Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака




Скачать 434.76 Kb.
НазваниеУголовная ответственность за незаконное использование товарного знака
страница2/2
Дата публикации19.06.2013
Размер434.76 Kb.
ТипАвтореферат
lit-yaz.ru > Право > Автореферат
1   2

^ Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в том, что сформулированные в нем научные положения, выводы и рекомендации позволили получить новые знания в науке уголовного права, сформулировать ряд понятий и категорий, характеризующих уточненные признаки исследуемого состава преступления. Отдельные выводы могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской работе в рамках разработки мер противодействия преступлениям в сфере экономической деятельности. Ряд выводов могут использоваться в работе над совершенствованием уголовного законодательства и в борьбе с преступлениями данного вида.

^ Практическая значимость проведенного исследования состоит в том, что ее положения и выводы могут быть использованы в правоприменительной деятельности при квалификации преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность в целом и на отношения в сфере действия товарных знаков, в частности, а также при индивидуализации наказания за их совершение. Теоретические положения диссертационного исследования и полученные выводы могут быть использованы в процессе преподавания в вузах таких учебных дисциплин как «Уголовное право» и «Криминология», а также спецкурса по квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.

^ Апробация результатов исследования. Основные выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации, докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры уголовного права Московского университета МВД России, отражены в пяти опубликованных автором научных статьях, одна из которых в издании, включенном в перечень ВАК Министерства образования и науки РФ. Выводы и предложения, полученные при проведении исследования докла­дывались на трех научных и научно-практических конференциях и семинарах. Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс Московского университета МВД России и других вузов, где используются при преподавании дисциплины «Уголовное право» и спецкурсов по квалификации преступлений, а также в практическую деятельность органов ГУВД по г. Москве и Московской области.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, семи параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.
^ II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет исследования, методологическая основа исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимости работы, а также основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «^ Социально-экономическая обусловленность уголовно-правовых мер борьбы с незаконным использованием товарного знака» состоит из четырех параграфов. В ней проведен исторический анализ развития законодательства об охране средств индивидуализации товаров и услуг, анализ международно-правовых документов и норм 4-й части Гражданского кодекса РФ, регламентирующих понятие и виды средств индивидуализации товаров и услуг, порядок их регистрации и использования, обосновывается криминологическая обусловленность установления соответствующего уголовно-правового запрета, исследуются нормы соответствующих законов и уголовного законодательства зарубежных стран.

В первом параграфе анализируются нормы 4-й части Гражданского кодекса РФ как основы правовой охраны товарного знака и ключевого элемента в механизме уголовно-правового противодействия его незаконному использованию. Это необходимо в связи с особой бланкетностью диспозиции ст.180 УК РФ, которая ранее определялась по нормам Закона от 23 сентября 1992 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” (с изменениями от 27.12.2000 г., 30.12.2001 г., 11.12.2002 г., 24.12.2002 г.), а теперь регламентируется в нормах гражданского права.

Диссертант предлагает рассматривать охрану отношений в сфере действия товарных знаков, как часть общей правовой охраны интеллектуальной собственности. Вместе с тем развитие интеллектуальной собственности, механизмом ее охраны – это не российская особенность, а тенденция международного значения. Достаточно вспомнить важнейшие международные конвенции и договоры в этой сфере, и станет понятно, что Россия не должна оставаться вне общего процесса. Тем более что в статьях Конституции РФ (ст.36, 44) закреплено право на интеллектуальную собственность и свободу конкуренции субъектов экономической деятельности. Все это требует серьезной правовой защиты, выработке оптимальных решений по созданию благоприятнейших условий для ученых, представителей бизнеса, которые с помощью своих мозгов, опыта и знаний продвигают общество вперед, создают новые рабочие места, улучшают экономические и социальные показатели жизни. Но их успехи зависят во многом от того, как защищены их права, их научные и экономические достижения.

Нормы 4-й части Гражданского кодекса РФ, по мнению диссертанта, являются более точной и четкой правовой базой для охраны данных отношений и интересов. Однако нельзя забывать о наличии иных нормативных актов, которые необходимо использовать для регулирования и охраны интеллектуальной собственности в целом и товарных знаков в частности. Можно согласиться с выводом о том, что существует система источников права интеллектуальной собственности, под которой следует понимать внутренне сбалансированную, целостную, взаимосвязанную и взаимообусловленную, иерархически выстроенную совокупность общих и специальных нормативных правил поведения, закрепленных в международных договорах, Гражданском кодексе Российской Федерации, федеральных законах и иных правовых актах, регулирующих отношения в данной сфере.

Не менее важными документами являются руководящие разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе и по использованию товарных знаков. В этом списке важная роль отведена таким постановлениям, как: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 5/29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14 от 26 апреля 2007 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»1.

Как представляется, в настоящее время в сфере охраны интеллектуальной собственности сложился неплохой баланс между нормами уголовного права и иными отраслями права, нормы которых раскрывают содержание и смысл определенных понятий и признаков в сфере интеллектуальной собственности. Нормы гражданского права указывают на фигуру потерпевшего (юридическое лицо или индивидуальный предприниматель), закрепляют правила регистрации и использования товарных и иных знаков. Наряду с этим, указаны основания, по которым товарный знак не может быть зарегистрирован. Некоторые моменты при этом требуют дополнительных аргументов. Например, закон ничего не говорит о возможности регистрации обонятельных товарных знаков. Диссертант поддерживает в этом отношении решения ряда международных судебных органов, не допускающих регистрацию подобных знаков.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ 2007 г. по делам данной категории не в полной мере отвечает потребностям сегодняшнего дня и не учитывает создавшуюся после начала действия норм 4-й части ГК РФ практику. Диссертант предлагает определенные дополнения в содержание указанных норм и в разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

^ Во втором параграфе рассматривается исторический очерк развития российского уголовного законодательства об ответственности за незаконное использование товарного знака. Изучение истории развития подобных отношений позволяет сделать вывод о том, что становление правовых правил в данной сфере начиналось с древних времен и продолжается до сих пор, т.к. общим фактором, давшим толчок к развитию данного правового явления, следует признать товарно-денежные отношения.

Автор поддерживает тех ученых, которые полагают, что началом истории развития товарных знаков можно считать эпоху Ассирии и Вавилона, когда «строители высекали клинописью на каменных плитах дворцов имена и клейма их владельцев, а также свои собственные имена»1. В Римской империи жители ее отдаленных провинций благодаря клеймам, нанесенным на масляные лампы, могли повторять заказы на те лампы, которые зарекомендовали себя с лучшей стороны по сравнению с аналогичными изделиями других ремесленников2.

Появление первого законодательного акта, относящегося к товарным знакам, принято относить к 1266 г. Этот акт был принят английским парламентом и устанавливал обязанность каждого пекаря проставлять на своем изделии определенный идентифицирующий изготовителя знак1.

Можно вспомнить Парижскую "Книгу ремесел и торговли" (вторая половина XIII века), где было указано, что одной из причин появления этого документа стала недобросовестность и некачествен­ность производимой "чужаками" продукции, выдаваемой за продукцию цехов самих парижан.

В России развитие товарных знаков было вызвано бурным экономическим и промышленным ростом в девятнадцатом столетии. Это стало толчком к развитию института товарных знаков. Можно отметить следующие нормативные акты в сфере охраны товарных знаков: Новоторговый Устав 1667 г., Устав о промышленности фабричной и заводской 1879 г., Положение о клеймении фабричных изделий 1830 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в ред. 1866 и 1885 г.), Закон 1896 г. об охране товарных знаков).

Изучение истории показывает, что когда есть свободные товарно-денежные отношения, то и защита товарных и иных знаков индивидуализации развивается в русле четкой правовой регламентации и тщательной охраны. Когда же наступает застой, монополизация экономической жизни, тогда и прекращается конкуренция, что приводит к утрате значимости товарных и иных знаков. Так было в советский период сразу после 1917 г. Затем, в период НЭП появились ростки конкуренции, появилось много экономических субъектов, использующих товарные знаки и другие средства индивидуализации, и начался рост экономики. Потом опять огосударствление экономики, вытеснение элементов рыночной экономики и безразличие в области развития различных знаков, отражающих участников экономических отношений, их сферу действия или уровень развития и конкуренции.

Отсутствие конкуренции приводит к отсутствию значимости товарного знака. В этом смысле следует согласиться с выводами ученых о том, что товарные знаки в советский период прошли путь от полного отрицания до подробнейшей правовой регламентации их обращения и правовой защиты.

В диссертации анализируется периоды развития законодательства по охране товарных знаков в современной России, особенно в рамках утратившего силу Закона от 23 сентября 1992 г. «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», а также в статьях УК РФ 1996 г.

^ В третьем параграфе рассматриваются международно-правовые документы и соответствующие нормы зарубежного уголовного законодательства в сфере регламентации и охраны товарных знаков. Диссертант с уверенностью отмечает, что в данной экономической сфере сложилась система международно-правовых документов, которая позволила построить весьма сбалансированный национально-правовой институт для осуществления механизма правового регулирования отношений по товарным знакам и иным обозначениям.

Диссертант согласен с выводами других ученых, выделяющих не только данный правовой институт, но и систему источников права интеллектуальной собственности. Для эффективной деятельности в данной сфере нельзя не отметить особую роль Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) как специализированного учреждения ООН в процессе усиления международно-правового регулирования и содействия развитию прав на нематериальные блага. ВОИС, как организация по охране интеллектуальной собственности опирается на наиболее важные конвенции и международные договоры. Важная роль принадлежит нормам Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года (с изменениями и дополнениями, в ред. от 2 октября 1979 г.), основной целью которой признается обеспечение защиты прав, первоначально возникших в одном государстве, на тер­ритории всех других государств участников Конвенции, создание более благоприятных условий защиты объектов промышленной собственности за границей. Вместе с тем, не все специалисты поддерживают такой термин, как «промышленная собственность». По нашему мнению, следовало бы говорить об интеллектуальной собственности.

К основным международно-правовым документам в данной сфере следует отнести также Мадридское со­глашение относительно международной регистрации зна­ков от 14 апреля 1891 года, Ниццкое соглашение о меж­дународной классификации товаров и услуг для регист­рации товарных знаков от 15 июня 1957 года и Договор о регистрации товарных знаков (подписан в Вене 12 июня 1973 года). В работе дается анализ основных нормативных предписаний указанных договоров и соглашений и делается вывод о соответствии данным положениям российского гражданского законодательства. Не менее важными следует признать и такие документы, как: Женевский договор о законах по товарным знакам от 27 октября 1994 г., Сингапурский договор о законах по товарным знакам от 27 марта 2006 г., подписанный Российской Федерацией в городе Женеве 26 марта 2007 года, который был ратифицирован Государственной Думой Федеральным законом № 98-ФЗ 23 мая 2009 года "О ратификации Сингапурского договора о законах по товарным знакам". Тем не менее, универсальный характер действия международных конвенций и договоров в исследуемой области предполагает национальную специфику.

В работе проведен анализ соответствующих законов и норм уголовного законодательства стран англо-саксонской и романо-германской правовых систем, а также соответствующие нормы уголовных кодексов стран СНГ. Изучение законодательных актов показало, что практически во всех уголовных законах существуют нормы об ответственности за незаконное использование чужого товарного знака. В отдельных странах подобная ответственность предусмотрена как уголовными кодифицированными актами, так и самостоятельными специальными законами. По нашему мнению, более точно устанавливать ответственность в уголовном законодательстве, а специальные законы необходимы для правильного понимания сути товарных знаков и способах их регистрации и использования.

Отдельного анализа заслуживает уголовное законодательство стран СНГ. Во-первых, наши кодексы вышли из системы законодательства СССР. Во-вторых, везде действуют уголовные кодексы, т.к. только закон является в странах содружества источником права. Наконец, все кодексы принимались на основе положений Модельного Уголовного кодекса, рекомендательного законодательного акта 1996 г. для стран – участниц СНГ1. Вместе с тем есть и различия. Например, в УК Республики Беларусь статья называется «Незаконное использование деловой репутации конкурента» (что, на наш взгляд, не соответствует предмету охраны), более широк перечень предметов преступления, используется административная преюдиция, и сам состав преступления сконструирован как формальный, что не позволяет осуществлять, на наш взгляд, тщательную дифференциацию ответственности. Кроме того, наказуемо не только использование, но в определенных случаях и предложение к продаже контрафактных товаров, а также копирование промышленных образцов. В этой части норма представляется автору перегруженной наличием объективных, подлежащих доказыванию признаков. По УК Украины аналогичный состав также является по своей конструкции формальным, с чем диссертант не согласен, тем более что установление такого признака как доход в крупном размере следует признать более проблематичным, чем установление крупного ущерба, не предусматривается квалифицирующих признаков рассматриваемого состава преступления, а в санкции нет наказания в виде лишения свободы.

Анализ зарубежного законодательства позволяет говорить о следующем:

- уголовно-правовая охрана товарных знаков и иных обозначений существует в подавляющем количестве государств различных правовых систем, что подтверждает объективность и необходимость данного правового механизма;

- в отдельных странах уголовно-правовые меры охраны товарных знаков предусмотрены в кодексах, а в ряде стран (преимущественно с развитой экономикой – в специальных законах);

- в ряде стран предмет исследуемого состава преступления определен шире, чем в Российской Федерации и учитывает фирменное наименование, коммерческий знак, иные знаки отличия;

- в странах СНГ составы преступлений исследуемого вида в своем большинстве сконструированы как материально-формальные по признаку неоднократности и крупного размера, но есть определенная специфика в отдельных странах (Белоруссия, Казахстан), которую необходимо изучать в целях совершенствования отечественного законодательства.

^ В параграфе четвертом «Криминологическая обусловленность уголовно-правовых мер борьбы с незаконным использованием товарного знака» рассматриваются основания криминологической обусловленности уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака и других средств индивидуализации товаров и услуг. Диссертант отмечает определенную специфику в определении тяжести того или иного деяния в экономической сфере, признаваемого преступлением.

Применительно к незаконному использованию товарного знака, как преступному деянию, основными признаками выступают особый вид охраняемых отношений, размер причиненного ущерба и неоднократность действий. Доктрина уголовного права относит подобные составы к деяниям с реальным причинением ущерба. Поэтому признак неоднократности, по нашему мнению, не совсем точно отражает криминализирующее основание. Более того, данный признак не соответствует ранее принятым решениям об исключении из УК РФ такого вида множественности, как неоднократность, и не в полной мере соответствует установлению в определенных случаях административной преюдиции. В связи с этим, в работе обосновывается вывод об исключении данного признака из числа конститутивных.

Решение законодателя об увеличении размера ущерба, как основания для наступления уголовной ответственности, следует признать не в полной мере обоснованным. Если мы говорим об ответственности за нарушение интеллектуальной собственности и опираемся на нормы 4-й части ГК РФ, то размер ущерба, установленный для незаконного использования товарного знака, не соответствует размерам, оставленным в статьях об авторских и смежных правах, что нарушает системность институтов уголовного права в целом и института охраны интеллектуальной собственности в частности. Заявляя об усилении ответственности за правонарушения в области интеллектуальной собственности, мы фактически ослабляем рычаги влияния на нарушителей, позволяя им свободно действовать вне рамок установленного размера. Кроме того, все те, кто был ранее привлечен к ответственности за данное преступление по признаку крупного ущерба, в силу действия обратной силы закона должны быть освобождены от уголовной ответственности или от наказания. На данном примере можно убедиться в том, что скоропалительные решения подрывают веру законопослушных производителей в надежность их брендов, в торжество закона о честной экономической конкуренции. С предложением об установлении в ст.180 УК размера ущерба, аналогичного указанному в ст.146 УК, согласились почти 70 % опрошенных респондентов. Также обосновано предложение об исключении из статьи упоминания о таком предмете преступления, как предупредительная маркировка, которая не входит в перечень предметов, охраняемых нормами 4-й части ГК РФ.

Повышенная степень опасности данного деяния заключается во многих факторах. Во-первых, речь идет о причинении весьма серьезного экономического ущерба. Например, стоимость товарных знаков некоторых фирм превышает десятки миллиардов долларов. По оценке специалистов, на сегодня самой дорогой является торговая марка американской компании Apple, которая составляет 153 млрд. долларов США. Далее следуют Google – 111 млрд. долл., IBM - 101 млрд. долл., McDonald's - 81 млрд. долл. и Microsoft - 78,2 млрд. долл.1. Посягательство на такие товарные знаки может привести к весьма негативным последствиям. Как показывают исследования, в результате незаконного использования объектов интеллектуальной собственности авторы и иные правообладатели несут материальные потери, которые, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов, составляют от 1 до 3 млрд. долларов США в год2. Во-вторых, страдают нормальные торгово-экономические отношения, предполагающие честную конкуренцию. Например, по оценкам Международной торговой палаты, торговля контрафактной продукцией во всем мире составляет 5-7% от объема всей международной торговли товарами, что в абсолютных величинах составляет порядка 500 млрд. долларов США в год. По официальным данным Роспатента, оборот поддельной продукции на российском рынке составляет 80-100 млрд. руб. в год, в результате чего экономика недосчитывает 1,5 млн. рабочих мест, а госбюджет - 30 млрд. руб. По оценке Союза производителей Франции, который ведет наиболее активную борьбу с фальсификацией товаров и создал Музей контрафакции (Musee de la contrеfacon), подделки составляют 5-7% объема мировой торговли и ежегодно наносят Франции ущерб, составляющий 40 млрд. франков и приводящий к сокращению 30 тыс. рабочих мест1.

Следует учитывать и латентность подобных правонарушений. По неофициальным данным, оборот контрафактной продукции в России значительно больше и оценивается в 150-200 млрд. руб. в год. Ежегодные общие потери правообладателей и государства в России из-за незаконного использования товарных знаков составляет более 3 млрд. долларов США. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, прямые убытки от контрафактной продукции и интеллектуального пиратства в мире превышают сегодня 100 млрд. долларов в год2.

Наконец, изготовление контрафактной продукции способствует формированию теневого сектора экономики, снижает международный авторитет страны, снижает приток инвестиций и инновационную активность.

Противодействие экономическому пиратству и защита интеллектуальной собственности от противоправного посягательства на современном этапе становятся важными составляющими экономической безопасности любого государства.

Изучение решений по уголовным и административным делам позволяет говорить о том, что совершение подобных деяний подрывает основы экономической деятельности, препятствует развитию свободной конкуренции товаров и услуг, самым неблагоприятным образом сказывается на развитии экономики в целом. Более того, во многих случаях общественная опасность незаконного использования товарного знака отчасти обусловлена тесной взаимосвязью данного преступления с другими более тяжкими преступлениями (незаконное предпринимательство, мошенничество, производство, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающим требованиям безопасности и др.). Например, фальшивые лекарства не только подрывают рыночные позиции фирм-производителей, но и приносят огромный вред здоровью их потребителям. За последние 40 лет террор убил 65 тысяч человек, а поддельные лекарства — 200 тысяч. То есть, поддельная фармацевтическая продукция в три раза опаснее международного терроризма3. По сообщениям китайской печати, в Китае ежегодно умирает не менее 200 тыс. человек от употребления просроченных или поддельных лекарств. В 1995 г. в Нигере погибли 2.500 человек после инъекции им фальшивой вакцины против менингита4.

По исследованным нами делам и материалам почти в 64 % фактах нарушения по использованию чужих товарных знаков и других обозначений осуществлялись устойчивыми группами лиц, заранее договорившимися об этом.

В работе обоснован вывод о невозможности противодействия незаконным деяниям в данной сфере только с помощью норм административного и гражданского законодательства. Приводятся убедительные факты о наличии достаточного опыта процессуального закрепления и процедуры доказывания признаков исследуемого состава преступления. Вместе с тем было бы правильнее включить основной состав данного преступления (ч.1 ст.180 УК) в категорию преступлений, подследственных следственным органам МВД России (сейчас их расследуют дознаватели), т.к. это наиболее подготовленные специалисты для сложных преступлений в сфере экономической деятельности, где возможны запутанные схемы, необходимы тщательные экспертные исследования. Как показывает следственно-судебная практика, оправдательных приговоров по таким преступлениям практически не бывает, т.е. профессиональное отношение к делу позволяет изобличать виновных и по таким преступлениям, что говорит о высоком интеллектуальном потенциале сотрудников полиции.

Таким образом, исследование позволило сделать вывод о реально существующей криминологической обусловленности уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака при наличии признаков, существенно повышающих степень общественной опасности данного деяния.

О необходимости данного уголовно-правового запрета высказались 83 % опрошенных респондентов.

Во второй главе «Уголовно-правовая характеристика состава незаконного использования товарного знака и проблемы уголовно-правовой оценки анализируемого и смежных с ним преступлений» исследуются субъективные и объективные признаки незаконного использования товарного знака и рассматриваются проблемы юридической оценки различных вариантов незаконного использования товарных знаков, иных знаков индивидуализации товаров и услуг, а также сходным с ними знаков.

^ В первом параграфе исследуются объективные признаки состава преступления незаконного использования товарного знака.

Диссертантом обоснован вывод о том, что основным непосредственным объектом, учитывая положения 4-й части ГК РФ, следует признать отношения, складывающиеся по поводу исключительных прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, и интересы обладателей этих прав. Дополнительным объектом следует признать отношения, складывающиеся в процессе добросовестной конкуренции хозяйствующих субъектов. С таким выводом согласились 63 % респондентов.

Можно подчеркнуть особенность потерпевшего по такого рода делам. Во-первых, потерпевшими (правообладателями), что вытекает из норм ГК РФ, могут стать не все граждане, а лишь имеющие статус индивидуального предпринимателя. Во-вторых, это в большинстве своем юридические лица.

В исследовании подчеркивается специфика предмета данного преступления. Во-первых, мы поддерживаем доминирующее мнение в теории уголовного права о том, что предмет преступления - это конкретный материальный объект, в котором проявляются оп­ределенные свойства общественных отношений (объекта преступления), путем воздействия на который причиняется вред в сфере этих общест­венных отношений.

Во-вторых, в случае со ст.180 УК мы имеем дело с предметом, который подтверждает исключительное право его правообладателя на использование в сфере экономической деятельности в качестве средства для индивидуализации товаров или услуг.

В-третьих, данный предмет преступления, прежде чем стать законной формой реализации исключительного права, должен пройти определенную процедуру государственной регистрации и обладать определенными признаками. Исключение составляют коммерческие обозначения, которые в силу ст.132 ГУ не являясь фирменным наименованием, не подлежит обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц.

В-четвертых, предметом преступления может быть чужой товарный знак или иное обозначение, т.е. обозначение, исключительное право на которое не принадлежит использующему его субъекту экономической деятельности. Более того, никаких предполагаемых прав на это обозначение у субъекта не имеется. По этому поводу следует поддержать разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому чужим считается товарный знак (знак обслуживания), который зарегистрирован на имя иного лица и не уступлен по договору в отношении всех или части товаров либо право, на использование которого не предоставлено владельцем товарного знака другому лицу по лицензионному договору»1. Учитывая эти аспекты, а также нормы 4-й части ГК РФ, к предмету преступления в рамках ст.180 УК можно отнести: фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения.

Определено внимание на такой предмет преступления, как сходные с указанными предметами обозначения. Речь идет о товарных и иных знаках, сходных с первичными до степени смешения. В работе проанализированы основания признания знаков таковыми и дается их классификация по определенным признакам.

Диссертант пришел к выводу о том, что состав исследуемого преступления по типу объективной стороны сконструирован как формально-материальный. Законодатель обозначил следующие обязательные признаки объективной стороны: деяние в форме незаконного использования предмета преступления, совершенное неоднократно (формальный состав) и деяние, последствия в виде крупного ущерба и причинная связь между ними (материальный состав).

Однако неоднократность, как признак множественности отменен в 2003 г., но здесь он выступает как системообразующий признак объективной стороны, что впрочем, также, по нашему мнению, является анахронизмом и характеризует недостатки в криминализации данного деяния. На практике это оборачивается различными недоразумениями и ошибками в оценке действий нарушителя. Если бы действовала в этом случае административная преюдиция, то с точки зрения момента возникновения уголовной ответственности понятно. Но признак неоднократности не характеризует преюдицию. Можно трактовать это явление и как повторное привлечение к административной ответственности и как повторное нарушение, если данный факт будет доказан. При этом сроки давности не учитываются, фиксация неоднократности не формализована. Все это может привести к объективному вменению. Разные позиции по содержанию и правовому значению этого признака высказаны в специальной литературе. Диссертант обосновывает предложение об исключении данного признака из состава незаконного использования товарного знака. С таким предложением согласно 53 % опрошенных специалистов.

Подробно проанализированы признаки объективной стороны, составляющие содержание таких понятий как незаконное использование, крупный ущерб и причинная связь. В этой части диссертант опирался на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, который фактически продублировал нормы гражданского законодательства. В теории возникает дискуссия и по поводу общей направленности действий, охватываемых термином «незаконное использование». Одни авторы полагают, что речь о незаконности использования может идти только при введении товарного знака в гражданский оборот. А при использовании знаков обслуживания – собственно применение данных знаков в процессе осуществления работ или оказания услуг. По их мнению, применение товарных знаков, например, исключительно в художественных целях либо иное воспроизведение товарного знака на предметах, не вовлекаемых в гражданский оборот, не расценивается как его использование с точки зрения гражданского права.

Другие авторы считают, что использованием средств индивидуализации товаров и услуг следует признавать и применение их в маркетинговых целях, в рекламе, на выставках. Если нет никаких объективных данных о причинении ущерба в размере, необходимом для признания этого деяния преступлением, то и стадии приготовления и покушения отсутствуют, т.к. еще раз повторим – такой состав в теории уголовного права носит название состава с реальным причинением ущерба.

Изучение уголовных дел показывает, что не все субъекты правоприменения понимают правила определения ущерба. Разные мнения высказывались учеными по содержанию тех компонентов, которые следует вкладывать в понятие «ущерб». Величина ущерба определяется исходя из стоимости товаров, объема использования чужого товарного знака. Для оценки ущерба необходимо привлекать специалистов Федерального института промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), которые руководствуются методиками определения материального ущерба, утвержденными ведомственными актами.

Учитывая наличие разных позиций по определению ущерба, предложено определять его с учетом количества реализованных единиц товара, умноженного на стоимость такого же количества законно произведенного товара правообладателем. Полагаем, что было бы своевременным разъяснение по этому вопросу со стороны Пленума Верховного Суда РФ. В соответствующем постановлении Пленума 2007 г. речь идет еще о старом размере крупного ущерба. Вместе с тем, в настоящее время размер изменен и составляет 1500 000 руб., а особо крупный – 6000 000 руб. Но необходимо отметить следующее. В ст.146 государство не посчитало нужным изменять размер ущерба, значит, оно в одном случае защищает интеллектуальную собственность и исключительные права правообладателей, а в другом случае делает невозможным привлечение к уголовной ответственности злостных нарушителей исключительных прав на товарные знаки и другие обозначения. Хотя если пройти по рынкам и супермаркетам Москвы, то этих нарушений тысячи, но преступники прекрасно теперь знают, что размер ущерба должен быть меньше чем указанные в законе суммы (например, 1450 000 руб.) и оснований для уголовной ответственности нет. Административная ответственность в России никого не останавливает от злостных нарушений в данной сфере. Полагаем, что ущерб (крупный и особо крупный) должен быть установлен в ст.180 УК такой же как и в ст.146 УК, т.к. эти преступления из одной категории. Тем самым будут лучше защищены как интересы правообладателя, так и потребителя, да и качество товаров в условиях настоящей конкуренции будет повышаться. С таким выводов согласились почти 63 % опрошенных респондентов.

^ Во втором параграфе рассматриваются субъективные признаки исследуемого состава преступления. Доктрина российского уголовного законодательства базируется на принципах индивидуальной ответственности физического лица. По данному поводу мнение ученых подавляющее. Хотя конечно, состав преступления, предусмотренный ст.180 УК, в большей части связан с действиями юридических лиц. Диссертант полагает, что следует еще раз вернуться к проблеме уголовной ответственности юридических лиц, особенно по делам, связанным с торгово-экономическими отношениями. Но вопрос требует детальной проработки, а не скоропалительных решений.

С точки зрения административной ответственности данный вопрос, по нашему мнению, решен более дифференцированно. Ответственности подлежат физические и юридические лица. В случае уголовной ответственности вопрос будет решен в отношении руководителя юридического лица. Однако, с другой стороны, привлечение к уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака конкретного человека, виновного в совершении рассматриваемого преступления, не лишает возможности подвергнуть наказанию и юридическое лицо, в интересах которых действовало лицо. Это предусмотрено ст. 14.10 КоАП РФ.

По ст.180 УК ответственности подлежит лицо, достигшее 16 лет. Полагаем, что возрастная планка в целом соответствует психическому восприятию субъекта противоправности своих действий. Понижать возрастной порог до 14 лет нет необходимости, т.к. в этом возрасте вряд ли существует четкое понимание значимости правового режима интеллектуальной собственности, особой специфики норм 4-й части ГК РФ. Исследования уголовных дел и материалов об использовании чужого товарного знака, проведенные диссертантом, другими авторами, не содержат упоминаний об участии лиц, не достигших 16 лет. Вместе с тем необходимо более тщательно воспитывать молодежь в духе уважения чужой интеллектуальной собственности, учитывая ее существование в рамках компьютерной технологии и в сети Интернет.

Субъект преступления должен обладать интеллектом и волей, только тогда можно говорить о его вменяемости, позволяющей признавать, что человек не страдает тяжелым психическим заболеванием, отдает отчет своим действиям и может руководить ими. Но это признаки общего субъекта преступления. В нашем случае речь идет в большей степени о специальном субъекте, а именно лице, использующем чужой товарный знак для осуществления действий экономического характера. Нельзя сказать, что все специалисты согласны с таким выводом.

Изучение уголовных дел показывает, что преобладающее количество и материалов характеризуется действиями индивидуальных предпринимателей или лиц из числа руководящего звена коммерческих организаций и предприятий, что также подтверждает особую специфику субъекта. Более того, совершения данного преступления лицом, использующим свое служебное положение, должно быть отнесено к квалифицированному составу. Как отмечают специалисты, в связи с наличием у данной категории лиц определенных управленческих полномочий они, нередко, обладают возможностями для масштабного незаконного использования товарного знака, сравнимого с фактами совершения изучаемого преступления организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Но как показывает практика, субъектами могут быть признаны и рядовые продавцы, которые осуществляют продажу товара с использованием чужого товарного знака. Хотя доказать их осведомленность о незаконном использовании товарного знака крайне сложно. Можно допустить в определенных случаях объективное вменение, т.к. руководитель организации или предприятия может и не посвящать рядовых сотрудников в характер своих действий.

Диссертант полагает, что в настоящее время речь можно вести об общем субъекте преступления (ч.1 ст.180 УК), а в квалифицированном составе необходимо закрепить признак использования служебного положения и иметь в виду специального субъекта, который осознанно использует свое служебное положение для незаконного использования товарного знака.

Субъективная сторона исследуемого состава преступления характеризуется умышленной формой вины. С учетом наличия формально-материального состава умысел может быть прямым (при наличии состава по признаку неоднократности) и прямым или косвенным (при материальном составе с причинением крупного ущерба). Но незаконность использования товарного знака, на наш взгляд, означает наличие у виновного определенного, заранее обдуманного умысла. Как показывают исследования, желание причинить крупный ущерб правообладателю товарного знака, практически не было установлено по материалам дел, т.к. виновные либо сознательно это допускали, а чаще всего относились к таким последствиям безразлично.

Предложение ряда ученых о включении в состав преступления специальной цели (получение прибыли, корысть и т.п.), по нашему мнению, не повлияет на противодействие подобным преступлениям, т.к. виновный может действовать и по другим мотивам. Но нельзя отрицать, что исследуемое преступление обычно совершается с целью извлечения имущественной выгоды либо для устранения конкурента. Хотя это не влияет на квалификацию, но должно быть учтено при назначении наказания.

^ В четвертом параграфе рассматриваются проблемы квалификации различных вариантов незаконного использования товарного знака и вопросы дифференциации ответственности. Обосновываются предложения по уточнению категоризации основного и квалифицированных составов преступления, ответственность за которое предусмотрена ст.180 УК. Предлагаются в целях дифференциации ответственности на законодательном уровне изменения и дополнения в санкции. При этом диссертант выражает озабоченность в связи с отменой нижнего порога санкций в виде лишения свободы по многим статьям Особенной части УК, в том числе и по ст.180. Как представляется, рамки судебного усмотрения не должны быть очень широкими, тем более что в последнее время раздается много нареканий на назначение судьями наказания в виде лишения свободы.

С учетом различных предложений по совершенствованию существующей уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за незаконное использование товарного знака, предложена авторская редакция ст. 180 УК РФ. Наряду с этим, в целях более тщательной дифференциации ответственности следует предусмотреть за совершение преступления, предусмотренного ст.180 УК, конфискацию имущества в соответствии со ст.104¹ УК. Диссертант стоит на позиции возвращения в УК РФ самостоятельного наказания в виде конфискации имущества, но пока этого нет, следует использовать нормы главы 15¹ УК РФ. Эти предложения поддержали 74 % опрошенных респондентов.

Далее в диссертации рассматриваются проблемы квалификации различных вариантов нарушения использования товарного и других знаков. Речь идет о разграничении незаконного использования товарного знака и мошенничества, об ответственности соучастников и хранителей контрафакта. Предложены варианты квалификации с учетом примеров из судебно-следственной практики и опроса специалистов.

Особое внимание уделено оценке фактов действий нарушителей в сфере интеллектуальной собственности в Интернет-пространстве. Среди нарушений преобладает кража доменных имен, воровство литературных произведений, контрафактная продукция; действия с нарушением прав на воспроизведение, действие в виде распространения записей на дисках и видеокассетах без разрешения держателей прав и т.д. 1. Проведенный анализ проблем, возникающих с доменным именем, позволяет сделать вывод о том, что правонарушения и преступления в сети Интернет, связанные с незаконным использование товарного знака и других обозначений, могут быть совершены, но при этом доменное имя не является предметом преступления, а представляет собой оболочку, в которой может быть представлен товарный знак.

Учитывая ошибки в практике применения закона об охране товарных знаков, наличие различных мнений по поводу охраны товарных знаков и доменных имен в Интернете, диссертант формулирует предложение о принятии Пленумом Верховного Суда РФ специального постановления, посвященного современным проблемам уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака и других наименований, а также и доменного имени в Интернете.

^ В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются предложения по совершенствованию соответствующих статей УК РФ и практики его применения.


^ Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора.

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России:

1. Трейгер С.М. К вопросу о незаконности и неоднократности использования чужого товарного знака, как признаках объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.180 УК РФ //Российский криминологический взгляд. № 4. 2009. С.384-388.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

2. Трейгер С.М. К вопросу об ответственности за незаконное использование товарного знака. //Современное уголовное законодательство России и вопросы борьбы с преступностью. Сборник научных статей по итогам научно-практического семинара в Московском университете МВД России, посвященного 10-летию принятия УК РФ. Московский университет МВД России. М., 2006. С.212-216.

3. Трейгер С.М. Особенности уголовной ответственности за незаконное использование товарного знака. //Основные направления современной уголовной политики. Сборник научных статей по итогам научно-практического семинара в Московском университете МВД России, посвященного 90-летию со дня рождения профессора Н.И. Загородникова. Московский университет МВД России. М.: 2008. С.308-313.

4. Трейгер С.М. К вопросу об объекте и предмете уголовно-наказуемого использования товарного знака / Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Сборник научных статей по итогам научно-практического семинара в Московском университете МВД России, состоявшегося 29 апреля 2009 г. Московский университет МВД России. – М., 2009. С.254-261.

5. Трейгер С.М. Объективные и субъективные признаки незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ) // Сб. научн. статей МИЭПП по материалам международной научно-практической конференции «Формирование социокультурных компетенций в непрерывном образовательном процессе». М.: Изд-во МГОУ. 2009. С.180-185.

^ Трейгер Семен Михайлович
Уголовная ответственность за незаконное использование

товарного знака

Автореферат



диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

1 Об этом четко закреплено в ст.34 (Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию) и ст.44 (Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом) Конституции РФ.

2 ГИАЦ МВД России 2003-2010 г.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 7.


1 Сайт Верховного Суда РФ: www.supcourt.ru/mainpage.php


1 Нефедова Л.Д. Товарные знаки и их роль в управлении качеством продукции. – М.: ВНИИПИ НПО «Поиск», 1982. С. 37.

2 См.: Городов О.А. Право на средства индивидуализации: товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования, коммерческие обозначения - Волтерс Клувер, 2006 г. / tov-znak.livejournal.com/1066.html; Мельников В.М. Товарные знаки за рубежом в канун XXI века. М., 2002.

1 Там же. / tov-znak.livejournal.com/1066.html

1 Модельный Уголовный кодекс. Приложение к « Информационному бюллетеню». 2006. № 10. с.188.

1 по версии ежегодного исследования агентства Millward Brown. http://www.rbcdaily.ru/2011/05/09/world/562949980213477

2 Чирков Д. К., Белинский В. В. Криминологическая характеристика и профилактика преступлений в сфере интеллектуальной собственности //Следователь. 2007г. №3.

1 Contrefacon: Copier, c'est voler // MOCI. 2000. № 1467. Р. 76.

2 www.jurist-education.ru/metodika…tovarnogo-znaka…

3 www.abercade.ru/research/.../1426.html -

4 Pharmacie: La copie en pleine sante // MOCI. 2000. № 1467. P. 79.

1 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14 от 26 апреля 2007 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» /сайт Верховного Суда РФ: vsrf.ru


1 www.BiblioFond.ru/view.aspx?id=12156


1   2

Похожие:

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconИнструкция по составлению, оформлению и рассмотрению заявки на регистрацию...
Закон и детализирует процедуру составления заявки на регистрацию товарного знака, знака обслуживания, процедуру ее оформления и рассмотрения,...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconТрунцевский Ю. В., Шулепов Н. А. Уголовная ответственность за легализацию...
Букарев В. Б., Трунцевский Ю. В., Шулепов Н. А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) доходов, приобретенных преступным...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconКлассный час «Кто предупрежден, тот …»
Цель: познакомить детей с понятиями: преступление, уголовная ответственность, умысел, наказание, кража, грабёж, наказание

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconНекоторые Особенности Защиты Товарных Знаков в Армении. Предварительная экспертиза
Предварительная экспертиза заявки на регистрацию товарного знака осуществляется в течение одного (1) месяца с даты подачи заявки

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconПамятка по заполнению заявки на бесплатную проверку товарного знака...
Просим обратить внимание на транслитерацию словесного элемента (если проверяемое обозначение написано не на русском языке) и перевод,...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconУголовная ответственность за служебный подлог
Защита состоится «28» февраля 2007 г в 14 час на заседании диссертационного совета д 203. 019. 03 при Московском университете мвд...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconУголовная ответственность юридических лиц: за и против
Рецензенты: Л. А. Ванеева, доктор юридических наук, профессор Н. Б. Залунина, кандидат юридических наук, доцент

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconЛичность преступника и уголовная ответственность издательство ленинградского университета 1968
В книге рассказано, каковы пределы изучения личности пре­ступника в стадии предварительного расследования и каково значение особенностей...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconБогомолов Максим Владимирович «Уголовная ответственность за неправомерный...
Основную часть в этой сфере совершается с помощью компьютерных сетей. В последние годы специалистами замечена тенденция стремительного...

Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака iconСудебные органы Тульской области Мониторинг сми за период с 10 по 17 октября 2013 г
Официальный сайт Управления Федеральной службы судебных приставов по Тульской жительнице тульской области грозит уголовная ответственность...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница