Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл




НазваниеХолл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл
страница4/14
Дата публикации28.07.2013
Размер1.82 Mb.
ТипКнига
lit-yaz.ru > Литература > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
^

ПРЕДЫДУЩИЕ ЖИЗНИ БУДДЫ


Согласно доктринам буддизма, тот, кто достиг высшего состояния Будды, сохраняет память о сво­их прежних существованиях. В беседах со своими учениками Просветленный объяснял им доктрину повторного рождения, ссылаясь на собственные пре­жние воплощения. В соответствующей литературе содержатся сведения о пятистах пятидесяти вопло­щениях Будды.

Более ста тысяч лет тому назад в Индии жил уче­ный и добродетельный брамин по имени Шумеда. Этот мудрый и праведный человек, размышлявший над тайной повторного рождения, посвятил свои будущие жизни поискам того знания, которое при­вело бы к освобождению от цикла необходимости. Шумеда рассуждал так: «Почему бы мне прямо сей­час не отделаться от всякого оставшегося во мне зла и не войти в нирвану? Но да не будет позволено мне сделать это только ради самого себя, пусть лучше мне будет позволено однажды достичь безгранично­го знания и благополучно переправить множество существ на корабле доктрины через океан повторно­го рождения к другому берегу».

Чтобы суметь вызволить все создания из кабалы закона повторного рождения, тот, кому суждено бы­ло стать Буддой, выказывал желание повторно ро­диться на каждом плане жизни, или на каждом ее уровне, при этом рождался не только в образе человека, но и воплощался также в дэву, животное и да­же дерево. Именно по этому поводу сказано: «Нет в земном мире ни единой частицы, где Будда не по­жертвовал жизнью ради живых существ».

В центре Явы, в долине, окруженной действую­щими вулканами, стоит Боробудур, один из самых величественных буддийских храмов. Длина каждой стороны этого грандиозного сооружения пирами­дальной формы составляет более пятисот футов, а в центре возвышается башня высотой более 150 футов. Галереи храма украшает чрезвычайно сложный горе­льеф, отображающий эпизоды из предыдущих жиз­ней Будды.

На одной из картин его жизни, теряющейся во мраке времени, Будда изображен в образе черепахи, везущей на своем панцире к берегу моряков, кото­рые потерпели кораблекрушение. И хотя многие сцены носят явно мифологический характер, сви­детельствуя исключительно о благочестии древних яванских скульпторов, смысл того, что они подра­зумевают, все-таки сохраняется. Всевышний везде изображен только как слуга или учитель своих мень­ших собратьев.

В «Джатаках» описывается то время, когда бу­дущий Будда воплотился в королевского слона и в этом воплощении спилил свои огромные бивни в угоду одной завистливой женщине. Позднее она, пе­ревоплотившись, стала учеником Будды и достигла святости.

Последним его воплощением перед тем, как он достиг состояния Будды, был царь Вессантара, о чьих добродетелях подробнейшим образом рассказы­вается в «Джатаках». Царь правил страной в течение многих лет и прославился благочестием и щедрос­тью, а после его смерти тот, кто был избран Буддой, удалился на небеса Тушиты ожидать своего послед­него рождения.

Когда Будда достиг преклонного возраста и си­лы начали его оставлять, ученики, не в состоянии скрыть удивления, спросили его, почему столь вели­кий и образованный человек не наделяется силами, чтобы он мог продолжить свою работу, ведь все в нем нуждались и ему не было замены. Птицы сади­лись ему на плечи, и дикие звери выходили из джун­глей и собирались вокруг него, чтобы послушать его речи. И как позволено было ему, столь добродетель­ному и преисполненному мудрости, столь благород­ному и кроткому в каждом своем поступке, поки­нуть их навсегда?

Собрав их всех вокруг себя, учитель объяснил, что нет никакого иного спасения от законов жизни и смерти, кроме конечного перехода в нирвану. Будь то добродетельный человек или порочный, оба они должны в конце концов сойти в могилу. Мудрость не наделяет бессмертием тело, она возвышает созна­ние, даруя понимание и терпение. Затем он поведал им, что эта его жизнь была последней, что он испол­нил предназначение своего бытия и сдержал обет. Все потоки его прошлой кармы, все, что осталось от прежних существований, встретились и смешались в его теперешнем теле, и он должен вытерпеть их до конца.

Обращаясь к ученикам, Будда напомнил им, что он не всегда был таким добродетельным. За ним тянулась вереница бесчисленных жизней себялюби­вых и необразованных людей. Он совершил беско­нечное число ошибок, а поэтому именно теперь, приближаясь к нирване, он должен выполнить тре­бование закона и исправить ошибки со страданием и смирением. Освобождение приходит только в кон­це цепи существований. Так продолжая беседовать с учениками, он, как записано в «Кальпалате» Кшемендры, многое рассказал им о своих прежних жиз­нях и перешедшей от нас карме. Когда-то в далеком прошлом его звали Сарватой. Будучи одержимым жаждой наживы и желая получить наследство, он убил своего сводного брата. Свой рассказ он заклю­чил словами: «Так вот, именно я переносил тяжесть этого греха в предыдущих рождениях, и даже теперь я несу на себе его последнее пятно».

Еще в одной жизни Будда был купцом по имени Артхадатта, которому принадлежал корабль, полный богатых товаров. Другой купец, потерявший свое богатство, так сильно завидовал Артхадатте, что по­пытался потопить его корабль, пробив дыры в его обшивке. За это Артхадатта убил его.

В другой жизни он был весьма дурно воспитан­ным мальчиком, которого звали Чапалакой. Однаж­ды в селение, где он жил, пришел один праведник. Повстречавшись с ним на улице, мальчик грубо вы­бил из рук старика миску для подаяний, да еще принялся насмехаться над ним. Вот почему, как объяснил Будда, он в тот день вернулся из дерев­ни с пустой чашей для сбора пожертвований.

В следующий раз он воплотился в человека по имени Бхарадваджа. Его брат был архатом и своим добросердечием и мудростью заслужил всеобщее уважение и любовь. Доброе имя брата вызывало в душе Бхарадваджи такую бешеную зависть, что он принялся злословить на его счет с намерением по­губить репутацию праведника. Эту вину, как объяс­нил Будда, тоже надо было искупить, вот почему некоторые люди, не знающие о Законе, дурно о нем отзывались.

Еще одну жизнь он прожил как Мринала, чело­век злой и порочный, которого подвергли публич­ной казни. Потом он явился в образе брамина, под­стрекавшего народ к выступлению против архатов. В другой раз он воплотился в человека, которого зва­ли Уттарой, очень любившего посплетничать, а за­тем родился врачом по имени Тиктамукха, который

не стал спасать больного ребенка от смерти только потому, что отец мальчика не оплатил его счет.

Свой рассказ о множестве разных жизней Будда заключил словами: «И хотя теперь я безупречный Самбудда, со мной все же случаются разные непри­ятности. Мое тело испытывает боль из-за дурных поступков, совершенных мною в прежних рождени­ях». Эта глава в «Кальпалате» завершается следую­щим выводом: «Нищенствующие монахи, выслушав повествование почтенного мудреца, поняли, что из­бежать последствий кармы невозможно».

В тексте этой книги не содержится даже намека на то, что описание прошлых жизней Будды следу­ет рассматривать как аллегорию. Будда рассказыва­ет о своих прежних воплощениях и обо всем, что выпало на их долю. В большинстве буддийских сект эти истории воспринимают буквально, причем осно­ванием истинности этой доктрины послужили кано­ны, собранные и пересмотренные на Великом Соборе в 250 г. до н.э.

Следует отметить, что нынешние буддийские сек­ты сильно расходятся во мнениях по поводу толко­вания доктрины. Каждая секта, опираясь на выска­зывания почитаемых всеми святых, придает особое значение различным аспектам, но, за исключением секты дзен*, все они согласны с доктриной в прин­ципе.

Секта дзен была основана архатом Бодхидхармой, совершившим путешествие в Китай из индийского университета в Наланде. Впоследствии секта дзен переселилась в Японию, где процветает и по сей день, владея множеством храмов и пользуясь особым расположением военных.

Члены этой секты категорически отвергают кон­цепцию перевоплощения, доходя в своих убеждени­ях до отрицания Будды как исторической личности. По их мнению, истинный Будда — это достижение просветления, но при этом они отрицают историче­скую традицию. Согласно учению дзен, рассказ Буд­ды о прежних жизнях носил чисто аллегорический характер и толковать его следует только в метафи­зическом смысле. Будда как принцип всеобъемлю­щего просветления присутствует везде и во всем, бу­дучи воплощенным в каждой форме, следовательно, история любого человека может оказаться историей Будды, а всех созданий, существовавших прежде, можно рассматривать как воплощения Будды.

Здесь самое место сопоставить восточную и за­падную концепции бытия, особо выделив доктрину повторного рождения. Буддизм не предполагает веру в сверхчеловека; в его философии отсутствует идея бесконечного развития индивидуума. Цель направ­ленных усилий каждого человека заключается не в достижении бессмертия, а в погружении в нирвану.

На Западе со времен Платона и до наших дней придерживаются учения о бессмертии человека, ожидая того дня, когда духовная эволюция завер­шится появлением богочеловека и в конечном ито­ге даже достижением состояния бога. Индивидуум, постепенно достигая некоторого величия, все же ос­тается самим собой. Богоподобным он становится, проходя в процессе эволюции через разные высшие формы.

На Востоке вечность проявляется через человека. Индивидуум перестает существовать, как только в нем, фигурально выражаясь, умрет его собственное невежество. Его личное бытие покоится на комплек­се невежества. Не существует никакого бессмертного «я», а само слово «я» — лишь иллюзия.

Несмотря на то что обе школы ведут свое проис­хождение от благородной традиции арийской мудро­сти, однажды их пути разошлись, положив начало формированию двух великих цивилизаций — восточ­ной и западной. Западная школа признает перевоплощение как способ раскрытия индивидуума, а во­сточная — как средство его уничтожения.

Происходящее в наши дни смешение Востока и Запада породило неизбежную путаницу, которая заставила обе стороны пойти на компромисс, хотя и вполне понятный, но все же неудачный. На Западе начало этому компромиссу было положено еще в первом веке христианской эры, когда закон и вера вели борьбу за господство над человеческим разу­мом. С позиции сегодняшнего дня вопрос следова­ло бы сформулировать так: каков должен быть ста­тус доктрины прощения греха в мире, управляемом непреложным законом? Правильно ли, что новый завет отменил старый закон? Возможно ли вообще хоть какое-то изменение или преобразование уни­версального закона под влиянием человеческого же­лания, веры или надежды? Желание человека верить часто приводит его к принятию несовместных док­трин.

В этом отношении есть что поставить в упрек и Востоку. Простой философский агностицизм Будды был слишком труден для среднего восприятия. Люди хотели надеяться, они жаждали магических слов, которые очистили бы их от собственных злодеяний. Закон Будды предназначался для архатов, для тех, кто вступил на путь, отрекся от мира и посвятил себя достижению нирваны. Остальным доктрина, должно быть, казалась ужасной или немного жесто­кой. Человек был полностью предоставлен самому себе. Он сам распоряжался своей судьбой и мог либо возвеличить себя, либо погубить, у него не было бога, которому он мог бы молиться, не было дэв, чтобы помочь ему справляться с делами, — только закон, только причина и следствие, приказ посту­пать надлежащим образом. Полное отсутствие кра­сочности и храмов с богато украшенными алтарями, никаких праздников и торжеств и никакой святой воды, чтобы смыть с себя грехи, — только прожива­ние человеком неисчислимых жизней, которые бу­дут такими, какими он их сделает сам, только счета к оплате и мужество продолжать борьбу под бреме­нем кармы.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что простая доктрина Будды практически сразу же под­верглась серьезным изменениям. Каким образом его агностицизм породил несметное количество богов — это вопрос, относящийся к истории. Люди, искав­шие легких путей, отвернулись от закона и обрати­ли свои взоры к священнику. Древний буддизм по­чти полностью утрачен, ибо человеческий разум оказался неспособным вынести простую истину.

На Западе сложилась несколько иная картина. За упадком мистерий последовали столетия, лишенные какой бы то ни было философии и насквозь пропи­танные одной лишь слепой верой в невидимую суть вещей, и поэтому закон перевоплощения пришел на Запад как философия, как подтверждение уже сло­жившейся веры. Те, кто приняли этот закон, с ра­достью вплели его в причудливую ткань собственных воззрений и доктрин с той лишь разницей, что на Западе цепь повторных рождений завершается не нирваной, а превращением в сверхчеловека. Мы все верим в то, во что хотим верить, и те, кто хотят стать бессмертными, стараются поверить в бессмертие как в реальность.

Согласно учениям Азии и некоторых мистических христианских сект, перевоплощение и карма означа­ют примерно одно и то же, различны только конеч­ные цели.

И если восточные представления при их осозна­нии оказываются более зрелыми и благородными, чем западные, то причина этого, видимо, кроется в древности Востока. Азия в своей истории пережила множество верований и пресытилась самой мечтой о жизни. Для того, кто жил долго, долгая жизнь мало что значит; так и миру, много пережившему, много страдавшему и смягченному веками бытия, наша западная любовь к жизни может казаться слег­ка ребяческой. Восток уже был великой цивилизаци­ей, когда мы еще жили в пещерах, а эпоха упадка началась на Востоке задолго до цивилизации Евро­пы. Он пережил жизнь, знавал гораздо большие глу­пости и безумства и умеет быть терпимым к новому миру, которому еще предстоит многое узнать. Вос­точный святой более не живет в этом мире, он меч­тает о пространстве и покое и знает, что однажды и мы начнем мечтать о том же, когда наша культура станет древней, устанет и потеряет интерес к факту бытия. Буддийскому архату в его одеянии цвета шафрана не нужно ничего из того, о чем мечтаем мы. Он не жаждет ни богатства, ни власти, ни по­честей. Он стремится только к нирване, которая является для него поистине концом ожидания.


^ ПОВТОРНО РОЖДАЮЩИЕСЯ ЛАМЫ ТИБЕТА

Власть в Тибете принадлежит перевоплощающе­муся духовенству. Главных лам почитают как пере­воплощения древних святых, обратившихся в веру принцев и царей и бодхисатв, которые из жизни в жизнь возвращаются, чтобы руководить остальными и участвовать в делах государства. Далай-лама, вер­ховный из повторно рождающихся аббатов, счита­ется перевоплощающимся бодхисатвои Авалокитой. Он является политическим главой всей страны и правит своей империей монахов и мирян из огром­ного дворца Потала в Лхасе.

Почти таким же важным лицом, обладающим да­же большей святостью, является таши-лама — духов­ный глава государства, представляющий собой во­площение верховного Будды Амитабхи и пребываю­щий поэтому вдали от политических дрязг в древнем монастыре в Ташилхунпо.

В настоящее время суверенитет Тибета защища­ет британская корона. У тибетцев нет ни малейше­го желания видеть чужеземцев в своей стране. Они боятся, что начнется эксплуатация их богатейших природных ресурсов. Однако в последние годы была выработана более либеральная позиция. В огромном дворце в Лхасе устроено электрическое освещение, строится радиостанция, а последний далай-лама стал счастливым обладателем автомобиля.

Единственным перевоплощенным ламой за пре­делами Тибета является верховный аббат в Бэйцзине*. Большинство желающих попасть в Тибет именно через него достигают необходимых договоренностей. В его храме находится всемирно известная статуя владыки Майтрейи, или грядущего Будды. Как по­лагают, это изваяние высотой более двадцати одно­го метра было вырезано из одного дерева.

Хотя Тибет ныне и является штаб-квартирой ор­тодоксальной церкви буддизма с далай-ламой в ка­честве папы римского, он был одной из последних великих стран, обращенных в буддизм. До девятого века тибетцы были каннибалами, а их религия пред­ставляла собой разновидность шаманства, называв­шегося бон. Нередко совершались человеческие жерт­воприношения, а народ жил в постоянном страхе перед демонами и духами, не дававшими им покоя в повседневной жизни.

Когда буддизм дошел до этой странной северной страны, ему предстояло решить трудные и опасные задачи. Нужно было подчинить демонов власти буд­дийского закона. Народу, поголовно неграмотному, необходимо было дать образование. Пришлось поко­рять и расселять в разных районах воинственные ко­чевые племена. К чести буддизма, надо сказать, что менее чем через сто лет на огромном Тибетском пла­то уже печатались книги. Местные цари и принцы были обращены в буддизм, строились монастыри, а жрецы секты бон в черных шапках были изгнаны в горы. Каннибализму был положен конец, и людей больше не приносили в жертву. На смену невежеству пришло образование, и тысячи молодых людей, об­лачившихся в желтое одеяние, стали учеными и учи­телями.

И эту перемену произвели именно законы пере­воплощения и кармы. Эти две истины усмирили дикий народ и заложили основы тибетской цивилизации. Однако старые верования не так-то лег­ко забыть. Элементы древней веры бон, слившись с потоком индийской буддийской мысли, породи­ли тибетский буддизм.

Культ повторно рождающихся будд возник толь­ко через несколько столетий после обращения Ти­бета в буддизм и отнюдь не был частью индийского культа. В Индии произошли печальные перемены. Оправившиеся от поражения брамины занялись ис­коренением буддизма на его родине. Многие индий­ские священники бежали в другие страны, некото­рые из них бывали в Тибете и осели там. Позднее и тантрический культ мигрировал на север и сыграл свою роль в видоизменении буддизма. Так возник ламаизм, который можно определить только как смешение нескольких верований, доминирующим тоном в которых является буддийская философия.

Перевоплощающаяся иерархия появилась около тринадцатого века, и с этого времени ее власть воз­растала. Всевозможные далай-ламы и регенты столь успешно пропагандировали эту доктрину, что в ре­зультате установилась абсолютная диктатура.

Согласно ламаистским доктринам, перевоплоща­ющийся будда совершает это незамедлительно. По­этому на поиски нового воплощения отряжается депутация, которая должна найти младенца, родив­шегося в момент кончины ламы. Часто им прихо­дится сталкиваться с колоссальными трудностями в процессе обнаружения и выбора этого ребенка. Члены депутации разыскивают какой-нибудь знак или символ, подтверждающий перевоплощение. Как-то раз во время поисков преемника далай-ламы ко­миссии посчастливилось увидеть младенца всего шести месяцев от роду, который вставал на ноги в своей кроватке и декламировал «Алмазную сутру». Если никаких чудес не происходит, то перед ребен­ком держат различные предметы и среди них один, принадлежавший предыдущему воплощению. Если он коснется вещи усопшего священнослужителя, то это считается знаком перевоплощения. Когда все остальные средства не помогают, то прибегают к жеребьевке. На практике осуществляется опреде­ленный демократизм, потому что ребенка, выбран­ного в качестве воплощения, могут найти и в скром­ной крестьянской семье.

Кончина последнего далай-ламы около пяти лет назад повлекла за собой неожиданные сложности. Никак не могли отыскать перевоплощение. Вся иерар­хия сознавала серьезность положения, ведь это озна­чало конец всей системы. В поисках преемника комиссии и депутации добрались даже до северных провинций Индии. Как сообщило «Ассошиэйтед Пресс», перевоплощение обнаружили наконец на большом народном празднике. Ребенка забрали в Лхасу.

Среди перевоплощающихся лам есть несколько настоятельниц монастырей, почитаемых по всей стране за их благочестие и ученость. Более всех про­славилась настоятельница Самдинга. Этим монасты­рем управляет женщина, имя которой на тибетском языке звучит как «Изысканнейшее Красноречие, Женская Энергия всего Добра». В надежно запертом зале, куда никому нет доступа, покоятся мумифи­цированные останки всех предыдущих воплощений этой достойнейшей женщины. Здесь же когда-ни­будь поместят, набальзамировав, ее нынешнее тело. У этой аббатиссы есть обязанность, от исполнения которой она не может уклониться: один раз в тече­ние каждой жизни она должна войти в эту страшную гробницу и воздать почести превращающимся в прах останкам своих предыдущих личностей.

Тибет являет собой пример компромисса в буд­дийских учениях. Хотя перевоплощение и считает­ся великим законом, вера в существование демонов процветает попрежнему. Изготавливаются амулеты всевозможного назначения, в изобилии всяческие заклинания и магические формулы, и любое собы­тие в жизни сопряжено с церемониалом и жертво­приношением. Есть молитвы, предназначенные для наклеивания над дверями или раскладывания под постелью; существуют ритуалы для обеспечения уро­жая и мантры для защиты стад. В Тибете так много священников — каждый четвертый из посвятивших себя служению священным орденам, — что они ста­ли обязательными участниками любого дела. Теоло­гические нужды взяли верх над благородными док­тринами Будды.

Священнослужитель необходим для защиты ми­рян от различных злых духов, которых гораздо боль­ше, чем живых людей; для предсказания будущего, чтобы выпрашивать предзнаменования, и для плани­рования удачного перевоплощения. Еще не рожден­ному должно быть обеспечено счастливое существо­вание, живший должен быть уверен в благоприятном повторном рождении, умирающего необходимо про­вести через таинство смерти, а покойнику — гаран­тировать приятное временное пребывание в Сукхавати*. Так возникает постоянный круговорот рели­гиозной жизни. В центре всего — удачное повторное рождение. Но в суматохе церемоний закону кармы отводится скромное место. Имеются мантры, про­стое повторение которых вслух уничтожит карму ста жизней. Есть и молитвенные мельницы, несконча­емое вращение которых наполняет радостью даже небеса. Существуют молитвенные флаги, которые, развеваясь, распространяют благой закон. И имен­но водяные колеса, вращающиеся огромные молит­венные барабаны, обеспечат тысячи безбедных су­ществований.

«Бардо», тибетская книга мертвых, является бес­ценным руководством к повторному рождению в Тибете. Когда умирает перевоплощающийся насто­ятель монастыря, рядом с ним сидит священник и читает формулы повторного воплощения; оказыва­ется, в то время, когда происходит переход к смер­ти, сознание умирающего может временно помра­читься и он забудет приемы перевоплощения. К тому же саттва после смерти в течение короткого времени парит над телом и в этом состоянии осо­бенно нуждается в руководстве. Поэтому священ­нослужитель шепчет на ухо умирающему указания, необходимые для обеспечения его немедленного по­вторного рождения в подходящей окружающей об­становке. Считается, что саттва, услышав настав­ления, тотчас же овладеет собой и со знанием дела продолжит свой путь, избавившись таким образом от иллюзии промежуточных фаз.

Как пишет Шлагинтвейт в своей книге «Буддизм в Тибете»: «Признание греха влияет на счастливый метемпсихоз. Упоминание имени Будды в формуле прошения гарантирует прощение всех грехов, совер­шенных в предыдущих существованиях». В этом высказывании примерно обрисовано положение дел не только в Тибете, но и в значительной степени в Китае и Японии. Объяснить, каким образом идея прощения греха попала в буддизм, можно, только исходя из психологии человека. Он предполагает, что если ему многое не простится, то у него останет­ся слишком мало шансов на спасение.

В своей статье «Перевоплощение в тибетском буддизме» Мид приводит следующую цитату: «Ламы высшего ранга и воплощенные бодхисатвы обычно ведут дневники, записывая в них события повсе­дневной жизни. Они перечисляют свои дела за каж­дый день, месяц, год и цикл жизней, чтобы выяс­нить, было ли их существование исполнено посто­янного духовного прогресса... Они утверждают, что если кто-нибудь не сможет перечислить свои поступки за вчерашний день или прошлый месяц в то время, когда все его способности пребывают в по­рядке, то как же он сможет сохранить в целости и неприкосновенности Пурва Джанману-смрити (па­мять о событиях своих предшествующих существо­ваний), когда смерть расстроит его способности?» В монастыре Ташидинг в Сиккиме есть фреска с изоб­ражением Бхавачакры, или Колеса Закона*, разде­ленного на шесть секторов, олицетворяющих шесть состояний бытия. Три отдела верхней половины колеса называются локами, наивысшая из которых представляет собой обиталище богов, вторая — оби­талище полубогов, а третья — местопребывание людей. Нижняя половина колеса тоже состоит из трех частей, самая нижняя из которых, нарака, пред­ставляет ад, а два других отсека — состояние призра­ков и состояние животных.

После смерти саттва перемещается из физическо­го бытия в один из этих отсеков сообразно поступ­кам и заслугам. Если саттва была добродетельной, то может отправиться в жилище богов, где и будет пре­бывать в радости и веселье, пока не истощится ее хорошая карма. Если же карма оказалась чрезмерно дурной, саттва направляется в нараку, в ужасающие условия, где и будет оставаться в течение времени, определяемого ее недостаткам. В случае превосход­ной и истинно философской кармы саттва войдет в нара-локу, место пребывания человеческих существ, то есть она незамедлительно родится снова для фи­зического бытия.

Саттва может достичь нирваны только в образе человека. Прежде чем станет возможным освобож­дение, ее карма должна заслужить существование в образе человека. Ни одна из частей колеса не соот­ветствует нирване, состоянию будды, изображенно­му двумя фигурами вне колеса. Обладателю ключей к нирване нет места в цикле трансмиграционного существования. Следует также упомянуть, что в каж­дой из шести частей колеса помещена маленькая фигурка будды. Считается, что просветленный при­нимал иллюзорную природу этих шести миров и, войдя в каждый из них одновременно, проповедовал закон, гарантируя таким образом созданиям всех сфер конечное спасение. В буддийской философии ничто не может быть напрасным. В конечном итоге все живые существа должны достичь нирваны.

Для северных буддистов колесо с его шестью час­тями иллюзорно. Пребывание в состоянии бога, призрака, зверя или полубога — всего лишь часть иллюзии бытия. Единственная реальность — это со­стояние будды; следовательно, это колесо — колесо иллюзии. Ни одна из его частей не является реаль­ной. Ось колеса образуют три твари, олицетворяю­щие глупость, гнев и похоть. Это иллюзорные чув­ства, привязывающие саттву к бытию, и, пока эти три огня не угаснут, освобождение невозможно.

В буддийском тексте, переведенном с корейско­го языка, можно прочитать следующее: «Множество живых существ переселяются с места на место в пы­лающем доме, и, пока они не освободятся от алчно­сти, лишь очень немногие из них достигнут Небес­ного Дворца». Пылающий дом — это сфера страстей и желаний, небесный дворец — нирвана.

По краю Бхавачакры изображены двенадцать сег­ментов, называемых ниданами. Ниданы представля­ют собой двенадцать состояний существования от рождения до рождения и расположены как часы на циферблате. У этого цикла от рождения до рождения нет иного конца, кроме нирваны. Однако многие буддисты ясно понимают, что круг, по существу, и есть цикл. Каждое повторное рождение — это шаг вперед, приближающийся день освобождения.

Тибетцы — странный народ и странным же обра­зом интерпретировали законы Просветленного. Но, подобно всем остальным людям, они по-своему ищут счастья, покоя и освобождения. Они — хороший народ, и среди них есть несколько мудрых и просве­щенных лам, значительно превосходящих своими фундаментальными знаниями западных ученых. Для большинства есть молитвы и мантры, а для тех не­многих, кто понимает больше, есть срединный путь, дорога Будды, которая, извиваясь среди таинств по­вторных рождений, приходит в конце концов к ве­ликому покою.


^ МЕТЕМПСИХОЗ И ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Самым знаменитым из эллинских мыслителей древности был Пифагор с острова Самос, современ­ник Будды, Конфуция, Лао-цзы и последнего Заратустры. Путешествуя по свету, он посетил Индию, где был принят в число посвященных, пройдя один из обрядов посвящения, совершаемых браминами в пещерных храмах Эллоры и Элефанты. Получив от браминов-жрецов новое имя, он стал называться Яванчарьей, ионийским учителем, и оказался пер­вым в мировой истории небрамином, допущенным к участию в их эзотерических ритуалах. Впослед­ствии многие индусы приезжали к нему учиться в открытую им школу в Кротоне.

Пифагор привез с собой из Азии доктрину метем­психоза, или повторного рождения, и в эзотериче­ском толковании преподавал ее своим ученикам. Лаэрций говорит о Пифагоре: «Он первым заявил, что душа, проходя цикл необходимости, живет несколь­ко раз в разных живых существах».

Гераклит утверждал, что Пифагор помнил не­сколько своих прежних жизней и рассказывал о них некоторым из самых близких своих учеников. Ког­да-то он был глашатаем Эфалидом*, уважаемым сы­ном Меркурия, и в этом воплощении написал два сочинения, в одном из которых высмеивал непроч­ность бренного бытия. В другой жизни он был Евфорбом Троянским и погиб у ворот Трои от руки Менелая. В следующий раз он родился на свет че­ловеком, которого звали Гермотим. Затем он вопло­тился в рыбаке по имени Пирр, всю жизнь прожив­шем на Делосе. И вот после этой жизни он наконец явился в мир как Пифагор. В Аргосе он узнал щит,-которым пользовался, защищаясь от Патрокла* во время осады Трои. Среди военных трофеев в храме Юноны он разглядел копье Атрида*, которым неког­да был убит. Клеарх добавляет, что в одной из пре­жних жизней Пифагор был прекрасной куртизанкой по имени Алке.

Некоторым своим ученикам Пифагор рассказывал о событиях их прошлых жизней, причем к числу из­бранных относились только те, кто очистили свои души, практикуя преподаваемые в его школе дис­циплины. Одним из них был некто Миллий из Кро­тоны, которого Пифагор заставил вспомнить, что тот некогда был Мидасом, сыном Гордия, после чего Милий отправился в Эпир, чтобы совершить похо­ронный обряд над собственным телом, которое он имел в прежней жизни.

Из множества письменных источников со всей очевидностью явствует, что Пифагор определенно верил в метемпсихоз и преподавал эту доктрину сво­им ученикам. Более того, он верил, что высокораз­витая личность может помнить свои прежние су­ществования. Пифагор учил, что душа воплощается в материальную форму, чтобы иметь возможность приобрести новый опыт и очиститься от ошибок предыдущих жизней. Согласно пифагорейской фи­лософии, человеческая душа освобождается от цик­ла повторного рождения, достигнув богоподобной природы.

Пифагора неоднократно обвиняли в пропаганде доктрины трансмиграции, что, по всей вероятности, объясняется некоторыми неясностями в немногих

сохранившихся текстах, которые можно было истол­ковывать как выражение взглядов самого Пифагора. В действительности ни один из его рукописных тру­дов не сохранился. Вероятнее всего, Пифагор при­держивался того мнения, что люди, чья жизнь пере­полнена дурными поступками и разрушительными эмоциями, недостойны немедленного перевоплоще­ния в человеческой форме, а поэтому такие души овладевали астральными телами животных и пыта­лись действовать через эти захваченные нечестным путем оболочки. Позднее Платон прояснил эту точ­ку зрения.

Бытует также вера, что животные тела, о которых упоминал Пифагор, были зодиакальными созвезди­ями, через которые души людей нисходили в мир, рождаясь на свет. Считалось, что человек, рожден­ный под властью знака Льва, принимал облик льва, а тот, кто родился под знаком Тельца, обретал фор­му быка. Этим, вероятно, объясняется смысл стихо­творных строк, принадлежащих Эмпедоклу, которые на первый взгляд свидетельствуют о вере в транс­миграцию:
^ Сначала юношей я был, потом девицей обернулся; Был я растением и птицей, а затем, Став рыбой, в океан глубокий окунулся.
Эмпедокл как ученик Пифагора был связан клят­вой, запрещавшей ему раскрывать эзотерическое учение своего учителя, и нам по прошествии столь долгого времени остается лишь догадываться о точ­ном смысле, который он вложил в эти строки.

Учение Пифагора оказало сильное влияние на Платона, доказательством чему служит тот факт, что значительная часть его трудов посвящена толкова­нию старых пифагорейских принципов. Наряду с другими идеями самосского мудреца, Платон при­знавал и доктрину метемпсихоза. Его глубокий универсальный ум усмотрел в учении о повторном рож­дении наиболее разумную разгадку тайны бытия. Допуская вместе с Пифагором бессмертие человече­ской души, Платон заявлял, что душа заточена в те­ло подобно устрице в ее раковине. Он рассматривал материальный мир как сферу, где свершается воз­мездие, реальный ад, и утверждал, что периодиче­ское перевоплощение людей в материальном мире необходимо для доведения до совершенства боже­ственной природы человека.

В сочинении «Федон» Платон пишет: «...Каждое удовольствие и страдание, словно гвоздями, прико­лачивает душу к телу, заставляет ее стать плотской и внушает ей мысль, что все утверждаемое телом и есть истина. А поскольку у души формируются те же взгляды, что и у тела, и восхищается она теми же вещами, то, мне кажется, она оказывается вынужденной приобретать те же манеры, питаться тем же самым и настолько отойти от своего естества, что уже никак не может перейти в Гадес в чистом со­стоянии, а всегда покидает бренный мир, пропитав­шись плотской сущностью, и поэтому сразу же все­ляется в другое тело, и, будучи как бы посеянной, рождается, и наконец лишается божественного чи­стого единения».

В заключительной части «Республики» Платон описывает, как каждая душа закрепляет за собой, то есть выбирает себе личность и судьбу при повторном рождении. Как сказано в «Федоне»: «Давайте пораз­мыслим, попадают ли души умерших в низший мир или нет. Смысл одного запомнившегося мне древне­го изречения сводится к тому, что когда они уходят отсюда, они пребывают там, и вновь возвращаются сюда, и снова рождаются среди мертвых».

Платон верил в духовную эволюцию, а недву­смысленный характер его заявлений свидетельствует о том, что он основывается на священной традиции своего времени. Он был посвященным Элевсинских мистерий и не смел придерживаться убеждений, противоречащих принципам этих обрядов.

Рассказывая об Орфее, Платон пишет, что певец, которого вакханки растерзали на части, отказался повторно явиться в мир, родившись у земной жен­щины, и воплотился в лебедя. Орфей, что в переводе с греческого означает «смуглый», был уроженцем Востока, принесшим знание грекам и учредившим мистерии еще в 1400 г. до н.э. Изложенная в египет­ских писаниях история о том, как Осириса, в эзоте­рическом смысле представляющего как тело знания, так и бога, в облике пятнистого быка привезли в Египет из Индии, служит доказательством того, что египтяне признавали восточное происхождение сво­ей религии. Пифагор, будучи посвященным двадца­ти восьми мистериальных школ, включая греческую, египетскую, халдейскую и индусскую, утверждал, что все они проповедовали одну и ту же доктрину с той лишь разницей, что особое внимание в каждой школе уделялось какой-то одной части этой доктри­ны, например греки делали упор на геометрию, хал­деи — на астрономию, а гимнософисты* — на само­пожертвование.

По правилам мистерий греки не могли отвергнуть доктрину, которой придерживались брамины, хотя в какой-то отдельной школе особого значения ей, возможно, и не придавали. Таким образом, Пифагор пошел дальше и узнал о метемпсихозе — доктрине, не получившей значительного развития у греков, от браминов. А греки не опровергали ни одного из ос­новных учений браминов как представителей эзоте­рической школы. Если брамины учили метемпсихо­зу, то греческим школам оставалось лишь его при­знать. Школы мистерий были связаны между собой священнейшими узами и ни при каких условиях не могли ставить под сомнение доктрины друг друга.

Платон страстно желал отправиться в Индию, но войны, бушевавшие по всему Ближнему Востоку, сделали такое путешествие невозможным. Поэтому он был вынужден принять добытые Пифагором све­дения о восточных мистериях. Однако через три столетия другому пифагорейцу, Аполлонию, удалось пересечь Азию и добраться до страны, лежащей вы­соко в Гималаях, где он познал доктрину, которая была открыта Пифагору.

Резко обозначались основы религиозных разно­гласий. Постепенно точек совпадения взглядов ста­новилось все меньше и меньше, а расхождения во мнениях приобретали все большую и большую ре­альность. В результате же сформировалась современ­ная религия — грубое искажение мистерий, лишен­ное присущей вере гармонии.

В «Федоне» Платон вкладывает высказывания о метемпсихозе в уста Сократа, что, вероятно, означа­ет, что этот великий скептик верил в повторное рождение.

После смерти Платона в Академии* произошел раскол; одна ее часть осталась в Ликее, а другая под руководством Аристотеля удалилась на гаревую до­рожку*. Их постоянное расхаживание по этой до­рожке дало аристотелевской группе название пери­патетиков*. Аристотель сохранил доктрину повтор­ного рождения наряду с философскими традициями, унаследованными им от Платона.

Учение о перевоплощении преподавалось в пла­тоновской Академии на протяжении более чем девя­ти веков. Последний преемник Платона, Дамаскин, излагал эту доктрину в 529 году н. э., когда Акаде­мия была закрыта христианским императором Юс­тинианом.

После заката греческой культуры доктрина ме­темпсихоза увлекла римские умы. Юлиан, наиболее приверженный философии из всех римских императоров и единственный из них, претендовавший хоть на какую-то ученость, считал себя перевоплощени­ем Александра Великого.

Живший в I в. н.э. Аполлоний Тианский сам себя относил к пифагорейцам. Он подчинил свою жизнь старинным правилам, усугубив ее суровость пятилет­ним молчанием, носил волосы на манер пифагорей­цев и одевался как они. Аполлоний был другом и до­веренным лицом нескольких римских императоров, знаменитейшим чудотворцем и ревностным привер­женцем доктрины метемпсихоза.

Примерно в сорокалетнем возрасте Аполлоний совершил свое знаменитое путешествие к легендар­ным Махатмам Индии. В сопровождении своего преданного ученика Дама он в конце концов пере­правился через Ганг и ступил на землю мудрецов. Его приняли как долгожданного гостя и предложи­ли описать свои предыдущие жизни. Он отказывал­ся, поскольку прежде занимал в обществе очень скромное положение, но, поддавшись настойчивым просьбам, признался, что был капитаном морского судна и однажды спас корабль и груз от пиратов.

Первые века христианской эры были свидетелями возникновения и расцвета неоплатонизма в Алек­сандрии. Этот город был настоящим оплотом языч­ников, городом культуры, библиотек и философов. К числу самых известных неоплатоников принад­лежат Аммоний Саккас, Прокл, Плотин, Ямвлих и Порфирий. Все эти благородные и просвещенней­шие мужи, величайшие из когда-либо живших на земле, признавали доктрину перевоплощения фун­даментальным законом платонизма. Они восхища­лись учением о метемпсихозе и видели в этом зако­не идеальное объяснение тайны жизни.

Согласно Порфирию, душам даются новые тела сообразно их достоинствам и недостаткам. Прокл считал себя перевоплощением пифагорейца Микромаха. Ямвлих разъясняет, что люди здесь страдают, не сознавая, что расплачиваются за ошибки, совер­шенные в прошлых жизнях. Плотин всегда скрывал свой день рождения, потому что стыдился совершен­ных им дурных поступков, повлекших за собой его повторное рождение, и считал, что никто не должен торжественно отмечать его пороки.

В пересмотренном издании трудов Платона, вы­шедшем в семнадцатом веке, платоновская доктри­на повторного рождения поддерживается с глубоким знанием предмета. Выдающимися защитниками этой идеи были кембриджские платоники*. Повторное рождение признавали Кадворт и Юм, а также Фурье и Леру. В книге под названием «Множественность жизней души» Андре Пеццани попытался соединить перевоплощение с римско-католической идеей ис­купления.

Томаса Тейлора, писавшего на протяжении по­следней четверти восемнадцатого и первых тридца­ти лет девятнадцатого веков, вполне можно назвать последним платоником. Он посвятил свою жизнь возрождению философии Платона и подарил миру самые толковые из всех переводы произведений гре­ческих и римских платоников.

В своей «Антологии» в предисловии к «Халдей­ским оракулам» Тейлор пишет: «Они полагают, что душа часто нисходит в мир по многим причинам: либо вследствие постепенного исчезновения у нее крыльев, либо повинуясь отцовской воле».

Самую цивилизованную силу в западном мире представляли греки. От них доктрина метемпсихоза перешла в раннюю христианскую церковь, где полу­чила широкое признание в годы становления, пред­шествовавшие Никейскому собору. После подроб­нейшего исследования трудов Платона Вольтер вы­нужден был констатировать, что именно Платон был настоящим основателем христианской церкви. Если Греция и выделилась среди других стран совершен­ством философии, то лишь благодаря возвышенным представлениям ее народа о происхождении судьбе богов, вселенной и человека. Метемпсихоз как док­трина составлял неотъемлемую часть греческих зна­ний и служил мощнейшим стимулом к совершен­ствованию человеческой природы, каковой только можно отыскать в их учениях.

^ ЗАКОН ПОВТОРНОГО РОЖДЕНИЯ В КИТАЕ И ЯПОНИИ

Буддизм достиг Китая примерно в первом веке христианской эры и там столкнулся и смешался с основными местными религиями — даосизмом и конфуцианством. Из-за возникшей в результате без­надежной путаницы очень трудно ясно и четко из­ложить китайские религиозные убеждения. Нам, однако, известно, что буддийские архаты и лоханы (поющие жрецы) принесли с собой доктрины пе­ревоплощения и кармы, которые мгновенно нашли признание и стали с тех пор неотъемлемой частью китайской религиозной мысли.

Под покровительством благосклонных импера­торов строились мужские и женские монастыри, создавались школы и библиотеки, и буддизм расцве­тал, как молодое лавровое дерево. Миграция буддиз­ма в Китае привела к одному из важнейших откры­тий, когда-либо сделанных человечеством, — изоб­ретению печатания. Как утверждает Томас Фрэнсис Картер1, движущей силой, заставившей ощутить на­сущную потребность в печатании, стало наступление буддизма. Точная дата изобретения печатного дела неизвестна. Старейшей печатной книгой, известной в мире на сегодняшний день, является экземпляр «Алмазной сутры» Будды, напечатанный Ван Цяйэ в 868 г. н.э. Ее нашел в Пещере Тысячи будд в Дуньхуане

____________

1 T.F.Carter. The Invention of Printing in China.
сэр Ориэл Штайн в 1907 г. Оригинал хранит­ся в Британском музее.

«Алмазная сутра» представляет собой девятую гла­ву «Махапраджнапарамита сутры», пользовавшуюся глубоким уважением основателей секты чань китай­ского буддизма. Она написана в форме диалога меж­ду Субхути и Буддой. В ней встречаются многочис­ленные упоминания о перевоплощении. В одном месте Будда так разговаривает со своим учеником: «Кроме того, Субхути, напомню, что во время сво­их пятисот предыдущих жизней я использовал жизнь за жизнью, чтобы научиться терпению и смиренно­му взгляду на свою жизнь, словно это было какое-то праведное житие, обреченное на страдание от смиренности. Даже и тогда мой разум был свободен от любых случайных представлений о феноменах, таких, как мое собственное «я», другие «я», живые существа и вселенское «я»1.

Цзян Цзян-цзи (522-597) был преданным учени­ком школы дхьяны раннего китайского буддизма и основателем секты тяныпай. В своих наставлениях он много раз говорил о перевоплощении. В труде, посвященном цензуре желаний, он заявляет, что те раздражение и страдание, которые вызывают несдер­живаемые эмоции, «будут беспокоить и после смер­ти тела в следующем рождении». Он приводит ци­тату из «Дхьяна сутры»: «Повторяющиеся снова и снова страдания рождения и смерти проистекают из твоих чувственных желаний и вожделений».

Первые буддийские книги для Китая писались на санскрите китайскими иероглифами. Отсюда следу­ет, что китайские доктрины повторного рождения и кармы являются, по существу, индийскими и ни в каких важных деталях не отличаются от заповедей, изложенных в индийских буддийских сутрах.

______________

^ 1Wai-Tao & D.Goddard. The Diamond Sutra.
Уиллоуби-Мид в своей книге «Китайские упыри и домовые» показывает, как доктрина перевопло­щения стала частью мифологии и фольклора китай­ского народа. Есть очень известные предания, за­трагивающие тему повторного рождения при весьма странных и курьезных обстоятельствах. Эти легенды в совокупности доказывают, что доктрина повторно­го рождения занимает определенное место в подсо­знании китайцев. В Китае господствует традиция, и то, что становится частью традиции, в известной степени влияет на жизнь каждого китайца.

Один китайский интеллектуал, не обремененный нашими понятиями о вере, начертал такие стихи:
^ Я, уходя, не брошу взгляд назад,

По-прежнему соединенный с жизнью, я, как и прежде,

беззаботен.

Раз жизнь и смерть по кругу то приходят, то уходят, Что толку дни беречь. И, твердый в вере, жду и жажду Стать тем, пульсирующая вечность в ком.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconМэнли П. Холл Самораскрытие посредством упражнений, направленных...
Однако на успех в духовном развитии можно рассчитывать лишь в том случае, когда удается развить интуитивное видение метафизических...

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconПрограмма V белорусского транспортного конгресса 5
Место проведения: Конгресс-холл бизнес-центра гк «Виктория» (пр. Победителей, 59)

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconЛекция в Гарвардском университете. II. Наука и перевоплощение
Сильвия Крэнстон, Кери Уильямс – Перевоплощение. Новые горизонты в науке и религии

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconПрограмма V международной научной конференции «концепт и культура»
Регистрация участников конференции (холл главного корпуса Кемгу (ул. Красная, 6))

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconМаксим Амелин «Может, когда выйду на пенсию, закончу перевод «Одиссеи»
Лауреатом литературной премии Александра Солженицына стал поэт, переводчик, издатель Максим Амелин. Поздравления он принимал в Вильнюсе,...

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconАгитбригада
Холл новорусского дома. В холле стоят три девушки и трое молодых людей. Перед ними расхаживает мужчина в темных очках ― начальник...

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconАнонимная стая
Двухэтажная сценическая конструкция с широкой лестницей. Внизу четыре игровые площадки: две комнаты, кухня, просторный холл. Наверху...

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconСодержание
Карен Хорни женская психология перевод с английского Е. И. Замфир Научная редакция: профессор М. М. Решетников и кандидат философских...

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл iconА. Конан-Дойль новоеоткровени е перевод с английского Йога Рàманантáты
Новое Откровение. Составление, редакция, перевод с английского Йога Раманантаты., 2004. – стр

Холл Перевоплощение Перевод с английского А. П. Исаевой Л. А. Маклаковой Художник Максим Семенов Примечания С. Д. Фролов Мэнли П. Холл icon«Самые красивые книги Германии 2008» цгпб им. В. Маяковского, отдел...
Немецкий культурный центр им. Гёте в Санкт-Петербурге и Центральная городская публичная библиотека им. В. Маяковского приглашают...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница