Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз»




НазваниеМанон, по прозвищу «Кроха-дансюз»
страница1/5
Дата публикации30.05.2014
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5


Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз»
Об отторгнутости
Владимир Мильман
Торонто, 13 июня - 24 сентября 2010 г.
По вдохновению от эпизода из жизни Antoine de Saint-Exupéry

Посвящается талантливому режиссёру, моему дорогому другу, Анюте

(Анне Иосифовне Фекета)
Роли в порядке важности и появления:
Поэт Антуан де Сент-Экзюпери, Сочинитель-Рассказчик, наблюдатель, участник и комментатор описываемых им событий – 25. Приземист и не очень красив. Одет в чёрное лёгкое пальто с ярко красным широким шарфом на шее; этот шарф свисает перед ним с правого плеча
Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз», то-есть маленькая танцовщица – 23. Щупленькая, махонькая она пребывает в условном жакете того же красного цвета, что и шарф у Рассказчика; в остальном – чёрное трико и лёгкая чёрная юбка облегчающие её пластику
Он – сорокалетний Клерк-Аристократ, «Двойник» Экзюпери. «Зеркально отображает» Рассказчика одеждой, то-есть шарф свисает перед ним с левого плеча; высокий крепко скроенный мужчина; одежда из лёгкого материала облегчающего пластику
в авторском замысле остальные роли эпизодичны, мало или совсем не говорят со сцены и в видеокадрах, или говорят оставаясь невидимыми из её темноты и за кадром; они редко видны или совсем не видны зрителю. Режиссёрам, однако, оставляется право следовать в этом вопросе своему постановочному чутью
Сюзи-дансюз, подружка и товарка Манон, появляется только голосом
Мальчик
Бармен
Жиголо
Меценат
Мальчишка
Купец
Молодой Человек в Белом
Посетитель
Танцовщица
Врач
Сиделка, больничная Нянечка
и целый ряд совсем эпизодических ролей: посетители кафе и бистро, посетители сельских танцев и горожане, публика на улицах и в гостиницах, танцовщицы, медицинские сёстры (или сёстры милосердия) и так далее.
На задник сцены проецируются предварительно отснятые кадры. Автору не ясно, чем бы театральный режиссёр мог заменить передающееся там действие и образный видеоряд, а они важная органическая составная часть пьесы. Тем не менее в случае чисто театральной постановки, то-есть вне описанного ниже целостного «видео-театра», автор не отнимает у режиссёров-постановщиков прав находить им замены.
По замыслу автора отснятые заранее видеоролики могут демонстрироваться независимо в кинозалах в виде короткометражки, а во время прогонов театральных спектаклей «видео-театра» этой драмы-поэмы в зрительных залах может продолжаться киносъёмочная работа имеющая целью продолжить эту драму-поэму превращая её в полнометражную художественную фильм-поэму. Для последующего монтажа профессиональные камеры руководимые кинорежиссёром снимают спектакль с разных ракурсов, включая зрительские реакции. В окончательный монтаж предварительно отснятые для театрального спектакля кадры частично включаются своим сценическим появлением, но в варианте полнометражного фильма они гибко варьиуются с полными включениями оригинальных роликов самих по себе, без сцены, «живым» кинематографическим материалом. Это должно производится тогда, когда в сценическом действии фокус очевидным образом переносится на видеоролик. Появления в этих роликах сценических героев должны быть засняты так, чтоб их лица были неидентифицируемы, а зрительская идентификация должна быть основана на манерах, пластике и характерных элементах одежды. После того, как полномеметражный фильм отснят, в последующих театральных постановках читаемые в пределах кинороликов стихи могут заменяться фонограммами нововводимых актёров.

(всю целостность описанного процесса автор именует «видео-театром»)
В любом случае, как при постановках, так и при съёмках режиссёрам правильно превращаться в соавторов.
^ Все направления по театральной сцене для удобства читателя даются с точки зрения зрительного зала.

1
Экзюпери (неспеша, раздумчиво, с паузой после каждого обозначенного им наблюдения или мысли, с центра сцены, из темноты, где предварительно чиркает спичка. Секундой позже из черноты проистекает дымок. Он вьётся проявляясь в слабом свете проектора, что чуть повыше человеческого роста производит на заднике сцены пока что лишь какие-то мутные неопределённые, подвижные тени. То, что Экзюпери описывает, – чуть запаздывая, как бы продолжая, следом, то-есть прежде рождаясь в его голове, всегда происходит – в конечном счёте это ведь его действительность, фантазия и рассказ)

Темно.

Сирена.

Лёгкие огни на сцене.

Постукивание колёс... или часов.

Быть может

Дирижёра по пюпитру лёгкий постук.

И что-то ожидает, душу гложет.

Всё в этой смене:

Её каракулями света по ночному телу росчерк.

И вздох – родился кто иль умер?

Нет, дирижёр и впрямь – музыка грянула,
и впрямь грянула и тут-же ушла в фон, уступая его голосу
огни набухли –

Свет подан. Мы в ночном кафе.
^ Приземист и не очень красив, Экзюпери вступает-проявляется из черноты сцены в сейчас зажёгшийся фонарь, где он курит сигарету.
Под звучание музыки, в которой теперь один саксофон, отходит влево. Садится за столик. Продолжая курить глядит вглубь сцены. Дым курева витиевато раскручивается, разносится по сцене. Свет на сцене сейчас состоит из распылённого фонаря, сопровождающего рассказчика, но также отдельные мерцающие точечки тускло подмигивают со сцены. Одна такая – на столике, где сидит Экзюпери. Его лёгкое чёрное пальто оставляет «провальное» силуэтное пятно на сцене, но его лицо мерцает-выделяется в свете фонаря и поддерживается «кровоточивой» основой его широкого красного шарфа, конец которого спадает от правого плеча в форме не слишком устойчивой колонны. Место, на котором сосредоточен его задумчивый взгляд, не освещено – то самое, из которого он только что вышел – из его впитывающей тьмы под пируэты то и дело ныряющей саксофоновой мелодии выкристаллизовывается прямохонько на косую линию света фонаря от его источника и до Экзюпери плывущая-ниспадающая-скользящая в танце, будто подталкиваямая им и несомая по колеблющемуся саксофоновому шлейфу – к нему, на Экзюпери, кроха Манон-дансюз; она движется как если бы его там и не было вовсе, и ей надлежит заполнить-заменить его «былое» присутствие в этом месте. Перемещаясь в своём красном жакете она находится в сомнамбулическом забытье – и этим тоже как бы подменяет рассказчика.
Манон

По мне что в танце, что в раздумье

Всё одно. А мысли – яхты в бухте.

А посетители – мой аутодафе.
Сюзи-дансюз (из темноты сцены)

Не жмись, ну не жеманься – вон он сидит

Тебя в зрачки свои вобрал – не хочет отпустить

Ну? Подтанцуй к нему. Потом в деталях мы его обсудим!
Экзюпери

Подталкивает.
Тело Манон будто слегка оттолкнули в двуз-трёх шагах от рассказчика, и она в этот момент своего танца оказывается спиной к нему, глядящей с любопытством в противоположную сторону сцены.
Манон

Да, во все глаза глядит.

Оставь, не надо, Сюзи, он станет говорить,

Будет, как все; все на одно лицо - пока о нём забудем.
Точной симметрией фонарю рассказчика второй распыленный фонарь теперь косит освещая столик, за которым сидит одетый зеркально отображая Экзюпери во всё чёрное с красным широким шарфом, но спадающим с левого плеча – Он, Клерк-Аристократ, задумчиво покуривающий высокий, крепкий, ладно скроенный мужчина лет сорока. Его взгляд неотрывно направлен на Манон. Витиеватый след курения теперь исходит в глубь сцены и от него. Дымные струи встречаются, пересекаются и закручиваются – на сцене нависает дымный туман. На Его столике тоже загорается тусклая точечка. Манон замирает на краешке фонаря Экзюпери и в его половине сцены; опирается-присаживается на еле заметный в темноте столик. Теперь глядит прямо перед собой.
Манон

Ты лучше расскажи мне про своё пальто,

Обновка? В тебя любая вещь – врастает;

вот и оно отлично на тебе сидит.

Гляди, какая ты красавица, я на тебя не налюбуюсь –

сошла с картины прямиком.
Манон вновь начинает танец, но танцует теперь то вдвигаясь из фонаря Экзюпери в темноту «между столиками кафе», то вновь выдвигаясь оттуда в свет того же фонаря. Фонарь направленный на Него (Аристократа) она старательно избегает.
Сюзи (начинает сдержанно-раздражённо)

Зато моя Манон всегда несёт не то.

Тут каждый спрашивает: «Эта кроха в красном, кто?», –

и на тебя во все глаза глядит –

Неотрываясь. И хочет он тебя не в красном,

он хочет мою кроху нынче-ж голяком.

(продолжает рассеяно)

И замечательно, сходи отдай своё и получи своё,

тебя же не убудет.

Манон (в этот момент опять выплывает из тьмы и на краю фонаря застывает на мгновение опираясь-присаживаясь на один из столиков – чтоб после своей реплики продолжить выныривающую спираль танца)

Ну ладно, Сюзи, оставь, не надо. Это всё тоскливо, скучно–
Сюзи (возвращаясь к едкому раздражению)

И скажи ещё: «Грешно»

Для полного комплекта. Кроха Манон дансюз вся влажная –

соткалась из тумана,
И ягодка она не нашего посева,

она вздыхать и плакать лучше будет,

В её больших карманах и глазах округлых звёзд накопилось –

полным полно,
(в тоне чистой иронии)

Ждёт рыцаря в доспехах из любви –

хрусталь и бъющийся, но без единого изъяна.

Манон снова выплывает из тьмы и садится на столик, замирает. Руки подались назад, она ими опирается с усилием, ладони как пригвоздило к столику – больно и мучительно. Ждёт прислушивается к чему-то.
С последующими звуками голоса Рассказчика музыка обрывается. Лёгкий шорох, мерное постукивание. Фонарь на Экзюпери усиливается, а на его Двойника ослабляется, так что теперь контрастно выделяются Экзюпери и Манон. Манон отрывается от столика, и под звуки голоса Экзюпери её как на ниточке притягивает к нему; в ней движения напоминающие грацию крыльев при полёте лебедя.
Экзюпери (неотрываясь глядит на Манон, читает отчеканивая, голосом звонким, молодым, восторженным, направленным к ней)
Я крадусь – гранённый чистый

открывается алмаз!

и прозрачный, и речистый,

и простой лучистый глаз.
Раздвигаемые холмы,

неначищенные в бисер

губы-храмы жизнью полны,

ямины застыли в висе!
И вздыхая мерно, зыбко
Манон останавливается, слегка вздрагивает, разворачивается к зрителю и на свет фонаря – передёргивает плечами. На экране крупным планом её лицо: светящиеся слегка расширенные ожиданием глаза, припухлые приоткрытые губы.
и поёживаясь зябко,
Манон улыбается незащищёно улыбкой слепых, возможной, если никогда не видишь себя.
выжила в лице улыбка
В Манон – она вернулась к движению – появляется ещё и некоторая нарочитая лёгкая играющая неуклюжесть. Она открывается чему-то ей одной ведомому. С экрана её лицо исчезает.
уточка и косолапка,
и пошла пушисто хряпко

ненаполненною скрипкой...
^ Звук скрипки с нижних тонов вверх вдруг взлетает и замирает, зависнув на тишине. Манон вздрагивает, напрягается, опадает, съёжиаясь, будто защищаясь от удара.
Голос контрастно-глуховатый, вдумчивый, тёплый и наполненный, но усталый, перехватывает инициативу с противоположной стороны сцены. Уровни света в фонарях симметрично меняются затемняя Экзюпери и контрастно усиливаясь на его сорокалетнем Двойнике. Манон от этого на краткий миг (синкопное замирание) оказывается тоже в затемнении. Она реагитует импульсивно вскидыаясь, и так она переносит себя в полосу яркого света. В фонаре Двойника она повторяет прежние движения – теперь в его направлении.
Он (неотрываясь взглядом от неё, направляя своё чтение только к ней)



Лебедь выплыла на синий

отразившийся простор, -

лето пребывала в тине, -

осенью смутила взор!
^ Движения Манон обостряются на переходах от плавных линий к ломанным резким.
и всегда они парят

перед гибельной порою,
Предыдущая хореография усложняется, запараллеливается-удваивается.
пара – заменяет ряд

вычурностью и игрою.
^ Движения Манон натягиваются-напрягаются струной – поверх предыдущего.
душу вытесняет лёд, -

выплывая в белой пене,

и обученный измене,

изготовился в полёт,

и лопочет, и воркует,
^ Пластика усиливаясь натяжением уплощается, становится простой и лаконичной.
и тихонечко плывёт

дух на оголённый свод!
На последней фразе Манон замирает на взлёте, но в следующее мгновение опять опадает-съёживается в ожидании удара. Одиночно бъют комнатные часы – ровно один удар, но сначала этот звук происходит справа и тут-же с лёгким синкопным опозданием, как эхо, отзывается слева.
Проецируемые на задник сцены тени – съёмки ночной природы при недостатке освещения. В звуках – вначале едва различимые шорохи ветра в кронах деревьев вперемежку с его оглаживанием трав по открытому полю – этот фон плавно нарастает в течение всей пластики описанной сцены. И мерное ритмичное постукивание.
Постукивание теперь прекратилось, и оба фонаря гаснут. Светящиеся точечки на сцене остаются – как звёзды на ночном небе. Зачарованным мирком над этими звёздами изображение на экране светлеет и очерчивается – покрытая рощицами деревьев долина: на краях рощиц домики, вокруг них змеевидно вьётся речушка. Угадываются отдалённые окрики ночных птиц в рощах. Камера наплывает, нацеливается на одну из рощиц; в центре её – станционное строение. Камера уплывает вбок, на деревья, застывает. Еле заметное направленное их перемещение. Характерный редкий постук колёс – учащается, плывут строения, деревья, ускоряется постук, слышен гудок. Теперь равномерно: постук, плывут деревья и отдельные постройки, дома. Ритм постука – та-там-там, та-там-там – становится вальсовым и под него аккордеон начинает вальс, простую характерно сельскую музыку гуляния. В полном несоответствии с чем-либо, деревья вдруг бешено разогнались и неразборчиво понеслись по экрану. Замедлились: площадь между деревьями в освещении множества навешанных фонарей в бумажных затейливых абажурах. Танцующие пары. Экран теряет фокус, расплывается, в нём яркие несутся не распознаваемые тени, но они оставляют сцене исполняемый аккордеоном вальс. Загораются оба прежних фонаря на сцене. Как упала, Манон распластана на полу в нескольких шагах от Двойника-Аристократа.
Экзюпери глядит на Аристократа, на Манон, и наконец делает движение предполагающее, что он встаёт в её направлении, но его сорокалентний Двойник повторяет за ним этот жест - встаёт, Экзюпери опускается назад на свой стул. Пока Аристократ приближается к Манон, та отрывается от пола, приподнимает голову и видит его. Он подаёт ей руку, помогает встать, кланяется, приглашая. Она удивлённо и настороженно улыбается, но принимает предложенные ей две руки, встраивается в них и... – он кружит её в весёлом ритме сельского вальса. Вдоль передней части сцены с двух сторон направленными полосами подаётся яркий свет выявляя весёлое кружение этой пары. Свет лишь слегка высветляет глубину сцены где неразборчивыми силуэтами расположились за столиками посетители кафе, а в глубине, вдоль задника сцены – бар с барменом суетящкмся за ним. Экран на несколько мгновений теряет яркость теней, но обретает фокус – кафе с приглушённым освщением, но с огоньками свечек на столах. Бармен, посетители. В центре кружится в вальсе пара: мужчина в чёрном лёгком пальто и красном шарфе и женщина в красном жакете, чёрной лёгкой юбочке и чёрных чулках. Лиц не видно.Фокус расплывается – снова яркие неразличимые подвижные тени. На сцене Манон смеётся и прогибается назад, опираясь на Его руку. Он приподнимает и так кружит её. Свет на сцене приглушается – всё кроме передней линии сцены снова поглощается тьмой, а яркие движущиеся тени на заднике сцены вновь вводятся в фокус, и мы видим точно также вращающуюся пару там, в кругу деревьев под бумажными фонарями. Другие пары расступились, уступая им место – Мальчик лет девятнадцати вращает хохочущую, точно также закинувшуюся через его руку щупленькую девушку, в красном жакете, лёгкой чёрной юбочке и чёрных же чулках.
^ Внезапно всё это угасает – свет, звук, экран – будто срезанное под корень остриём лезвия.
Тишина. Тьма. Ничто.
Сверху плавно и широко-направленно нарастает свет во всю глубину, но только по средней части сцены – около одной её трети по длине. Края этой части, срезанной трапециевидно так, что широкая часть трапеции делит переднюю линию сцены на три равные части, а узкая часть трапеции образует не слишком длинную полоску бара вдоль задника, представляют собой прожекторной силы и яркости «стены» резко очерчивающие-отделяющие центральную, сейчас освещённую часть, от неосвещённых сейчас краёв. В освещённой части проистекает нормальная жизнь ночного кафе. За баром суетится Бармен, слева у наружной части бара сидит спиной к бару и наблюдает Жиголо. У столика в глубине и чуть вправо сидят лицами частично в зал, частично друг ко другу бородатый крупный Меценат – левее, и Мальчишка – правее. За ним справа свободный, никем пока не занятый, стул. Левее Мецената за тем же столиком наполовину спиной и смуглой лысиной к залу – коротенький мелко скроенный Купец. За столиком справа и чуть поближе к зрителю с правой стороны столика, развернув стул так, чтоб правым боком и правой рукой опираться на стол, сидит небрежно растянув перед собой ноги и сосредоточившись на центр сцены Молодой Человек в Белом костюме и белой кепке с черезчур большим козырьком, залихватски спущенным на глаза. Посетители попивают красное вино из бокалов, а на некоторых пустых столиках всё ещё бытуют не убранные бокалы тех, кто уже удалился. За крайними и ближайшими к залу столиками, как и раньше – Экзюпери слева и его Двойник-Аристократ справа. Опираясь-присев на ближайший к залу столик по центру – он чуть вдавлен в вглубину сцены и совсем немного сдвинут вправо – стоит лицом к залу Манон.
Дав зрителю обозреть всё это, ненавязчиво вполсилы вступает та же что и прежде мелодия саксофона. С её вводом на экране на не долго проявляется кафе мимицирующее всё описанное на сцене, но без троицы Манон, Экзюпери и Аристократ, и в кафе на экране посетителей больше. Под саксофон между столиками движутся три маленькие танцовщицы. Одна из них в красном жакете, лёгкой чёрной юбочке и чёрных чулках. Продержавшись немного экран гаснет.
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconУ вас растет кроха-рифмоплет?
...

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconХаруки Мураками Кафка на пляже Парень по прозвищу Ворона
Решил вопрос? – интересуется парень по прозвищу Ворона. Он говорит, лениво растягивая слова. Такая у него манера. Словно только что...

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconЯблоня в огне
Завхоз – Иван Иванович, энергичный старик по прозвищу «Дед – Секрет», не выпускающий из рук мобильный телефон

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconПриложение Стихотворение «Кроха»
«Ну и ну, воскликнул сын, Как ты много знаешь: Про смолу и никотин, Гипоксию, гемоглобин… а курить, однако ж не бросаешь!»

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconПримерный план работы группы «Кроха»
Сюжетная игра «Медвежонок в гостях у ребят в детском саду» Дидактическая игра «Собери шишки в корзинку»

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconУчебной литературы для дошкольников для нужд мкдоу д/с №234 "Кроха"
Автомобили. Самая первая энциклопедия. (должна быть твердая обложка); напечатаная не ранее 2013

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» icon2. Каким словом нельзя закончить фразу: я не знал, что он такой…?...
Задание 1: Учитывая значение корня, подберите проверочные слова и вставьте пропущенные буквы

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconКнига ещё не завершена. В данном файле только первая глава [14. 01. 10]
«Центр-1», группировки «Долг» старшего сержанта Павла Лопатина, по прозвищу «Ёж». Вы увидите всё, что видит он, пройдёте с ним путь...

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconВолкодав
Серого Пса возвращается к Самоцветным горам. Ему вновь предстоит спуститься в мрачные штольни, полные ужаса и страдания. Жизнь ничто...

Манон, по прозвищу «Кроха-дансюз» iconИ спросила кроха: Что такое “хорошо”?
Данный вопрос должен звучать как вопрос младенца, пришедшего к Христу за советом: как жить, что бы иметь жизнь вечную? В ответе слышим:...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница