Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости




НазваниеЭрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости
страница3/21
Дата публикации18.06.2013
Размер2.88 Mb.
ТипРеферат
lit-yaz.ru > Психология > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
^

ВВЕДЕНИЕ:

Есть несказанные возможности


«Скажите, пожалуйста, в какую сторону мне идти отсюда?»

«Это во многом зависит от того, куда ты хочешь попасть» -- сказал Кот.

Люис Кэрролл,

Алиса в стране чудес

^

Самое необычное приглашение


«Идти до конца» -- сказал Рик, небрежно бросив эту фразу в ходе нашей беседы. Его невозмутимо вздымающийся «кок», уверенность, которую он так легко вкладывал в слова «до конца», и, особенно, его знающий взгляд, давали мне понять, что, увы, в десять лет я был еще ребенком, и что мой сосед, в свои огромные шестнадцать обладал тайнами несравненной силы. Хотя я не имел ни малейшего понятия о том, что он действительно имел в виду (это было в 1959 г.), я знал достаточно, чтобы никому в этом не признаваться. Вместо этого, я ускользал туда, где бы меня никто не увидел, сдвигал пряжку ремня на левое бедро, и начинал кривляться в духе шлягера Элвиса «Я родился готовым» перед воображаемой аудиторией. Я узнал, что он имел в виду восемь лет спустя, после того, как сбежал с собрания поступивших в колледж со столь же увлеченной сокурсницей,.

На той нижней койке, пока Сэм и Шам потели в спортзале, поднимались завесы и открывались тайны. Появлялся новый мир наслаждений, предосторожностей, и трепетных предвкушений, ибо я (наконец) пошел «до конца». По крайней мере, я так думал, так как еще через восемь лет произошло совершенно неожиданное событие, которое предполагало мир еще большей сокровенности и тайны. Внезапно та путеводная звезда секса, которой так преданно следовали Рик, я сам, и все, кого я знал, рассыпалась в пульсирующую тьму, и «идти до конца» начало бесконечно растягиваться передо мной.

Я мирно расслаблялся на полуторадневном семинаре по йоге: здоровая пища, обилие упражнений, и масса времени для размышлений в мирной сельской обстановке. Было утро воскресенья, и я вполуха слушал заключительную лекцию нашего наставника о склонностях ума и о нуждах сердца и тела: медитация, диета, приятие себя – обычные темы для такого рода события. Внезапно в лекции произошел неожиданный поворот, и, я думаю, мне показалось, что комната начала качаться:

Зигмуд Фрейд был весьма выдающимся человеком. Он очень глубоко проникал в сексуальную природу человека, но не видел всей картины. Есть много стадий развития выше секса, но если вы хотите их достичь, то должны будете кое от чего отказаться. Готовы ли вы отправиться в это путешествие?

Выше секса? Это был 1975 г., время сексуального освобождения и свободной любви, Век Водолея – или, по крайней мере, век Пилюли. Говорил ли этот индийский йог со сверкающими глазами серьезно?

Не только он говорил серьезно – я тоже начинал ощущать, как некогда в десятилетнем возрасте, что открывается что-то таинственное и могущественное. И с этим вопросом, «Готовы ли вы отправиться в это путешествие», его волнующие и захватывающие слова внезапно стали трехмерной рукой, вытянутой мне навстречу. Следует ли мне за нее ухватиться? Это была только лекция, разве не так? Ведь правда, мне не нужно было ничего делать?

На протяжении многих лет я слышал десятки подобных речей, и всегда был способен продолжать жить, оставаясь относительно незатронутым ими. Но на этот раз я задавал себе вопрос, не ухожу ли я от чего-то, что, по словам Роберта Фроста «только и имеет значение»?. Если этот йог был прав, тогда западная психология ошибалась? Если существует нечто «выше секса», то почему мне об этом не говорили раньше? По мере того, как эти вопросы крутились у меня в уме, одно становилось тревожащее ясным. Я действительно подумывал о том, чтобы сделать шаг в мир возможностей, о самом существовании которых раньше даже не подозревал.

Этим шагом было нечто, называемое «брахмачарья» -- санскритским термином, означавшим – подумать только! – целибат (безбрачие)! И наш уверенный учитель предлагал нам «попробовать это» в течение года с четвертью! «И это что, мне?» -- задыхаясь спрашивал я себя, в то время, как через меня вихрем проносился второй вал чувств: недоверия, сомнения, страха, мрачной бездны, а потом глубоко таинственного кружения в самой основе моего существа.

Стараясь быть незамеченным, я ускользнул в какой-то близлежащий лесок, удобно чувствуя себя среди природы, где все просто такое, как оно есть, и нет никаких настойчивых вопросов или соблазнительных приглашений. Ступая по хрустящему снегу, я поднимался по склону холма в холодную тишину. Я постепенно успокаивался.

Сверху, с карниза, где я, наконец, остановился, я наблюдал, как другие участники ритрита медленно расходятся к своим машинам, неся с собой в неизвестное будущее свои личные миры отношений, надежд, и забот. Деревья, скалы, небо, и снег – куда бы я ни взглянул, везде ощущался более глубокий ритм, всеохватывающая гармония. И этой голубовато-белой тишине вневременной, почти трансцендентной целостности, я услышал, как говорю сам себе: «Да, я это сделаю. Это ведь всего на год с четвертью. Всего? Да, все будет нормально».
^ Возможности начинают развертываться
Первые шесть месяцев были самыми напряженными – я начинал ежедневную практику медитации, йоги, и дыхательных упражнений, которым меня научили. Когда я вытягивал руки, кисти, пальцы, шею, спину, ноги, и пальцы ступней, по кошачьи плавно переходя из одной позы в другую, через меня проходило неясное томление. Казалось, йога, каким-то от природы присущим ей разумным образом, с каждым ощущением перераспределяет мое либидо по всему телу. Даже мои гениталии загадочно подрагивали, однако без какого-либо сфокусированного побуждения или желания сексуальной разрядки. Вместо этого, они, казалось, отказывались от своего отчасти отдельного своенравия, все более и более сливаясь со всем остальным моим существом.

Фактически, то, что я раньше называл сексуальными чувствами, начинало радикально меняться. Сколь бы невозможным это ни казалось мне до сих пор, но побуждение мастурбировать или заниматься сексом просто уходило. Безусловно, я по прежнему чувствовал сильное влечение к женщинам, но всякое желание заниматься сексом, или даже фантазировать о сексе, уходило в редкие сновидения – в первые годы, очень мощные, а затем более безмятежные, лишенные сексуально возбуждающих образов.

Я знал, что никогда бы не смог вызвать такие изменения усилием воли или актом осознанного выбора. Почему бы мне было этого хотеть? Но теперь, когда они происходили, я мог понять почему: уже самыми первыми результатами были повышенная эмоциональность, более мощное телесное ощущение жизненной силы, и прилив творческой энергии. Я становился ревностным – энтузиастом йоги на рассвете, окружным чиновником, выписывающим субсидии или консультирующим молодых правонарушителей все остальное время, а позднее – семейным терапевтом и исследователем – чего же ещё -- брахмачарьи.

В этих исследованиях, сочинения Фрейда и Рейха, Кинси и Мастерса, Джонсона и Хайта уже не казались столь убедительными в качестве долгожданных библий сексуальной истины, и, вместо этого, представали передо мной как исторически и политически определяемые теории сексуальности. Если действительно существовала «функция оргазма», как настаивал Рейх, то существовала и функция сублимации, которая была намного более позитивной, чем понимали эти авторы. Современный наказ «занимайся сексом или, в крайнем случае, мастурбируй!» выдавал элемент лишенной свободы навязчивости. По словам одного человека, обучающегося йоге:

Я должен преодолевать всякий страх и заниматься сексом, а потом чувствовать себя сконфуженным и ужасаться : «Что же я сделал?»

Казалось, все американское общество охватило бездумно усиливаемое влечение к большей внешней стимуляции, большему потреблению, большим и лучшим оргазмам, как будто на карту была поставлена окончательная свобода. По сравнению с расширенной чувствительностью брахмачарьи, все это порой выглядело совершенно безнадежным. Позднее, в 1980-х гг. трагические и чреватые конфликтами проблемы СПИДа, большая осведомленность о сексуальных оскорблениях, и непрекращающийся спор о допустимости абортов, придадут этим некогда освобождающим надеждам зловещий оттенок.

В результате этих многих переживаний и наблюдений, я начинал соглашаться с моим учителем йоги в том, что хотя Зигмунд Фрейд был блестящим сексуальным психологом, он не увидел всей картины. Мне представлялось, что начатое им и другими движение освобождения руководствовалось неверной картой. Брахмачарья открывала, что в эротической вселенной есть гораздо больше того, что можно видеть, ощущать, вкушать, и любить, чем могли бы даже вообразить Фрейд и его бесчисленные последователи. (По иронии судьбы, сам Фрейд провел большую часть своей жизни в безбрачии). И хотя этот образ жизни не включает в себя сексуальную активность, он оказывался полной противоположностью сухого и бесплодного воздержания, которое предсказывали их сочинения. Напротив, я находил его вполне «эротичным» -- в некоторых отношениях весьма отличающимся от общепринятой сексуальности, а в других – очень похожим на нее.

В течение более чем пятнадцати лет с того времени, я жил в безбрачии по несколько лет, и был безмятежным и одиноким. У меня бывали несексуальные семейные, а также полностью или частично несексуальные любовные отношения; я переживал и радость и уныние. В своих личных исследованиях я экспериментировал с разными формами брахмачарьи, а в профессиональной работе беседовал с многими другими энтузиастами этой практики.

Подобно эскимосу, способному различать многочисленные оттенки белого цвета, я начинал видеть многообразие форм целибата. Некоторые из них сосредоточивались на чистоте и психическом развитии, другие на служении людям или религиозной приверженности. Одни допускали чувственный контакт, другие были строго отшельническими.
^

Целибат становится возбуждающим: тантрический вариант


Наиболее интересной формой целибата оказалась тантрическая сублимация, которой и посвящена данная книга. Она основана на йогической философии парадокса, известной под названием тантра, которая поощряет индивидуальное развитие посредством интеграции с виду противоположных аспектов жизни. Она описывает земной мир, который в то же самое время представляет собой священный мир. Если мы утратили чувство святого в повседневной жизни, тантра может это исправить; если же мы не утратили это чувство, то тантра сохраняет для нас вещи такими, как они есть: полными притягательной тайны и чуда. Тантрическая сублимация (буквально, очищение и облагораживание эроса) показывает, что даже хороший секс может становиться ограничивающим в более широком пространстве эротических возможностей.

Тем не менее, тантрическая сублимация – не утопия. Это образ жизни, при котором мы воспринимаем свои затруднения как нечто священной; таким образом, наши мирские проблемы снова обретают духовную глубину, которая может слишком легко опошляться в повседневной рутине. Вместо обетованной земли «новых и улучшенных» популярных решений или аналитических проработок индивидуального прошлого, она ведет нас по испытанному извилистому пути, приучая в равной мере уважать и ценить наши радостные достижения, обескураживающие попытки, и болезненные неудачи; все ситуации, с которыми мы сталкиваемся, становятся для нас школой жизни.

И, в отличие от других форм целибата, тантрическая сублимация требует положительного и утверждающего отношения к полу и телу, ибо это путь сублимации, а не подавления. Как мы видим из следующего описания Лианной ее опыта парной практики под названием «Сердца и Спины», при тантрической сублимации тело остается очень вовлеченным:

Балансируя на спине Энди, я ощущала поддержку, но не навсегда. Я узнавала, что его возможность устойчиво держать меня зависит от нас обоих. Мне действительно нравилось меняться ролями и держать его, и учиться не сравнивать, а просто разделять наши различия. В каждом положении я чувствовала себя близкой к нему по-разному. Здесь я ощущала приятно возбуждающую надежность, разливающуюся вверх по спине и вниз по ногам, заставляя меня чувствовать себя очень связанной с ним. В конце, все мое тело чувствовало себя пробужденным.

Короче говоря, многие практики тантрического целибата раскрывают пост-фрейдистский мир страсти и смысла, доступный практически всякому – от сексуально озабоченного до склонного к естественному воздержанию; от подростка, только начинающего узнавать о сексуальности в сексуально смущающем и опасном мире, до сексуально умудренного горожанина, который начинает ставить под сомнение короткие пути в жизни; от новобрачных, чье супружество могло бы повести их в эти неизведанные края, до пары, справившей серебряную свадьбу, чья зрелость открыла им более глубокие страстные ритмы, чем ритмы желания. Карен, двадцати девяти лет, обнаруживает близость со своим партнером, скрытую в их сопротивлении друг другу:

Наши отношения уже начинали терять смысл. После двух лет совместной жизни, однообразие всего этого, даже в сексе, заставляло меня сомневаться в нашей любви. Тантрический целибат снова соединял нас, сперва помогая нам действительно разделять друг с другом то разочарование, которое мы переживали в своей изоляции. Когда мы сиделе в позу Двух Лодок, прижимаясь друг к другу лодыжками для опоры, я думала: «Не потому ли мы ссоримся по мелочам? Лишь для того, чтобы чувствовать это связующее сопротивление друг другу?» Когда я просто избавлялась от этих раздумий, то чувствовала, что мы становимся еще ближе. Мою грудь наполняла волна теплоты.

Майк, шестнадцати лет, находит, что тантра лучше всего помогает ему справляться с проблемами юности:

Я посещал занятия по йоге и побывал на нескольких медитативных ритритах. Они начинали нравиться мне больше, чем то, чем занималось большинство моих друзей -- вечеринки, наркотики, и секс. Я думаю, что именно из-за брахмачарьи это начинало быть по особому крутым. Я рад, что занялся этим, поскольку я лучше понимаю самого себя и девушек. Я думаю, это помогает мне нравиться самому себе таким, как я есть, без необходимости что-то доказывать.

Итак, цель данной книги состоит в пересмотре основных элементов сексуальности – занятий любовью, пола, страсти, тела, отношений, и воспроизводства – с тантрической точки зрения. При этом пересмотре выявляются неизвестные аспекты эротической вселенной, которые, возможно, способны помочь снова привести в равновесие нашу нарушенную эротическую экологию. Для отдельного человека, результаты нередко случаются незаметно, пока он не осознает, что в его жизнь вошло спокойствие – как замечает Марк, сорока четырех лет:

После шести месяцев такого образа жизни, я вдруг осознал, что больше не беспокоюсь о противозачаточных средствах, случайных беременностях, или возможности заразиться. Поэтому мой ум стал намного свободнее.

Для некоторых людей, эта книга может служить ареной для рассмотрения собственной сексуальности без необходимости покидать сферу сексуального желания. Однако, другие начнут видеть в словах этого текста протянутую руку, приглашающую их к путешествию в те, возможно, неожиданные сферы сублимации – будь то на три месяца, три года, или три десятилетия.

Я искренне хочу, чтобы эти переформулировки и практические инструкции не затмевали непостижимую эротическую тайну, которая светит в глубине всякой человеческой любви, надежды, и возможности. Я хочу защитить эту чистоту. Вместо того, чтобы превращать тантрическую сублимацию в еще одну механистическую систему эротических теорий и практик, со своими страхами неудачи и ложными уверенностями, я надеюсь, что эта книга будет помогать славить, почитать, и (при необходимости) заново пробуждать то изначальное чувство эротического чуда, непредсказуемости, и увлекательного открытия.
^

Тантрический парадокс эротического целибата


Тантра (от тан, вытягивать или удлинять, как в процессе сплетения нитей) представляет собой древнюю индийскую систему практик и умственно-эмоциональных отношений, которая вплетает полноту духовной истины и окончательного удовлетворения в зачастую проблематичный и обрывочный опыт повседневной жизни. Таким образом, такие обычные дела, как свидания, забота о личном благополучии, или даже ссоры по поводу того, кому мыть посуду, могут становиться аренами духовного раскрытия. Как замечает Эллен, простая работа по созданию домашнего уюта может вызывать глубокие желания и их исполнение:

Мне кажется, что с тех пор, как мои родители разошлись, когда я была маленькой, я никогда не читала само собой разумеющимся, что у меня есть дом. Увидев, как Билл, мой муж, прилаживает новые полки в кладовой, я расплакалась. Это было все равно, что видеть некого работника из команды Бога, пришедшего помогать мне создавать дом – что-то, в чем я тайно сомневалась больше двадцати лет. Благодаря тантрической точке зрения, этот совершенно земной, и, в то же время трогательный опыт, разрушил мое давно привычное смирение. Я даже начала подозревать, что, возможно, «Я» -- это нечто большее, чем личная история, которую я помню – быть может, я способна на веру в жизнь, которая сделает для меня возможным то, чего я никогда не ожидала.

Если мирские дела и духовные ресурсы представляют собой нити которые эта йога (от йуг – путь единству) сплетает в цельную ткань, то ткацким станком ей служит парадокс. Парадокс выступает как акушерка для значений, которые, в ином случае, остаются скрытыми в парах, казалась бы, противоречащих друг другу явлений – парах, которые обычная логика сочла бы непримиримыми противоположностями. Так, в христианстве есть парадокс богочеловека – Иисуса, в даосизме говорят о Дао, которое, парадоксальным образом, не может быть названо, тогда как в дзен есть безмолвный звук хлопка одной ладони.

При рассмотрении через парадоксальную линзу тантры, противоположность и конфликт постепенно раскрывают лежащее в их основе единство. Обнаруживается, что священное скрыто в очевидном – любовь в гневе, чувство собственного достоинства – в стыде, и единство – в несовместимых противоположностях , в то время как цели всякого желания можно достигать посредством абсолютно лишенного желания «эротического целибата». Но для нашего современного уха, «эротический целибат» -- это не просто еще один любопытный парадокс. Это – самое большее, идеалистичный и довольно неубедительный эвфемизм «воздержания».

Однако, даже в сфере обычной сексуальности, все расширяющееся изобилие новых способов подогрева интереса к этой теме, о которых кричат обложки глянцевых журналов и даже «Ридерс Дайджест», может выдавать непредполагаемый обман: мы упускаем из вида, насколько больше можно узнать о сексуальности, из-за того, что непрерывно прорабатываем один и тот же сектор гораздо большей эротической вселенной. Возможно, именно наше незнание обширности эротической сублимации ограничивает наши поиски всякого эротического удовлетворения более привычной областью сексуального желания. Пожалуй, пора подходить к сексуальности с большим числом вопросов, чем ответов, причем вопросов иного рода.
^

Исправление ваших уязвимых мест с помощью тантры


В погоне за раскованной или незаторможенной сексуальностью, наши психологии самоутверждения стали рассматривать определенные острые чувства – стеснение или смущение в отношении своей красоты или своих слабостей, страх перед большими возможностями, благоговение, лишающее дара речи, межличностное глубокое уважение, заискивающую благодарность, обезоруживающее простодушие, вину, наводящую на размышления, защитный стыд, и исправляющее раскаяние – как эмоциональные пояса целомудрия. Тантрическая сублимация видит во всех этих многочисленных «уязвимых местах» эротическую глубину, которая поднимает их от уровня, буквально, «ценимых слабостей» до уровня возвышающих достижений. В то время как Фрейд называл смущение «кроткой эрекцией головы», тантрическая сублимация идет дальше, открывая то, что равносильно разнообразным «оргазмам» чисто эмоциональных уязвимостей.

Так, в тантрическом эротическом лексиконе оргазм становится прилагательным или общим качеством, характеризующим различные виды прорывов, достигающих кульминации, а не специфическим и слишком буквальным физиологическим событием. С помощью парных медитативных практик, застенчивость, смущение, потребность, и даже само страстное желание усиливаются, превращаясь в свои конкретные сублимационные осуществления.

Кроме того, поскольку наши текуче живые эмоции, по контрасту с нашими теоретическими определениями статично конкретных эмоций постоянно переключаются и меняются, взаимодействуя друг с другом, тантра придерживается алхимии эмоциональных превращений. В согласии с гарвардским психологом Джеромом Кейганом, назвавшим эмоции «неустойчивыми идеями», или с тем, что джазист Чарли Паркер называл «нотами внутри нот», тантра утверждает, что наши чувства друг к другу взаимодействуют так быстро, что мы переходим от медлительной коммуникативной среды языка к живой близости постоянно меняющихся настроений и бессловесных связей. Как замечает Карен, непосредственно за границами нашего постоянно отвлекающегося внимания живет зачастую упускаемый из вида мир эмоциональных решений:

Мы учились делать паузу, снижать темп, и просто смотреть в глаза друг другу во время спора. Мой гнев начинал таять, когда я видела его непосредственное действие на Тони, и за его за его оборонительной позицией я могла видеть, что он уже начинает настраиваться на примирение. За моим гневом, который, как я сказала, уже таял, он мог видеть, что я в нем нуждаюсь. И, глядя на его лицо, я могла видеть, что Тони видел, как мой гнев тает, и это заставляло меня чувствовать, что со мной действительно считаются. Мы были способны за несколько минут исчерпать основания моего расстройства. Такое постепенно развиваемое медитативное внимание к этим живым эмоциональным тонкостям позволяло нам избегать типичного нарастания ссоры.

Сходным образом, посредством своих многочисленных ритуалов и медитаций, тантра постепенно приводит нас к интимностям примирения, уважения, и даже почтения друг к другу, не просто за то, что мы, возможно, сделали, а за эротическую тайну каждого из нас. Вместо, в первую очередь, сенсуалистической сексуальности, нам открывается эротический акт, основанный на глубине чувств. Мы заглядываем в еще одну область эротической вселенной, скрытую в энергиях и молекулах самой сексуальности.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconШри Свами Шивананда Сарасвати Кундалини Йога
Тайная йогическая практика духовного совершенствования, изложенная знаменитым Свами Шиванандой из Ришикеша на основе древнего тантрического...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconОт мира добродетели к миру любви
В этой связи Эрос начинает рассматриваться как раз­рушающее начало социального космоса. Брак (семья) и Эрос (любовь) оказы­ваются...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconКлассный час в 3 классе Тема: “Письма с фронта вобрали и судьбу, и любовь…
Цель: углубление и расширение представлений и знаний о войне посредством знакомства с письмами времен Великой Отечественной войны...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconДрунвало Мельхиседек Любовь, Эрос и духовный путь
«Любовь, Эрос и духовный путь» (апрель 2001) и «Тайное пространство в сердце» (август 2003). Эти статьи и интервью не только дополняют...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconОсновное у нас в этом курсе
Вот такую схемку я придумал. Если взять нарисовать так примерно сознание человека. Ну, вообще говоря, не сознание человека, вот это...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconВремя в ментале ваши точки сборки. + ответы на вопросы 16
Сознание каждого разумного существа формирует тот мир, в котором это сознание воплощено 24

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconКосмическое сознание
Космическое сознание. Исследование эволюции человеческого разума / Перев с фр. — М: ООО издательство «София», 2008. — 448 с

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconЗадачи: активизировать познавательную активность, интерес учащихся...
Цель: воспитывать экологическое сознание учащихся посредством включения их в развивающие, познавательные, экологические игры и практическую...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconЗадача духовной науки
Есть прекрасные слова Гегеля: глубочайшая идея связана с образом Христа, исторически явлен­ным. И величие христианской религии в...

Эрос, сознание и Кундалини Углубление чувственности посредством тантрического целибата и духовной близости iconПрактика терапии духовной культурой, применяемая в гаусо мо «Реутовский цсо «Клен»
Новая наука была призвана исследовать социально-психологическое воздействие книги. До настоящего времени методы воздействия посредством...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница