Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике»




НазваниеПроект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике»
страница2/13
Дата публикации21.07.2013
Размер1.55 Mb.
ТипИсследование
lit-yaz.ru > Право > Исследование
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Раздел 4. «За гендерными квотами. Обзор парламентской деятельности 2008 г.». В разделе обсуждаются вопросы представительства, возможности женщин-депутатов в процессе осуществления парламентсткой деятельности и характер женского политического лидерства.

Каждый из содержательных разделов отчета представляет собой самостоятельный текст, что дает читателю возможность свободно выбирать для ознакомления ту или иную часть проведенного анализа без нарушения логической последовательности. Раздел 2 подготовлен Ниной Багдасаровой, раздел 3 – Галиной Горборуковой, раздел 4 – Анарой Молдошевой. Исследование проводилось с сентября 2008 г. по февраль 2009 г. Основная часть полевого исследования (сбор материалов и др.) была проведена в декабре 2008 г.

1.3 Основные посылки.

Изложение и анализ данных отчета базируется на следующих посылках:

Гендерный анализ политического пространства в Кыргызской Республике неотделим от процесса существования основных институтов общества – политических, включая избирательную систему, масс-медийных и институтов неправительственных организаций. Дифференциация акторов политического процесса предопределяется историко-экономическими условиями. Исследования, проводившиеся на протяжении всего периода независимости государства, подтверждают существование различающихся структур отношений между мужчинами и женщинами. Одна связана с разделением труда: организацией домашней работы и заботы о детях, разделением между бесплатной и оплачиваемой работой, сегрегацией рынков труда и созданием «мужских» и «женских» профессий, дискриминацией при профессиональной подготовке и продвижении по службе, неравными размерами заработной платы и неравным обменом. Вторая связана с властью, контролем и принуждением: политическими и бизнес-иерархиями, институциональным и личным насилием, регулированием сексуальных отношений и распределением властных полномочий в семье. Обе эти структуры пересекаются, хотя базовые различия между ними связаны со способом упорядочения социальных отношений.

Женское политическое лидерство в широком смысле понимается как формальное представительство женщин на всех уровнях принятия решений, а также лидирующая роль женщин в политических партиях и движениях, участвующих в борьбе за власть. Активность женщин на уровне НПО рассматривается как потенциальная возможность вхождения в пространство принятия политических решений.

Пропорциональное представительство женщин и мужчин на политическом уровне является мерой равенства и справедливости при распределении власти, отражающее понимание того условия, что политика в интересах развития всех социальных групп общества не может быть эффективной без включения в процесс ее формирования представителей самих этих групп. Необходимость выделить соблюдение принципа равного представительства женщин в отдельную категорию женских прав связано с признанием того факта, что женщины, как социальная группа могут иметь особенные ограничения в доступе к принятию решений на политическом уровне. К таким ограничениям в различной мере могут относиться:

  • доминирование традиционных гендерных представлений о политике и власти, усиленные под влиянием националистической и религиозной идеологий;

  • отсутствие необходимой политической среды и инфраструктуры, каналов политической мобилизации женщин, включая низкий уровень политической самоорганизации женских объединений;

  • давление традиционных стереотипов о семье и рождении детей как главном предназначении женщин, что ограничивает развитие у женщин политических амбиций.

Как видно из перечисленных выше ограничений, они, как правило, не имеют собственно политического или юридического характера. В то же время, имеются существенные гендерные различия, проявляющиеся, с одной стороны, в политической социализации женщин, с характерной для них слабой мотивацией. С другой – в политическом пространстве сохраняется неравное распределение разного рода ресурсов, ограничивающее проявление женщинами своих реальных возможностей.

Без изменений на структурном уровне, а также социально-психологических факторов, продвижение женского политического участия будет, ограничиваться достижением ими позиций, являющихся вспомогательными по отношению к мужскому (нормативному) лидерству. То есть, при рассмотрении женской политической активности как дополнения к основной мужской политике, основные права будут всегда оставаться у тех, кто традиционно находился у власти. Поддержание определенного уровня представительства женщин в этих условиях становится даже выгодным, поскольку доминирующие властные структуры, получают управляемые группы в пространстве политической борьбы. Характер и динамика процессов политической активности женщин в Кыргызстане подтверждает эти тенденции. Гендерная оценка страны, таким образом, должна отражать процессы, происходящие и в структуре политического пространства - вопросы представительства и реального участия в принятии решений, и внутри социально-политических сил, отражающих активность женского движения в стране – проблемы женского лидерства и возможностей доступа к власти.

Раздел 2. Женщины и мужчины в политике: какая среда их формирует?

2.1. Среда формирования будущих политиков

Исследование среды формирования будущих политиков делалось качественными методами – при помощи проведения полуструктурированных интервью с мужчинами и женщинами, которые баллотировались на выборах в местные кенеши осенью 2008 года, а также с депутатами ЖК, работающими уже с 2007 года. Важной задачей исследования при этом было определение тех общественных сфер, в которых формируются женщины-лидеры, готовые прийти в политику в качестве профессиональных участников. Политики-профессионалы, с точки зрения авторов – это те, кто борется за приход во власть, имея определенную политическую программу, и после прихода во власть реализует эту программу. Именно поэтому внимание авторской группы было сосредоточено, прежде всего, на законодательной власти – то есть той ветви государственного управления, которая выступает основным проводником реализации политических программ.1

Чтобы определить рамки исследования предварительно был проведен анализ различных секторов социального пространства, из которых женщины-депутаты пришли непосредственно в ЖК. Максимальное число женщин пришло в парламент из органов государственного управления и муниципальных органов власти (37 %). На то, что государственная и муниципальная служба является важным пространством, если и не для формирования, то для рекрутирования женщин-политиков, указывает и тот факт, что на местных выборах 2008 года, на снижение числа женщин-кандидатов в некоторых областях, по мнению экспертов, повлияло решение о запрете на совмещение выборных и государственных (муниципальных) должностей.2 В то же время, для большинства женщин, исполнительный характер деятельности на этой службе не связан с утверждением своей политической позиции, а продвижение каких-то инициатив или инноваций, как правило, требует параллельного участия в общественной или проектной работе.

Второе место занимают такие сферы деятельности как бизнес и образование (по 17 %). За ними следуют работа в неправительственном секторе и международных организациях (12,5 %). Из поля профессиональной партийной деятельности в законодательную власть пришли только лве женщины (8 %), также 8 процентов можно отнести к другим сферам профессиональной активности.

Однако эти цифры отражают только формальную сторону этого анализа. Безусловно, сферы деятельности большинства женщин-законодателей тесно переплетены – работая на государственной службе или в вузе, многие участвовали в проектах международных организаций или были партийными активистками. Если переформулировать запрос к статистическим данным как вопрос о более полном предыдущем профессиональном опыте или опыте общественной деятельности женщин-депутатов, то формальные цифры серьезно изменятся. При таком подходе получается, что опыт работы в бизнесе имеют уже 25 процентов женщин-законодателей, а число тех, кто тем или иным образом был связан с деятельностью общественных объединений, вырастает до 42 процентов. Таким образом, подтверждается особая важность участия женщин в общественной и проектной деятельности для дальнейшего выбора политической карьеры.

В то же время, интервью с теми, кто баллотировался на выборах в местные кенеши, показали насколько важной средой для принятия решения об участии в выборах является сегодня партийная работа и волонтерское участие в предыдущих предвыборных кампаниях. Это свидетельствует о том, что изменения в Кодексе о выборах оказывают стремительное влияние на рост значимости политических партий для продвижения женщин в политику.

Следует отметить, что политические партии средой для формирования профессиональных политиков, особенно среди женщин, стали сравнительно недавно, фактически, после принятия изменений в Кодекс о выборах. До этого женщины (как и многие мужчины, особенно студенческая молодежь) для проявления своей социально-активной позиции значительно чаще использовали деятельность в неправительственных организациях.

Необходимо подчеркнуть также и то, что работа важнейших демократических институтов – таких как выборы или политические партии – в течение многих лет в Кыргызстане проходила при организационной и образовательной поддержке сектора НПО. Благодаря именно этому сектору, в республике была выстроена система грамотного наблюдения за выборами, проведена огромная просветительская работа среди населения. НПО, поддерживаемые международными проектами, являются главными (если не единственными) провайдерами качественных образовательных услуг для будущих политиков. В Кыргызстане политические партии еще слишком молоды, чтобы организовывать для своих сторонников и потенциальных лидеров специальные курсы, школы или тренинги. Эту функцию до сих пор брали на себя НПО (как в отношении мужчин, так и в отношении женщин), создавая в республике реальное политическое пространство и предоставляя большинству серьезных партий равные права и условия для их развития.
Таким образом, в начале работы, группой были выдвинуты гипотезы, что основной средой для появления женщин-лидеров являются политические партии и организации неправительственного сектора. В процессе исследования выявились дополнительные социальные пространства, в которых проводится рекрутирование женщин-политиков или там у них по крайней мере возникает осознанное и обоснованное решение прийти в политику. Этими средами оказались профессиональная деятельность, связанная с работой на государственной службе, прежде всего, в политической сфере (например, работа в аппарате ЖК, консультирование законодателей), волонтерская активность (помощь во время избирательной кампании), а также семья (знакомство с политикой через наблюдение за кем-то из членов семьи, привлечение к работе через семейные связи). Для мужчин значимой средой для прихода в политику также является еще и бизнес.

В настоящем Отчете основное внимание уделяется политическим партиям и неправительственным организациям, так как наиболее очевидно, что именно они связаны с социальной активностью будущих профессиональных политиков.3

2.1.1. Политические партии, безусловно, заняли новую позицию в работе с женщинами политиками после изменения Кодекса о выборах. Если до этого женщины-активистки были значимы только в считанных партиях, в первую очередь, таких как Партия действия «Моя страна» и Социал-демократическая партия Кыргызстана, то после введения квот, каждая партия была вынуждена заняться поиском заметных и авторитетных фигур среди женщин, чтобы внести их в свои партийные списки. Именно исследование политических партий, как среды формирования женщин-лидеров, привело к выявлению других важных сфер, в которых происходит формирование женщин – потенциальных политиков (поскольку партии нередко оказываются пространством уже «второго порядка», где решение о политической карьере, скорее, оформляется, а не зарождается). Этими сферами являются профессиональная и волонтерская деятельность, а также семья. Все эти социальные пространства можно рассматривать в тесной взаимосвязи, которая определяется тем, что основная доля партийной активности сегодня приходится на предвыборную кампанию. Таким образом, сотрудницы или молодые родственницы кандидатов в депутаты оказываются в самой гуще предвыборной борьбы, работая в избирательных штабах и помогая во время проведения встреч с избирателями.

Вставка 1.

Гендерные аспекты партийного строительства

Реальные условия для развития партийного строительства возникли в Кыргызстане в 2007 году благодаря принятию нового Кодекса о выборах. Как и везде в мире, в нашей стране стали востребованы молодежный, этнический и женский политические ресурсы, поскольку именно этого требовало новое электоральное законодательство. К декабрю 2007 г. в Министерстве юстиции КР были зарегистрированы 104 политические партии, 13 из которых возглавляли женщины. При среднем численном составе женщин в партиях – 37,25 процента, в политсоветы партий входит около 23,9 процента. По спискам, представленным в ЦИК от зарегистрированных для учстия в выборах 12 партий, видно, что из общего числа кандидатов – 1 184 человека, женщин среди выдвиженцев было 453 (38 %), а мужчин – 731 (62 %).

Однако сами партии были, в основном, плохо подготовлены к этим изменениям. Изучение документов – программ партий, предвыборных платформ и уставов партий, а также опрос и интервью с руководителями партий показывают, что ни одна из партий, допущенных к выборам, не имеет четко сформулированной политики достижения гендерного равенства и не использует гендерные подходы в своей деятельности. В большинстве партий в принципе не обозначена гендерная политика хотя бы на традиционном уровне. Интересно, что даже программа коммунистов не имеет характерной для прошлой советской идеологии политики в отношении женщин и планируемых мер по поддержке семьи и материнства.

Почти все руководители и представители партий, будь то мужчина или женщина, объясняли отсутствие гендерной политики и гендерного раздела в программе партии тем, что «у них в партии не существует гендерной проблемы». Член политсовета партии «Эркиндик» убежден, что вопрос гендерной дискриминации в их партии «неактуален», так как «половина членов партии – женщины, и наиболее крупные структурные партийные подразделения возглавляют именно женщины». Лидер партии «Аалам» считает, что «гендерное неравенство – не самая страшная проблема для Кыргызстана. Те, кто поднимает вопросы гендера, сознательно уводят страну от решения более серьезных задач». Большинство партийцев не признают наличия связи между гендерным неравенством в сфере управления и злободневными проблемами государства и общества: насилия в отношении женщин, высокой материнской смертностью, растущей феминизации безработицы и бедности.

Изученные партийные документы не имеют программного компонента, ориентированного на работу с женщинами, не отражают их интересы, несмотря на то, что большинство осознают, что в составе электората эта социобиологическая группа составляет большинство. Единичные исключения представляют собой программные документы партий «ЭрК» и «Ак Жол». Одна партия выделяет специальный программный компонент «Семья и молодежь» («ЭрК»), а другая – один параграф об охране материнского здоровья («Ак Жол»). В этих разделах проявляется типичный для кыргызстанской государственной гендерной политики крен в сторону «фамилизации» и заботы о генофонде нации, основанный на подходе, в рамках которого социальное положение женщины рассматривается через призму исключительно интересов семьи, а сами женщины имеют только инструментальную (репродуктивную) ценность.

^ По материалам «Гендерного анализа политических партий КР», Бишкек, 2007
Необходимо отметить, что изначально, позиция женщин в этой работе связана с традиционно «женской ролью» поддержки и обеспечения. На звонки в штаб-квартиры партии отвечают, как правило, женские голоса, рассылки осуществляются с электронной почты с женским адресом, материалы для выступлений зачастую готовятся женщинами-референтами. Однако в процессе этой борьбы ко многим из участниц приходит осознание того, что они и сами могут выступать в качестве субъектов политической активности, а не только обеспечивать ее для лидеров-мужчин. «Поначалу депутаты мне казались какими-то небожителями. Хотелось хоть издалека приобщиться к этой «сложной» и «загадочной» работе. Постепенно, начинаешь отмечать ошибки своего «шефа», предлагаешь иное решение (которое принимается!), и в итоге понимаешь – я, оказывается, тоже так могу! А может быть, я могу даже и лучше! Я знаю больше, лучше ориентируюсь в ситуации, имею необходимые связи. В какой-то момент начинаешь понимать – все, что мне мешает самой стать кандидатом в депутаты – это мой страх» (женщина – партийный активист).

Безусловно, принятие квот стало серьезным стимулом для притока женщин в партии и освоения ими принципов и характера партийной работы. Следующий этап, выводящий женщин непосредственно на путь политической карьеры, связан с преодолением внутренних, психологических препятствий, наличием возможностей участвовать в образовательных программах и знакомиться с опытом женщин-политиков в других странах. Большинство женщин среди партийных активисток отмечали важность для их развития тренингов и стади-туров, благодаря которым они обрели уверенность и способность преодолевать внутренние барьеры на пути принятия решения о политической карьере.

Для мужчин путь к партийной деятельности чаще всего является более прямым и заранее связанным с решением заняться политикой. Многие из них приходят в партии из бизнеса, хотя среди мужчин также есть часть активистов, которые (как и женщины) попали в политическое пространство благодаря семейным связям. Но, если женщин, в основном приглашают для обеспечения предвыборной работы, мужчины могут в партии сразу оказаться в роли «потенциального депутата», то есть «готового политика».

Совсем не случайным представляется отмеченное почти каждой респонденткой ощущение того, что она «более профессиональна», обладает большими знаниями и умеет находить лучшие решения. В рамках партийной активности женщины значительно чаще мужчин становятся объектами образовательных программ. При этом даже если в программе задействованы и женщины, и мужчины – женщины, по мнению опрошенных, относятся к обучению добросовестнее и проявляют более высокую готовность к применению на практике полученных знаний.

2.1.2. Неправительственные организации, которые традиционно считаются нейтральными в политическом отношении, смогли стать для женщин мостиком к политической карьере сравнительно недавно. Большое влияние на принятие многими активистки НПО решения баллотироваться кандидатами в депутаты, также оказало изменение Кодекса о выборах и введение квот. В частности, одна из женщин-респондентов из среды НПО, которая баллотировалась на местных выборах осенью 2008 года, прямо указала на то, что последние Парламентские выборы оказались для нее одним из важных стимулов. По ее словам, «благодаря новому Кодексу, женщин заметили, с ними стали считаться». До этого ее взаимодействие с местной властью ограничивалось только рамками проектов, в которых она работала. Но в этот раз она «поняла, что сможет сделать гораздо больше, оказавшись внутри самой этой управленческой структуры», а главное, она почувствовала, что у нее появился реальный шанс оказаться на этом месте.

В то же время, интервью с мужчинами, политической карьере которых предшествовала деятельность в неправительственных организациях, показали, что для них НПО с самого начала выступали в качестве возможности для развития своих способностей к публичной деятельности, пространством для поиска сторонников и завоевания популярности. То есть, для мужчин неправительственный сектор, несмотря на всю его казалось бы «политическую нейтральность», во многом уже изначально становится своеобразной ступенью на пути к политической карьере.

Вставка 2.

Женщины и сектор НПО

Неправительственный сектор зачастую считается «женским» пространством и это имеет под собой некоторые основания. В настоящий момент почти две трети членов НПО – женщины, а среди руководителей их около 57 процентов. (Сектор НПО в цифрах и фактах, Бишкек, 2006).

По мнению исследователей, это может являться определенной компенсацией за то, что доступ в пространство принятия решений у женщин был серьезно ограничен (Национальный Отчет по человеческому развитию, 2006). Безусловно, гражданский сектор становится для женщин той площадкой, на которой у них появляется возможность «быть услышанными», и проявить свои пристрастия, в том числе и политические, поскольку спектр НПО в республике чрезвычайно широк – от правозащитных организаций до групп ориентированных в религиозном направлении. Отличие активизма в сфере НПО, между тем, имеет существенное отличие от работы во власти: представители неправительственного сектора не имеют доступа к принятию решений на уровне исполнительной или законодательной власти. Это отличие, как показывает настоящий отчет, и стало одним из важнейших стимулов прихода женщин из НПО в политику.
Все респонденты (как женщины, так и мужчины) отмечали, что НПО являются настоящей «школой для будущего политика». Часть бывших сотрудников НПО еще до выборов очень хорошо представляла «как выглядит этот процесс изнутри», поскольку имела опыт работы наблюдателями или принимала участие в организации тренингов для кандидатов в депутаты. Предшествующая деятельность обеспечила многим из них также и весьма неплохое знание отечественного законодательства, наличия возможных «ловушек» и препятствий на пути к победе на выборах. Кроме того, деятельность в НПО дает неоценимый опыт в работе с людьми, и зачастую уже заранее обеспечивает популярность среди избирателей.

Вставка 3.

Сельская НПО, как эффективная среда формирования женского политического лидерства

Выборы в Джети-Огузский районный кенеш состоялись 5 октября 2008 года. На этих выборах в числе 25 депутатов были избраны 5 женщин, 4 из которых являлись активистками сети «Женщины могут всё!». Наш кейс посвящен координатору сети по Джети-Огузскому району Бибигуль Бупебаевой. Она баллотировалась по 3-мандатному округу и была единственной женщиной среди 8 мужчин. Вопреки бытующим в нашем обществе стереотипам она избрана депутатом даже несмотря на то, что она келин в данном округе, приехавшая сюда из далекой Усть-Каменогорской области Казахстана и не владеющая кыргызским языком. При этом она стала депутатом практически без особых финансовых затрат.

Бибигуль организовала общественное объединение «Сельская жизнь» в селе Кабак Джети-Огузского района в 2000 году. Это общественное объединение сумело объединить жителей-энтузиастов всего села. За 8 лет своего существования ОО «Сельская жизнь» совместно с местной администрацией, реализовало многочисленные проекты социально-экономического направления. Среди этих проектов была работа по оказанию помощи и улучшению жизни сельчан, начиная от организации горячих обедов для учеников местной школы и заканчивая проведением уличного освещения.

Цель ОО «Сельская жизнь»: мобилизация сельского населения на решение актуальных проблем и улучшения качества жизни. Среди направлений деятельности этой общественной организации: социальная поддержка сельчан, продвижение интересов сельских женщин через создание женской сети в селах, образовательная деятельность, микрокредитование, реконструкция и развитие инфраструктуры сёл Джети-Огузского района Иссык-Кульской области.

Будучи организацией, созданной во имя развития села Кабак, улучшения жизни его жителей, ОО «Сельская жизнь» активно вовлекается в процесс поиска выхода из сложившейся ситуации после перестройки. В тот момент важно было не потерять стимул и интерес сельчан, доверие к НПО. «Мы сделали первый шаг к изменениям. Произошло это во время подготовки к выборам на пост айыл окмоту. Мы оказали помощь кандидату от собрания сельчан и членов НПО на пост айыл окмоту – Болоту Сулайманову – активисту с. Кабак, в подготовке встреч с избирателями, участвовали в выборах в качестве независимых наблюдателей с целью обеспечения прозрачности и соблюдения правил демократических выборов. В тот день мы поняли, что участвовать в выборах необходимо – это стратегически важно для всех нас», сказала Бибигуль Бупебаева.

ОО «Сельская жизнь» проводила разъяснительную работу по правилам и нормам проведения демократических выборов. Этот опыт привел к определённым успехам при лоббировании женщин на выборах в местные айылные кенеши. Так, на выборах 2004 года в айыльный кенеш с. Липенка была выдвинута кандидатура Сулаймановой Айгуль Эркинбековны – жительницы с. Липенка, которой оказывалась активная помощь в составлении программы выдвижения, организации агитационной кампании, встречах с избирателями. На выборах глав айыл окмоту в декабре 2005 года Сулайманова А.Э. оказалась единственной женщиной в районе, избранной главой айыл окмоту.

По завершении реализации двух проектов, руководство сельской управы стало приглашать членов ОО «Сельская жизнь» на аппаратные заседания айыл окмоту, на которых разрабатывались планы работы на месяц, квартал. С 2000 по 2006 годы Бибигуль Бупебаеву выбирали старостой села Кабак. Айыл окмоту с. Кабак стремясь повысить потенциал местных жителей и успешно реализовать запланированные мероприятий по развитию села, предложил руководителю ОО «Сельская жизнь» выдвинуть свою кандидатуру в местный айыльный кенеш. «Я отказалась от этого предложения, т.к. не владею в совершенстве кыргызским языком. Нами была предложена кандидатура Нургуль Эсеналиевой – учительницы СШ им. Ж. Аманбаева» – рассказала руководитель ОО «Сельская жизнь» Бибигуль Бупебаева. Тогда Нургуль Эсеналиева победила на выборах в айыльный кенеш, став депутатом АК с. Кабак, чуть позже ей доверили возглавить СШ им. Ж.Аманбаева, назначив директором.

Социальные проекты помогают женщинам стать узнаваемыми в местном сообществе и в среде электората. Бибигуль Бупебаева, все-таки, выдвинула свою кандидатуру на выборах в районный кенеш в 2008 году и по достоинству стала депутатом. На вопрос: «Что вам помогло стать депутатом Джети-Огузского районного кенеша?», она ответила:

  • Стремление сделать с. Кабак образцово-показательным селом в айыл окмоту и Джети-Огузском районе;

  • Постоянная связь с населением и консультации с людьми;

  • Следование принципу доводить начатое дело до конца;

  • Активная работа в сети «Женщины могут всё!», постоянное наращивание как своего потенциала, так и других женщин. Это было моей верой и идеологией;

  • В 2008 году при поддержке ОБСЕ мы смогли открыть ресурсный центр поддержки женщин в Джети-Огузском районе, офис которого находится в районном центре – в селе Кызыл Суу. Благодаря работе центра 4 активистки сети «Женщины могут всё!» смогли стать депутатами районного кенеша;

  • ^ Отмена денежного залога.

Опыт нашей героини показывает, что её работа в НПО позволила сформироваться ей как политическому лидеру, добиться доверия электората, приобрести необходимые навыки, преодолеть нерешительность и неуверенность в себе. Бибигуль подтверждает этот вывод: «Сейчас, когда я уже имею мандат депутата района, передо мной еще больше вызовов – но я не одна, со мной вместе подруги по сети, которые тоже стали депутатами, и мы можем отстаивать свои позиции единой фракцией».

Банур Абдиева,

Координатор Информационно-правового ресурсного центра «Женщины могут все!»

по Иссык-Кульской области
В числе прочих преимуществ назывались и приобретенные за время работы в секторе навыки планирования, четкого осознания и формулирования целей и задач своей деятельности, работы с финансами, умение вести прозрачную отчетность.

Можно смело говорить, что организационная подготовка лидеров, которые прошли «школу НПО», носит несколько иной характер, чем опыт тех, кто пришел в политику из других сфер. Не всегда этот опыт может являться преимуществом. Например, одна из нынешних депутатов парламента жаловалась, что ее привычка к прямой и «прозрачной», то есть однозначной, коммуникации зачастую выступает препятствием для достижения успеха в той области, которую она назвала «аппаратными играми». В то же время, ее четкое стремление к цели и организованность на пути достижения этой цели, иногда позволяет достичь успеха там, где проваливаются опытные «аппаратчики».

Следует отметить, что опыт «аппаратной борьбы» и стратегии, связанные с ней довольно быстро осваиваются при попадании в новую среду, тогда как умения и навыки, приобретенные ранее, не утрачивается. Все это может в итоге усилить позицию женщин-лидеров, которые пришли в политику из неправительственных организаций.

Роль неправительственного сектора в организации среды для возникновения женщин-лидеров имеет и еще одно немаловажное измерение: помимо «рекрутирования активисток со стажем», многие организации участвуют в образовательных программах для женщин. При этом те женщины, которые формально не принадлежат ни к какой организации, но являются активными и уважаемыми членами сообщества, получают хорошую возможность освоить некоторые умения и навыки, которые помогают им в политической карьере. Например, на последних местных выборах в сельских регионах на юге страны (октябрь 2008 г.), среди победивших кандидатов оказалось много женщин, подготовленных в женских клубах сети DCCA (117 из 172).4 Большую работу в этом направлении проводит также сеть «Женщины могут все!». Однако работа с женщинами в больших городах несет в себе значительно больше сложностей, чем подготовка местных лидеров в сравнительно небольших сельских общинах.
Таким образом, в качестве среды для формирования и рекрутирования политических лидеров можно выделить такие политические пространства как политические партии, неправительственный сектор, профессиональная деятельность (так или иначе связанная с работой в политической сфере), волонтерская активность (помощь во время избирательной кампании), семья и бизнес.

Все эти пространства, конечно же, не являются изолированными друг от друга и зачастую имеют тесную взаимосвязь. Следует отметить, что такой вопрос как роль семейных и региональных связей в привлечении женщин к политике требует дополнительного исследования. В то же время уже сегодня можно смело утверждать, что приход в партию для многих женщин связан с принадлежностью к социальным сетям, существующим в пространстве родственных и дружеских отношений.

Работа в НПО дает возможность получить необходимые для дальнейшей политической деятельности знания, умения и навыки, начиная со знания законодательства и избирательного процесса, и заканчивая навыками работы с финансовыми документами.

Вливание в партийную деятельность через участие в предвыборных кампаниях или оказание профессиональных консультаций, также является значимым способом присоединения женщин к политической сфере.

Решение стать политиками к большинству женщин приходит постепенно и связано с преодолением многих препятствий (в первую очередь, внутренних, психологических). В то же время, мужчины приходят к политической карьере, как правило, «непосредственно» из бизнеса или даже из НПО, но с уже готовым для себя твердым решением стать политиком.

Результаты интервью показывают, что женщины более чувствительны к образовательным воздействиям и сильнее ориентированы на получение новых знаний, приобретение важных умений и навыков для их дальнейшего применения на практике.

^ 2.2. Мотивы выбора политической карьеры

Безусловно, вопрос о мотивах любой деятельности (не исключая политику) не может решаться однозначно – всякая деятельность полимотивирована, и выделить в целостном наборе побудительных причин только один решающий фактор невозможно. Однако в целях анализа можно провести условную классификацию мотивов, по которым мужчины и женщины приходят в политику. По результатам проведенных интервью, подразделить эти мотивы можно было бы на экономические, нравственно-идеологические и карьерные.

2.2.1. Экономические мотивы. Никто из респондентов прямо не заявлял, что лично он пришел в политику из-за того, что эта деятельность является экономически выгодной. Однако многие из них отмечали, что этот мотив весьма распространен среди их коллег. Депутаты имеют хорошие заработки, обеспечены государственным транспортом и жильем, всевозможными социальными льготами. Только респонденты-женщины отмечали при этом, что им представляется ценным опыт развитых стран (с которым многие из них ознакомились во время поездок), в рамках которого депутаты не получают никаких особых преференций, а скорее наоборот, оказываются более загруженными работой, чем «простые» граждане. Для некоторых из женщин, попавших в депутатский корпус совсем недавно из среды НПО, наличие данных льгот даже кажется обременительным. «Непонятно, почему депутаты не могут ездить на маршрутных такси или ходить пешком? Однако когда я это делаю, все мне указывают на то, что такое поведение непозволительно». С точки зрения другой женщины-респондента, «если бы у нас было как на Западе, и депутаты не имели бы льгот и высоких заработков, то большинство из них сразу же отказались бы от этой работы, а им на смену пришли бы люди, действительно заинтересованные и болеющие за результаты дела…». По ее же мнению, в отсутствие льгот «большинством депутатов, скорее всего, стали бы женщины».

Безусловно, важным экономическим мотивом, подталкивающим к занятию политикой, для многих представителей бизнеса является необходимость «защитить свой бизнес и сделать его максимально стабильным» (мужчина-депутат, при обсуждении прихода в политику своих коллег). При этом, в явном виде этот мотив никем из опрошенных не озвучивался или обсуждался, лишь как еще одна из причин, которая привела в депутаты «кого-то другого», но не его (ее) лично.

2.2.2. Нравственно-идеологические мотивы напротив выдвигались на первый план каждым из опрошенных. В то же время, совсем немногие из респондентов смогли обозначить свою идеологию достаточно точно и тем самым обосновать свою партийную принадлежность. Нередко идеология парламентской фракции вступала в явное противоречие со всей предыдущей деятельностью того или иного депутата. Например, представитель оппозиционного движения оказывается в парламенте благодаря включению в избирательный список президентской партии, бизнесмен начинает защищать идеалы социального государства, а известная деятельница НПО либерального толка баллотируется в ЖК вместе с коммунистами. Однако внешняя противоречивость может быть обманчива, и именно на уровне реального участия в политике многие взгляды и убеждения проявляются как истинная мотивация общественной работы.

Следует отметить, что по результатам интервью у женщин, мотивация прихода в политику сформулирована более конкретно, чем у мужчин. В их объяснениях присутствуют, как правило, четкие цели и задачи, тогда как мужчины чаще ссылаются на общие посылки и понятия. Это может быть связано с тем, что у женщин, решение заняться политикой возникает после некоторой практики в той или иной сфере, будь то работа в НПО, в аппарате ЖК или в качестве партийного активиста. Среди мужчин, наоборот, решение о политической карьере принимается достаточно рано. Они не сталкиваются с особыми препятствиями при осуществлении этого решения и реализуют его чаще всего через выдвижение в депутаты (ранее по одномандатным округам, а теперь по партийным спискам). Поэтому многие женщины приходят во власть с готовой повесткой предстоящей деятельности, часто продолжая ту или иную конкретную общественную работу, но уже в новых условиях и на более высоком общественном уровне. Мужчины, приходя в политику, скорее, ориентируются на политические идеи и больше заинтересованы в масштабных реформах.

Женщины, начинавшие свой путь в НПО, приходят в политику в связи с тем, что начинают осознавать границы своих возможностей на уровне гражданского сектора. Желание применить свои знания и опыт более продуктивно подводит многих из них к решению баллотироваться в депутаты. При этом в качестве непосредственного мотива женщины-респонденты называют какую-то работу, которую им хотелось бы довести до конца – «внедрить гендерный аудит в работу местных органов власти», «восстановить систему дошкольного образования в стране», «изменить законодательство» в определенной сфере (например, в области деятельности общественных организаций, охраны здоровья или защиты прав человека и т.д.).

У мужчин в описании пути, который привел их в политику, превалируют идеи необходимости «развивать настоящую демократию», «провести эффективные экономические реформы», «сделать лучше жизнь простых людей, помочь им чего-то достигнуть в жизни», «изменить условия жизни в нашей стране», сделать республику «развитым и справедливым государством».

Обращает на себя внимание тот факт, что изменение политической позиции такое как, например, приход в партию коммунистов из НПО, у женщин находит подробное и ясное обоснование. Коммунистическая партия для бывшей активистки неправительственного сектора выступает политической силой, ориентированной на строгую идеологию, а не на определенного политического лидера, что явно проявляется в большинстве других политических партий Кыргызстана. При этом идеология коммунистов содержит в себе привлекающие многих ценности всеобщего равенства, что выступало основным мотивом ее деятельности и во время работы в НПО. Приход из неправительственного сектора в президентскую партию также не является решением, вызванным только мыслями о карьере или смене социального статуса. Эти действия, в первую очередь, базируются на желании более эффективно выполнять ту самую работу, которой действующий депутат занималась до прихода в ЖК. В обоих случаях, респонденты отмечают тот факт, что их возможности достижения целей своей работы существенно расширились после прихода во власть, и именно это и является главным движущим механизмом, который привел их к решению прихода в политику из НПО.

Следует отметить, что именно женщины жаловались на необходимость строго соблюдать партийную дисциплину в режиме фракционной работы, поскольку то или иное решение фракции, не совпадающее с их личной точкой зрения на рассматриваемые вопросы, создает у них серьезное психологическое напряжение. Это свидетельствует о том, что собственное мнение женщин на существующие проблемы, действительно тесно связано с их политическими взглядами и убеждениями.

В беседах с мужчинами вопрос о сложностях фракционного согласования мнений, чаще обсуждался в плоскости внутрипартийной конкурентной борьбы. При этом мотивация мужчин, на фоне последовательного представления политической позиции у женщин, проявляется более ситуационно обусловленной.

2.2.3. Карьерные мотивы позволяют в настоящий момент выявить наиболее существенную разницу в вопросе, как и почему приходят в политику мужчины и женщины. Можно смело утверждать, что до введения квот в Кодекс о выборах, женщины не имели реальной возможности сознательно выбирать и планировать для себя карьеру политика. Точнее, эта возможность была настолько ограниченной, что подобный выбор касался только единиц, и не мог рассматриваться в качестве значимого фактора социальной жизни. В настоящий момент ситуация резко изменилась, и вопрос о выборе карьеры политика для женщин становится предметом серьезного осмысления, как среди самих женщин, так и среди мужчин.

Интересен тот факт, что из множества женщин, боровшихся за введение квот, практически, только одна стала депутатом. При этом почти все мужчины, заинтересованные в проведении этой кампании, пришли во власть. Один из молодых депутатов-мужчин, заметил, что женщины, попавшие в парламент благодаря квотам, подобны людям «выигравшим в лотерею», тогда как мужчины, ратовавшие за квоты, по его мнению, «боролись за осуществление своего призвания». Эта позиция ярко отражает тот факт, что в обществе карьера политика признается, прежде всего, как «мужская». В процессе беседы тот же самый респондент признал, что среди женщин есть выдающиеся политические личности, так же как и среди мужчин есть депутаты, попавшие в ЖК, «по счастливому билетику». Однако признание этих фактов, по всей видимости, не влияет на формирование самого суждения о том, какие роли и функции в политике принадлежат женщинам, а какие мужчинам.

Тем не менее, изменение Кодекса о выборах уже начало оказывать свое влияние на новое отношение к политической карьере. Как уже отмечалось выше, для многих женщин эти законодательные нововведения явились толчком к принятию решения о начале профессиональной политической деятельности. Это особенно заметно в тех социальных группах, которые, так или иначе, уже были связаны с выборами – в неправительственном секторе и политических партиях.

В процессе интервью почти у всех женщин-респонденток была заметна внутренняя готовность заняться реальной политикой.

В то же время, партийные активистки говорили, что они собираются еще «поднабраться опыта», «поработать пока на вторых ролях», но само отношение к этой работе у них теперь совершенно иное. Если раньше они рассматривали свою «обеспечительную роль» как основную и «единственную», то теперь эта работа для них представляется скорее трамплином на пути к следующему шагу – выбору политики в качестве личной профессиональной карьеры.

Представительницы НПО, пытавшиеся ранее участвовать в избирательном марафоне на местном уровне, также отмечали необходимость усиления своего опыта предвыборной борьбы. При этом решение о продвижении во власть, у них оказывается тесно связанным с той непосредственной профессиональной деятельностью (экспертной или организаторской), которой они занимаются в проектах. Однако для многих из них политика представляется пространством, где практически ту же самую работу можно делать гораздо эффективнее. Именно поэтому решение о профессиональной политической карьере для них представляется вполне естественным.

Подобное изменение отношения к политической карьере женщин, безусловно, вызовет определенную реакцию в обществе. Выше уже отмечалось, что среди политиков-мужчин отношение к появлению группы женщин – профессиональных политиков, может быть неоднозначным. Не менее важно и преодоление стереотипов, существующих в отношении женщин-политиков и у остального населения. От того, как к ним будут относиться избиратели, члены их семей и коллеги, во многом зависит, насколько привлекательной и успешной станет для женщин политическая карьера (как часть «нормального» профессионального выбора).

Большинство респондентов отмечало, что политическая среда, так же как и выборный процесс, по всей очевидности являются для женщин, недружественными и им, по сравнению с мужчинами, приходится преодолевать больше препятствий для достижения тех же результатов.

Женщины-респонденты, принимавшие участие в местных выборах 2008 года, отметили, что недостаток опыта политической борьбы и знаний в этой сфере не позволяет многим из них на равных конкурировать с кандидатами мужчинами, имеющими иной уровень поддержки и ресурсов. Препятствия, с которыми сталкиваются женщины во время выборов, более подробно обсуждаются в другой части данного отчета, однако здесь следует отметить, что все женщины-респонденты ссылались на более сложную ситуацию, в которой они оказывались по сравнению с мужчинами. При этом мужчины, выступающие в роли кандидатов в депутаты не находят в этих ситуациях существенных отличий.

Женщины, работающие в настоящий момент в качестве политиков (депутатов или партийных активистов) подчеркивают, что требования к женщинам-политикам значительно выше, так же как и осуждение за возможные ошибки и промахи. Несмотря на то, что женщины добросовестнее посещают заседания и более активны в законотворческом процессе, их чаще обсуждают в прессе, говоря, что они «напрасно занимают место» в законодательных органах.

То же можно отнести и к образовательной активности женщин, которые постоянно стараются повышать свой профессиональный уровень, но их мнение при этом всегда выслушивается «во вторую очередь». «Чтобы тебя услышали, тебе надо сделать действительно блестящее предложение. Это требует постоянного напряжения, боязни ошибиться. А для мужчин – это рутина, что бы они ни говорили – это всегда выслушивается с вниманием!» (женщина-депутат).
Таким образом, можно отметить, что решение придти в политику у женщин отнимает определенно больше времени, чем у мужчин и базируется на строгих идеологических предпочтениях и оценке своих профессиональных возможностей. Как правило, этому шагу предшествует многолетний опыт работы в качестве ассистентов у политиков-мужчин или непосредственного взаимодействия с людьми. Изменение Кодекса о выборах и введение квот оказало значительное влияние на то, чтобы карьера политика стала для женщин привлекательным и реальным профессиональным выбором. То, как их присутствие в этом профессиональном поле будет развиваться дальше, во многом зависит, как от самих женщин-лидеров, так и от отношения общества к этой изменившейся ситуации.

Выводы:

  1. В качестве среды для формирования политических лидеров значимыми оказываются функционирующие социальные пространства: политические партии и неправительственный сектор. Для рекрутирования будущих политиков важны также их профессиональная деятельность (связанная с работой в политической сфере), волонтерская активность (помощь во время избирательной кампании), а также принадлежность к определенной семье или занятие бизнесом. При этом в рамках данного исследования все респонденты открыто обсуждали только те виды среды, которые связаны с их общественной деятельностью или с профессией. Такие важные пространства как бизнес и семья упоминались ими только косвенно, и их влияние на формирование политического лидерства требует дополнительного исследования.

  2. Партийная работа приносит важный опыт участия в предвыборных кампаниях и наблюдения за «реальными» политическими процессами. Работа в НПО дает возможность получить необходимые для дальнейшей политической деятельности знания, умения и навыки, начиная со знания законодательства и избирательного процесса, и заканчивая навыками работы с финансовыми документами.

  3. Решение стать политиками к большинству женщин приходит постепенно. Главным образом это связано с преодолением многих препятствий (в первую очередь, внутренних, психологических). У женщин созревание решения о приходе в политику отнимает определенно больше времени, чем у мужчин и базируется на строгих идеологических предпочтениях и оценке своих профессиональных возможностей. Как правило, этому приходу предшествует многолетний опыт работы в качестве ассистентов у политиков-мужчин, или непосредственной работы с людьми. В то же время, мужчины приходят к политической карьере, как правило, «непосредственно» – из бизнеса или даже из НПО, но с уже готовым решением стать политиком.

  4. Женщины-респонденты отмечают, что их возможности достижения целей своей работы существенно расширились после прихода во власть. Именно это и является главным движущим механизмом, который привел их к решению о приходе из НПО в политику.

  5. Изменение Кодекса о выборах и введение квот оказало значительное влияние на то, чтобы карьера политика стала для женщин привлекательным и реальным профессиональным выбором. Как их присутствие в этом профессиональном поле будет развиваться в дальнейшем, во многом зависит, как от самих женщин-лидеров, так и от отношения общества к этой изменившейся ситуации.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconСтатья 37 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право...
В статье рассмотрены теоретико-правовые аспекты продвижения военнослужащих по службе. На основе анализа научной литературы обосновывается...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconПо работе со сми информационно-аналитического комитета Администрации...
«Единое информационное социокультурное пространство Прибайкалья: механизм развития, инфраструктура и технологии»

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconЗаседание Правительства или Президиума Правительства Удмуртской Республики
Удмуртской Республики, членами Президиума Государственного Совета Удмуртской Республики, руководителями территориальных органов федеральных...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconИнформация о проведении Всероссийской акции Союза женщин России,...
Оссии, о Плане основных мероприятий Союза женщин России на 2010 год, о работе региональных отделений Союза женщин России в год молодежи,...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconГазета «Знамя» 30. 11. 11 Смотр таможенных талантов
Руководитель администрации президента России Сергей Нарышкин не будет участвовать в церемонии инаугурации президента Кыргызстана...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconОбщие вопросы
Информация правительства азербайджанской республики по вопросам комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации, в связи с рассмотрением...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconПравительство Республики Таджикистан постановление
В соответствии со статьёй 8 Закона Республики Таджикистан "О молодёжи и государственной молодёжной политике" и в целях формирования...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconКультурный проект «Триединство языков» в Республике Казахстан
Президент. Результатом такого послания президента стала Государственная программа функционирования и развития языков на 2011-2020...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» icon07 10 апреля 2011г., Москва, ввц, Павильон №75
Во всем Мире продвижение здорового образа жизни становиться одним из основных приоритетов развития государственной политики. Здоровое...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconОб итогах работы
Государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы, в Указах Президента Российской Федерации...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница