Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике»




НазваниеПроект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике»
страница3/13
Дата публикации21.07.2013
Размер1.55 Mb.
ТипИсследование
lit-yaz.ru > Право > Исследование
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Раздел 3. Возможности продвижения в политику: на примере местных выборов. Октябрь 2008 г.

^ 3.1 Результаты выборов в местные Кенеши 2008 года: основные тенденции

Выборы депутатов местных органов власти, проходившие в Кыргызской Республике 5 октября 2008 года, подтверждают устойчивость существования традиционных структур гендерного порядка. Сравнительный анализ зарегистрированных кандидатов в депутаты в местные кенеши демонстрирует следующее распределение по полу: количественный состав женщин в Бишкеке и Чуйской области перешагнул 20-процентный рубеж, в остальных регионах он колеблется от 10 до 19 процентов. Самое малое количество женщин-кандидатов наблюдается в Ошской области, где было зарегистрировано всего 10,4 процента женщин (2377 мужчин и всего 457 женщин на всю область). В целом по республике среди зарегистрированных кандидатов в депутаты местных кенешей было 17,4 процента женщин и 82,6 процента мужчин.

^ Таблица №1.
Зарегистрированные кандидаты в депутаты (выборы 2004, 2008 гг.)

Регион

процент женщин среди кандидатов в 2004 г.

процент женщин среди кандидатов в 2008 г.

г. Бишкек

21,0

22,8

Баткенская область

18,0

14,9

Жалал-Абадская область

15,0

14,0

Иссык-Кульская область

26,0

19,7

Нарынская область

21,0

16,4

Ошская область

17,0

10,4

Таласская область

20,0

12,0

Чуйская область

28,0

24,1

По республике

21,0

17,4


Сравнительный анализ зарегистрированных кандидатов и избранных депутатов в разрезе областей показывает стабильность роста числа женщин-кандидатов в Чуйской и Иссык-Кульской областях.


Вставка 4.

Участие женщин в выборах в Каракольский городской Кенеш

В составе 23-го созыва было 4 женщины. В этот объединенный состав Кенеша входили депутаты от города Каракол и от Аксуйского района. Непосредственно перед выборами решением Жогорку Кенеша город Каракол потерял статус самостоятельного города – областного центра, и вошел в состав Аксуйского района. Это решение привело к тому, что город практически остался без бюджета. Несмотря на эти жесткие условия, депутатам 23-го созыва удалось решить вопросы покупки машины «Скорой помощи», проведения ремонта родильного дома областного значения. В составе 24-го созыва среди 25 депутатов было только 2 женщины.

7 октября 2007 года состоялись выборы в Каракольский городской кенеш 25-го созыва. Из избранных 25 депутатов – 6 женщин. Четыре из них прошли как активистки общественной сети «Женщины могут всё!» и участвовавшие в выборах единым блоком.. Депутаты были избраны по 8 округам, 7 из которых были трехмандатными и 1 – четырехмандатный.

Основанием для принятия решения объединиться в блок послужило:

  • Объединение ресурсов;

  • Взаимная поддержка и взаимодополняемые характеристики;

  • Широкая узнаваемость и охват избирателей;

  • Формирование долгосрочной команды не только на период выборов, но и для работы в составе кенеша либо вне его в период между выборами;

  • Общая позиция для достижения гендерного равенства.


Перед выборами блок провел несколько встреч и собраний по вопросам:

  • разработки этических норм блока;

  • планирования агитационной кампании;

  • распределения округов для выдвижения;

  • разработки единой платформы;

  • другим актуальным вопросам.


В результате кандидаты от блока «Женщины могут всё!» были избраны депутатами и заняли следующие позиции в составе городского кенеша:

Избранные депутаты

Позиция в составе Каракольского городского кенеша

Кендирбаева Д.Ш. – директор областного управления образования


Председатель комитета по образованию, социальным вопросам, молодежной и гендерной политике

Джумабекова А.Дж. – главный бухгалтер «Востокэлектро»


Председатель жилищно-коммунального комитета

Турдумамбетова С.Ж.. – председатель кондоминиума «Восход»


Председатель Каракольского городского кенеша


Извлеченные уроки:


  • Более тщательно и детально обсуждать вопросы, касающиеся распределения округов;

  • Вопросы соблюдения этики должны рассматриваться в первую очередь, и в случае отсутствия консенсуса, не следует объединяться в женский блок;

  • Блок должен работать не только в период выборов, но и между ними;

  • Блок должен работать не только на уровне кандидаток, избранных депутатами, но и на уровне кандидаток, которые не были избраны во время выборов и не стали депутатами.

Банур Абдиева, координатор Информационно-правового ресурсного центра «Женщины могут всё!» по Иссык-Кульской области.


Гистограмма №1.

Процент женщин кандидатов и депутатов в на выборах 2004 и 2008 гг.5



В 2008 году повышение политической активности женщин наблюдалось в Джалал-Абадской области. По мнению экспертов это объясняется притоком большого количества женщин в партию «Ак Жол» и энергичностью женщин в сети «Женщины могут все!». Самый низкий процент участия женщин отмечен в Таласской области. Респонденты объясняли это устойчивостью патриархальных установок в массовом сознании, в силу которых женщина не решается принимать активное участие в социально-политической жизни – женщины не верят в поддержку электората и боятся оказаться вне рамок их привычной роли.

Рассматривая качественный состав депутатов, избранных в местные кенеши на выборах в 2004 и 2008 годах, можно констатировать, что женская политическая составляющая в целом по республике в 2008 году стала меньше на 2,11 процента. Наибольшая доля женщин-депутатов приходится на Чуйскую область, а наименьшая – на Таласскую область – 11,5 процента. Точное объяснение подобной ситуации дала одна из женщин-депутатов: «…все равно у нас в обществе пол имееет большое значение. То, что ты женщина, это немножко тормозит. Тормозит в каком плане… сейчас партии говорят: «Ты – женщина, куда лезешь». Разговоры о равенстве – всего лишь красивая декларативность. Почему-то нам приписывают, что мы не можем что-то делать, и обязательно думают, что если женщина идет в депутаты, либо она одинока, либо ей дома делать нечего, потому что нормальная женщина подобными делами заниматься не станет… у нее всегда дома работа найдется».

^ Таблица № 2.

Сравнительные данные избранных депутатов в местные кенеши в 2004 и 2008 годах


Регион

процент женщин депутатов 2004 г., %

процент женщин депутатов 2008 г., %

г. Бишкек

15,9

13,6

Баткенская область

16,54

14,5

Джалал-Абадская область

12,0

18,2

Иссык-Кульская область

23,74

16,2

Нарынская область

16,4

13,3

Ошская область

14,79

14,8

Таласская область

12,0

11,5

Чуйская область

26,87

24,8

Итого по республике

19,12

17,1


Большая политическая ориентированность мужчин базируется на многовековом фундаменте патриархальных политических стереотипов и установок. Это в определенной степени способствует установлению и сохранению информационного контроля над политическим поведением женщин.

Среди наиболее значимых факторов политического участия среди мужчин и женщин остается политическая социализация, структурные и ситуационные (биографические) факторы, воспроизводящиеся в нашем обществе.

В общественном сознании все еще продолжает существовать стереотип, что «политика – не женское дело» – 32 процента мужчин и 21,1 процента женщин соглашаются с данным утверждением.


Гистограмма№2

Результаты опроса населения на вопрос «Не женское это дело – политика»



В общественном сознании существует твердое убеждение – если мужчины могут и должны заниматься политикой, то для женщин в данном пространстве необходимы квоты. С их необходимостью соглашается огромная часть опрошенных респондентов – как мужчин, так и женщин.

При этом у респондентов женщин-депутатов все же преобладает точка зрения, что квоты, с одной стороны, гарантируют представительство женщин в политических институтах общества, а с другой – унижают самих женщин. Были и весьма резкие высказывания, что наличие квоты не более, чем популизм, потому что в парламент пройдут опять же «нужные» женщины. «…Вот в Законе есть квота, которая им нужна только для этого. Нам нужно чтобы в списке было 30 процентов женщин, вот они и включили этих женщин. Понимаете, именно таких женщин, которые будут слушаться, которые не позволят себе ни пикнуть, ни акнуть и все».

Чем объясняется столь невысокая политическая активность женщин республики? Рассматривая основные концепции, объясняющие малую представленность женщин в политике, можно условно выделить два блока: институциональный и биологический.6

Биологические концепции объясняют пассивность женщин в политике нежеланием и отсутствием заинтересованности самих женщин в силу их природной тяги к домашнему очагу. Данный подход принимает отсутствие женщин в политике не иначе, как «естественный» процесс, допуская, тем не менее, что женщины могут изменить свой политический статус, как только начнут игру «по правилам». При этом звучат обвинения в адрес самих женщин в их слабой представленности на политической арене, в силу отсутствия интереса с их стороны либо боязни критики, как со стороны коллег мужчин, так и со стороны избирателей. В ходе исследования были услышаны как подтверждения, так и отрицательные высказывания по отношению к данному утверждению. Говорилось, что женщины не хотят заниматься политикой, поскольку добровольно принимают на себя роль домашней хозяйки. «Может быть среди всех женщин, есть где-то 10 процентов, которые могут что-нибудь сделать в политике, но это дело не для каждой женщины. Будем так говорить. Конечно, чтобы решиться на занятия политикой, нужно, главное, иметь цель и желание. У меня, например, никогда такого желания не возникнет, другой у меня характер. Мне достаточно того, что у меня есть дом, муж, ребенок, работа» (женщина, 43 года, г. Бишкек). С другой стороны, как мужчины, так и женщины-респонденты говорили, что женщина может и должна заниматься политикой.

В то же время женщины представляются, как не умеющие действовать в условиях жесткой конкуренции и принимать четкие конструктивные решения, не обладающие ни уверенностью в себе и собственных силах, ни амбициями, необходимыми для участия в избирательных гонках. «Мужчины серьезнее относятся к работе и они умеют рисковать, а женщины всегда всего боятся, при этом зачастую они не уверенны в себе» (мужчина, 20 лет, г. Бишкек).

«Наверное, в наше время народ больше предпочитает лидеров мужчин, а не женщин, потому что с давних времен лидерами были мужчины, а не женщины. По общепринятым представлениям на самом пике политической высоты должен сидеть мужчина, но в данное время там должно быть больше женщин, чем мужчин» (женщина, 19 лет, г. Бишкек). «У нас азиатская страна. Посмотрите на Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан. Какую роль выполняет женщина в этих странах?! Мать и кормилица, которая обычно сидит дома. Даже если найдется какая-нибудь женщина, которая захочет получить власть, народ не пойдет за ней, потому что у нас воспитание другое» (женщина, 37 лет, г. Бишкек).

Еще одна проблема, выделенная в отношении женщин-политиков, – отдаленность от семьи и пренебрежение детьми. «Если женщина будет лидером или депутатом, то всем станет ясно, что она отдалилась от своей семьи, что она не поддерживает свой домашний очаг, что это огрубевшая женщина. Я не считаю, что это нормально, у нас подобное воспринимается плохо» (женщина, 19 лет, г. Бишкек). «Обязательно пройдут в политику те женщины, которые имеют хороший бизнес. Такие у которых есть деньги, причем не уровня среднего достатка, а действительно живущие богато. По сравнению с другими. И те у кого муж – подкаблучник» (респондент-мужчина, 21 год, г. Бишкек). Подобные точки зрения и высказывания можно объяснять, рассматривая их через призму биологических концепций, представляющих самих женщин ответственными за их низкое представительство в эшелонах власти и игнорирующих при этом социально-экономические факторы, реально сказывающиеся на возможности активного участия женщин в политике. И такое восприятие общественного гендерного порядка находит свое отражение в массовом сознании.

При рассмотрении результатов одного из опросов, проведенных в республике,7 выяснилось, что мужчины и женщины по-разному отвечают на вопрос «достаточна ли степень участия женщины в общественно-политической жизни?». Лишь каждая пятая и каждый третий ответили на этот вопрос положительно. По нашему мнению, главными причинами, сдерживающими политическое участие женщин, особенно на уровне принятия решений, являются степень экономического, научного, технического и социального развития нашего общества, а также преобладание патриархальных взглядов, в том числе и у самих женщин. Это мнение, как видим, подтверждают и результаты опроса. В качестве главной причины, мешающей более широкому участию в политической жизни, респонденты назвали отсутствие свободного времени, а причины недостаточного выдвижения на руководящие посты – трудности, возникающие у женщин при совмещении ответственной работы с семейными обязанностями.

Устоявшиеся патриархальные традиции в обществе можно подтвердить еще раз, сославшись на результаты опроса. Так треть мужчин и 40 процентов женщин поддержали выдвижение последних на руководящую работу, видя их скорее президентами, министрами, руководителями предприятий, и только 3 процента – лидерами политической партии, общественной организации. Это, видимо, еще один стереотип общественного сознания. Интересно, что опрошенные разошлись в оценках, ранжируя дальше предложенные причины. Женщины их видят, прежде всего, вне себя: в недостаточном внимании руководящих органов, отрицательном отношении мужа к тому, чтобы жена занимала руководящую должность. Мужчины же на второе место поставили меньшую уверенность женщин в своих силах, на третье – их слабую ориентацию на выполнение руководящей работы. Такая оценка связана с тем, что отчасти женщины, действительно, менее честолюбивы по сравнению с мужчинами. Но не только. Они не склонны проявлять своего желания сделать карьеру, поскольку это осуждается обществом и ограничивает стремление устанавливать и поддерживать личные отношения с окружающими. А для женщин это важнее, чем для мужчин. Следует учесть и личное самоощущение женщин. Они привыкли ждать приглашения к участию в политике, более политически уязвимы. Видимо, поэтому мы так редко встречаем среди женщин яркие политические фигуры.

Таким образом, мы не можем говорить о росте интенсивности политической деятельности женщин. Их политическая мобильность по сравнению с мужчинами все еще остается низкой.

В какой-то степени подобное положение можно объяснить и складывающейся тенденцией выталкивания и полного игнорирования женщин, начавшейся после событий 2005 года,8 и нежеланием самих женщин противостоять слаженным институциональным барьерам.

Институциональные концепции признают, что противопоставление мужчин и женщин создает барьер для интересующихся политикой женщин. Данный подход рассматривает как социальные (особое влияние социализации, воспитания и образования), так и политические условия низкой представленности женщин в политике. То есть институциональный подход объясняет разрывы в количественном представительстве женщин и мужчин в политической сфере структурными, ситуационными и культурными факторами.

Институциональный подход так же акцентирует внимание на том факте, что политическая сфера в большей степени толерантна к мужчинам, чем к женщинам.9 Это проявляется в виде барьеров – правил или предрассудков – мешающих участвовать женщинам в политической деятельности. Респонденты говорили, что мужчины с некоторой боязнью смотрят на допуск женщин в институты власти, поскольку те могут подорвать их гегемонию и разрушить существующие партии, выступая внутри партий против партийной линии. Поэтому мужчины-политики используют различные электоральные правила, чтобы ограничить возможность избрания женщин-кандидатов. Для этого, например, помещают имена женщин в конец партийных списков, или выдвигают женщин на посты, являющиеся непривлекательными для мужчин в силу отсутствия там материального интереса или реальной политической власти.

Таким образом, институциональный подход, в противовес биологическому, объединяет три теории, объясняющие дискриминацию женщин в сфере политики – структурную, ситуационную и культурную. Структурная теория указывает на социализацию женщин как на причину дискриминации. Ситуационная теория очень близка к структурной. Она предполагает, что женские гендерные роли, выполняемые ими в семье, могут выступать в качестве препятствия, не позволяя женщинам становиться депутатами и не допуская их в политику. Культурная теория касается распространенных в обществе стереотипов и предубеждений против женского публичного и тем более политического участия. Данная теория предполагает, что восприятие гендерной дискриминации отбивает у женщин охоту выдвигать свою кандидатуру для участия в выборах и работать в социальной сфере.

Постоянное отслеживание ситуации, изучение практики организации избирательных кампаний, исследование успешного опыта и учет недостатков, исследование социального настроения электората, попытки организации мониторинговых исследований значительно обогатили бы эти теоретические представления эмпирическими данными о проведении избирательных компаний.10

^ 2.2. Выборные стратегии женского политического участия

Одной из задач нашего исследования явилось изучение женского общественного движения, а так же стратегии женщин в борьбе за увеличение женского представительства в структурах власти. Мы пытались выяснить каковы мотивация, задачи и стратегии политической активности женщин-участниц политического процесса, каковы их политические и социальные интересы, с какими барьерами встречаются женщины в политическом пространстве.

Анализ интервью позволил выявить две группы политиков (в зависимости от их понимания проблемы женского представительства в структурах власти). Субъективная интерпретация собственного политического участия выявляет два подхода к женским политическим стратегиям и оценке их эффективности.

Первый подход основывается на признании принципов гендерного равенства и отсутствия гендерных различий в политическом пространстве. Сторонников данной практики очень мало, но все же такие мнения присутствуют. Преодоление структурных и ситуационных барьеров, по мнению респондентов, постепенно приведет к преодолению маргинализации женщин в политике и откроет им возможность полноправного политического участия. Для успешной реализации этого подхода необходимо опираться на профессионализм и поиск политических союзников: «У нас у всех равные права, и независимо от возраста и пола, любой человек может выставить свою кандидатуру и завоевать сердца людей, их доверие и представлять их интересы в местных кенешах» (мужчина, 25 лет, кандидат в депутаты).

Второй подход (и таких респондентов заметно превалирующее большинство) артикулируется строго в рамках традиционной интерпретации женского политического участия. Он основывается в данном случае на эссенциалистской концепции особой, биологически детерминированной женской сущности. Ключевыми в риторике самих женщин (и кандидатов, и депутатов) становятся словосочетания «женщина-мать» и «женщина – хозяйка дома»: «…у женщины есть рациональный подход ко всему. Мужчина тоже имеет свой подход (смеется), но, наверное, не такой, как у женщин. Женщина все-таки хозяйка дома, хранительница очага и в работе это тоже проявляется. А где женщины – там порядок», и на этой идеологии строятся их политические стратегии.

Соответственно под особой «миссией» женщин в политике понимается традиционная сфера женской ответственности – социальная и семейная политика. Здесь женщины снова утверждают: «многие вопросы присущи и, может быть, при их решении ближе женскому полу. Ну, например, защита ребенка».

Удивительно, что женщины кандидаты в депутаты и уже состоявшиеся депутаты, с одной стороны, очень ясно понимают гендерные конструкты и необходимость их преодоления, а с другой – тут же говорят о наличии, так называемых, «женских» вопросов, тематик и сфер деятельности.

Политическое представительство женщин в структурах власти Кыргызской Республики все еще остается стабильно низким и здесь задействованы общепризнанные барьеры:

  • гендерные различия в политической социализации, обуславливающие слабую мотивацию женщин к данной активности;

  • стигматизация женщин-политиков в политическом пространстве. На вопрос: «Что мешает женщине быть успешной в политике?», одна из респонденток ответила, что «в первую очередь, пол».

  • экономическая возможность женщин баллотироваться в кандидаты. Мужчины располагают большими ресурсами, которые они могут использовать в политической борьбе.

В образе успешного политика, респонденты чаще всего «видят» мужчину, кыргыза, в возрасте от 35 до 45 лет, получившего дополнительное образование за границей, хорошего оратора, свободно владеющего кыргызским, русским и английским языками, профессионала высокого уровня, неподкупного и харизматичного. Люди старше 45 лет считают, что в политику нужно приходить с опытом профессиональной работы, накопленной житейской мудростью и считают, что политику должно быть более 40 лет. Молодые респонденты на посту политических лидеров склоны видеть только молодых людей.

Интервью, проведенное с молодыми депутатами, показали, что наша молодежь не имеет ни программы, с которой они могут работать в ближайшей перспективе, ни четких представлений о своей будущей роли в политике. При этом выясняется, что молодые политики еще не обладают соответствующим образовательным, профессиональным и аналитическим потенциалом.11

^ 2.3. Основные гендерные стереотипы как социальные барьеры в продвижении во власть

В задачи исследования входило выявление комплекса субъективных факторов, влияющих на диспропорциональное участие мужчин и женщин в политических процессах. Среди них существенную роль играют традиционные стереотипы12 о непригодности женщин для большой политики. С одной стороны, они имеют реальные основания в экономической и социальной жизни общества – разный количественный состав женщин и мужчин в высших деловых и политических структурах. С другой стороны, оценка этих оснований часто носит гипертрофированной характер и способствует мифотворчеству, намеренно или нет ограничивающему вхождение женщин в «большую» политику. Другими словами, сложность преодоления стереотипов связана с тем, что они выполняют функцию своеобразного показателя, с помощью которого измеряется возможность или нереальность продвижения альтернативных взглядов на ту ситуацию, в которой эти стереотипы возникают.13

В ходе исследования обозначился комплекс устойчивых точек зрения, работающих на уровне стереотипов в общественном сознании, которые должны быть подвергнуты демистификации. Наиболее часто среди них встречаются следующие.

Стереотип 1. Женщины-политики могут знать, как распределить бюджет, но они не представляют, как добыть финансы и управлять бюджетными или оборонными структурами, поэтому место женщин только в социальной сфере политики.

Традиционность общества поддерживается устойчивостью ролей, выполняемых членами этого общества и в силу ранее определенных предназначений, женщины-политики в Кыргызской Республике сконцентрированы в социальных комитетах и комиссиях, которые нацелены на решение круга проблем, связанных, по преимуществу, со здравоохранением, образованием, социальным обеспечением и т.п. Если анализировать социальный «бэкграунд» женщин-кандидатов в депутаты и женщин-депутатов, обнаруживается, что большинство из них юристы, работники сферы просвещения, лидеры общественных неправительственных организаций, и очень редко предприниматели. Можно предположить, что опыта управления национальной безопасностью, капитальным строительством, реформами в армии, бюджетной и налоговой политики, и в других «серьезных» сферах у них действительно меньше, но это не может так же означать, что данный опыт нельзя наработать и развить. Очевидно, что существуют «зоны» в политическом поле, куда каналы доступа для новичков сужены и «оснащены» дополнительными барьерами (порой далеко не образовательного порядка) – это вопросы денег и жилья, а еще более недоступные – армии, обороны и безопасности, куда путь женщинам закрыт практически полностью.

Стереотип 2. Политика – это грязное дело. Политика – это сложное дело. Женщины морально и психологически не готовы к этому занятию.

Специфические трансакции, включающие властные отношения действительно предполагают упорядоченную структуру практик, таких как командная игра, умение вести интригу и вступать в определенный сговор с группами лиц, которые ради достижения поставленных целей стремятся удержать в своих руках как можно больше власти и т.д. Очевидно, что преследование этих целей далеко не всегда работает на нужды населения, поэтому при подборе средств для реализации намеченных задач политическая элита часто ведет непрозрачную игру, используя «для отвода глаз» весь арсенал средств масс-медиа, а когда их оказывается недостаточно, то для достижения своих интересов может подключить милицию и суды.

Вставка 5.

Образы женщин-политиков в СМИ

Новостные сообщения по-прежнему ассиметрично представляют роль мужчин и женщин в развитии государства и общества. В течение анализируемого периода в качестве спикеров и главных героев сюжетов новостей выступили 504 мужчины и 134 женщины. В целом соотношение акторов не изменилось с прошедшего периода и составляет 3,8 к 1 (лишь каждый четвертый герой новостей – женщина). Количество женщин-политиков, выступающих в качестве ключевых героев новостей, по-прежнему значительно отстает от соответствующих показателей среди мужчин-политиков. Так, мужчины, в целом доминируют в новостях в качестве ключевых акторов, но при этом большая часть их представлена именно политиками, лицами, принимающими ответственные решения, в то время как появляющиея в новостях образы женщин лишь в 39,3 процента представляют женщин, участвующих в принятии решений. Более того, нередко даже ключевые политики – женщины показаны как неактивные и не принимающие решения субъекты.

Так, участвуя в государственных переговорах, женщины - министры, депутаты, зачастую запечатлены только в виде фона события, как безмолвные свидетели происходящего. Иногда камера оператора четко фокусируется именно на женщинах-политиках, выхватывая моменты в их поведении или облике, которые можно интерпретировать как несоответствующие или противоречащие ситуации. Например, во время обсуждения парламентариями угрозы экономического кризиса в стране, камера долго и внимательно «смотрела» на двух безучастных депутаток, одна из которых мечтательно крутила на пальце массивное кольцо с драгоценным камнем. Примерно такое же содержание непроговоренных аспектов «непрофессионализма женщин-политиков» представил другой сюжет о работе парламенте, на заседании которого шли жаркие дебаты мужчин-политиков о кризисном состоянии сельского хозяйства. Однако на фоне звучавшей полемики была показана (почти 40 секунд из 2-х минут!) директор агентства по миграции, которая явно кокетничала с сидящим рядом мужчиной.

Отчет по итогам контент-анализа новостных передач НТРК. Период анализа: январь – июнь 2008 года. Автор Г. Ибраева


Считается, что женщины в детстве не приобретают опыта социализации через коллективные игры, построенные на субординации и дисциплине. Во взрослой жизни они не проходят через разные практики проведения решений, управления и противостояния. В результате они плохо вписываются в представленую выше систему политических отношений, теряются и не могут выстроить цивилизованные отношения соперничества, постепенно сходя на роли запасных игроков, от которых ничего не зависит в принятии решений. Мы видим, что необходима существенная демократизация власти, которая невозможна без количественно осязаемого вхождения женщин в политические процессы. Если гипотетически представить, что их пропорция во власти существенно возрастет и, более того, женщины найдут в себе силы и освоят механизмы противостояния «мужскому корпоративизму» то для правящей элиты возникает «угроза», что женщины могут начать профессионально анализировать принятые и исполненные решения и с цифрами в руках комментировать качество осуществления социальных проектов. Исходя из этого можно предположить, что для определенных политиков активное гендерное представительство во власти нежелательно, потому что однополая власть намного надежнее и в ней источник всех утверждений патриархального толка.

Стереотип № 3. Квоты дискриминируют тех женщин, которые были бы избранны за счет их профессиональных качеств.

На данный стереотип можно смотреть с двух сторон. Скажем, с одной стороны, в основе этого суждения лежит либеральная идея «меритократии» или отстаивание принципа, согласно которому достижение социального статуса в обществе должно быть обеспечено исключительно личными достоинствами и заслугами человека. Все должны состязаться на равных, невзирая на пол, возраст, этническую принадлежность и социальное происхождение. Очевидность данного утверждения не вызывает сомнений. Однако существует еще и другая составляющая гендерного порядка. Женщины с начала перестройки оказались аутсайдерами процесса приватизации и их экономические и политические «возможности» не позволили им продвинуться из средних и низших эшелонов власти к высшим. Это случилось не в силу их некомпетентности или недостаточного уровня образования и профессиональной квалификации (меритократических характеристик), а потому что они и в советское время находились в структуре средних и низших эшелонов власти. А эти «возможности» и составили тот административный ресурс, без которого невозможно начинать избирательную компанию. Другими словами, приверженность вопросам квотирования приводит к автоматическому приписыванию административного ресурса к достоинствам и заслугам кандидата, подрывая тем самым идею демократизации выборов. Из интервью с кандидатом в депутаты: «кроме всего, оппоненты, у которых есть доступ к административному ресурсу, располагают большими возможностями в агитационной работе. В их распоряжении есть транспорт, для них ездят «бусики» обклеенные их агитками, оснащенные громкоговорителями, на них работают люди из домовых комитетов и квартальные, которые организуют им встречи с электоратом, собирают для них людей. Эти кандидаты приезжают со своими скамейками и стульями, с собственными микрофонами и усилительной аппаратурой и т.д. А для нас делать подобное все эти люди, конечно, боятся».

Стереотип № 4. Женщины не голосуют за женщин.

Здесь мнения респондентов разделились практически поровну. Отдают голоса за известного кандидата, обладающего солидными ресурсами. Если за женщиной-кандидатом не стоит команда, или она не является влиятельным человеком в своем регионе, голосовать за нее просто как за женщину вряд ли будут. «Я думаю, пройти в депутаты может тот человек, который, все-таки, более известен избирателям. Я сама не ожидала, когда ко мне подходили незнакомые студент и говорили, что готовы поддержать меня, поскольку они знают, что я представляю организацию, которая поддерживает различные благотворительные концерты… волонтеры участвовали во всех наших акциях». Другое основание для голосования – это, безусловно, партийная принадлежность депутата. Есть, кроме того, некоторая доля неверия в силы женщины-политика, подогреваемая устоявшимися традиционными мнениями. Не было отмечено высказываний о ревности или зависти женщин-избирателей к женщинам-кандидатам.

Стереотип № 5. Женщины в политике теряют свой женский облик.

Мнения были представлены в двух аспектах – стиль поведения и внешний облик. В обществе существует двойной стандарт в отношении женщины-политика. Респонденты называли важными такие качества как жесткость, прагматичность, целеустремленность, расчетливость, требовательность. «Женщина должна быть с мужским характером, а то она с нашим мягким мюсю-сю-сю в политике не задержится дольше трех дней. Женщине необходимо иметь жесткий характер, чтобы она могла не только жалеть, но и наказать, построить, отдать приказ и без сожаления уволить…», «Я считаю, женщина может быть политиком. Но она обязательно должна быть волевой, жесткой и целеустремленной…», то есть ей должны быть присущи такие качества, которые обычно приписываются мужчинам и не приветствуются у женской половины. Очень часто подчеркивалось такое качество, как образованность. Пожалуй, было только одно высказывание, которое предполагало наличие у политика сочетания одновременно мужских и женских качеств, и репрезентированность их в зависимости от контекста роли, ситуации, аудитории. Если депутат постоянно рефлексирует, развивает и умело сочетает в себе все свои уровни идентичности, осознает целостность своего внутреннего «Я», это будет успешный и эффективный политик вне зависимости от пола. Для женщин в политике не существует рисков или тенденций потерять женственность и превратиться в «мужичек» - это один из механизмов запугивания и дезорганизации женщин политиками мужчинами. Зачастую используется целый арсенал средств для сдерживания женской политической активности и превращения их в молчащих представительниц политики, парламента и т.д. Вопрос с внешним обликом решается техническими средствами, с помощью профессионального визажиста, имджмейкера. Существуют, например, тренинги, на которых учат как следует одеваться и говорить на публике, поэтому можно без труда освоить манеры произносить речи и оппонировать, жестикулировать, и хорошо при этом выглядеть. Но, кроме того, женщинам, попавшим в пространство политики, необходимо понимать как им следует реагировать на замечания, «колкости» мужчин в свой адрес и в адрес других женщин.

Одна из женщин – депутатов после первой сессии хотела сдать мандат, потому что посчитала себя очень обиженной, когда в ответ на ее активные выступления один из мужчин участливо спросил: «Видимо у вас мужа нет, да?». Женщина смутилась и не знала как повести себя в такой ситуации.


Стереотип № 6. В политику идут женщины, которые разочаровались в мужчинах, или у них не все в порядке в семье.

Сторонников данного стереотипа оказалось крайне мало и в основном в старшей возрастной группе респондентов. Хотя, как показали результаты нашего исследования, у нас в политике женщины, у которых есть и семья, и дети, и которые просто хотят заниматься политикой. Причем делать это по-настоящему, работать не покладая рук - «я участвовала в предыдущих выборах в качестве юриста, была организатором, заместителем руководителя штаба и т.д. Приобрела большой опыт работы именно в выборных кампаниях. Это, во-первых. Я решила накопленные знания попробовать применить по отношению к себе. Посмотреть как это у меня получится. Во-вторых, такая потребность созрела в результате прихода осознание, что мы уже сила. У нас кыргызов говорят, что куда женщине, тем более молодой идти в политику, ей детей надо воспитывать и так далее. А у меня есть интерес, чтобы попробовать реализовать все свои знания и желания. Потом, сейчас у нас в стране сложилась такая ситуация, что все протестуют, выступают против чего-то. Вот как бы от этого мы отталкиваемся. Сейчас мы организовываем общественно-политический клуб «Молодежь KG». Мы хотим чтобы нам уже при любой власти со всеми ее плюсами и минусами дали возможность работать. Мы готовы сотрудничать, намерены все свои знания, опыт, силы приложить к тому, чтобы улучшать обстановку в стране. При этом мы не оппонируем, не говорим, что вы что-то делаете плохо. Мы говорим пусть это будет плохо или хорошо, но в любом случае в вашей команде нам найдется место, где мы сможем найти себе применение, реализовать себя».

Этот стереотип проистекает от традиционного доминирующего гендерного контракта: женщина – хранительница очага, а мужчина – добытчик и хозяин, и, следовательно, это женщина не выполнившая свое основное «предназначение» должна выходить в общественное пространство и осваивать другие роли.

В стереотипном образе мужчин присутствуют качества, во-первых, коррелирующие с деятельностью и активностью: предприимчивость, стремление к достижению цели и к соревнованию, склонность к авантюризму, решительность, настойчивость, отвага, самоконтроль, уверенность в своих силах, нонконформизм, желание быть оригинальным, умение делать бизнес. Женщине же отказывается в обладании этими качествами.Ей напротив приписываются пассивность, нерешительность, осторожность, заботу о соблюдении норм, конформизм. Во-вторых, «мужскими» являются характеристики, обычно соотносимые с позициями власти и управления – стремление к лидерству, амбициозность, властность, объективность, сила, умение принимать решения, ум, реализм. Как «женские» описываются такие характеристики как покорность, беспомощность, зависимость, безответственность, слабость, вера в превосходство мужского пола, пристрастность, необъективность.

В эмоциональной сфере как маскулинность, так и фемининность содержат характеристики с разными знаками оценки – и позитивными, и негативными. «Мужскими» считаются способность отделить рациональные доводы от эмоциональных, хладнокровие. «Женские», фемининные характеристики – эмоциональность, восприимчивость, внушаемость, чувствительность, легкая смена эмоциональных состояний, склонность к тревожности, жалобам, слезам, ранимость, истеричность, капризность.

Если говорить о свойствах гендерных стереотипов, необходимо отметить, что они нормативны, потому что представления о том, каким должен быть «настоящий мужчина» или как должна вести себя «настоящая женщина», являются реально разделяемыми и заставляют считаться с такими правилами. И именно гендерные представления управляют поведением человека, в том числе и политическим, в силу их особой роли в самоопределении человека. Гендерные стереотипы носят эмоционально-оценочный характер, что необходимо учитывать при анализе скрытых механизмов их влияния на статус женщины. Оценки, заложенные в гендерном стереотипе (женская слабость, пассивность – и мужская отвага; женская чувствительность, эмоциональность – и мужское самообладание) являются фактором делегитимации женщины и дискредитации женственности.14

Гендерные стереотипы принимают участие в создании системы социальных отношений в конструировании гендерного порядка. Стереотипы оправдывают существующее неравенство, выполняя функцию легитимации власти. Таким образом, они нуждаются в постоянном подтверждении, поскольку властные отношения должны постоянно подтверждаться. По выражению М. Пикеринга, стереотипы делают видимое невидимым., Таким образом, неравенство выглядит вполне естественным: «другой должен быть превращен в объект счастливой ассимиляции».15 Иными словами, женщины принимают эти правила игры. В связи с этим уместно вспомнить механизм репрезентации. П. Бурдье в работе «Masculine domination» охарактеризовал женское бытие как «бытие воспринимаемых». Маскулинное доминирование создает женщин, как символические объекты, чье бытие есть «бытие воспринимаемых», что сохраняет их в состоянии постоянной символической зависимости. Они существуют, прежде всего, через взгляд других и для взгляда других. Он пишет: «Женщины могут проявиться лишь как объекты, или, еще точнее, символы, значение которых конституируется помимо их, и функцией которых является расширение символического капитала, находящегося в руках мужчин».16 Женственность же зачастую является ничем иным как формой индульгенции, выдаваемой в соответствии с реальными или предполагаемыми мужскими ожиданиями.17

Гендерная дихотомия дает основание считать оппозиции, заложенные в гендерных стереотипах, «природными», «натуральными»,18 а потому, во-первых, легитимными и, во-вторых, вечными.

В заключение необходимо сказать, что те женщины, которые сегодня в Кыргызстане выбрали политическое поприще, для прохождения в поле власти преодолевают огромное количество институциональных и культурных барьеров. Необходимость систематического отслеживания этих препятствий и разработка стратегий их преодоления должны оставаться зоной постоянной рефлексии женских политических партий и НПО.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconСтатья 37 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право...
В статье рассмотрены теоретико-правовые аспекты продвижения военнослужащих по службе. На основе анализа научной литературы обосновывается...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconПо работе со сми информационно-аналитического комитета Администрации...
«Единое информационное социокультурное пространство Прибайкалья: механизм развития, инфраструктура и технологии»

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconЗаседание Правительства или Президиума Правительства Удмуртской Республики
Удмуртской Республики, членами Президиума Государственного Совета Удмуртской Республики, руководителями территориальных органов федеральных...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconИнформация о проведении Всероссийской акции Союза женщин России,...
Оссии, о Плане основных мероприятий Союза женщин России на 2010 год, о работе региональных отделений Союза женщин России в год молодежи,...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconГазета «Знамя» 30. 11. 11 Смотр таможенных талантов
Руководитель администрации президента России Сергей Нарышкин не будет участвовать в церемонии инаугурации президента Кыргызстана...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconОбщие вопросы
Информация правительства азербайджанской республики по вопросам комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации, в связи с рассмотрением...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconПравительство Республики Таджикистан постановление
В соответствии со статьёй 8 Закона Республики Таджикистан "О молодёжи и государственной молодёжной политике" и в целях формирования...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconКультурный проект «Триединство языков» в Республике Казахстан
Президент. Результатом такого послания президента стала Государственная программа функционирования и развития языков на 2011-2020...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» icon07 10 апреля 2011г., Москва, ввц, Павильон №75
Во всем Мире продвижение здорового образа жизни становиться одним из основных приоритетов развития государственной политики. Здоровое...

Проект Администрации Президента кр, Аппарата Правительства кр и Программы развития ООН «Продвижение женщин в государственной службе и политике» iconОб итогах работы
Государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы, в Указах Президента Российской Федерации...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница