Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения




НазваниеКазалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения
страница5/21
Дата публикации14.06.2013
Размер2.93 Mb.
ТипДиплом
lit-yaz.ru > Литература > Диплом
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

78.

Ни маяка, имевшего дурную привычку гаснуть, когда к скалистым берегам

Подплывал утлый ялик, на дне которого, крепко прижавшись

Друг к другу, лежали мёртвая учительница по фортепиано и её ученик –

Его признали гением и в пять лет выдали многократную визу в рай,

79.

Ни скафандра, надеваемого им по вечерам на конспиративной квартире,

Где он прятался от поэтов, рвущихся прочесть панегирик его Солнцу,

В надежде как можно быстрее получить от него достойное место работы

С фиксированной зарплатой в птицеводческом хозяйстве или на бойне,

80.

Ни больного лунатизмом уссурийского тигра, беспечно ходящего по крыше,

А утром рвущегося во двор, чтобы собрать вокруг себя хищников

И травоядных, обманывать их безнравственными историями, услышанными

От одетого в белое полуангела-получеловека приятной наружности,

81.

Ни ряженых, выпрашивавших у суетливых негоциантов мелочь,

Чтобы к следующему, более масштабному празднику иметь благообразный

Вид и не стесняться прилюдно говорить о своих чересчур скромных

Умственных способностях и нежелании работать на благо Отечества,

82.

Ни фольклорного женского ансамбля, наполнявшего его оптимизмом

И твёрдой уверенностью в окончательной и бесповоротной победе

Добра над разветвлённым злом, несмотря на то, что развитие всех

Мировых процессов красноречиво свидетельствовало об обратном,

83.

Ни трона, наспех сколоченного двумя пожилыми плотниками – сидя

На нём в окружении лицемерных верноподданных он видел бы через

Подзорную трубу как в пределы инфернального царства с разных сторон

Вторгаются взбунтовавшиеся вассалы, чтоб свергнуть его на месяц,

84.

Ни очков в роговой оправе, одеваемых, чтоб притвориться классическим

Слепым и не положить в протянутую, трясущуюся руку инвалида

На коляске шершавую купюру с мастерски выполненным

Портретом одного из трёх – по-моему мнению – хозяев маслобойни,

85.

Ни священнослужителя, призвавшего его вести неприметный образ жизни,

Не вмешиваться в хитросплетения трансцедентальных игр богов,

Ходить, понурив голову, по проторенной дорожке, и держа за пазухой

Камень, не использовать его в качестве оружия для самозащиты,

86.

Ни коня с подпалинами, на чей взмыленный круп он редко запрыгивал бы

До сытного ужина, чтоб проехаться в хорошем расположении духа по

Закоулкам города, не упомянутого в письменных источниках конца пятого

Века до нашей эры, что впрочем не значило, что города не было,
(Окончание в следующем номере)


ПЕРЕВОДЫ

Гугули

Кебурия


Поэт Давид (Дата) Гулуа погиб в автокатастрофе, в восемнадцать лет.

В ясный субботний день он был предан земле во дворе церкви святого Николая-угодника за крепостной стеной Нарикалы, куда ведет безымянная улица. Ранее церковь была восстановлена его отцом Бакуром Гулуа и его друзьями.

После похорон юноши в его компьютере были обнаружены стихи, в которых он предсказал день гибели и место своего упокоения.


РЕКВИЕМ
На зеркале вспотевшем я вижу лик чужой.

Вчера опять повис на люстре я хрустальной.

Она качнулась вдруг. То смерть пришла за мной.

Друзья! Я вижу вас в процессии печальной...
Остановилось время на талии часов,

Как ящерица, вдруг, преобразившись в вечность.

Луна хоронит солнце, без музыки, без слов.

Рассвет погас, и тьма скрывает всю окрестность.
Витает пух павлиний, – день роковой настал..

За гробом в неизвестность летит гепардов рать.

Вершину Эвереста я покорить мечтал,

Как с порванной струной последний вальс сыграть?
Разбитыми губами к вершине припаду.

Я склоны цвета крови как флаги поцелую.

Молитесь за меня, и я не пропаду.

Взгляните! И в гробу со смертью я воюю.
Молитесь во спасенье, и Бог не покарает,

Чтоб там, на Гималаях, вновь обрести покой.

Я ж в самом сердце солнца, душа моя пылает,

Меж облаками рыщет и воет ветер злой.
Где лягушонок детства, что спать вам не давал?

Я с «Евой и Адамом», под «Звон колоколов»,

Пока вы мирно спали, свой «Реквием» писал,

И стал поэтом слова и воплощеньем снов.
Попали в сердце стрелы, и в нем расцвел миндаль.

Но белой ночью осень вдруг стала мне чужой.

Разбит хрусталик глаза, и тьмой покрылась даль.

То не любовь стреляла, – Дантес был предо мной!
Со мной легко дружить, я не тюрьма Бастилия.

Любил друзей, как братьев, и их не предавал.

Простил Господь всех грешных, врагов уже простил и я,

Но кто же, как в Марата, кинжал в меня вонзал?
Пусть, реквием услышав, смерть будет ликовать,

Но рано праздновать пока еще победу.

Не будем партитурой мы слух их услаждать.

Я двойников Сальери хочу призвать к ответу.
Придите и взгляните, я тот же, не другой.

Не умер я, не умер, я вместе с вами жил.

Пусть я преобразился, я вновь иду на бой,

Чтоб полюбить всех снова, кого не долюбил...
Маэстро, больше жизни, legato, я прошу.

Я с осенью станцую Жизель в ночной тиши.

Дневник страстей сердечных потом я допишу,

Чтоб в старых нотах снова услышать крик души.
Из раковины солнца день выползал лениво.

Меня похоронили в субботний, ясный день,

А Моцарт полусонный у дерева шутливо

Спросил меня: – Проснулся? Пора укрыться в тень.
Один ли я на небе? Никак не разберу.

Печаль, как одеялом, согрела мне колени.

Вот Тициана встретил, собрата по перу,

На облаке безногом с поэтом мы сидели.
Опять летят гепарды за мною в никуда.

Свет лампионов в страхе скрывается во тьму.

Оставь окно мне, мама, открытым, как всегда,

Чтоб мог я возвратиться, когда с небес сойду.
Вы в карусели жизни кружитесь не спеша.

Забыто moderato, как головная боль.

Я к вам вернусь снежинкой, мелодией стиха.

Allegro вновь сыграет на сцене свою роль.
Вчера опять повис на люстре я хрустальной

И в зеркале вспотевшем был ясен облик мой..

Идите не спеша в процессии печальной.

Опять качнулась люстра, – я возвращусь домой!
25.09.2003

Жюль

Сир

Первые публикации Жиля Сира появились в 1970 году в различных периодических изданиях Квебека (Канада), а также в других странах в виде антологических и авторских сборников. Одной из последних в 2003 году была издана книга его стихов «Erica je brise».

Автор , помимо поэзии, занимается художественным переводом. Он переводит с персидского и корейского языков.

Жиль Сир руководит изданием сборника Эксагон «Ретроспективы». В 1992 году он, получил литературную премию канадского генерального губернатора, в 1999 г. – стипендию Габриэля – Риоса и совместно с Ван Дайкином в 2001 году премию корейского института литературного перевода.

Перевод с французского Отара УРУШАДЗЕ, Марины МАМУКАШВИЛИ, Лианы МУДЖИРИ

Пятна на солнце,

На яблоке пятна...

Связи незримы,

Тайн не раскрыть.

А если слив

Дождаться веселых,

На бородавки

Те пятна сменить?

Хочу увидеть

Живые связи,

В пространстве

Могущие быть.

Еще пристальней

Всматриваюсь в тайну.

Наверно, можно

Как-то объяснить.

Но нет...

Она по-прежнему желает

Связи истинные скрыть.

С цветущего пейзажа

Опадают листья.

Как дальше жить?

Без этого конца

Начальной стадии

Не быть.

***
Деревья закручены

Ветром сухим.

Но радует глаз

Лоза виноградная.

Творенье из лучших,

С упорством стальным

Вверх забралась,

Будто так надобно.

Тысяча, полторы –

Еще не предел.

Веревка границы

Чертит, кривясь.

Только вверх!

Рюкзак на плече.

Не уставать,

К вершине стремясь.

Вновь виноград.

Тысяча восемьсот...

Преодолели

Препятствия вместе.

С восторгом орлы

Встретят приход,

Криком наполнив

Окрестность.

Просьба одна –

Вниманье к себе.

Как только вершину

Свою покорите,

Сейчас же тропинку

Ищите назад.

К подножью быстрее

Спешите!

***
В саду большом,

Что над оврагом,

В траве сухой

Поспевшие плоды.

Природа щедро дарит

Без оглядки,

Готовы мы принять

Ее дары?

Душа в сомненьях,

Скрывая даже то,

Что любит.

А жизнь уже подносит

Свой красно-желтый дар.

Желание знать все –

Губит.

Плод чистим, не задумываясь

Ни о чем.

Дойдя до сердцевины,

Вдруг услышим:

Ужели вам не жаль?

За что?

***
Одинок, растерян,

Вопросам нет конца.

Лес приютил на время,

Дорогу подсказал.

Дубок листвой пахучей

Прошелестел за мной –

Иди, иди, не мучайся

И душу успокой.

Из липкой паутины

Вырваться б сейчас,

Как дрозд, освободивший клювик

Из смол дубовых, веточку тряся.

Природа учит – будь как я,

Естественным путем себя

Осовобождая.

Будь терпелив, и все придет,

За праведность и верность,

Венком лавровым,

Как венцом успеха,

Награждая.

***
Они везде.

К ним

На крыльцо

Стремительно

Бегу.

Начинаю снова,

Кидая взгляд

В белеющую

Мглу.

Снежинки!

Я друг вам,

Положитесь

На меня.

Но молча падают они

И тают медленно,

Молчание храня.

***
Ускользает от разума

Главное что-то.

Что надо искать,

Знаешь ли ты?

Снова взор мой

Летит

По горной тропе

К вершине.

Свежесть духа

Лесного.

Вновь спешу

Ощутить.

***
С стволом кривым

И с червоточиной –

Чего же ждать

При той судьбе?

Придут и срежут

Пилой навостренной,

Пройдут по сердцу,

Как по меже.

Осколки дерева

Рисуют щепками

В реке узоры

Грядущих бед.

Стон бессилья

Дарован в юдоли.

И это лишь

Верхушек след.

Тяну за корни,

Шепча себе,

Что горожанами

Признают всех.

Это кажется

Достойной участью.

Хотя достойно

Или нет?

Не знаю.

Не ваше ль дерево

То было,

Что высилось

Недавно здесь?

***
Ночь на исходе.

Наконец, показалась

Дорога.

Очертанья деревьев.

Трава.

Отчужденье тихо подкралось,

Между нами встав

Как стена.

Это стужа за нами

Вернулась

И приют на распутье

Нашла.

***
Одетый

Осенью

Воскресный

Лес

Притих.

Охотников фигуры

Неподвижны.

Частичка неба,

Пронзив листву,

Глядит

Задумчиво

На них.

***
Уединение позвало.

Душа к нему стремится.

Гору Афон пройду я

Вдоль и поперек.

На берегу в руинах

Прошлое хранится.

Ждет финикийцев.

Но те уж не придут.

А может, да?

Иль нет?

Я всматриваюсь долго

В давние обломки,

Сопровождающие

Наш расцвет.

***
Вековая кора

Могучего древа

Рассеклась

По стволу.

В чаще лесной

Опасностей жду.

Чуть повыше березки,

Низкорослые, хрупкие.

Защиту дадут?

Держа перед взором,

Веточку тонкую

Осторожно несу.

***
Движенье губ –

И слово...

Но знаешь,

Что скажешь потом?

Если не будет

Существенно важным,

Исчезнет само,

Без слов.

ПРОЗА


Ольга

Данелия-

Румянцева


Ольга Данелия-Румянцева родилась в г.Рустави, в семье одного из первых металлургов города. Отец нашел свою вторую половину Клавдию Румянцеву на Украине на Никопольском трубном заводе, куда юношей был отправлен на работу.

Ольга в своем родном городе окончила школу и получила специальность бухгалтера.

Печаталась в городской газете Рустави, в журналах «Орбети», «Я-автор», «Серпантин» и других изданиях.


^ Вспомнишь обо мне
Всё началось тогда, когда мы, занимавшие почти одну шестую часть обитаемой суши, лидировали почти во всех сферах науки и техники. Мы, пятнадцать союзных республик, дружно шли к коммунизму.

Вот он, молодой ученый в области точных наук, стоит на остановке и ждёт своего коллегу, который должен подъехать с минуты на минуту. Она выросла словно из-под земли. Пожилая, сухощавая, повязанная платком назад так, что хорошо видна была её жилистая шея.

- Я должна сказать тебе что-то, - спокойно сказала она молодому человеку, держа в руке дымящуюся папиросу, заправленную в мундштук. - Вижу, сжигаешь себя, и все греются в твоих лучах, но когда тебе понадобится помощь, все забудут дела твои, ты останешься один.

- Ты что, цыганка, охмуряешь парня? - произнёс проходивший мимо мужчина.

- Я не цыганка, я - сербиянка. А ты идёшь своей дорогой и иди, я не с тобой разговариваю. Ты потому такой злой, что работаешь, работаешь, а денег не видишь, они текут не в твои руки.

Прохожий неожиданно опешил, потом махнул рукой и пошёл дальше, бормоча себе под нос.

- Я должна сказать тебе что-то, - продолжила гадалка, обращаясь к молодому человеку, -

сами ноги привели меня к тебе.

Молодой человек удивлённо посмотрел на неё.

- Не бойся, я не аферистка. Моя мать училась этому в Египте, её отобрали из множества девочек. Её дар перешёл ко мне, а она обучила меня. Вот, видишь этот знак, это оттуда, из Египта, этот знак носила моя мать.

Она достала висевший на шее прикреплённый к тесёмке знак, и потом аккуратно спрятала его на груди под своей одеждой.

Молодой человек снисходительно улыбнулся, что явно не понравилось ей, и она резко сказала ему:

- Хочешь, я скажу тебе без карт, что произошло в твоей жизни в течение последней недели до этого момента?

- Скажи, - серьёзно ответил молодой человек.

Она пронзила его своим взглядом и поведала всё до мелочей про прожитые им эти семь дней и даже сказала, как в воду смотрела, кое-что о его родителях.

- Невероятно, - подумал молодой человек, но не подал виду, что удивлен.

- Я должна сказать тебе что-то, и потому сами силы небесные привели меня сюда. Тут подъехала черная “Волга”. Хозяин машины, сидевший за рулём, позвал друга, и молодой человек резко направился к машине, открыл дверцу и утонул в “черной дыре”.

- Ты вспомнишь обо мне! - только успела крикнуть ясновидящая.

Солидная легковушка уже плавно ехала по дороге.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconСловесни к
Свет исчезнет совсем, оставив на Земле великую Тьму, вскочил и только потом открыл глаза. Сердце билось так размашисто, что, казалось,...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconЕ. М. Сметанина учитель высшей квалификационной категории, но на...
В средней общеобразовательной школе №1 педагоги проводят большую, кропотливую работу по выявлению и поддержке одарённых детей. Результатом...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconСписок сокращений и дополнительных источников
А — альманах музея Axматовой в г. Пушкине (б. Царское Село) с указанием номера альманаха

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconПолучившие справку за курс основной школы отсутствуют. Отчисленные...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconТем годам
Потому что не бывает безоблачной радости от слёз и печали. В эти дни, когда оживает природа, мы чувствуем, как прекрасна жизнь! Как...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconТоржественная линейка, посвященная Дню победы
В эти дни, когда оживает природа, мы чувствуем, как прекрасна жизнь! Как дорога она нам! И понимаем, что живем благодаря всем, кто...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconСценарий общешкольного мероприятия, посвященного 64-ой годовщине...
Вступление: в эти дни, когда оживает природа, мы остро ощущаем, как прекрасна жизнь! Как дорога она нам! И понимаем, что мы имеем...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconЭтого номера перекликается с темой предыдущего выпуска, однако в...
Итак, представляем на ваш суд очередной выпуск литературно публицистического альманаха гимназии 1290 «Начало»

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconТеософии Слово "Теософия"
Божественная Мудрость, а она есть тот Свет, который светит каждому человеку, появляющемуся в мире. Свет не принадлежит никому исключительно;...

Казалось бы, обыденный факт выход в свет очередного номера литературного альманаха. Так, да не совсем. В условиях, когда отсутствуют дипломатические отношения iconНе ужели ты подумываешь о разводе?
Разве думал хоть кто-нибудь, что это слово коснется и его?! Казалось: со мной этого не может быть никогда! С кем угодно, но только...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница