же описания. После многочисленных психологических и психиатрических наблюдений те, кого сенситивы и я стали называть «вампирами», чаще всего оказывались весьма эгоцентричными личностями.

Сенситив описывает «вампира» как человека, имеющего замкнутые энергетические поля. Такие .индивидуумы могут и не осознавать полностью, что их энергия поступает от других. Они чувствуют себя лучше, когда находятся в обществе жизнерадостных людей.

Всякий, кто находится с «вампиром» слишком долго, начинает чувствовать себя до отчаяния истощенным, не понимая причины. Это смущает и делает человека растерянным. Возможно, что непреодолимый инстинкт самосохранения заставляет жертву «вампира» уйти. Он может объяснять это многими причинами. В то время, когда это происходит, такой человек чувствует необъяснимое раздражение от «вампира».

Как только жертва «вампира» ускользает и начинает чувствовать себя лучше, то оценивает свое поведение как беспричинное. При этом он порицает себя за то, что был раздражителен без всякого повода. Часто раскаяние заставляет его вернуться снова с намерением быть более приятным и сердечным. В таких случаях он опять истощается, снова раздражается и мучается самообвинениями. Человек не понимает, что его раздраженность и «необоснованное» желание уйти вызваны серьезным истощением, что природа приходит ему на выручку, заставляя его смешным образом спасаться и выходить из этого положения.

Там, где «вампир» находится в семейном кругу, тесно связан с близкими делами и дружбой, возникает мучительная проблема. Со стороны жертвы этот цикл бегства, самоупреков и возвращений для очередной откачки энергии повторяется опять и опять. Жертва растеряна и смущена. Она может обратиться к семейному врачу относительно своего истощения и раздражительности, если находится в таком положении в течение длительного времени. Врач, вероятно, не найдет никакого физического заболевания в данный момент, и оба — пациент и доктор — оказываются в недоумении.

Некоторые из «вампиров» выкачивают энергию почти из каждого, кто вблизи. Другие, по-видимо- му, могут откачивать энергию из вполне определенных людей. Просто эгоистичный человек,требующий внимания других и желающий все сделать только для себя не является «вампиром». Он может раздражать по другим причинам. «Вампир» — это эгоцентрическая личность, находящаяся в своей собственной орбите. Он лишен возможности выйти навстречу людям и миру. Он кажется порвавшим контакт с океаном энергии вокруг. Кэй однажды описала этот тип индивидуума как психологического паразита, который использует ментальную, эмоциональную и жизненную энергию других людей.

Наблюдения и эксперименты при изучении проблемы «вампира» дали нам возможность получить несколько подробных сведений. Так как это явление производит весьма определенное действие на физическую энергию, я попросила сенситивов наблюдать вихри энергии, которые они видят в энергетическом или жизненном поле.

Выяснилось, что энергия выкачивается от жертвы обычно через самый слабый вихрь. Индивидуум с расстроенным энергетическим вихрем в области сердца, по-видимому, теряет энергию именно через этот вихрь. Из индивидуума с вихрем, свидетельствующим о слабости или расстройстве в области горла, выкачивается энергия именно через этот канал.

Согласно свидетельствам сенситивов, существует несколько методов, посредством которых «вампиры» откачивают энергию. Некоторые, по-видимому, используют голос. Крайне эгоцентричный человек, который является страстным болтуном, выкачивает энергию из жертвы, вниманием которой он завладел, посредством речи. Если жертва слушает достаточно долго, то ее жизненное и ментальное поля начинают слабеть, становятся тусклыми, показывая общее состояние, для сенситива это означает, что жертва весьма истощена. Чем более истощенной жертва становится, тем труднее ей искать силу воли для спасения.

Некоторые «вапмиры» используют для откачки энергию глаза. Они смотрят на свою жертву спокойно, непрерывно и решительно. Жертва постепенно становится усталой, беспокойной, появляется необъяснимое желание спастись. Когда этот тип «вампира» появляется в группе людей, то неудобство какой-либо одной жертвы мало заметно.

Одного из таких «вампиров», назовем ее Кэрри, сенситив увидел, выкачивающей энергию с помощью взгляда, спокойно и решительно. Кэрри часто жаловалась на свое одиночество и на отсутствие социальных контактов. Когда она приглашала к себе людей, то те отказывались под различными предлогами. Кто приходил обедать к ней один раз, казалось, избегал второго приглашения. Кэрри жаловалась на друзей и знакомых и часто спрашивала кон- сультанта-психолога, чем она могла обидеть людей. Ведь она была вежливой, хорошо воспитанной, но... крайне эгоцентричной.

Примерно в то время, когда мы начали наблюдать за Кэрри, один из ее знакомых с женой приняли приглашение Кэрри вместе пообедать. В маленьком обществе было легко наблюдать, что происходило. Подруга Кэрри недавно оправилась после серьезной болезни. Ее супруг был здоров и имел цветущий вид. Два других человека, наблюдавших за ситуацией, тоже были в превосходном состоянии здоровья. Гости пришли к Кэрри, прекрасно себя чувствуя и в прекрасном настроении. По мере того как проходил вечер, подруга Кэрри становилась все более бледной и истощенной. Ее супруг стал чувствовать себя усталым и подавленным. Два наблюдателя боролись с откачкой энергии, но тоже почувствовали усталость.

Вечер тянулся долго, наконец подруга Кэрри с большой досадой сказала, что дурно себя чувствует, приписывая это своей недавней болезни и выразила сожаление, что должна уйти. Ее муж должен был помочь ей встать и они направились к своему автомобилю.

Поскольку муж имел некоторое отношение к проводившемуся исследованию, имя Кэрри, правда, не было упомянуто, он все же пришел к заключению, что они с женой подверглись глубокому энергетическому дренажу с ее стороны. Так как работа велась секретно, то это представлялось невероятным.

Те, кто уже ослаблен, всегда кажутся подавленными и легче выкачиваются «вампиром». Все, наблюдавшие Кэрри, подтверждали, что гости были жертвами процесса откачки энергии, а Кэрри не осознавала этого. Она просто выглядела развеселившейся, была в хорошем настроении после вечера, проведенного с гостями.

Наблюдения за ней в домах других людей, на семейных торжествах и т. д. оказались весьма интересными. На вечеринке за коктейлем или на званом вечере Кэрри не делала много усилий, чтобы говорить с людьми. Она усаживалась в удобное кресло, откуда могла хорошо видеть присутствующих и спокойно сидела с приятным дремотным выражением лица. Ее глаза устремлялись на одного человека, затем на другого, постепенно она становилась деятельной и оживленной, на ее щеках появлялся румянец. Казалось, Кэрри превращается из скучной, надломленной женщины в привлекательную и полную жизни. Она могла оставаться часами в кресле, не делая никаких усилий для беседы или личного контакта с гостями. В конце же вечера, когда Кэрри готова была уйти, то оказывалась полной жизни и блеска. Она всегда с большим энтузиазмом говорила хозяйке дома, какой чудесный вечер провела. Несмотря на это, некоторые вычеркивали Кэрри из списка своих гостей, потому что, как они говорили, она не делала никаких усилий, чтобы поддержать разговор или другим способом содействовать успеху вечера.

Я вспомнила одну из своих пациенток, которая была жертвой «вампира». Лоррен была весьма жизнерадостной молодой женщиной, более чем жизнеспособной. Через несколько лет она начала страдать странным типом истощения, но ни я, ни мои коллеги не могли поставить диагноз. Периодически, через одно и то же число месяцев она доходила до того, что лечащий врач помещал ее для обследования в больницу. В течение недели она поразительно быстро поправлялась, а через четыре или шесть месяцев снова заболевала и оказывалась там же. Психиатры ничего не обнаруживали.

Наконец я решила понаблюдать за Лоррен дома и приняла приглашение провести у нее выходные дни. В конце моего пребывания я уже имела представление о том, что происходило, а позже наблюдение одного из сенситивов подтвердило мое предположение. В сущности, я и сама была истощена под конец этого визита. Близкая родственница, которая настаивала на том, чтобы быть ближе к Лоррен, была «вампиром».

Эта родственница казалась самой любезной, постоянно говорила, насколько лучше она себя чувствует возле Лоррен. Когда Лоррен была слишком истощена и становилась весьма раздражительна, то делала попытки уйти под каким-либо предлогом. Находясь некоторое время вне дома, начинала переживать свое поведение, и когда ее энергия восстанавливалась, то мучилась тем, что сама виновата в своей раздражительности. Лоррен была привязана к своей родственнице и не могла понять своего раздражения.

Я смогла обсудить создавшееся положение с Лоррен и указать на то, что краткие отлучки из дома, отсутствие родственницы дали бы ей возможность восстановить энергию. Лоррен могла избежать необходимости проводить подряд многие часы близ родственницы, не вызвав расстройства в семье. Когда ее родственница отправилась в заграничную поездку и осталась в Европе, Лоррен полностью поправилась и у нее прекратились приступы крайнего истощения.

С точки зрения психиатрии, я была убеждена, что Лоррен никоим образом не протестовала против пребывания ее родственницы в доме. Я объяснила

Лоррен, что ее желание избежать близости родственницы было, вероятно, природным инстинктом самосохранения. Сенситив, который наблюдал Лоррен и родственницу, видел утечку из энергетических полей. Это и приводило Лоррен в состояние истощения. Мои наблюдения этого типа явлений не являются всеобъемлющими, но они косвенно указывают направление дальнейших исследований.

Именно от Дианы я получила лучшее описание того, что происходит, когда «вампир» выкачивает энергию из своей жертвы. Лаура и Кэй проводили аналогичные наблюдения независимо друг от друга. Сенситивы описывают довольно широкое отверстие в области солнечного сплетения «вампира», в его жизненном поле. Вокруг этого отверстия появляются длинные узорные ленты или щупальцы, которые проникают в поле находящегося рядом индивидуума и цепляются за это поле. «Вампир» кажется хочет коснуться человека, из которого он выкачивает энергию, или быть как можно ближе к нему. Есть «вампиры», которые выкачивают энергию своих жертв посредством простой близости к ним. Те же, кто выкачивает энергию голосом или глазами, не нуждаются в близости к своим жертвам.

Психологическая оценка «вампира» указывает на то, что этот человек часто красноречиво говорит об альтруизме. Он будет по-долгу рассказывать о своих заботах и дружеском участии по отношению к другим лицам, друзьям и знакомым, которые как раз и являются его жертвами. Он будет уверять, что все делал для них, что они чудесные люди и что они делают ему так много добра. Требуется довольно тщательное наблюдение для того, чтобы понять, что «вапмир» почти «всегда крайне эгоцентричен. Он, вероятно, не осознает этого сам и может совершенно не отдавать себе отчет в том, что на самом деле делает с окружающими его людьми.

Как психиатр я часто наблюдаю людей и пытаюсь анализировать их проблемы и мотивы их поступков.

Может быть мы находимся на пороге совершенно нового прорыва в психологическом исследовании и технике. Знаем ли мы в действительности возможности человеческого ума? Мы исследуем миниатюрный космос атома, мы исследуем более обширный космос. Суждено ли нам найти в самом человеке меру вещей, огромных и миниатюрных? Не является ли он мостом между микрокосмосом и макрокосмосом со способностями, до сих пор не обнаруженными? Не имеет ли он в себе самом эти скрытые инструменты?

ГЛАВА
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconЯмбург. Предельно искренне, с известной долей самоиро­нии он рисует...
Я55 Педагогический декамерон / Е. А. Ямбург. М. Дрофа, 2008. 367, [1] с ил. Isbn 978-5-358-03801-1

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconПсихологу
...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconС. К. Нартова-Бочавер, Г. К. Кислица, А. В. Потапова
...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига может быть полезна также студентам филологам и педаго­гам,...
Л 85 Письмо и речь: Нейролингвистические исследования: Учеб пособие для студ психол фак высш учеб заведений. — М.: Издательский центр...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига адресована широкому кругу читателей, интересующихся проблемами философии
«Ильенков Э. В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории»: Политиздат; Москва; 1974

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига издана ограниченным тиражом. Заказать книгу можно по адресу
Книга предназначена в первую очередь для представителей класса законотворчества, сотрудников правоохранительных органов, следователей,...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconКнига рассчитана на теоретиков и практиков избирательного процесса,...
В книге комплексно и всесторонне исследуется политическая реклама – феномен политической жизни России последних лет

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconАйн рэнд источник предисловие
Через перипетии судеб героев и увлекательный сюжет автор проводит главную идею книги — эго является источником прогресса человечества....

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconС. М. Телегин литература и мифологическая революция
Теоретический материал представлен на примере художественных произведений русских писателей. При анализе текстов использован разработанный...

Книга предназначается широкому кругу читателей; всем, интересующимся экстрасенсорикой. Isbn 5-7815-1672-7 © Предисловие к русскому изданию Э. И. Гоникман. Центр народной медицины «Сантана» iconМосква парвинэ 2003 оглавление
Предисловие А. Г. Пузановского к русскому изданию 14 Предисловие М. В. Хансена 16



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница