Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока




Скачать 220.64 Kb.
НазваниеРассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока
Дата публикации26.12.2013
Размер220.64 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Литература > Документы
Цель исследования:

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока.

Задачи:

  1. проанализировать поэтические книги Блока с точки зрения употребления цветовой гаммы;

  2. выделить преобладающие цветовые образы в его поэзии;

  3. определить частотность употребления основных цветов;

  4. рассмотреть их роль в системе поэтических образов;

Методы исследования:

Основным методом работы является количественный и смысловой анализ цветовых образов Блоковских стихотворений.


  1. Введение

Колористика поэзии Блока очень ярка и многообразна, семантика цвета в его стихах обусловлена, с одной стороны, реальным миром и, с другой - миром символов. Именно цветовая символика и зрительная образность — основная черта поэтической модели мира, созданной Блоком.

Известно, что эмоциональное воздействие цвета имеет двоякую природу. С одной стороны, цвет несет в себе определенную эмоциональную и культурную характеристику благодаря ассоциациям с явлениями окружающего мира (например, ассоциация красного цвета с огнем и кровью определяет восприятие его как устрашающего, тревожного). С другой стороны, эмоциональная окраска цвета обусловлена его непосредственным, физиологическим действием на человека. Тот же красный цвет возбуждает нервную систему и вызывает у человека ощущение тепла.

Универсальность психофизических законов воздействия цвета обусловливает единообразие, целостность и закономерность его восприятия.

Цвет – один из важнейших компонентов поэтики Блока. Поэт пользовался им для создания поэтического образа, а в конечном счете и символа.

Особая роль в поэтической палитре Блока принадлежит белому и красному цветам, традиционная оппозиция которых может быть соотнесена с «тезой» и «антитезой» блоковской «трилогии в очеловечивания».

Символическое употребление белого и красного имеет давнюю традицию. Ещё в ведийской литературе эти цвета фигурируют в связи с мифологизированными и натурфилософскими построениями, где соотносятся с водой и огнем.

Очевидно, противопоставление белого и красного не в последнюю очередь связано с психофизическим воздействием этих цветов: белый воспринимается как легкий, а красный как тяжелый. Вследствие этого белый определяет «небесное» начало (воздух – небо – духовное), а красный – начало земное.

В системе символов Блока красный и белый цвета тяготеют к символизации крайних точек гигантской амплитуды человеческого бытия.

В стихотворении «Царица смотрела заставки…» красный – средневековый символ царственности, величия и власти, расширяется до обозначения эмпирического пути познания «тайны»: Царица смотрела заставки –

Буквы из красной позолоты.

«Глубинной книге» царицы с её «золотыми да красными числами» противопоставляются «белые птицы» и «Голубиная книга» Царевны как символ того, что «истина возникает в душе от свободного откровения… от благодатного посещения души Духом Святым»





1 книга

(12 стих.)

2 книга

(12 стих.)

3 книга

(12 стих.)

Всего

%

Красный

22

14

7

43

35,8%

Синий

6

8

6

20

16,6%

Желтый

4

3

5

12

10%

Белый

4

7

8

19

10,8%

Черный

6

7

13

26

21,6%
Количественный анализ цветовых образов поэзии А.Блока


  1. Цветковый код двуполярности в поэзии А. Блока




^ Определение цветов по символике

Красный и белый, символизирующие в стихотворениях противопоставление рассудка чувству, в целом в творчестве Блока являются цветовым кодом оппозиции «человеческое – божественное» тождественной противоположениям «физическое – духовное» , «конкретное – сущностное», видимое – невидимое», «конечное – бесконечное» и.т.п.

Преобладание белого или красного цвета в тот или иной период творчества знаменует тяготение к одному из плюсов этих пар, является внешним признаком внутреннего состояния, когда , говоря словами Блока, «Каждый душу разбил пополам И поставил двойные законы».

Белый цвет – цвет периода блоковской «тезы», цвет Прекрасной Дамы («Белая Ты, в глубинах несмутима»), цвет, символизирующий бесконечное бесконечностью цветов, заключенных в луче белого света. Неслучайно цикл, непосредственно предшествующий «Стихам о Прекрасной Даме», назван «Ante Lucem» («предрассветное»; «до света»). Белый здесь чаще всего выступает как бледный – лишенный лучезарности знак.

^ Цвета героев.

Героиня Блока пока ещё лишена лучезарности, а значит, и божественного, небесного начала. В последующий период, в «Стихах о Прекрасной Даме» уже явно прослеживается усиление мотива света. Дама становится лучезарной, исполненной света – светлой:

Тебя пою, о да! Но просиял твой свет

И вдруг исчез – в далекие туманы…

(«Не ты ль в моих мечтах…»);

Как ясен горизонт! И лучезарность

близко.

Но страшно мне: изменишь облик Ты…

(«Предчувствую Тебя…»);

Ты над могилой – лучезарный храм.

(«Ты далека…»).

Такой она предстает и в последующих циклах, задавая тему возврата к идеалу и тоски по тему. Ст., например, в «Распутьях» (1902 – 1904):

Я знаю, не вспомнишь Ты, Светлая, Зла,

Которое билось во мне,

Когда приходила Ты, стройно – бела,

Как лебедь, к моей глубине.

(«Когда я уйду на покой от времен…»).

В «Арфах и скрипках» (1908 – 1916):

Вот я вычертил лик её нежный,

Вот под кистью рука расцела,

Вот сияют красой белоснежной

Два небесных, два легких крыла…

(«Разлетясь по всему небосклону…»)

Божественная сущность Прекрасной Дамы, её причастность небесному, лазурному обусловливает тот факт, что в палитре Блока голубой, лазоревый, лазурный являются не столько синонимом света, лучезарности, цветовым кодом «миров иных»:

Но откуда в сумрак таинственный

Смотрит, смотрит свет голубой?

(«Мы, два старца, бредем одинокие…»);
Из лазурного чертога

Время тайне снизойти.

(«Ранний час. В пути незрима…»).

Лазурь у Блока – одно из цветовых воплощений идеального принципа, содержащего белое начало. Лазурь связана с белым началом постольку, поскольку заключает в себе его «лучезарность», понимаемую не только как физически ощутимый свет, видимым источником которого является небо (лазурь), но и как отвлеченный принцип (божественное начало).

Но вернемся к Белой Деве Александра Блока, к его Прекрасной Даме.

«Для Блока мечта и сон являются безвыходными, состояниями духа», - писал М. Волошин, определяя его поэзию как «поэзию сонного сознания». Однако по мере приближения к идеалу нарастает понимание невозможности его реального воплощения и обретения. «Как сомнамбула с закрытыми глазами и простертыми руками он (Блок) идет по миру и не находит». Не находя конкретного воплощения, откровение обращается в обман. Мистический восторг сменяется разочарованием:

На белом холодном снегу

Он сердце свое убил.

А думал, что с Ней в лугу

Средь белых лилий ходил.

(«Ушел он, скрылся в ночи…»)

Попытка материализовать лучезарный образ лишает его божественной сущности. Лишь «там», в «высоте» и «дали», в координатах «высших сфер», он существует в своем полном проявлении:

Спишь ты за дальней равниной,

Спишь в снеговой пелене…

(«Тихо вечерние тени…»);

И ты безоблачно светла,

Но лишь в бессмертье, - не в юдоли.

(«Смотри – я отступаю в тень…»).

Выходя на плоскость «земного», соединяясь с миром «вещи», свет перестает быть пространственным медиумом, нисходит до статуса цвета – краски. Бесконечность света попадает в ловушку конечных форм:

Мы встречались с тобой на закате,

Ты веслом рассекала залив.

Я любил твое белое платье,

Утонченность мечты разлюбив.

(«Мы встречались с тобой на закате…»);

Кто белый храм, безумцы, посетил?

Она цвела за дальними горами,

Она течет в ряду иных светил.

(«Она росла за дальними горами…»).

Сопричастный «земному», белый начинает вбирать в себя демоническое начало:

Длинный вырез платья, платье,

как змея,

В сумерках белее платье чешуя.

(«День был нежно – серый…»).

Наметившаяся метаморфоза достигает своего предела в «Снежной маске» и «Фаине». Оба цикла относятся к периоду «антитезы», хотя цветовой фон ещё остается в пределах белого, который выступает здесь как снежный, снеговой. Мотив смерти – сквозной в «Снежной маске» - усиливает демоничность белого цвета :

Завела, сковала взорами

И рукою обняла,

И холодными призорами
Белой смерти предала...

(«Обреченный»).

В белом цвете все явственнее ощущается синий отблеск. В Отличие от светоносного голубого (лазурного, лазоревого) периода «Стихов о Прекрасной Даме», в «Снежной маске» и «Фаине» белое начало уже несет в себе мрак и холод инфернального мира и выступает в ипостаси синий – цвет, принадлежащий гамме «лиловых миров». Иными словами, проекция света на тьму заменяется проекцией тьмы на свет:

Не надо кораблей из дали,

Над мысом почивает мрак.

На снежно-синем покрывале

Читаю твой условный знак.

(«Не надо»)

Блоковское «там» периода «Снежной маски» - это уже не «лазурный чертог» Прекрасной Дамы, а «синяя бездна» Снежной Девы:

И в открытых синих безднах

Обозначились две тени,

Улетающие в дали

Незнакомой стороны…

(«Здесь и там»).

Эта метаморфоза свидетельствует об изменении облика, которое предчувствовалось уже в самом начале «тезы» (Смотрю в глаза твои порою И вижу пламень роковой. – «Я все гадаю над тобою»), и знаменует отречение от мира. Параллельно возникает другое символическое цветовое выражение этого пути «нисхождения»:

Ты в поля отошла без возврата.

Да святится Имя Твое!

Снова красные копья заката

Протянули ко мне острие.

(«Ты в поля отошла без возврата…»).

Тяготение к красному, явно ощутимое в цикле «Город» и предшествующих ему стихотворениях 1904 – 1908 годов, свидетельствует об окончательном погружении в стихию «земного». В этот период душа поэта переживает инфернальную судьбу, ослепленная демонической привлекательностью новой Прекрасной Дамы – Незнакомки, которую Блок называл «дьявольским сплавом из многих миров».

Красный цвет в палитре Блока в период «антитезы» удивительно точно совпадает с той характеристикой, которую дал этому цвету А. Белый: «Впечатление красного создается отношением белого светоча к серой среде… Здесь враг открывается в последней своей нам доступной сущности – в пламенно – красном зареве адского огня». И еще: «Луч вечного света придает серединной серости этот ужасный, истинный для нее оттенок».

Именно таким серым «преломителем» лучезарности выступает у Блока город:

Оловянные кровли-

Всем безумным приют.

В этот город торговли

Небеса не сойдут.

Этот воздух так гулок,

Так заманчив обман.

Уводи, переулок,

В дымно-сизый туман.

(«Вечность бросила в город…»);

Серые прохожие усердно проносили

Груз вечерних сплетен, усталых,

Стертых лиц…

(«Повесть»).
Как посланцы инфернального мира воспринимаются не только населяющие город существа, но и предметы быта, окрашенные в красный цвет:

Сегодня безобразно повисли складки рубашки,

На всем был торчала мебель, валялись окурки, бумажки,

Всех ужасней в комнате был красный комод.

(«Последний день»);

Башмаки, крутясь, несутся по теченью,

Стремительно обгоняет их красный колпак…

Хохот. Всплески. Брызги. Еще мгновенье-

Плывут собачьи уши , борода и красный фрак…

(«Обман»).

Красный цвет выступает как архетипический символ переживаний человека, сгорающего в пламени «злого, земного огня». В этом смысле показательна насыщенность циклов такими образами, как «огненные языки», «огненный плащ», «огненный смерч», «раскаленный, пылающий бич».

Однако путь «нисхождения» не является бесцельным и разрушительным падением в хаос, но имеет своей целью восстановление цельности человека при помощи пробуждения памяти крови. В этом погружении в «сумрак лиловых миров »Блок видел закономерный этап личностной «трилогии в очеловечивания», свое «второе крещение». Поет сознательно изменяет вектор пути:

Я бросил сердце с белых гор,

Оно лежит на дне

Я сам иду на твой костер.

Сжигай меня!

(«Сердце предано метели»).

Мотив «нисхождения» звучал и ранее, являя собой как бы зародыш будущих стихийных преобразований, предчувствуемое «изменение облика»:

Здесь ночь мертва. Слова мои дики.

Мигает красный призрак- заря…

Во сне и в яви – неразличимы

Заря и зарево- тишь и страх.

Точно так же переход к «отчаянию, проклятиям» и «возмездию» приводит в движение элементы «тезы», потенциально заложенные в «антитезе»:

Я хочу внезапно выйти

И воскликнуть: «Богоматерь!

Для чего в мой черный город

Ты младенца привела?»

И смотрю я , вспоминая,

Как опущены ресницы,

Как твой мальчик в белой шапке

Улыбнулся на тебя.

(«Ты проходишь без улыбки…»).

Говоря словами Мережковского, «в этом огне, в том пожаре, от которого мир должен загореться и сгореть, остается свежесть галилейских лилий неувядаемой».

Красный здесь - основной цвет «гаммы роз». А как цветовое воплощение объединения противоположностей можно рассматривать розовый- цвет, в котором, по словам А. Белого, «уже явно выражено преобладание белого светоча человекобожества».
Цветовой код «белый – красный» в поэзии Блока имеет ярко выраженную архетипическую природу и стоит в одном ряду с символами, посвящающими в тайны духа всего человечества.


  1. ^ Цветовая гамма поэтических образов Блока



Символика красного цвета

Самым частым в употреблении является красный цвет и его оттенки, на долю которого приходится 35,8%.

Символика красного цвета в поэзии Блока наиболее богата. Есть у него стихотворения, где красный цвет пронизывает весь сюжет («Город в красные пределы…», «Невидимка», «Пожар», «Обман»). Красный цвет и его эквиваленты могут символизировать действия, быть условием начала действия. Угасание цвета становится залогом рождения и развития поэтического образа, поэтического сюжета:

^ Покраснели и гаснут ступени.

Ты сказала сама: «Приду».

Порой красный цвет может быть и не вызван прямо, но он пронизывает стихотворение:

Я умер.

Я пал от раны.

Красный цвет используется поэтом и для цветового контраста: «О, красный парус в зеленой дали!», «Синее море! Красные зори!», «Давно потухший взгляд безучастный, клубок из нитей веселый, красный…»

Гораздо реже используется красный цвет в портретных зарисовках:

^ Лазурью бледной месяц плыл …Им смутно помнились шаги,

Изогнутым перстом. Падений тайный страх,

У всех, к кому я приходил, И плыли красные круги

Был алый рот крестом. В измученных глазах.

И, конечно, красный- это цвет боевых знамен революции, победно развевающихся над идущими «державным шагом» двенадцатью красногвардейцами, бессменным дозором революции:

^ В очи бьется Красный флаг.

Раздается Мерный шаг.

И если во втором томе «взвился огневой, багряницей засыпающий праздничный флаг», то в поэме «Двенадцать» он гордо реет на ветру: «Это- ветер с красным флагом разыгрался впереди…».

Эпитет “красный” сочетается со множеством слов: как со словами, имеющими именно такой цвет предмета или реалии (красное пламя, красные ленты, алый бархат), так и с абстрактными понятиями:

^ Через Симплон, моря, пустыни,

Сквозь алый вихрь небесных роз.

(Комета)

Терем высок и заря замерла.

Красная тайна у входа легла.

(Отдых напрасен…)

В последнем примере слово “красный” употреблено в значении “опасный”, “волнующий”. Этот цвет - знак тревоги, трагедии.

“Алый” реализуется как средство цветовой характеристики нарядной одежды (или ее деталей) в произведениях русского фольклора. “Яркость, нарядность предметов и деталей нарядной одежды, отраженных в поэтических произведениях, связанных с языком фольклора и получающих цветовую характеристику через слово “алый”, свидетельствует об их неповседневном, праздничном назначении”.

У Блока этот цвет в каком-то смысле тоже праздничный: это знак любви, которая есть или которая была, это праздник ожидания, это нежный и ласковый свет зари.

^ Ты, в алом сумраке, ликуя,

Ночную миновала тень.

(Я понял смысл твоих стремлений…)

Словосочетание “алый сумрак” позволяет увидеть мрак, отступающий при появлении Прекрасной Дамы.

Эпитеты “кровавый”, “багровый” несут отрицательное значение. “Кровавый” ассоциируется с чем-то зловещим, усиливает мрачную настроенность стихотворения:

^ Поверь, мы оба небо знали:

Звездой кровавой ты текла,

Я измерял твой путь в печали,

Когда ты падать начала.

(Твое лицо бледней, чем было…)

В цикле “Город”, написанном поэтом в смутные годы (1904-1908), Блок актуализирует значение “цвет крови”. И здесь “красный” - символ окружающего ужаса и смерти.

Белый цвет характерен для мира Блока. По статистике белый цвет составляет 10,8%. Прилагательное “белый” сочетается с такими существительными, как птицы, храм, церковь, ангел Бога, зарево, вьюга, мечта, огонь, ложь, русалка и т.д.

Большинство эпитетов наряду с прямым значением (белый лебедь, белое платье, белый цветок) могут получать в контексте метафорический смысл:

Из лазурного чертога

Время тайне снизойти.

Белый, белый ангел Бога

Сеет розы на пути.

Излюбленным приемом Блока является употребление белого цвета как ауры, сопровождающей описываемый предмет: белая мечта, белая смерть, белый стан, белая пристань:

^ Ты услышишь с белой пристани

Отдаленные рога.

В “Стихах о Прекрасной Даме”, как известно, лирический герой поэта находится в постоянном ожидании прихода Прекрасной Незнакомки, и неслучайно он обращается к ней: Белая Ты, в глубинах несмутима,

^ В жизни строга и гневна.

Тайно тревожна и тайно любима.

Дева, Заря, Купина.

(Странных и новых ищу…)

Роль черного цвета

Довольно часто А.Блок использует черный цвет. По моим подсчетам, на него приходится 21,6%. Эти цветовые образы употребляются, когда речь идет о чем-то ярком (выразительном), таинственном: черный гнев, черный смех, черный бриллиант.

^ Рабом безумным и покорным

До времени таюсь и жду

Под этим взором, слишком черным

В моем пылающем бреду…

(Перехожу от казни к казни…)

Или когда речь идет о чем-то непостижимом, страшном, вызывающем ужас: черная душа, черная кровь, черные жилы, черный бред.

^ Скелет, до глаз закутанный плащом,

Чего-то ищет, скалясь черным ртом.

(Пляски смерти)

Употребление эпитета “черный” в контекстах, связанных с утратой и страданием, опирается на традиционную символику черного цвета как цвета скорби. Например, вот как говорится о думе, которая терзает поэта:

^ И проникало в тишину

Моей души, уже безумной,

И залила мою весну

Волною черной и бесшумной.

(Я медленно сходил с ума…)

Или о тяжелом, гнетущем душу чувстве:

^ Надо мной небосвод уже низок

Черный сон тяготеет в груди.

(Разгораются тайные знаки…)

В “Стихах о Прекрасной Даме” “черный” используется больше для обозначения цвета окружающих предметов, природных объектов (ворон, небо, ночь, скала и т.д.), которые символизируют мир во мраке, мир без Госпожи. Поэтому в этом цикле черный цвет не доминирует, а находится в равновесии с цветами Прекрасной Незнакомки. Господствующим “черный” становится в циклах “Страшный мир”, “Фаина”.
Романтическая функция синего

Синий, как и красный, играет важную роль в поэтике Блока. Основная функция его - романтическая. На долю синего цвета приходится 16,6%.

Синий часто встречается в сочетании с другими цветами, служа нередко в цветовой гамме то фоном, то контрастом, то равноправным компонентом:

^ Из ничего фонтаном синим

Вдруг брызнул свет.

Зеленый, желтый, синий, красный –

Вся ночь в лучах…

Один из частых в поэзии Блока символических образов – синие глаза: «Сотни глаз, больших и глубоких, синих, темных, светлых. Узких…Открытых…», «Синеокая, бог тебя создал такой». Синие глаза как символ чистоты и высокой романтики. Но в то же время синий у Блока – это символ вечности, и спутник смерти: «Белые священники с улыбкой хоронили маленькую девочку в платье голубом».

Традиционно “синий” и его оттенки - символ гармонии и покоя, для Блока - символ непорочности и первозданности. Это цвет Прекрасной Дамы (цикл “Стихи о Прекрасной Даме”). Она - “голубая царица земли”, пришедшая “голубыми путями”, живущая в “лазурном чертоге”.

Эпитеты “синий”, “голубой”, как правило, используются при изображении пространства. Семантика дальности, бесконечности, потенциально свойственная этому цвету, опирается на традиционно-фольклорные эпитеты (словосочетания типа “синее море”, “синее небо”) и проявляется в сочетаемостных сдвигах, т.е. когда определяемый компонент не является прямой номинацией водного или небесного пространства: синие окна, голубые пути, голубые химеры.

Желтый и белый цвет в поэзии Блока.

В колористике Блока интересна также роль желтого цвета, который по сравнению с другими цветами – образами довольно редок. На долю этого цвета приходится 10%. Желтый цвет, особенно резок в таких картинах, сочетаясь с синим, красным,зеленым, желтым – вся ночь в лучах…»; «Зарево белое, желтое, красное…».

В стихотворениях: «Видно, дни золотые пришли…», «Прошедших дней немеркнущим сияньем…», видно, что осень в этих произведениях ощущается как такое время года, когда человеком овладевает сложное чувство свободы, рискованности и пустоты.

Свобода смотрит в синеву.

Окно закрыто. Воздух резок.

За жолто – красную листву

Уходит месяца отрезок.

Как основа метафоры, желтыйчаще всего трагичен, сопутствует смерти, душевным страданиям героя:

Когда – нибудь мои потомки,

Сажая вешние цветы,

Найдут в земле костей обломки

И песен желтые

Желтый” встречается в поэзии Блока в ближайшем цветовом значении (желтый свет, желтое зарево, желтая нива и т.д.), но только в эмоционально-сниженных контекстах. Обычно “желтый” передает оттенки вечернего неба, солнечного дня или электрического света:

В черных сучьях дерев обнаженных

Желтый зимний закат за окном.

К лексико-семантической группе желтого цвета примыкают прилагательные “ржавый” и “рыжий”. Их употребление в текстах Блока очень специфично: ржавая вода, ржавый воздух, ржавая душа. Нередко поэт называет “рыжими” не только волосы (рыжая ночь твоих кос), но и глаза (рыжий сумрак глаз, рыжи ее глаза от солнца и песка), одежду (грязно-рыжее пальто).

^ Другие цвета Блока.

Серый цвет

Серый цвет - символ тоски, безысходности и душевной опустошенности. У Блока он является атрибутом “железно-серого города” с “серыми оградами”, “серыми лужами”, “сизыми окнами” (цикл “Город”). “Серо-каменное тело” города располагается под “серым небом”, в “дымно-сизом тумане”.

Цветообозначения этой группы употребляются как в прямом значении (серые лужи, серые камни, серое небо, серый дым, серая ограда, серые избы, серые стены), так и в переносном (серый ветер, седой туман, серые сферы, седое утро).

^ Когда над рябью рек свинцовой

В сырой и серой высоте... (Осенняя любовь).
Зеленый цвет

Зеленый цвет не характерен для поэзии А.Блока и встречается нечасто. Обычно он реализуется в прямом цветовом значении, сочетаясь со словами, обозначающими растительные и природные объекты: зеленый клен, зеленая травка, зеленая поляна.

В атмосферу зеленого цвета – спокойную, затягивающую – мы попадаем, читая поэму “Ночная фиалка. Сон”:

^ Сквозь лилово-зеленые сумерки

В сон, и в дрему, и в лень…

Сочетание эпитета “зеленый” с существительным “звезда” достаточно нетрадиционно и в стихотворениях Блока создает атмосферу волшебства, яркости:

^ И ангел поднял в высоту

Звезду зеленую одну.

(Свирель запела на мосту…)

Зеленой звездою

С востока блесну.

(Мой милый, будь смелым…)

Заключение

1. Все стихотворения А.Блока насыщены цветом. Цветовые прилагательные в его поэзии - живое движение красок, ими создается атмосфера красочности. Блок – поэт-символист. Для создания своих символов он постоянно использует цвет, что обусловлено изначально присущими цвету свойствами символа и способностью порождать массу ассоциаций.

2. Выделены наиболее употребительные лексико-семантические группы с доминантами: белый, синий, красный, черный, серый, зеленый, желтый.

3. Каждый цвет - определенный символ у Блока или средство создания символа. Он использует традиционную символику какого-либо цвета и создает собственный, неповторимый образ-символ.

Цвет

Традиционный символ

Символ А.Блока

Белый

Чистота, ясность

Смерть, пустота, изначальность

Синий

Гармония, покой

Непорочность, первозданность

Красный

Опасность

Тревога, трагедия

Черный

Скорбь

Тайна, страх, страдание

Серый

Тоска

Безысходность

Зеленый

Весна

Волшебство


^ Использованная литература:

Блок А. Избранное.

Авраменко А.П. А. Блок и русские поэты XIX века.

Альфонсов В. Слова и краски.

Архангельская Ю.В. О формировании символа в стихах А. Блока.

Баран Х. Поэтика русской литературы начала XX века.

Роговер Е. С. Русская литература ХХ века.

Виноградов В.В. Поэтика русской литературы.

Содержание.

Цели, задачи, методы исследования…………………….1 стр.

1.Введение ……………………………………………………….2 стр.

2. Цветковый код двуполярности в поэзии А. Блока…………3-6 стр.

3. Цветовая гамма поэтических образов А.Блока……………7-10 стр.

4.Заключение……………………………………………………11 стр.

5. Список использованной литературы………………………12 стр.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconХристианская семантика номинаций цвета в повести и. С. Шмелёва «богомолье»
Предметом интереса многих лингвистов становится семантика лексем определённой тематической направленности. В данной статье автор...

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconКонтрольная работа по творчеству А. Блока и С. Есенина
Назовите стихи А. Блока, в которых тема Родины раскрывается с исторической точки зрения

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока icon-
Проследить, как раскрывается мотив дороги в стихотворениях Н. А. Некрасова «Тройка» и А. А. Блока «На железной дороге»

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconДидактическая игра «Живая неделя»
Нужно расставить правильно дни недели. На столе карточки с цифрами иопределённого цвета цвета радуги: 1-красного цвета-понедельник,...

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconСистема уроков по изучению жизни и творчества А. Блока
Цель урока: познакомить учащихся с атмосферой, в которой вырос Блок; показать, как факты личной биографии отражаются в поэзии Блока;...

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconУрока тема перед учащимися не раскрывается
Помочь учащимся увидеть особенности поэтического взгляда М. Цветаевой на личность другого человека – поэта Александра Блока

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconОбраз Незнакомки и его развитие в лирике Блока
Поэты не исключение. Например, для Блока образ Незнакомки был одним из ключевых. Но этот образ не стоял на месте – он развивался....

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconИдейно-художественное своеобразие поэмы А. Блока «Двенадцать»
Поэма «Двенадцать» ознаменовала новый этап в творчестве А. А. Блока. Написанная в первую зиму после октябрьского переворота, она...

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока icon-
Лучшее из того, что создано в поэзии, вызвано к жизни этим чувством, прекрасным и вечным Любовная тема в мировой поэзии занимает...

Рассмотреть, как раскрывается семантика цвета в поэзии Блока iconПрактикум по поэзии А. Блока
Блока писал: «А. Блок… поэт дня, а не ночи, поэт красок, а не оттенков, полных звуков, а не криков и не молчания. Он только там глубок...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница