Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов




НазваниеБиблиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов
страница2/14
Дата публикации16.07.2013
Размер2.03 Mb.
ТипКнига
lit-yaz.ru > Спорт > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Охотник (нем.).

^ Курс химиотерапии по схеме, предложенной немецким профессором Хансом Отто Клейном.
он сотворил с тобой, я почувствовала сразу же на следующий день. Во всяком случае, он тебя основательно "просветил" и даже на счет того, что выпадут все волосы. В то утро мне стало абсолютно ясно, что мы совершили непростительную ошибку, не поговорив с тобой об этом сами. Но мужество — это такой дар, который нельзя купить, и по указке сверху оно тоже не появляется. Мужество надо взрастить в себе.
27 ноября 1981 г.

Милая, милая Лу!

Когда я получила от всех вас письма, я заплакала, потому что очень им обрадовалась. Я уже и сейчас радуюсь: вдруг когда-нибудь опять приеду к вам на каникулы?

В настоящий момент хороший отдых мне очень бы не помешал. Меня перевели в Кёльн, в эту противную университетскую клинику. Я лежу у профессора Егеря, очень знаменитого врача, в стареньком, стоящем на отшибе корпусе, и с понедельника до вчерашнего дня, то есть четверга, меня все время возили на исследования в главный корпус. У них здесь очень плохо с больничным транспортом, только маленькие "универсалы", и их приходится ждать иногда по часу в "коечном корпусе" — так здесь называется стационар: огромное современное здание.

А как раз вчера у меня опять было два тяжелых и болезненных исследования. Они отвезли меня туда в 10.30 и сначала взяли шприцем кусочек ткани из легкого, а потом ввели в вену до самого сердца тоненький катетер, просунув его под ключицу, а резиновую трубку пришили прямо к коже.

И теперь из меня день и ночь торчат десять сантиметров этой самой трубки. Когда они вчера все это проделали, было уже 12.30, но меня повезли еще на рентген, а после этого мне пришлось дожидаться обратного транспорта до 14.30. И тут я вдруг заметила, что вся трубка наполнилась кровью. А трубка висела на капельнице, я везде таскала ее за собой вместе со штативом. Все это, конечно, было ужасно, потому что кровь закупорила трубку и теперь ее надо было прочищать. Я постараюсь как можно дольше не возвращаться в этот противный корпус. Он такой большой, что этажи обозначаются так: —2; —1; 0; 1 ... 4 ...18. Я все время думаю, что я в аэропорту. Если бы мои родители не были так исключительно добры ко мне, не старались во всем помочь и не навещали бы меня так часто — и бабушка, и мои хорошие друзья, с ними мы всегда договариваемся заранее, — я бы не выдержала здесь первую неделю. Во вторник, когда пришла мама, я разревелась и плакала очень долго. В тот день мне не везло с самого утра — стоило мне встать, как началось нарушение кровообращения, а потом меня первый раз повезли в тот корпус, а там меня никто не знал. У них почему-то не было ни одного направления, и мне пришлось пробивать все самой. В тот день мне также стало ясно, как тяжело я больна, и я показалась себе такой несчастной, как еще никогда в жизни. ,

В этом огромном больничном комплексе чувствуешь себя совершенно раздавленной.

Я мечтаю выбраться отсюда, и как можно скорее. После того как проведут первый курс, мне разрешат уехать на месяц-полтора, возможно, назад в больницу в Бонн, куда вы ко мне приходили и чему я так обрадовалась.

Вы даже не знаете, как я всех вас люблю. Вы могли бы стать для меня моей второй семьей. С Карелии мы так хорошо понимаем друг друга, а Мануэль так мило заботился обо мне, когда я была у вас целую неделю.

А может, меня даже отпустят домой. Я только должна во всем соблюдать осторожность, потому что у этого лечения много побочных явлений, мне про них еще не все известно. Возможно, у меня даже выпадут все волосы, но я согласна, пусть только не будет тогда ничего другого страшного,

Фотографии мне очень понравились, я сразу узнала те места, где они были сделаны. Если можно будет приехать к вам еще разок, я буду во всем помогать, чем только смогу.

Пожалуйста, передай всем своим привет. Карелии я напишу сама. Всех вас крепко-крепко обнимаю и сердечно целую.

Ваша Изабель
Лечение началось в пятницу. Ты блестяще перенесла первый сеанс, если сравнивать с тем, к чему здесь все привыкли. И отдельная палата у тебя тоже появилась, так что один из нас мог теперь оставаться с тобой на ночь.

В воскресенье папа приехал с Маттиасом и Кристианом. Радость, что мы наконец-то опять впятером, все вместе, была огромной и для тебя. Кристиан, проходивший практику в спортивном магазине, привез тебе на выбор четыре или пять спортивных костюмов, и тебе это было очень приятно. Но самой большой нашей радостью было, что после двух дней лечения тебе настолько стало лучше, что ты еще вчера смогла отказаться от кислорода. С сегодняшнего дня ты уже опять могла говорить громко и отчетливо и даже рвалась сама почитать вслух книжку. Еще никогда в жизни мне не приходилось испытывать, что счастье — такая трудная работа: с меня градом катился пот.

После обеда мы с папой "передавали эстафету". Так мы это называли, когда сменяли друг друга у тебя в палате. Я поехала с мальчиками к тете Еве и ее мужу, куда мы были приглашены вместе с бабушкой на первый адвент1. В этот день мое сердце переполняли самые радужные надежды.

Мы очень скоро поняли, насколько это важно, быть во время сеансов лечения всегда с тобой, и насколько зависит от этого успех самого лечения. Своим присутствием мы как бы гасили твои страхи, а если удавалось, переключали разговорами твои мысли на что-нибудь прекрасное, вселяющее надежду. Если представлялась возможность доставить тебе хоть малейшую радость, мы старались не упустить ее. Лечение по схеме ХОК длилось восемь дней и закончилось полным триумфом. Теперь уже можно было как-то организоваться. Мы стали думать, как лучше распределить между собой время. Нам с папой хотелось действовать наверняка, чтобы один из нас постоянно был с тобой. Я была занята на работе только полдня, у папы был полный рабочий день. Значит, единственный "джокер" был на руках у меня.

Я подумывала о том, чтобы вообще бросить работу, но тут последовал твой решительный протест. Ты
^ Первое из четырех последних воскресений перед Рождеством.
хотела, чтобы наша жизнь и дальше текла по возможности по заведенному руслу. К тому же ты знала, какое большое значение имела для меня работа. Любое кардинальное изменение привычных форм нашей жизни ты восприняла бы как нарастание неопределенности и неуверенности.

За это время вокруг нас уже сплотился круг друзей, готовых помогать нам во всем. Это была практическая помощь в обыкновенных житейских делах, но она помогала нам справляться с нашей главной проблемой. Это выражалось, к примеру, в том, что одна супружеская пара из наших друзей предоставила в наше распоряжение свою двухместную машину: "передавать эстафету" благодаря этому стало куда удобнее и быстрее, мы экономили время; или, например, наша соседка фрау Браун снимала на чердаке высохшее белье и складывала его для меня уже выглаженным. Инга, наша приятельница и мать твоей лучшей подружки Марен (отец Марен Ханс-Юрген и твой папа вместе играли маленькими детьми еще в Японии, ваша дружба с Марен была, так сказать, дружбой в третьем поколении, потому что твоя бабушка и бабушка и дедушка Марен дружат до сих пор), с радостью приходила навещать тебя, несмотря на то что Марен, страдавшая поперечным миелитом, постоянно сидела в инвалидной коляске. С Марен ты с самого начала ходила в один и тот же класс в гимназию имени Яна Коменского1, а подружились вы еще в пятилетнем возрасте. Марен тяжело заболела, когда ей исполнилось восемь.
Ян Амос Коменский (1592— 1670) — чешский педагог-гуманист, выходец из протестантской семьи, испытьтал гонение со стороны католической церкви; своими трудами оказал огромное влияние на развитие мировой педагогики.
5 декабря 1981 г.

Моя дорогая Марен!

Твои письма всегда придают мне силы. Спасибо тебе за них. Стихотворение тоже чудесное. Я повешу его на стенку.

Ваш предрождественский календарь сулит мне много радости. Особенно мне нравится маленький ёжичек и круглый медальон.

Мне очень приятно, что моя учительница музыки фрау Белль написала мне. Скажи ей, пожалуйста, что я очень обрадовалась ее письму, оно очень взбодрило меня. И она очень постаралась сделать это.

Я думаю, ты всегда была тем, кто в самые трудные для меня дни лучше всех понимал меня. Поэтому ты и придаешь мне столько силы.

Вчера в разговоре по телефону я поняла, что ты чувствуешь себя не очень хорошо. Я и кто-то еще, мы часто думаем о тебе.

Моя дорогая Марен, обнимаю тебя, привет всей твоей милой семье,

Твоя Белли
Как только Инга выкраивала пару часов, чтобы побыть с тобой, она тут же сообщала об этом, чтобы я могла на это время съездить на работу. Инга помогла также разрешить проблему с выпадающими волосами. После пяти или шести сеансов химиотерапии волосы превратились в изъеденный молью пук. Расчесывать свалявшиеся волосы стало невозможно. Так что, отрезать? Мы даже не смели об этом заикнуться. Ты потребовала, чтобы я принесла из дома твой красный беретик. Под него ты запихивала спутанную копну оставшихся волос. С мрачным юмором ты пошутила, что будешь выглядеть теперь, как попугай — на тебе уже была желтая пижама. Инга не вынесла такого твоего вида. Она обсудила с тобой, не лучше ли будет отрезать волосы. К счастью, вы так и поступили.

Бабушка тоже была для нас большой поддержкой. В свои семьдесят четыре года она ездила общественным транспортом из Бонна в Кёльн и брала на себя тем самым все предобеденные часы. Еще никогда в жизни мне не доводилось так осязаемо ощутить и оценить, в чем смысл и польза большой семьи или что такое подлинные друзья. Но закладывать дружбу и укреплять ее следует всегда заранее. А истинную цену отдельным друзьям можно распознать в такой трудной ситуации мгновенно, как при вспышке молнии. К счастью, мы ошиблись только в одной семье, которую считали своими друзьями. За все время они не проявили и тени искреннего участия. Хотя именно они видели от тебя столько добра; мне еще и сегодня очень трудно разговаривать с ними. Но они были и остаются единственным нашим разочарованием.

Даже Лу и Альберт, наши друзья из Бельгии, и те старались помочь нам и подбадривали тебя и нас. Если Лу чувствовала по телефону твою подавленность, она тут же садилась в Антверпене в машину и приезжала на несколько часов в Кёльн или Бонн, чтобы доставить тебе немного радости и отвлечь от грустных мыслей. А Карелии, ее дочь и твоя хорошая подруга, старалась стать для тебя хорошей собеседницей в своих частых письмах. За два последних года, когда вы ездили друг к другу в гости в Антверпен и Бонн, между вами зародилась искренняя и по-девичьи эмоциональная дружба. Аксель — единственный из детей Лу, кто писал тебе письма по-французски. Он говорил по-немецки вполне сносно, но писать хотел только на родном языке. Вообще, в семье Лу с ее четырьмя детьми, двумя собаками и множеством птиц в большом саду ты чувствовала себя очень вольготно.
17 декабря 1981 г.
Дорогой Аксель!

Я невероятно обрадовалась, что ты несмотря на всю свою занятость нашел время, чтобы написать мне. Я думаю, мне надо выучить французский хотя бы ради того, чтобы мы могли с тобой свободно общаться. У меня возникло немало трудностей, пока я до конца разобрала твое письмо! Однако я с этим справилась. Надеюсь, с моим письмом у тебя таких проблем не будет.

Я очень рада, что пока у тебя с экзаменами все в порядке. Так, собственно, и должно быть, потому что из тебя непременно получится отличный садовник. Ты очень интересуешься этим, можешь даже сам проводить опыты в своей теплице (за!гге?). Во всяком случае, ты должен знать, что я очень верю в тебя.

Я думаю, это будет самое прекрасное Рождество в моей жизни, потому что теперь я смотрю на это по-другому. Я так рада, что буду праздновать его не в больнице!

Дорогой Аксель, нежно обнимаю тебя и целую и надеюсь, что мы скоро увидимся.
Твоя Изабель
Через неделю первый курс лечения закончился. Мы все с нетерпением ждали новых результатов обследования. Компьютерная томография показала резкое сокращение размеров опухоли. Мы были на правильном пути. Профессор Егерь придерживался мнения, что попал с методом лечения в самое "яблочко".

Теперь все дело было в том, чтобы справиться с лейкопенией1. Сразу после окончания курса лечения картина крови упорно оставалась плохой. Иммунная система была как бы выведена из строя. Любая невидимая бактерия могла запросто разделаться с тобой.

Чтобы избежать опасности заражения, мы должны были соблюдать строжайшую изоляцию. Нам предписывалось без надобности не выходить из палаты, а если уж нужно было, то в специальном халате и со стерильной маской на лице. Посетителей тоже пускали только в стерильных халатах и масках.
Ты писала Лу и всей ее семье:
9 декабря 1981 г.
Мои дорогие!

Я, собственно, хотела вчера вечером позвонить вам, но у меня очень болел рот (это такие сопутствующие явления при лечении), и мне трудно было говорить. Как вы уже знаете, курс в субботу закончился, и вчера меня опять обследовали, чтобы посмотреть, как он на меня подействовал.

Смотревший меня врач сразу с первого взгляда мог уже сказать нам, что дела с опухолью значительно улучшились. Я и чувствую себя хорошо и вот впервые на несколько часов осталась одна.
(1Уменьшение количества лейкоцитов (белых кровяных клеток) в единице объема крови.)
В данный момент у меня такой период, когда во мне совсем нет антител — защитных белковых веществ против гриппа и т.д. Поэтому до меня, по возможности, никому нельзя дотрагиваться, а тот, кто хочет войти ко мне в палату, должен надеть маску. Когда я приеду домой, то попрошу отрезать , остаток моих "прекрасных каштановых локонов". Так будет практичнее и легче для ухода в ближайшее время.

Хочу только оставить хипповый "ежик", в надежде, что все же понравлюсь вам при ближайшей встрече.

Я похудела за этот курс на шесть кило! Так что совсем неплохо, что до того у меня был кой-какой , жирок! Я думаю, что это Рождество будет для меня одним из самых прекрасных, и я так радуюсь, что опять буду дома, а это значит, что я сейчас способна вполне объективно осознавать, как хорошо я себя чувствую. Если вдруг случится такое, что у вас появится свободная минутка и вы не будете знать, чем ее занять, и у вас еще возникнет желание записать какую-нибудь музыку, я буду невероятно рада получить от вас кассету. Я сейчас очень часто слушаю "Walkman", а у вас, на вашу беду, так много прекрасных пластинок, я бы очень-очень обрадовалась новым записям.

И я заранее жутко радуюсь, что как-нибудь 1 снова увижу вас всех. А осенние каникулы кажутся мне теперь далеким прошлым.

Я всех вас очень люблю. И крепко-крепко целую—сердечно, нежно и звонко.

Ваша почти уже здоровая
Изабель

Р.З. Привет всем четвероногим членам семейства!
Со строгой изоляцией было связано много бытовых трудностей, но мы старались и из этого периода извлечь что-либо радостное. Я купила себе и тебе прекрасные книги. Всю лейкопению ты прожила в мире героев "Унесенных ветром", а затем с Анжеликой и ее многотомными приключениями. А я читала про Микел-анджело и Винсента ван Гога. А кроме того, наши мальчики и дети Лу записали для нас прекрасную музыку на кассеты, и вскоре у нас появился даже телевизор. Позднее Кристиан и Маттиас оставались с тобой во время лейкопении на субботу—воскресенье или по два-три дня в каникулы. Мы старались в периоды этого вынужденного ограничения насладиться всем, что помогало развеяться или доставляло прекрасные душевные переживания.

В эту первую лейкопению главной темой для тебя стало Рождество. У тебя появилась огромная потребность доставить веем-веем радость. Ты вязала шапочки и писала письма. Ты даже написала письмо своему старому классу, его прочел им твой классный руководитель. К сожалению, мне не удалось отыскать это письмо, но я помню его содержание. Тяжело заболев, ты осознала, какой это подарок судьбы — иметь возможность учиться, и ты ясно выразила эту свою мысль, присовокупив к ней соответственно испытываемую тобой благодарность. Если бы я была учителем, я вставила бы это письмо в рамку. А вот твое предрожде-ственское письмо к Инее сохранилось.
12 декабря 1981 г.
Дорогая Инес!

Хочу пожелать тебе и твоей семье счастливого и радостного Рождества. Надеюсь, что Новый год принесет тебе и всем вам много доброго и много счастья.

Уходящий год, похоже, принес больше бед, но каким бы плохим он ни был, я все-таки не хотела бы прожить без него — у меня было столько прекрасных бесед с моими родителями, и еще потому, что теперь я намного быстрее делаюсь довольной н счастливой и только теперь я осознала, какое это счастье — быть здоровой.

За это время на меня обрушилось столько любви, что я об этом никогда раньше и помыслить не могла.

В обычной жизни у всех всегда так мало времени, а стоило мне заболеть, как у всех оно сразу нашлось для меня.

Это может сделать человека по-настоящему счастливым, и такое большое участие придает мне силы и мужество. Мы уже сейчас строим с родителями планы, где мы проведем все вместе летние каникулы в их отпуск, чтобы я могла окончательно поправиться, а мои родители хорошо отдохнуть.

Моя дорогая Инес, желаю тебе всего хорошего. Всем своим передай приветы и поцелуй их от меня.

Твоя Изабель
Ты прослышала про праздник, который я решила устроить в честь Рождества для сестер и врачей отделения в Кёльне. Я купила для каждого маленькую бутылочку шампанского, и мы запаковали их, как аптечные пузырьки с лекарством, привесив к каждой бутылочке маленькое персональное поздравление, похожее на рецепт, — так каждый мог узнать, какое лекарство ты бы ему прописала. Одному — средство от

изнуряющего беспокойства, другому — против прогрессирующей самоуспокоенности, а профессору Егерю — особый порох, чтобы он и впредь мог так же уверенно поражать опухолевые клетки!

Среди поздравлений были очень веселые придумки и остроумные находки, и на следующий день мы только и слышали со всех сторон, сколько радости и веселья вызвало это у всех. Вскоре после того ты стала общей любимицей отделения.
17 декабря 1981 г.
Моя дорогая Каролин!

Надеюсь, что ты успешно сдала все экзамены. з Я уже прослушала твою с Кэти кассету, и она мне ч. очень понравилась.

Я так рада, что мне разрешили уехать на Рождество домой. Я писала вам, что хочу очень « коротко остричь волосы, но, похоже, из этого уже ничего не выйдет — все волоски проявили неожиданную самостоятельность, взяли и выпали почти все до единого, а жалкие остатки я срежу сегодня после обеда сама. Это мой единственный шанс сделать себе собственноручно стрижку — испортить-то ведь больше уже ничего нельзя.

Моя дорогая, любимая Каролин, надеюсь, мы скоро увидимся! Я очень тебя люблю!

Твоя Изабель
18 декабря мне разрешили забрать тебя домой. Улицы и даже автобан были завалены снегом. Папа уехал в Висбаден, он был членом экзаменационной комиссии. Я обещала тебе и ему приехать за тобой после работы на нашей машине. Но сдержать обещание не представлялось возможным — мешала погода. Не зная, что делать, я обратилась за помощью к одному из наших друзей. Он выслал мне машину помощнее и с шофером, а также с обогревом и радиотелефоном. Я приехала на три часа позже, чем мы договорились. Ты встретила нас очень кисло, в конце концов, это были потерянных три часа оставшейся тебе жизни, три часа бесценного для тебя времени: на свободе и без болей, другими словами — жизненного времени, отмеченного знаком высшего качества.

В Кёльне нам вручили на прощание рецепт, а также сообщили уже назначенный срок следующего курса лечения — 28 декабря 1981 года. Следовательно, у нас было девять полноценных дней, и к тому же на Рождество.

Мы старались сделать каждый день один лучше другого. И еще — чтобы ты опять нравилась сама себе. Смотреться в зеркало тебе больше не хотелось. Химиотерапия съела волосы, словно моль, да еще и мы обкорнали их крайне неумело. Такой ты себе никак не нравилась. И тогда я пригласила к нам домой своего мастера из парикмахерской за углом. Старый добрый господин Беккермайер пришел лично и выстриг остаток свалявшихся волос, оставив на голове только пушок. Так по крайней мере можно было полюбоваться твоей складненькой головкой. Этот пушок был тебе очень к лицу, и твои красивые, выразительные глаза стали еще заметнее. Почему же мы не сделали так с самого начала лечения?

К Рождеству надо было готовиться, не мешкая ни минуты. Елку нам купили друзья, подарки тебе и нам прибывали ежедневно. О рождественских пряниках и коврижках побеспокоилось сразу несколько приятельниц. Мы ощущали поддержку и сочувствие со всех сторон и радость, что ты сможешь побыть несколько дней дома.

В тревоге последних недель мы с папой совершенно забыли, что 22 декабря двадцатилетняя годовщина нашей свадьбы. Тебе известна наша особая любовь торжественно отмечать все важные и особенно приятные даты нашей совместной супружеской жизни. В одиннадцать утра я как раз проходила мимо ресторана и торгового дома "Матернус", когда мне вдруг как в голову стукнуло: 22 декабря! Я подумала: "Быть такого не может! Двадцать лет замужем за одним и тем же человеком, и ты забыла!!!" Я подошла к фрау Матернус и спросила, нет ли у них на вечер отдельного свободного кабинета и официанта без насморка и кашля (число лейкоцитов все еще по-прежнему оставалось довольно низким.) Да, такая возможность была! Мы быстро обсудили праздничное меню, я объяснила ей ситуацию с тобой и скорее побежала домой. Уже пробило двенадцать часов, в восемь вечера я хотела отпраздновать годовщину нашей свадьбы в ресторане "Матернус", а мои гости даже еще и не подозревали об этом!

Ты так и загорелась! Папа на весь день уехал в Висбаден и должен был вернуться в Бонн только к восьми часам — коллеги хотели попраздновать после работы по случаю Рождества. Мы решили устроить ему сюрприз. Про Кристиана, Маттиаса и Мари беспокоиться было нечего. Тетя Бригитта и бабушка, наши друзья Инга и Ханс-Юрген, Хайо и Лёв, все из Бонна, согласились не думая. Зигфрид и Улли из Ман-гейма и Лу и Альберт из Антверпена практически должны были садиться в машину сразу же после моего звонка, и это несмотря на снегопад и гололедицу.

Я позвонила в Висбаден и попросила передать папе, чтобы он ехал прямо в ресторан.

Мы все собрались там уже в половине восьмого. Тебя усадили на самое почетное место и предоставили право выбрать себе партнеров слева и справа. Твой выбор пал на Хайо и Ханса-Юргена. Я полностью его одобрила. Лёв, к сожалению, не смогла прийти, она опасалась, как бы не заразить тебя своим кашлем. И решила лучше подарить тебе прелестное маленькое колечко с гранатом, его принес Хайо. Я и сегодня еще ношу его. Настроение у всех уже давно было праздничным, когда около восьми появился совершенно замученный папа. Он вошел и только тогда сразу понял, что празднуется годовщина нашей свадьбы, и очень этому обрадовался. Мы веселились, испытывая благодарность за подаренный нам вечер. К десяти часам ты очень устала, и мы поехали домой.

Конечно, этот праздник забрал у тебя много физических сил, но и придал тебе не меньше сил духовных. Мы все пребывали в состоянии глубочайшего счастья.

В сочельник нам хотелось сходить в церковь на рождественскую мессу. Ты настаивала на том, чтобы мы пошли. Наше отношение к приходской церкви несколько охладело, после того как священник, конфирмовавший1 тебя, перешел в другой приход, а новый приходский священник как-то не вызвал у нас таких же теплых чувств. Маттиас записался на занятия с конфирмующимися вместе со своими школьными дружками в другом приходе. Там мы и прослушали с сыновьями под собственные рыдания рождественскую
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconБиблиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов
О барнаульском чуде воскрешения в 1964 году Клавдии Устюжаниной написано множество брошюр. Материалы о ней помещены на десятках сайтов...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconСерия «Праздники» Составитель М. С. Городищева, ведущий методист...
Мы согреты твоим теплом: Сборник материалов/ Сост. Городищева М. С.; Зато северск: Центральная детская библиотека, 2009. – 42 с

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconГосударственное учреждение культуры «челябинская областная юношеская библиотека»
Библиотеки Челябинской области в системе общего экологического образования: Сборник материалов областного смотра-конкурса работы...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconПредисловие Осведомлённость больных не менее опасна для благосостояния...
Осведомлённость больных не менее опасна для благосостояния врачей, чем безграмотность врачей для здоровья пациентов

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconКнига источник знаний
...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconОзерова алёна валерьевна
Функциональные обязанности: Проработка материалов архива арбитражного суда за последние 5 лет на предмет поиска фактов языка, ценных...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconРаботы Мининской библиотеки
Школьная библиотека расположена в комнате площадью 24кв м. Читального зала нет. Имеется тумбовый стол, стул, книжный шкаф, выставка,...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconПрограмма повышения квалификации специалистов, привлекаемых в качестве...
Ставляет собой программу повышения квалификации специалистов, привлекаемых в качестве тьюторов для организации и проведения повышения...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconАнкета вакансия
Отбор специалистов осуществляется путем изучения анкет, тестирования и последующего собеседования. Для подающих надежды молодых специалистов...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconМатериалы, с которыми мы предлагаем ознакомиться на наш взгляд, будут...
Основу этих материалов составляют исследования, проведённые канадскими и австралийскими учёными, и результаты этих исследований были...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница