При министерстве юстиции российской федерации




НазваниеПри министерстве юстиции российской федерации
страница7/41
Дата публикации26.07.2013
Размер8.15 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41

2) согласие на частичные, временные ограничения их прав <1>;

--------------------------------

<1> Статья 24 указанного Закона.
3) письменное согласие на проведение в отношении их полномочными органами проверочных мероприятий;

4) определение видов, размеров и порядка предоставления льгот, предусмотренных Законом о государственной тайне;

5) ознакомление с нормами законодательства РФ о государственной тайне, предусматривающими ответственность за его нарушение;

6) принятие решения руководителем органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации (государственного экспертного учреждения) о допуске оформляемого лица к сведениям, составляющим государственную тайну.

Для должностных лиц и граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, устанавливаются процентные надбавки к заработной плате в зависимости от степени секретности сведений, к которым они имеют доступ; преимущественное право при прочих равных условиях на оставление на работе при проведении органами государственной власти, предприятиями, учреждениями и организациями организационных и (или) штатных мероприятий.

Государственные судебные эксперты ряда экспертных учреждений имеют статус должностных лиц, остальные (например, сотрудники судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ) при решении вопроса о допуске к сведениям, содержащим государственную тайну, выступают как граждане. Заметим, что при допуске к государственной тайне эти лица могут быть временно ограничены в своих правах <1>. Эти ограничения могут касаться права:

--------------------------------

<1> Статья 24 указанного Закона.
1) выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне;

2) на распространение сведений, составляющих государственную тайну, полученных при производстве судебной экспертизы;

3) на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне.

Руководители судебно-экспертных учреждений несут персональную ответственность за создание таких условий, при которых судебные эксперты знакомятся только с теми сведениями, составляющими государственную тайну, и в таких объемах, которые необходимы экспертам для выполнения их должностных (функциональных) обязанностей <1>.

--------------------------------

<1> Права и обязанности руководителя экспертного учреждения рассмотрены в главе 6.
Государственные судебные эксперты как должностные лица и граждане, виновные в нарушении законодательства РФ о государственной тайне, несут уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответственность в соответствии с действующим законодательством <1>.

--------------------------------

<1> См. Приложение 6.
4. Законодатель устанавливает (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 5 ст. 55 АПК, ч. 5 ст. 57 УПК) уголовную ответственность, предусмотренную ст. 307 УК, или административную ответственность (ч. 3 ст. 25.9 КоАП), предусмотренную ст. 17.9 КоАП, за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

В советском уголовно-процессуальном законодательстве традиционно присутствовала норма, предписывающая при назначении каждой экспертизы предупреждать эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отбирать об этом подписку. В новом процессуальном законодательстве эта норма несколько видоизменена, хотя, по сути, она сохранилась. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель теперь обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отобрать у него об этом подписку. Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший экспертизу (ч. 2 ст. 80 ГПК; абз. 3 ч. 4 ст. 82 АПК; ч. 3 ст. 25.9 КоАП; ст. 14 ФЗ ГСЭД). Исключение составляет ч. 2 ст. 199 УПК, где указывается, что после получения от следователя постановления о назначении судебной экспертизы и материалов, необходимых для ее производства, руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК. Но это вовсе не означает, что государственный судебный эксперт не дает в каждом заключении подписки, что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Напротив, в п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК подчеркивается, что эта подписка является обязательным атрибутом экспертного заключения.

Представляется, что данная норма, оправданная для лиц, привлекаемых к производству судебных экспертиз впервые или изредка и не являющихся сотрудниками экспертных учреждений, вполне правомерна (по аналогии с предупреждением свидетеля об ответственности за дачу заведомо ложных показаний). Однако для судебных экспертов, имеющих экспертное образование и сертифицированных квалификационными комиссиями, а ведь согласно ФЗ ГСЭД только такие специалисты могут привлекаться к производству судебных экспертиз, излишне постоянно повторять эту процедуру. Ее можно заменить, например, присягой судебного эксперта, даваемой при получении диплома о высшем экспертном образовании или квалификационного свидетельства на право производства судебных экспертиз. Заметим, что многие государственные судебные эксперты, являясь сотрудниками Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований, приносят присягу, поступая на службу. В текст этой присяги могли бы быть внесены коррективы, касающиеся судебных экспертов.

5. Лицо, выступающее в роли эксперта, обязано сообщить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, исключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств. Согласно нормам процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела; является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей; или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК; ст. 23 АПК; ст. 70 УПК; ст. 25.12 КоАП). Заметим, что, согласно новому гражданскому и уголовному процессуальному законодательству, предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе является проведение им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (абз. 2 ч. 1 ст. 23 АПК). Фактически ревизия или проверка - это предварительное исследование, произведенное специалистом, хотя процессуальная фигура специалиста в арбитражном процессе отсутствует.

В производстве по делам об административных правонарушениях, если лицо участвовало в деле в качестве специалиста, оно не может в дальнейшем быть экспертом по данному делу.

То есть законодатель фактически перенес в новые АПК и КоАП норму УПК РСФСР (п. 3а ч. 1 ст. 67), которая многие годы вызывала возражения процессуалистов и криминалистов <1> и, наконец, была отменена в УПК. Вряд ли такой механический перенос является прогрессивным. В настоящее время можно считать доказанным и обоснованным на практике, что если специалист участвует в собирании объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами, зная, что производство экспертизы может быть поручено ему, он работает гораздо ответственнее и скрупулезнее. Поэтому представляется, что эти нормы АПК и КоАП нуждаются в изменении.

--------------------------------

<1> См., например: Белкин Р.С. Курс криминалистики; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. М., 1996.
Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода. Однако УПК предусматривает возможность отвода эксперта, если обнаружится его некомпетентность (п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК).

Компетенция эксперта (от лат. compete - соответствовать, быть годным) может рассматриваться в двух аспектах <1>. Во-первых, это круг полномочий, права и обязанности эксперта, которые определены процессуальными кодексами и КоАП. Во-вторых, это комплекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного рода, вида.

--------------------------------

<1> См.: Энциклопедия судебной экспертизы.
Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, которыми должен владеть эксперт, и субъективную компетенцию - степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетенцию часто называют компетентностью эксперта. Она определяется его образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач, индивидуальными способностями. Согласно ст. 13 ФЗ ГСЭД компетентность государственного судебного эксперта проверяется и удостоверяется экспертно-квалификационными комиссиями <1>.

--------------------------------

<1> О подготовке судебных экспертов см. в последнем разделе данной главы.
В других кодифицированных законах пункт об отводе эксперта в случае, когда обнаружится его некомпетентность, отсутствует. Ряд ученых-процессуалистов, например авторы Комментария к АПК РФ 1995 г., полагают, что это обоснованно, поскольку лицо, которое не обладает специальными знаниями, если даже будет призвано в качестве эксперта, вряд ли сможет представить арбитражному суду квалифицированное заключение. Кроме этого, заключение эксперта как одно из доказательств подлежит оценке наряду с другими доказательствами и не будет принято судом при недостаточной обоснованности. Они же уповают на то, что эксперт сам может отказаться от дачи заключения, если он не обладает необходимыми знаниями <1>.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Со вступительной статьей В.Ф. Яковлева.
С этим трудно согласиться. Вопрос о том, насколько квалифицированно составлено заключение, т.е. вопрос об оценке заключения эксперта, весьма сложен, поскольку судьи не обладают специальными знаниями и им трудно в современных условиях научно-технической революции, когда экспертные методики все усложняются и усложняются, глубоко разобраться в экспертных технологиях. Судьи оценивают заключение эксперта в основном по формальным признакам <1>. Что касается отказа эксперта от производства экспертизы, то он может добросовестно заблуждаться и не видеть своих ошибок. Поэтому представляется, что если некомпетентность эксперта обнаружена еще на начальном этапе при назначении экспертизы, должна быть обеспечена возможность его отвода.

--------------------------------

<1> См. главу 11.
6. Судебный эксперт не вправе без ведома следователя и суда вступать в личные контакты с участниками процесса по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования.

Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективности судебного эксперта, его личные контакты с потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны ограничиваться строгими процессуальными рамками. Так, например, согласно УПК (п. 3 ч. 3 ст. 57) эксперт может принимать участие в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Более того, законодатель прямо указывает, что без ведома следователя и суда эксперт не вправе вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57). В гражданском и арбитражном процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только участвуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК).

Аналогичная норма (п. 2 ч. 5 ст. 25.9) имеется и в КоАП: с разрешения судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, эксперт может задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям.

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Так, например, судом рассматривалось гражданское дело о возмещении ущерба в результате пожара на даче. В ходе судебного разбирательства была назначена электротехническая экспертиза для установления, находился ли аппарат электрозащиты в исправном состоянии. Однако, поскольку при производстве осмотра этот автоматический выключатель не был изъят и приобщен к материалам дела, эксперт обратился непосредственно к ответчику, в помещении которого был установлен этот аппарат электрозащиты. Ответчик предоставил в распоряжение эксперта автоматический выключатель, который и был исследован. Эксперт сделал вывод, что прибор исправен, но истец заявил ходатайство о признании недопустимым и исключении заключения эксперта из числа доказательств. Суд удовлетворил ходатайство.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны следователем, судом, органом, рассматривающим дело об административном правонарушении. В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Но право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, например анализировать свидетельские показания, иначе могут возникнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит достаточно часто.

Рассматривая вопрос об ограничении прав судебного эксперта, следует остановиться еще на одной проблеме, решения которой требует следственная и судебная, да и экспертная практика. Речь идет о праве эксперта в некоторых случаях собирать вещественные доказательства. Типичной, например, является ситуация с исследованием микроколичеств веществ и материалов, называемых в криминалистике микрообъектами. По существующей практике субъект, назначающий экспертизу, например, для установления факта контактного взаимодействия, обоснованно предполагая, что на тех или иных предметах имеются микрообъекты, прежде всего, задает вопрос: имеются ли на представленных для исследования предметах волокна, микрочастицы лакокрасочного покрытия, металла и проч.? Аналогичные вопросы задаются иногда при необходимости обнаружения невидимых следов рук на изъятых предметах.

Эксперт в ходе экспертного осмотра представленных предметов и при обнаружении микрообъектов (следов) фиксирует этот факт в своем заключении. Обнаруженные микрообъекты, приобретающие значение вещественных доказательств, подвергаются дальнейшему экспертному исследованию для решения других вопросов экспертного задания. Таким образом, эксперт фактически собирает (обнаруживает, фиксирует, изымает) доказательства, на что у него нет права согласно букве закона. К подобным действиям эксперта, явно выходящим за пределы его компетенции, следователь и суд относятся весьма снисходительно. По мнению Л.В. Виницкого, осмотр предметов - вероятных носителей микрообъектов - должен производиться по месту их обнаружения, как правило, при осмотре, с участием специалиста. Микрообъекты, которые по своим характеристикам могут быть обнаружены и индивидуализированы в ходе такого осмотра, подробно описываются в протоколе осмотра и впоследствии приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Те же микрообъекты, которые не могут быть обнаружены при осмотре, но наличие которых обоснованно предполагается, обнаруживаются на предметах-носителях в лабораторных условиях в ходе дополнительного следственного осмотра следователем с обязательным участием специалиста. Именно следователь составляет протокол об их обнаружении, в котором фиксируются их индивидуализирующие признаки <1>
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   41

Похожие:

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница