Закон




НазваниеЗакон
страница2/7
Дата публикации17.06.2013
Размер0.68 Mb.
ТипЗакон
lit-yaz.ru > Право > Закон
1   2   3   4   5   6   7

^ Жертвы узаконенного грабежа

Естественно, люди восстают против несправедливости, жертвами которой они становятся. Поэтому, когда грабёж организован законом в пользу тех, кто творит закон, все ограбляемые классы стараются -- мирными или революционными средствами -- как-то приобщиться к законотворчеству. В зависимости от просвещённости эти ограбляемые классы вольны поставить перед собой одну из двух совершенно разных целей при попытке достигнуть политической власти: они желают либо остановить узаконенное ограбление, либо стать его участниками.

Горе нации, если среди массовых жертв узаконенного грабежа преобладает эта последняя цель, когда они, в свою очередь, овладевают властью, чтобы творить закон!

Пока этого не случилось, меньшинство практикует узаконенное ограбление по отношению к большинству: обычная практика, когда право участвовать в законотворчестве предоставлено лишь немногим лицам. Но затем участие в создании законов становится всеобщим, и тогда люди стремятся уравновесить свои конфликтующие интересы всеобщим ограблением. Вместо того, чтобы выкорчевывать встречающуюся в обществе несправедливость, они делают эту несправедливость всеобщей. Как только ограбленные классы завоёвывают политическую власть, они устанавливают систему репрессий против других классов. Они не упраздняют разрешённое законом ограбление (такая задача требовала бы большей, нежели их собственная, просвещённости). Напротив, они состязаются со своими неправедными предшественниками, участвуя в узаконенном ограблении, даже если это против их собственных интересов.

Похоже, что каждому человеку необходимо пережить жестокое возмездие до наступления царства справедливости -- кому из-за собственной злобы, кому из-за недопонимания.

^ Результаты узаконенного ограбления

Ничто не сулит обществу большего зла и более крупных перемен, чем превращение закона в орудие ограбления.

Каковы последствия такого извращения? Для описания их всех потребовались бы целые тома. Поэтому нам придётся довольствоваться выделением самых примечательных.

Прежде всего из сознания каждого вычеркивается разница между справедливостью и несправедливостью.

Никакое общество не может существовать без определённого почтения к законам. Самый надёжный путь достичь уважения к законам - сделать их заслуживающими уважения. Когда закон и нравственность противоречат друг другу, то гражданин стоит перед суровой альтернативой: либо утратить свое нравственное чувство, либо расстаться с уважением к закону. Эти два вида зла одинаковы по своим последствиям, и человеку было бы трудно сделать выбор между ними.

Сущность закона -- в поддержании справедливости. В том-то и дело, что в умах людей закон и справедливость суть одно и то же. Мы все сильно расположены поверить в то, что любая законная вещь ещё и справедливо обоснована. Эта вера распространилась столь широко, что многие стали ошибочно полагать, что нечто "справедливо", потому что так говорит закон. Тогда для придания ограблению справедливого и священного облика в сознании множества людей закону необходимо лишь провозгласить и санкционировать его. Рабство, ограничения и монополия находят защитников не только среди тех, кому они выгодны, но и среди тех, кто от них страдает.

^ Участь нонконформистов

Если вас посетят сомнения в моральности этих институтов власти, то найдутся те, кто заявят, что "вы опасный новатор, утопист, теоретик, ведущий подрывную деятельность, вы можете поколебать устои, на которых покоится общество".

Если вы станете читать лекции по морали или по политической науке, то найдутся официальные организации, которые обратятся к правительству с таким ходом мыслей: дескать "эту науку нельзя больше изучать исключительно с точки зрения свободы торговли (гражданской свободы, собственности, справедливости), как это имеет место до сих пор. Эту науку надлежит изучать только с точки зрения фактов и законов, регулирующих французскую промышленность (фактов и законов, противоречащих свободе, собственности и справедливости)", или "занимая финансируемые государством преподавательские должности, профессора должны воздерживаться от того, чтобы хоть в малейшей степени ставить под угрозу уважение к ныне действующему закону". [Из материалов французского Генерального Совета по промышленникам, сельскому хозяйству и торговле (Прим. к английскому переводу).]

То есть, раз существует закон, который санкционирует какие бы то ни было рабство или монополию, угнетение или разбой, то его не стоит даже упоминать. Ведь как же его упоминать, не нанося ущерба уважению, которое он внушает? Мораль и политическую экономию надо изучать с точки зрения этого закона, предполагая, что он должен быть справедлив просто оттого, что это -- закон!

Другая особенность этого трагического извращения закона состоит в том, что оно придаёт преувеличенное значение политическим страстям и ссорам, и политике в целом.

Я мог бы тысячью способами доказать это суждение. Но я ограничусь в целях иллюстрации предметом, в последнее время занявшим умы всех: всеобщим избирательным правом.

^ Кто должен судить?

Последователи философской школы Руссо, которые считают себя ушедшими далеко вперёд, но которых я считаю отставшими на двадцать веков, не согласятся в этом со мной. Однако, всеобщее избирательное право -- если употреблять это понятие в самом строгом смысле - не является одной из тех священных догм, проверять или сомневаться в которых -- это преступление. В самом деле, можно привести серьёзные возражения против всеобщего избирательного права.

Прежде всего, в слове всеобщее таится вопиющее заблуждение. Например, во Франции 36 млн. жителей. Тогда, чтобы избирательное право было всеобщим, должно быть 36 млн. избирателей. Но и самый расширенный порядок допускает к голосованию лишь 9 млн. Исключаются трое из каждых четверых; и более того, они исключаются четвёртым. Этот четвёртый выдвигает в качестве причины исключения принцип ограниченной правоспособности.

Всеобщее избирательное право, следовательно, подразумевает всеобщее право голоса для тех, кто правоспособен. Но остаётся вопрос: кто правоспособен? Относятся ли к неправоспособным только малолетние, женщины, больные и взрослые, совершившие определённые преступления?

^ Причины, по которым голосование ограничено

Более пристальное изучение этого предмета показывает нам мотив, по которому избирательное право основывается на предположении недостаточной правоспособности. Мотив состоит в том, что избиратель или голосующий осуществляет это право не ради одного себя, но и ради всех.

В этом отношении самая расширенная и самая ограниченная избирательные системы сходны. Они различны лишь в определении неправоспособности. Здесь различие не в принципе, а именно в степени.

Если, как стараются показать республиканцы из наших нынешних греко-римских философских школ, право голоса даётся при рождении, то со стороны взрослых было бы несправедливостью не допускать к голосованию также и детей. Отчего их не допускают? Оттого, что их заранее расценивают недееспособными. А почему недееспособность -- мотив для исключения? Потому, что не один только голосующий переживает последствия своего голосования, потому, что всякое голосование затрагивает и волнует каждого в целой общности, потому, что члены общности имеют право требовать гарантий, относящихся к действиям, от которых зависит их благосостояние и существование.

^ Ответ -- в ограничении закона

Я знаю, что можно было бы сказать в ответ на это, какие возражения могли бы быть. Но здесь не место углубляться в полемику такого свойства. Я склонен лишь отметить, что этот спор о всеобщем избирательном праве (равно как и большинство др. политических вопросов), который подстрекает, возбуждает и опрокидывает народы, утратил бы почти всё своё значение, если б закон всегда был тем, чем должен быть.

В самом деле, если бы закон был ограничен защитой всяких персон, всяких свобод, всякой собственности, если бы закон был не более чем организованным соединением индивидуальных прав на самооборону, если бы закон был препятствием, проверкой, карательной силой против любого угнетения и грабежа, то неужели мы, граждане, стали бы спорить о масштабах права голоса?

Неужели при этих обстоятельствах пределы права голоса ставили бы под угрозу высшее благо -- общественное спокойствие? Неужели исключённые классы отказались бы смирно ждать своего права голосовать? Неужели получившие такое право ревниво охраняли бы свою привилегию?

Когда бы закон был ограничен своими надлежащими функциями, у всех была бы равная заинтересованность в законе. Неужели не ясно, что в таком случае голосующие не могли бы причинить неудобства неголосующим?

^ Губительная идея узаконенного ограбления

Но, с другой стороны, вообразите, что этот роковой принцип введён: под предлогом организации, регулирования, покровительства или поощрения закон забирает собственность у одного человека и передаёт её другому; закон забирает состояние всех и передаёт его немногим -- фермерам ли, фабрикантам ли, судовладельцам ли, художникам или комедиантам. При этих условиях, согласно логике, каждый класс наверняка будет стремиться подмять закон.

Исключенные классы гневно потребуют своё право на голосование и скорее перевернут общество в случае, если не добьются этого права. Даже нищие и бродяги станут тогда доказывать вам, что они тоже имеют неоспоримое право голосовать. Они скажут вам:

Мы не можем купить вина, табаку или соли, не уплатив налога. А часть налога, который мы платим, даётся законом -- как привилегия или ссуда -- тем, кто богаче нас. Другие пользуются законом, чтобы поднять цены на хлеб, мясо, железо или одежду. Значит, так как каждый использует закон для собственной выгоды, то мы тоже хотели бы использовать закон к нашей выгоде. Мы требуем от закона право на пособие, т.е. на ограбление в пользу бедняков. Для получения этого права нам тоже следует стать избирателями, чтобы организовать Нищету широкого охвата в свой собственный класс, как вы организовали широкомасштабную Защиту вашего класса. Так что не рассказывайте нам, нищим, что вы будете действовать ради нас и бросите нам словно кость, как предлагает г-н Мимерель, 600 000 франков, дабы нас утихомирить. У нас другие притязания. В любом случае мы желаем договориться на свой счёт, раз остальные классы договорились на свой!

И что ответишь на этот довод!

^ Извращенный закон ведет к конфликту

До тех пор, пока соглашаются с тем, что закон можно отклонить от его истинной цели, и что он может применять насилие к собственности, вместо того, чтобы её защищать -- до тех пор у всех будет желание участвовать в создании закона, чтобы либо оградить себя от хищений, либо использовать его для хищений. Политические вопросы всегда будут пагубными, господствующими и всепоглощающими. Будет драка перед входом в Законодательную Палату, и борьба в ней будет не менее яростной. Чтобы уяснить это, едва ли нужно изучать то, что просачивается во французское или английское законодательство; ведь понимать предмет значит знать ответ.

Есть ли нужда приводить доказательства, что это отвратительное извращение закона -- вечный источник ненависти и разлада, что оно ведёт к гибели самого общества? Если такое доказательство нужно, взгляните на Соединенные Штаты (в 1850 г.). Нет на свете страны, где больше отводится закону его надлежащая область: защита свободы и собственности каждого. Вследствие этого не видно в мире страны, где социальный порядок покоился бы на более прочном фундаменте. Но даже в США два -- и только два -- пункта, которые всегда подвергали опасности мир в обществе.

^ Рабство и расценки -- это ограбление

Какие же эти два пункта? Это рабство и расценки. Только в этих двух предметах обсуждения закон, вопреки общему духу республики Соединенных Штатов, принял на себя роль грабителя.

Рабство это насилие закона над свободой. Расценка, тариф это насилие закона над собственностью.

Самый замечательный факт состоит в том, что это двойное узаконенное преступление -- прискорбный пережиток Старого Мира -- единственная вещь, которая может привести и, вероятно, приведёт к разрушению Союза Штатов. Действительно, нельзя представить себе в самой сердцевине общества более поразительного явления, чем это: закон выступил в роли орудия несправедливости. А если этот факт вызовет ужасные последствия для США, где надлежащее предназначение закона было извращено только в частных случаях рабства и расценок, то каковы должны быть последствия для Европы, где извращение закона является принципом, системой?

^ Два рода ограбления

Г-н Монталамбер <политик и писатель>, принимая мысль, содержащуюся в знаменитой прокламации г. Карлие, сказал: "Мы должны воевать против социализма". Cогласно определению социализма, выдвинутому г. Шарлем Дюпеном, он подразумевал: "Мы должны воевать против ограбления".

О каком же ограблении он говорил? Ведь есть два рода ограбления: законное и незаконное. Не думаю, что незаконное ограбление -- такое как кража или мошенничество, которые определяет, предусматривает и карает уголовное уложение -- можно назвать социализмом. Это не тот вид хищения, который систематически угрожает основам общества. Так или иначе, война против этого вида ограбления не ждала приказов со стороны этих господ. Война против незаконного грабежа велась с начала мира. Задолго до Февральской революции 1848 г. , задолго до появления даже самого социализма Франция обзавелась полицией, судьями, жандармами, тюрьмами, темницами и эшафотами с целью борьбы против незаконного ограбления. Сам закон ведет эту войну, и моё пожелание и мнение состоит в том, что следует поддерживать такое отношение к хищениям.

^ Закон защищает ограбление

Но он не всегда это делает. Порою закон защищает грабёж и участвует в нём. Т. е. бенефициарии [бенефициарий -- лицо, получающее доходы с доверительной собственности или выгоду от собственности, утверждённой в его пользу (прим. перев.)] избавляются от стыда, опасности и угрызений совести, которые в противном случае повлияли бы на их поступки. Порою закон ставит целый аппарат судей, полиции, тюрем и жандармов на службу грабителям и, защищаясь, трактует пострадавшего как преступника. Короче говоря, есть законный грабёж, и это о нём говорит г-н де Монталамбер.

Этот законный грабёж может быть лишь отдельными пятном ржавчины среди законодательных мер народа. А раз так, то лучше всего стереть его с минимумом речей и разоблачений, невзирая на гам со стороны обоснованных интересов.

^ Как распознать законное ограбление

Как же распознавать это законное ограбление? Достаточно просто. Это происходит тогда, когда закон отбирает у каких-либо лиц то, что им принадлежит и отдаёт другим лицам, которым это не принадлежит. Это происходит тогда, когда закон благоволит одному гражданину за счёт другого, поступая так, как сам гражданин поступить не может, не совершая преступления.

Тогда отмените этот закон без промедления, так как это не просто зло как таковое, но и плодовитый источник дальнейшего зла, ибо он порождает репрессии. Если такой закон, который может быть отдельным случаем, не отменить незамедлительно, то он будет распространяться, множиться и развиваться в систему.

Лицо, которое извлекает выгоду из этого закона, будет только жаловаться, защищая свои благоприобретённые права. Оно будет жаловаться, что государство обязано защищать и поощрять его частный промысел, что такая процедура обогащает государство, поскольку защищённый промысел способен жить дальше и обеспечивать более высоким жалованием бедных работников.

Не слушайте эту софистику обоснованных интересов. Принятие этих доводов превратит законное ограбление в целую систему. Фактически это уже произошло. Современная иллюзия -- это попытка сделать богаче каждого за счёт кого-нибудь другого, сделать грабёж всеобщим под предлогом организации его.

^ У законного ограбления много названий

Итак, законное ограбление может совершаться бесконечным количеством способов. Следовательно, у нас бесконечное количество планов для его организации: тарифы, протекционизм, пенсии, ссуды, льготы, прогрессивное налогообложение, общественные училища, гарантированные рабочие места, гарантированные прибыли, минимальные оклады, право на пособие, право на орудия труда, безвозмездные кредиты и т.д., и т.д. Все эти планы в целом с их общей целью -- законным грабежом -- учреждают социализм.

Теперь, поскольку при таком определении социализм -- это собрание доктрин, то какую атаку можно провести против социализма, помимо войны доктрин? Если вы найдете эту социалистическую теорию ложной, нелепой и злой, то отвергните её. А чем она более ложна, нелепа и зла, тем легче её отвергнуть. Сверх всего проч., если желаете быть сильным, начинайте выкорчевывать всякую крупицу социализма, которая может прокрасться в ваше законоуложение. Это будет нелёгкая задача.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Закон iconЗакон взаимопомощи; Закон творчества; Закон защиты республики; Закон...
Республика – общешкольное государство, объединяющее ребят и взрослых на равных правах

Закон iconЕгэ для выпускников 11-х классов
Закон РФ "О внесении изменений в закон Российской Федерации "Об образовании" и федеральный закон "О высшем и послевузовском профессиональном...

Закон iconЗакон ответственности я не всесилен, но и не беспомощен Закон власти...
К47 «Дети: границы, границы» /Пер с англ.: И. Стариковская М.: «Триада», 2001, 320 с

Закон iconЗакон находится вне веры. Не важно, верю я или нет: закон есть закон,...
Поэтому в человеке должно быть проявлено качество крату – желание поступать мудро. В результате отсутствия такого желания человек...

Закон iconПрограмма дисциплины «национальная экономика»
Производственные ресурсы. Технологический способ соединения факторов производства. Показатели эффективности. Закон убывающей эффективности....

Закон iconЗакон заботы и милосердия. Прежде, чем требовать внимания к себе,...
Дерево, трава, цветок и птица не всегда умеют защититься. Если будут уничтожены они, то на планете мы останемся одни

Закон iconЗакон украины
Данный Закон устанавливает правовые основы защиты общества от распространения продукции, которая негативно влияет на общественную...

Закон iconЗакон и справедливость в россии
С докладом «Русский архетип: закон и справедливость» выступал писатель Андрей Михайлович Столяров

Закон iconЗакона Настоящий Федеральный закон
Федеральный закон Российской Федерации от 12 апреля 2010 г. N 61-фз "Об обращении лекарственных средств"

Закон iconВ. А. Михайлов Право и Закон москва
МихайловВ. А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М. Право и Закон, 1996. 304 с



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница