Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых




НазваниеЕлена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых
страница4/19
Дата публикации24.10.2013
Размер3.09 Mb.
ТипРассказ
lit-yaz.ru > Литература > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

^ Отцовская жертва
В конце апреля Юрий Петрович наконец выбрался в Тарханы. Ехал он в хорошем настроении, намереваясь забрать любимого сына у тёщи. Лермонтов был благодарен Елизавете Алексеевне за лечение Миши и неусыпные заботы о нём, но теперь отцу пора самому заняться воспитанием. Бабушка и её домочадцы слишком балуют мальчика, он растёт капризным и своенравным. Юрий Петрович не раз говорил об этом тёще, но та только отмахивалась: мол, ребёнок ещё слишком мал и слаб здоровьем, подрастёт — и всё станет на свои места. Отец несколько лет работал воспитателем в 1-м Кадетском корпусе и по опыту знал, как трудно преодолевать недостатки воспитания в раннем детстве. Нельзя допустить, чтобы сын походил на плаксивую избалованную девчонку.

Мелькнул в нежной зелени распускающихся деревьев крест Никольской церкви. По ней Тарханы именовали в официальных документах «село Никольское». Свернув с тракта, Юрий Петрович приказал кучеру остановиться возле храма, умыл у колодца лицо с дороги, вытерся носовым платком и пошёл к могиле жены. Тёща установила там надгробие из коричневого крапчатого мрамора, увенчанное вазой с крестом, рядом с памятником отцу. Могила была тщательно ухожена и украшена, земля подготовлена для посадки живых цветов. Лермонтов перечёл надпись на памятнике, хотя знал её наизусть: «Под камнем сим лежит тело Марьи Михайловны Лермантовой, урождённой Арсеньевой, скончавшейся 1817го года февраля 24го в субботу. Житие ей было 21 год 11 месяцев и 7 дней». Рядом в траве лучились венчики мать-и-мачехи, чуть поодаль распускались яблони и вишни, источая нежный аромат весны. Юрий Петрович горестно вздохнул: всё кругом полно жизни, а обожаемой Машеньки нет с ним уже третий год. Утешала только мысль, что теперь единственный сын будет при нём. Он сумеет воспитать его достойным гражданином, честным, умным и добрым человеком.

Поставив в храме свечи и сердечно помолившись об упокоении жены, Лермонтов приехал в усадьбу. Дома была только ключница.

— Здравствуй, Дарья. А где сын, где Елизавета Алексевна?

— Здрасте, барин. Барыня в Круглом саду. Посадки пошли посмотреть. Обождите, скоро придут.

— А Мишенька-то где, здоров ли?

— Здоров, слава Богу. Давеча к соседям отвезли.

— К которым же?

— Не знаю, не моё это дело, — схитрила Дарья. — У барыни спросите.

Взволнованный Юрий Петрович побежал вниз по дорожке к пруду, дальше по насыпи в Круглый сад и на мостике встретился с тёщей.

— С приездом! — холодно ответила она на его приветствие.

— Вы же знали, что я скоро буду здесь. Отчего опять увезли сына?

— Он в Стяшкине с Афанасием. Внуку одному тут скучно, я его на неделю к Максутовым отправила. Пусть поиграет с Петенькой и Андрюшей. Завтра-послезавтра Афанасий его привезёт.

— Я очень соскучился, сам туда поеду.

— Погоди, нам надо прежде дела обсудить. Пройдём ко мне.

Тёща говорила вежливо, но от её ответов веяло неприязнью. Закрыв дверь своей комнаты, она присела за стол и спросила:

— Ты собираешься увезти Мишеньку?

— Два года истекли, мадам. Я вам искренне благодарен за всё, что Вы сделали для сына, но теперь хочу воспитывать его сам.

— Ты волен поступить, как вздумается, но прежде ознакомься вот с этим, — она отперла ящик стола и подала зятю копию духовной.

— Извольте, — учтиво ответил тот.

Первые строки он читал спокойно: «После дочери моей Марьи Михайловны, которая была в замужестве за корпуса капитаном Юрием Петровичем Лермантовым, остался в малолетстве законной её сын, а мой внук Михайло Юрьевич Лермантов, к которому по свойственным чувствам имею неограниченную любовь и привязанность, как единственному предмету услаждения остатка дней моих и совершенного успокоения горестного моего положения, и желая его в сих юных годах воспитать при себе и приуготовить на службу Его Императорского Величества и сохранить должную честь, свойственную звания дворянина; а потому ныне сим завещеваю и представляю по смерти моей ему, родному внуку моему Михайле Юрьевичу Лермантову, принадлежащее мне вышеописанное движимое и недвижимое имение, состоящее Пензенской губернии Чембарской округи в селе Никольском Яковлевское тож по нынешней 7-й ревизии мужеска пола четыреста девяносто шесть душ, с их жёнами, детьми обоего пола и с вновь рождёнными, с пашенною и непашенною землёю, с лесы, сенными покосы и со всеми угодьи, словом, всё то, что мне принадлежит и впредь принадлежать будет…»

На слова «при себе» Юрий Петрович внимания поначалу не обратил, радуясь, что тёща всё оставит сыну, но следующие строки поразили его в самое сердце: «…с тем однако ежели оной внук мой будет по жизнь мою до времени совершеннолетнего его возраста находиться при мне на моем воспитании и попечении без всякого на то препятствия отца его, а моего зятя, равно и ближайших г. Лермантова родственников и коим от меня его внука моего впредь не требовать до совершеннолетия его…»

— Как, мадам! Вы завещаете Мише состояние только при условии, если он остаётся при Вас! — воскликнул поражённый Лермонтов. — Я всегда больно чувствовал Ваши несправедливости ко мне, но эта! Это…

— Поступай как угодно, — сказала Арсеньева ледяным тоном, устремив на зятя колючий взгляд. — Однако читай дальше.

Последние строки духовной уязвили и потрясли Юрия Петровича: «…в случае же смерти моей я обнадеживаюсь дружбою в продолжении жизни моей опытом мне доказанной родным братом моим артиллерии штабс-капитаном и кавалером Афанасием Алексеевичем Столыпиным, коего и прошу до совершеннолетия означенного внука моего принять в свою опеку имение, мною сим завещаемое, а в случае его, брата моего, смерти, прошу принять оную опеку другим братьям моим родным Столыпиным, или родному зятю моему кригс-цалмейстеру Григорию Даниловичу Столыпину, в дружбе коих я не менее уверена; если же отец внука моего или ближайшие родственники вознамерятся от имени его внука моего истребовать, чем, не скрываю чувств моих, нанесут мне величайшее оскорбление; то я, Арсеньева, всё ныне завещаемое мною движимое и недвижимое имение предоставляю по смерти моей уже не ему, внуку моему Михайле Юрьевичу Лермантову, но в род мой Столыпиных, и тем самым отдаляю означенного внука моего от всякого участия в остающемся после смерти моей имении».

— Вы… Вы… отнимаете у меня сына! — вскричал Юрий Петрович истерично прерывающимся голосом. — Вы даже не… не оставляете мне его, если умрёте ра… раньше меня! Это не… не духовная! Это ульти… ультиматум!

— Уймись, — тем же ледяным тоном ответила на его упрёки тёща. — Поступай, как знаешь. Моя воля теперь тебе известна.

Она налила ему стакан воды. Ничто в её облике не выдавало внутреннего волнения: вдруг гордый зять всё-таки решит забрать Мишу?

— И… Вы… любите внука и разлучаете… его… с отцом?!

— В духовной сказано, что я буду воспитывать его в почтении к тебе и твоему семейству. У меня Мишеньке будет лучше, ничего для него не пожалею. Впрочем, решай сам.

— Я слишком люблю сына, — подавлено ответил Лермонтов, ставя стакан на стол дрожащей рукой, — чтобы лишить его наследства. Всем готов пожертвовать ради его будущего, даже утешением воспитывать его при себе. Я знаю, что значит хорошее состояние в обществе. Мне… мне весьма горько, но я вынужден оставить Мишеньку Вам.

— А ты на что при твоих-то доходах и долгах рассчитывал лечить и учить его?

— Но мадам, а вексель? Вы обязались выплатить мне Машенькино приданое — двадцать пять тысяч ещё год назад. Половину я предназначал для сына.

— Этого не хватит. Хороший гувернёр стоит три тысячи в год, доктор столько же и ещё учителя. И потом, я тебе могу отдать ныне только двенадцать тысяч. Сам видишь, церковь во имя Машенькой небесной покровительницы ещё не достроена. Кирпич у меня свой, но иконы заказать надо, иконостас, утварь, стены расписать. Внук мне много стоит. Прошу тебя подождать или переписать вексель ещё на год на тринадцать тысяч.

— Мадам, Вы принимаете меня за низкого человека, — снова занервничал Юрий Петрович. — Львиная доля Машенькиных денег предназначена мною для Миши. Я не откажусь от своих слов. Оставляя сына Вам, я не возьму эти деньги и удовольствуюсь двенадцатью тысячами. Как только получу их, подпишу вексель на полную сумму.

— Благодарю. Я не сомневалась в твоей честности и благородстве. Вексель при тебе? — спросила она потеплевшим тоном, добившись от зятя всего, желаемого ею.

— Да, — Лермонтов вынул из внутреннего кармана и развернул документ.

Она открыла потайной ящичек секретера и достала конверт с деньгами:

— Вот, пересчитай. Здесь ровно двенадцать тысяч.

— Я Вам полностью доверяю мадам, зная Вашу честность.

— Тогда напиши, что получил деньги сполна и распишись. Завтра сама зарегистрирую выплату в Чембаре.

Убрав деньги и сделав надпись на векселе, Юрий Петрович тихо, но твёрдо сказал тёще:

- У меня к вам есть тоже просьба или, если угодно, условие. Вы берёте на себя ответственность за моего сына. Если жизнь его, не дай Бог, будет в опасности, Вы должны немедленно сообщить мне, я сразу приеду. И больше не отправляйте Мишу из имения перед моим приездом. Если Вы будете воспитывать его достойно, я не заберу его у Вас. Даю слово дворянина.

— Обещаю.

— Возьмите вексель. А теперь поеду в Стяшкино за сыном.

— Куда ж на ночь-то глядя? До туда вёрст пятьдесят, не меньше. Я пошлю человека верхом. Афанасий Мишеньку завтра сам привезёт.

И Лермонтов остался в Тарханах. От переживаний у него сильно болела голова и колотилось сердце. За ужином он почти ничего не ел и потом до темноты ходил по знакомым дорожкам вокруг прудов. Всю ночь он ворочался в постели и только под утро уснул тяжёлым сном.

Дни, проведённые с Мишенькой в Тарханах, немного утешили Юрия Петровича. Они очень соскучились друг по другу, и ребёнок не отпускал его от себя. Отец с ним гулял, играл, рисовал цветными карандашами в альбоме, читал ему книги, катал на лодке.

Мише всё интересно в парке, он словно заново открывает давно знакомые места, видя их с высоты своего роста. Деревья кажутся больше и выше, а травы и цветы ближе. И там, внизу, кипит своя жизнь. Бабочки, жуки, кузнечики, пчёлки так и вьются вокруг разноцветных венчиков, прячутся в них, пьют нектар, стрекочут.

Мальчик оставил капризы и готов был гулять с отцом часами. Перед отъездом Юрия Петровича он расплакался.

— Поч-чему ты мен-ня не бер-рёшь. Ты… ты обещал.

— Так вышло, сыночек. Я не могу тебя взять с собой.

— Поч-чему? Я тебя си… сильно люблю.

— Я тоже тебя очень люблю. А бабушку ты любишь?

— Очень люблю.

— Она огорчится, если ты уедешь со мной.

— Папенька, почему мы не можем жить все вместе — я, ты и баба?

— Так нужно. Я не могу ничего поделать. Поймёшь, когда вырастешь.

— Хочу с тобой! Хочу, хочу, хочу! — снова заплакал Миша.

— Ну-ну, не плачь, как девчонка, будь мужчиной. Я к тебе обязательно приеду. До скорого.

Лермонтов поцеловал плачущего сына, отдал дядьке, вскочил в экипаж и приказал трогать. Отъезжая, он оглянулся. Сын махал ему ручкой, а из глаз катились крупные слёзы. Юрий Петрович тоже помахал мальчику и поехал в Кропотово в очень тяжёлом расположении духа.
Мишины проказы
Проводив отца, Миша долго хныкал и даже больно ударил горничную, принёсшую ему воды. Мальчика никак не могли отвлечь. Он снова стал капризным, нервным и баловным.

В начале июня в село вернулся из садоводческой школы пятнадцатилетний Вася Шушеров. Юный садовник вскопал клумбу около новой церкви, посадил кустики роз, пионы, ноготки и левкои. Миша убежал от бонны и из баловства потоптал грядки, сорвал несколько цветков. Обламывая веточку розы, он укололся о шип и заплакал. Всё это видела из окна горничная, но побоялась остановить барчонка. Подоспевшая Христина Осиповна стала стыдить его: мол, зачем напроказил, бабушка теперь Васю корить будет, а он не виновен, и, мол, недостойно дворянина обижать крестьян и дворовых.

Видя, как огорчённый парнишка, едва сдерживая слёзы, поправляет грядки и подвязывает искалеченный куст, Миша расплакался.

— Очен некарашо, — качает головой бонна. — Не надо плякать. Надо просить прощения.

— Вася, пр-рости, — лепечет Миша.

— Бог простит, барин. Идите с миром, — отвечает подросток, вытирая пот.

Мимо идёт к церкви бабушка, мальчик к ней:

— Баба, пр-рости, это я кустик сломал, не Вася.

— Прощаю, мой хороший. Главное, ты сам признался. — Елизавета Алексеевна погладила внука по головке и поцеловала. — Не плачь! Завтра праздник — Семик, гулянье будет в роще.

— И меня возьмут?

— Ну конечно! Смотри, Андрей несёт семицкое дерево! Сейчас девки будут берёзку украшать к празднику.

— Ур-ра! — повеселел Миша, забыв о царапинах на ручке.

Мальчик устремился к дядьке, и бонна еле успевала за воспитанником. Андрей воткнул берёзку в землю, девушки принесли яркие ленты и стали привязывать к веткам. Миша крутился рядом с ними и тоже неумело подвязал ленточку. Из кухни доносились манящие запахи — там готовились кушанья на праздник.

Утром после службы девушки нарядились в праздничные сарафаны, ребята — в яркие рубахи. Мише надели новую зелёную атласную рубашку, подвязали кушачком. В полдень все собрались вокруг семицкого дерева со снедью, пирогами, варёными яичками, поставили под берёзу горшок с водой. Разряжённая Дарья подошла, горшок по обычаю опрокинула, берёзку вытащила и понесла её к дубовой роще, что за круглым садом. Она запела песню, а девушки подхватили:

^ Ты не радуйся, осина,

А ты радуйся, берёза:

К тебе девки идут,

К тебе красные идут

Со куличками, со яичками!

 

Завивайся ты, берёзка,

Завивайся ты, кудрявая!

Мы к тебе пришли

Со яичками, со куличками.

Яички те красные,

Кулички те сдобные.

Миша бежит впереди всех, приплясывая и подпевая, дядька за ним. Бабушка глядит на шествие с балкона и радуется за внука.

Пусть недалёк. В дубовой роще на поляне снова втыкают семицкое дерево, поправляют ленты. Девчата начинают водить хороводы. Евлампия с младшей сестрой Серафимой берут барчонка за ручки и становятся с ним в хоровод. Поют звонко, слаженно:

^ Берёза моя, березонька!

Берёза моя белая,

Берёза моя кудрявая!

Стоишь ты, берёзонька,

Осередь долинушки.

На тебе, берёзонька,

Трава шёлковая.

Близ тебя, берёзонька,

Красны девушки,

Красны девушки Семик поют.

Под тобою, берёзонька,

Красны девушки,

Красны девушки

Венок плетут.

Что не белая берёзонька

К земле клонится;

Не шелкова травонька

Под ней расстилается;

Не бумажны листочки

От ветру раздуваются.

Под этой берёзонькой

С красной девицей,

С красной девицей

Молодец разговаривает.

Отводив хоровод, девушки плетут венки. Евлампия проворными руками быстрей всех себе сплела и для Миши плетёт. Он ей цветочки под корешок срывает — здесь можно.

Веселье длится не один час. Все угощаются вкусненьким, играют в горелки, катают яйца, весело пляшут, кумятся. Мальчик и на празднике не прочь пошалить. То одну девушку дёрнет за ленту, то прошлогодний жёлудь в другую бросит, то третьею напугает — жука посадит на сарафан. Девчата притворно сердятся, визжат, а ему того и надо! Все его угощают. Насытившись, мальчик вприпрыжку бежит к гармонистам и балалаечникам. Там дворовая Параша Васильева, приплясывая, заводит частушку:

^ Скоро, скоро Троица,

Лес травой покроется,

Ко мне миленький придёт,

Сердце успокоится.

За первой частушечницей в круг выходит бойкая ключница. Помигивая Мишиному дядьке и подбоченившись, она поёт:

^ Милый ходит, точно кочет,

Мне сердечко бередит,

Замуж взять меня он хочет,

На других пусть не глядит.

После Пасхи Дарью Куртину наконец просватали за Андрея Соколова. Барыня их благословила и, по своему обыкновению, отложила свадьбу на осень. Это барщинных крестьян она рано женила и выдавала замуж, а дворовых не торопилась посылать к венцу.

За частушками настаёт черёд всеми любимой чечётки:

^ Нажила душа-чечётка,

Нажила душа-лебёдка

Ровно семь дочерей:

Вот и Дарью, и Марью,

И Арину, и Марину,

Степаниду, Салманиду

И седьмую Катерину,

Душу Катеньку.

Нажила душа-чечётка,

Нажила душа-лебёдка

Ровно семь зятьёв:

Вот Захара и Макара,

И Дементья, и Клементья,

Евстигнея и Сергея,

А седьмого-то Лексея,

Свет Алёшеньку.

Нажила душа-чечётка,

Нажила душа-лебёдка

Ровно двадцать внучат:

Двое сидя, двое лёжа,

Двое поползни,

Два у лавочки стоят,

Двое прыгать хотят,

Две Акульки в люльке

Качаются,

Две Алёнки в пелёнках

Дрягаются,

Два Степана со сметаной

Забавляются.

Барчонок вбегает в круг к гармонисту, задорно хлопает в ладоши и пытается бить чечётку. Венок с его головки падает, но он и не замечает. Весело!

Близится вечер, семицкое дерево с песнями несут к дому впереди шествия. Андрей посадил Мишу на плечи. Он размахивает в такт песни берёзовой веточкой. Здорово сверху смотреть на гуляние!

В усадьбе крестьянские девушки идут к пруду пускать венки на воду и гадать по ним. Чей венок ближе к берегу прибьёт, та и замуж за милого выйдет в родном селе. Коли далеко венок унесёт, жди беды — отдадут за нелюбого в чужую сторонушку. Сколько девушек на гулянье — столько и венков на пруду, будто вода расцвела.

Мишу разморило от усталости. Заметив, что мальчик зевает и трёт глазки кулачками, дядька берёт его на руки и несёт в дом. Его осторожно раздевают и укладывают в постель.

Быстро летит лето с его яркими праздниками: Иван Купала, Петров день и подряд три Спаса — Медовый, Яблочный, Ореховый. После Успенья Елизавета Алексеевна повезла внука в Первопрестольную: задумала показать его московским докторам и погостить у младшего брата Дмитрия Алексеевича и его жены Екатерины Аркадьевны, навестить многочисленных родственников и знакомых. Она давно не выбиралась в Москву, а теперь внук подрос, окреп, можно и съездить, пока тепло.

Миша называл бабушкиного брата дядюшкой — он был всего на 10 лет старше его матери. Свою дочку, которой исполнился годик, он назвал в честь любимой племянницы. В семье ещё воспитывалась старшая дочка Екатерины Аркадьевны Полина Воейкова, которую домашние звали Пашенькой. Ей было лет восемь, она училась играть на пианино и уже недурно исполняла упражнения и простые пьески. Однажды вечером за инструмент села её мать. Екатерина Аркадьевна играла мастерски и с большой душой. Миша так увлёкся музыкой, что забыл об игрушках, замер и во все глаза глядел на пианистку. Гости хлопали и нахваливали прекрасную игру, а мальчик всё стоял, не шелохнувшись.

— Мишенька-то как слушал внимательно! Давайте возьмём его завтра на оперу «Князь-невидимка». У нас отдельная ложа куплена, — предложил Дмитрий Алексеевич. — Ты хочешь? — спросил он у мальчика.

— Хочу!

— Да усидит ли? Опера часов пять, а то и шесть идёт, — усомнилась бабушка.

— Баба, я хочу! Ну, баба!

— Ладно, пойдём. Ежели тебе надоест, вернёмся, — согласилась Елизавета Алексеевна, видя, что внук готов заплакать.

Представление труппы Петровского театра очень понравилось Мише. Мальчик впервые оказался в настоящем зрительном зале. Здесь всё казалось необычным и прекрасным: и ложи, и нарядная публика, и занавес, и действие на сцене. Спектакль был очень красочным, с хорами, балетом, полётами актёров над сценой. Волшебная музыка Катарино Кавоса волнами лилась в зал, завораживала и восторгала мальчика. Он без всяких капризов слушал чудесную оперу до самого конца.

После Крестовоздвиженья Елизавета Алексеевна тронулась в обратный путь. В Москве она купила азбуку для внука, но приберегла её до дня рожденья. Даря книгу Мише, она сказала:

— Поздравляю, внучек. Тебе пять лет. Ты уже большой. Пора учиться грамоте и арифметике. Не ленись.

— Спасибо, бабушка. Буду учиться.

Сначала мальчик листал книгу с большим интересом, рассматривал картинки и даже легко выучил первые буквы. Но скоро ему надоело. Ни Елизавета Алексеевна, ни дядька, ни бонна никак не могли заставить его учиться читать. Миша капризничал, швырял книжку на пол. Уговоры не действовали, мальчик не стеснялся даже бабушкиных гостей. Зимой неподалёку стоял полк, и среди них было много военных, которых привлекало вкусное угощение, приезжавшие в дом соседские барышни на выданье и особенно игра в карты, до которой Елизавета Алексеевна была большая охотница. Играли у неё долго и азартно, однако никто в пух и прах не проигрывался: ставки делались небольшие, хоть и не копеечные.

Как-то раз к бабушке приехал раньше всех один молодой военный и зашёл к ней засвидетельствовать почтение. Поднимаясь по лестнице, он услышал Мишин крик:

— Не буду! Азбука плохая!

Ребёнок выбежал из комнаты и остановился, увидев военного. Бонна догнала его и протянула азбуку:

— Плёхо, Мишель. Надо учит.

— Не хочу! Ну её! — он оттолкнул книгу, не стесняясь незнакомца.

Тот неодобрительно покачал головой, но вмешиваться не стал.

Читать мальчик научился только следующей весной, выздоравливая от долгой тяжёлой болезни.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Похожие:

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconИстория русской литературы XIX в. (1840-1860-е гг). Семинарскиезанятия
Детство и Отрочество / Cоч графа Л. Н. Толстого. Спб.: В тип. Эдуарда Праца, 1856. С. 1-171. [“Детство”]

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconИстория русской литературы XIX в. (1840-1860-е гг). Семинарскиезанятия
Детство и Отрочество / Cоч графа Л. Н. Толстого. Спб.: В тип. Эдуарда Праца, 1856. С. 1-171. [“Детство”]

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconКалендарь знаменательных и памятных дат
Каренина», «Воскресение», автобиографическая трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность», повести «Казаки», «Смерть Ивана Ильича»,...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconТолстой Детство «Детство. Отрочество. Юность»
Карла Иваныча. Он же, в пестром ваточном халате, подпоясанном поясом из той же материи, в красной вязаной ермолке с кисточкой и в...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconПамяти Михаила Юрьевича Лермонтова
Мкоу сош п. Кобра состоялся литературный вечер, посвященный двухсотлетию со дня рождения М. Ю. Лермонтова. Гостями стали родители,...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconОбраз учителя в языковой картине мира л. Н. Толстого (на материале...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconМухина В. С. М92 Возрастная психология: феноменология развития, детство,...
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов, обучающихся...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconЛ. Н. Толстой. Трилогия «Детство», «Отрочество»
Проблема нахождения путей взаимопонимания между людьми разных поколений (Что влияет на взаимоотношения отцов и детей, на возникновение...

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconСлова Михаила Лермонтова М. Ю. Лермонтов. Сочинения в двух томах. Т. 1

Елена Егорова Детство и отрочество Михаила Лермонтова Рассказы для детей и взрослых iconМихаила Юрьевича Лермонтова один среди людского шума Вырос под сенью...
Оно оказало большое влияние на виднейших русских писателей и поэтов XIX и XX вв. Произведения Лермонтова получили большой отклик...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница