При министерстве юстиции российской федерации




НазваниеПри министерстве юстиции российской федерации
страница8/41
Дата публикации26.07.2013
Размер8.15 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41
.

--------------------------------

<1> См.: Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда, 1986.
Предложенное Виницким решение действительно соответствует действующему законодательству и исключает его нарушение, но с точки зрения практики оно весьма трудно реализуемо. Во-первых, обнаружение микрообъектов в лабораторных условиях намного результативнее. Во-вторых, это процесс длительный, он может продолжаться несколько дней кряду, поэтому нереально постоянное присутствие следователя или судьи.

Не предоставляя эксперту права собирать доказательства, действующий уголовно-процессуальный закон в то же время содержит отступления от этого правила при производстве судебно-медицинского освидетельствования как разновидности судебно-медицинской экспертизы, осуществляемого единолично экспертом.

На основании вышеизложенного полагаем, что эксперту должно предоставляться право собирать доказательства при исследовании предметов - возможных носителей микрообъектов - и при производстве некоторых видов экспертиз. Кстати, законодатель уже сделал шаг на этом пути, установив в ч. 4 ст. 202 УПК, что если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

Законодатель запрещает эксперту без разрешения дознавателя, следователя, суда, лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, проводить исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств. Обязанность судебного эксперта обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела корреспондируется с требованиями законодателя уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

Как было показано в главе 3, методов, полностью или частично видоизменяющих объект, абсолютное большинство. Однако эти изменения могут затрагивать или не затрагивать именно те характеристики объекта, которые делают его вещественным доказательством по делу.

Резюмируя вышеизложенное, полагаем, что требование закона о сохранности объектов экспертного исследования следует интерпретировать как стремление эксперта сделать все возможное в данной ситуации, чтобы сохранить неизменным либо сам объект, либо, если это невозможно, те его свойства и признаки, которые позволят в дальнейшем получить представление об объекте и вновь подвергнуть его исследованию при производстве повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Законодатель (ст. 41 ФЗ ГСЭД) распространил на судебно-экспертную деятельность частных экспертов и сотрудников негосударственных экспертных учреждений действие ряда статей ФЗ ГСЭД <1>, где упоминаются исключительно государственные судебные эксперты. При этом он действовал далеко не всегда логично. Рассмотрим эти статьи по порядку. Неясно, почему на негосударственных экспертов не распространяются требования ст. 3 "Правовая основа государственной судебно-экспертной деятельности". Разве для негосударственной судебно-экспертной деятельности должна быть иная правовая основа, чем для государственной (Конституция РФ, ФЗ ГСЭД, ГПК, АПК, УПК, КоАП, Таможенный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, законодательство РФ о здравоохранении, другие федеральные законы)? Исключение могут составлять только ведомственные нормативные акты, но об этом можно было бы упомянуть в Законе. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении ст. 5, посвященной соблюдению законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности. А что, негосударственный эксперт не должен руководствоваться законом в своей деятельности и нарушение закона не влечет за собой ответственности? Но согласно ст. 41 действие ст. 5, как и ст. 3, на лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, не распространяется.

--------------------------------

<1> См. Приложение 1.
Наименования ст. 4 и ст. 6 также могут быть откорректированы за счет исключения слова "государственный": "Принципы судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"; "Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении судебно-экспертной деятельности".

Статья 16, посвященная обязанностям эксперта, несмотря на указание законодателя, никак не применима в полном объеме к частному эксперту или сотруднику негосударственного экспертного учреждения.

Нестыковки начинаются уже с первой части. Частный эксперт не обязан "принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу". Не распространяются на частного эксперта и ограничения его прав, связанные с принятием поручений о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, а уж тем более запрет осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта. Ведь он и есть негосударственный эксперт.

Если частный эксперт взялся за производство экспертизы и в его адрес вынесено постановление или определение суда, он обязан:

- не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

- обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела;

- исполнять обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.
Независимость судебного эксперта
В ст. 7 ФЗ ГСЭД законодатель подчеркивает, что при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства судебной экспертизы, а также обеспечивается возможностью его отвода. Является ли судебный эксперт государственным экспертом, сотрудником негосударственного экспертного учреждения или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность.

Судебный эксперт независим в выборе методов, средств и методик экспертного исследования, необходимых, с его точки зрения, для изучения данных конкретных объектов экспертизы. Руководитель экспертного учреждения может рекомендовать эксперту воспользоваться тем или иным методом, средством, применить ту или иную методику, однако право выбора остается за экспертом.

Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле, и иных лиц не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК).

Однако на самостоятельность суждений эксперта, на независимость судебной экспертизы влияют многие факторы и одних процессуальных требований явно недостаточно. Государственные судебно-экспертные учреждения зачастую подчиняются тем же органам исполнительной власти, что и следственные аппараты, органы дознания, например, в Министерстве внутренних дел, Федеральной таможенной службе, Федеральной службе безопасности. Такая ситуация, безусловно, отрицательно влияет на независимость как судебного эксперта, так и экспертного учреждения в целом. В реальной жизни существует множество способов оказания давления на эксперта или руководителя судебно-экспертного учреждения. Руководитель экспертного учреждения может, например, по указанию кого-то из вышестоящих начальников передать производство экспертизы другому эксперту, если вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом, кого-то не устраивает. По закону первый эксперт может выступить со своим особым мнением, но, будучи сотрудником военизированного подразделения, где его судьба существенным образом зависит от старших начальников, сделает ли он это? Ответ далеко не однозначен!

Напрашивается решение о выделении государственных экспертных учреждений и создании государственной судебно-экспертной службы, не связанной с органами дознания и предварительного расследования. Строго говоря, такая служба давно существует - это судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции РФ. Казалось бы, для обеспечения независимости судебной экспертизы все государственные экспертные учреждения следовало бы сосредоточить именно под эгидой Минюста России. Но практика показывает, что во многих случаях оторванность судебно-экспертной службы от органов дознания и следственных аппаратов приносит значительно больше вреда, чем пользы. Теряется оперативность применения специальных знаний, определяющая зачастую весь успех раскрытия и расследования преступления в целом. Да и вообще, строго говоря, возможна ли абсолютная независимость? Ведь реально далеко не всегда могут избежать постороннего влияния даже судьи, на независимость которых прямо указано в Конституции <1> и в специальном Законе <2>, где даются гарантии независимости судьи.

--------------------------------

<1> Статьи 119 - 122 Конституции РФ.

<2> Закон РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации".
С другой стороны, реальная независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то, что многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В некоторых случаях экспертный вывод может находиться в прямой зависимости от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что некорректно называть судебные экспертизы, производимые в негосударственных экспертных учреждениях, независимыми, а частных экспертов - независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в государственных экспертных учреждениях выполняют "зависимые" экспертизы.

Как нам представляется, выход не в обеспечении абсолютной независимости эксперта, которая, как и любая абстракция, в условиях реального социума недостижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а в возможности проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции государственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того, одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 ФЗ ГСЭД устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестации их на право самостоятельного производства судебной экспертизы. С этой целью в ряде федеральных органов исполнительной власти созданы и функционируют экспертно-квалификационные комиссии. Причем через каждые пять лет эксперт должен подтверждать уровень своего профессионализма в указанных комиссиях. К сожалению, пока эти комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные свидетельства только государственным судебным экспертам данного ведомства. Реальная независимость эксперта возможна только при условии единых квалификационных требований к государственным судебным экспертам всех ведомств, судебным экспертам негосударственных экспертных учреждений и частным экспертам. Это возможно при законодательном закреплении условий осуществления негосударственной судебно-экспертной деятельности, предусматривающем создание независимых вневедомственных экспертно-квалификационных комиссий, единых для государственных и негосударственных судебных экспертов.
Права судебного эксперта
Согласно ст. 17 ФЗ ГСЭД эксперт вправе:

1) ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

2) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;

3) обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайствовать перед руководителем экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов обусловлена целым рядом факторов:

а) при производстве многообъектной экспертизы число однородных объектов исследования может быть столь велико, что экспертное исследование невозможно выполнить в установленный срок;

б) еще до начала экспертизы или уже в ходе ее производства выясняется, что необходимо применить методы, которыми сам эксперт не владеет, или использовать приборы и оборудование, отсутствующие в данном экспертном учреждении, т.е. речь идет о комплексном исследовании;

в) в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть вопросов может быть решена только при производстве комплексной экспертизы;

г) эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов, имеющих значение для доказывания (законодатель предоставляет это право эксперту в соответствующих статьях процессуальных кодексов <1>), на которые могут быть даны ответы, но при этом ему может понадобиться помощь других экспертов.

--------------------------------

<1> См. Приложения 2 - 5.
Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к выполнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК и п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК, указывающими, что эксперт имеет право ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, но тем не менее в АПК и КоАП такая норма отсутствует. Однако следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, а вообще отказаться от ее производства.

Поскольку суд, прокурор, следователь, дознаватель, подсудимый, обвиняемый, истец, ответчик, представители сторон и иные участники процесса могут неправильно истолковать заключение эксперта или его показания при допросе, законодатель в ФЗ ГСЭД предоставляет судебному эксперту право делать заявления. Эта норма представляется нам вполне логичной, однако ни в одном из процессуальных кодексов РФ судебный эксперт не наделен таким правом.

Как известно, заявление - это официальное обращение гражданина или нескольких лиц в государственный орган или орган местного самоуправления, администрацию учреждения, организации или к должностному лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением его прав и законных интересов и не содержащее просьбы устранить такое нарушение, а направленное на реализацию прав и интересов заявителя или на устранение тех или иных недостатков в деятельности предприятий, учреждений, организаций. Заявление может быть подано в письменной и устной форме <1>.

--------------------------------

<1> См.: Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А.В. Сухарев. М., 1999.
Отметим, что свои возражения эксперт может изложить в процессе его допроса следователем и судом (ст. 205, 282 УПК). При этом согласно ч. 6 ст. 166 УПК эксперт имеет право делать подлежащие внесению в протокол следственного действия замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены его подписью. Однако формально, коль скоро уголовно-процессуальным законом эксперту не предоставлено право делать заявления, эти возражения заявлением не являются и могут быть оставлены без рассмотрения. К тому же инициатива в производстве допроса эксперта принадлежит следователю или суду.

С другой стороны, эксперт не вправе изложить свои возражения по поводу неправильного истолкования его заключения или показаний при допросе в виде ходатайства, поскольку, согласно процессуальному законодательству, он может заявлять ходатайства только о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Обжаловать неправильное истолкование заключения эксперт также не может, поскольку его права как эксперта не ограничиваются.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41

Похожие:

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...

При министерстве юстиции российской федерации icon-
Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13. 10. 2004 №1313,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница