Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов




НазваниеБиблиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов
страница6/14
Дата публикации16.07.2013
Размер2.03 Mb.
ТипКнига
lit-yaz.ru > Спорт > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

спрашивали меня, что случилось.

Ты мне очень близкий друг, ведь кроме моей семьи я очень мало с кем могу говорить так искренне. Иногда я спрашиваю себя, что ты во мне нашел. В моей жизни столько неразрешимых проблем, и со мной бывает так трудно...

Я очень ценю, что ты приходишь вечером, хотя в это время всегда передают футбол, и тебе наверняка страшно хочется посмотреть его.
It's nice to spend time with you. I was so sorry that you just had the two hours, I felt bad. Now, I feel much better again for the most part you were so kind to me.

I believe your whole family and you are very super people. We just know each other since two weeks and you already gave me so much power. It's nice to know such powerful people.

But I hope I won't only take. I will give you my help as soon as can and you'd like to take it. I hope Tuesday is coming soon. I kiss you very soft and warm, enjoy that kiss!
Your Isabell
С этого момента его посещения стали реже, беседы не столь оживленными. Когда ты, прощаясь с ним, спрашивала его, придет ли он снова, он отвечал все нерешительнее и неопределеннее, говорил лишь "ргоЬаЫу"1 или "регhарз"2. Ян начал "отступление". Ты переживала это болезненно, тебе трудно было смириться. "Мама, как жаль, что Ян больше не приходит, но не поддаваться же ради приятных ощущений ошибочным иллюзиям".

С тобой так хорошо! Мне жаль, что у тебя было всего два часа, а я почувствовала себя так плохо. Теперь мне снова гораздо лучше, и все потому, что ты был таким милым со мной.

По-моему, и ты, и вся твоя семья — просто потрясающие люди. Мы знакомы всего каких-то две недели, а вы уже дали мне столько сил. Это так здорово — знать таких сильных людей!

Но я совсем не хочу только брать. Я хочу давать, и если вам когда-нибудь понадобится помощь и вы согласитесь принять ее от меня, я буду счастлива. Скорей бы вторник! Целую тебя нежно и горячо. Чувствуешь? Твоя Изабель (англ.)
(1 Вероятно (англ.).

2 Возможно (англ.).)
На этот же перерыв в лечении приходится еще один чудесный вечер — с профессором Л. и его супругой и доктором Тёбеллиусом. Мы пригласили их на японское "сукияки"3. Тёби пришел чуть раньше, чтобы еще немного поговорить с тобой. В этот вечер Ян тоже был у нас в гостях. Гости разглядывали молодого человека весьма пристально. Говорили о спорте вообще, о футболе в особенности (Ян был почти профессионалом по этой части) и про американские университеты. Доктор Тёбеллиус (к этому времени у нас в семье его уже все называли просто Тёби) подошел к нам в конце ужина очень смущенный и спросил: "Кто этот самонадеянный бойкий молодой человек?" Он, очевидно, был обеспокоен, что этот бойкий молодой человек может причинить тебе страдания. Вечер прошел интересно, в раскованной обстановке, еда была отличной, интерес к Японии — неподдельным. Тёби и профессор Л. уже бывали в Японии. Разговоры велись открыто, чистосердечно, не затухая ни на минуту.

После того как Ян ушел, ты вышла к нам. Тёби еще раньше спрашивал, почему тебя нет за столом. Ты появилась такой, как была одета в своей комнате: в домашних тапочках, пижамных штанах и без парика. Когда профессор Л. и его супруга ушли, мы тихо-мирно провели остаток вечера с тобой и Тёби.

19 июля ты опять легла в клинику в Кёльне.
19 июля 1982 г.
Моя дорогая Каролин!

Надеюсь, ты проводишь каникулы так, что лучше себе и представить невозможно.
(3 Сукияки — мясо с овощами по-японски; праздничное дорогое блюдо с жаровней на столе.)
С сегодняшнего дня я опять в больнице и жду начала курса. Сегодня проводили исследования, и все в один голос сказали, что опухоль уменьшилась. Я очень обрадовалась, это значит, что тогда этот курс я перенесу легче.

Как было бы здорово, если бы я смогла приехать к вам, когда у вас будет Фридеман. Вот будет весело, и я опять окажусь среди молодежи. Меня страшно тянет побыть среди сверстников, наверное, потому, что в больнице вокруг меня одни взрослые.

Моя бесценная, желаю тебе прекрасно провести время! Целую и обнимаю тебя.
Твоя Изабель

Р.S. Передай всем от меня привет. Возможно, мне принесут кошку, во всяком случае, какое-нибудь животное.
21 июля 1982 г.

Моя дорогая Дорис!

Я получила твое необыкновенно длинное письмо и прочитала его с восторгом.

Твое путешествие, очевидно, было фантастическим. От такого я бы тоже не отказалась. Ты просто раззадорила меня. Благодарю тебя за все твои многочисленные письма из Америки. Это было очень мило с твоей стороны.

За две недели перерыва у меня тоже было много разных событий и впечатлений. Я поддерживаю теперь связь с двумя учительницами — фрау Нифиндт и фрау Белль. Фрау Белль даже один раз навестила меня в больнице. Знаешь, это жутко интересно, когда можно заглянуть за кулисы школьной жизни. Фрау Нифиндт тоже очень интересный собеседник для меня, потому что она пережила нечто подобное и ей еще предстоит кое-что выдержать.

Последние дни дома оказались для меня не такими простыми. Предыдущий курс буквально травмировал меня, и я с трудом изживала из себя его последствия в бесконечном общении с людьми. К счастью, нашлось много тех, кто захотел мне помочь. Я уже достигла некоторого душевного равновесия, но иногда все-таки теряюсь и робею.

Миссис Мартин, мать Яна, подарила мне свой флакон с водой из Лурда1. Они все очень набожные, придерживаются строгих правил и очень верят в эту воду, потому что она для католиков — святая. Миссис Мартин сама была очень больна и убеждена, что эта вода исцелила ее. Этот подарок много значит для меня, потому что я знаю, чтб он значит для самой миссис Мартин. Дважды в день я крещу себя этой водой, и знаешь, это как-то помогает, восстанавливает силы.

Что меня иногда очень радует, так это то, как я могу радоваться какому-нибудь пустяку. Сегодня я опять много времени пробыла в постели, в некой полудреме. Думаю, подобное состояние дурмана или опьянения бывает у людей, которые принимают наркотики.

Мне надо еще тебе рассказать, что показало обследование. Врачи пока ничего не говорят официально, но опухоль еще уменьшилась или стала
(1 Лурд — место паломничества на юге Франции, где случилось "чудесное явление Богородицы" и где забил "чудодейственный источник".)
как прежде, потому что за последнее время она сильно выросла. А кроме того, профессор Егерь сказал, что он стремится к моему полному выздоровлению. Я в этом никогда не сомневалась или никогда не понимала, что все может кончиться как-то по-другому. В любом случае все это очень хорошо.

Моя дорогая Дорис, желаю тебе до конца хорошо провести каникулы. Вполне вероятно, я пробуду дома целый месяц.

Лечение началось удачно и протекает лучше, чем в последний раз. Привет всем.

Твоя Белли
В июле тебе проводили седьмой курс. Тебя поместили в самую маленькую и самую темную палату во всем отделении, и там негде было поставить вторую кровать. В палате стояло, правда, вольтеровское кресло. Когда Инга обо всем услышала, она организовала раскладушку, и Асси, папин коллега, привез ее еще в тот же вечер в Кёльн. Нам ничуть не мешало, что я каждый вечер "устраивала" себе спальное место, но все в этой палате давило на нас, атмосфера была мрачной и гнетущей. Да и само настроение в отделении тоже было удручающим.

Недавно сюда поступила молодая гречанка, лет двадцати, она была лежачей больной, так что контакта у нас с ней не было. Ее ежедневно навещала только такая же молоденькая студентка-гречанка, она говорила по-немецки. Мы старались как можно меньше рассказывать тебе об этом. Однако нам не удалось скрыть от тебя, что ее состояние с каждым днем ухуд шается. В отделение доставили кислородную установку и еще какую-то передвижную машину-сундук, назначение которой было нам неизвестно. Через две ночи мы услышали, как громко запричитала и заплакала студентка-гречанка. Больная отмучилась — вдали от своей родины и родителей.

Последующие дни в отделении тянулись чрезвычайно тоскливо. Двери снаружи герметически заклеили. Все знали, что в помещении будут проводить дезинфекцию. Твои мысли кружились вокруг самых мрачных вопросов. Ты хотела знать, будут ли обмывать труп?.. И кто?.. А когда тело положат в гроб?.. Здесь, в отделении, или в морге?.. Мы призвали на помощь все наши силы, но так и не смогли помешать тому, чтобы ты не впала в глубочайшую депрессию. Ты не хотела больше жить.

Тёби звонил нам и был в курсе, как развиваются события. Вечером он сам приехал в Кёльн и тут же взял инициативу в свои руки. Он выставил нас, родителей, из палаты. То есть, говоря нормальным языком, он, конечно, попросил нас дать ему возможность поговорить с тобой наедине. О чем он с тобой говорил, мы не знали. Но когда он пришел за нами через полтора часа, ты снова была готова продолжить лечение. Как мы были благодарны ему! И опять все пошло на улучшение! Боли отступили, лечение помогало. Это, между прочим, опять была схема ХОК. Чтобы как-то немножко развеять тебя, я выпросила разрешение ездить с тобой на машине по вечерам на прогулку в ближайший парк, только чтобы сменить обстановку. Было лето, но мы всегда брали с собой шерстяной плед и подушку — ведь мог подняться ветер. По дороге мы заезжали к одному итальянцу и покупали два мороженых, а потом ехали дальше, в зеленый пояс, окружающий Кёльн.

Я почти каждый день бегала по утрам и потому знала самые красивые места в округе. И одну скамейку возле озера. От стоянки до скамейки было недалеко. Лучи вечернего солнца освещали ее. Это была наша скамейка! Мы любовались лебедями и утками, время от времени в зелени деревьев мелькали белки, а мы предавались мечтам и ждали, когда сядет солнце. На обратном пути мы еще раз заезжали к итальянцу и покупали для каждого "едоспособного" пациента и ночной сестры мороженое. Частенько мы сдвигали в коридоре стулья, и начинался "треп". Мы приносили в отделение не только освежающее мороженое, но и чаще всего почерпнутое от общения с природой душевное умиротворение. Для тебя было насущной потребностью передать это состояние души другим. Иногда ты загадывала всем загадки или рассказывала что-нибудь смешное и веселое. Ты также очень хорошо умела отпускать меткие короткие реплики. Мы все лакомились мороженым и испытывали благодарность за эту естественную веселость твоего нрава!

Но на следующий день твое настроение могло так же стремительно поехать вниз. В один из таких дней — я никогда его не забуду, — это было жарким душным днем ъ середине лета, мне с трудом удалось вытащить тебя из этой бездны уныния. Я уговорила тебя сходить со мной "прошвырнуться" по магазинам.

Постепенно мы отвоевали в Кёльне кое-какие свободы для себя. Нам разрешали покидать отделение на два часа. Ты, собственно, шла рядом со мной абсолютно без всякой радости. Все ходячие больные отделения видели это, потому что сидели этим летним днем на скамейке в тени корпуса. Мы проехали на машине всего три улицы, и нам уже стали попадаться симпатичные бутики. В один из них мы зашли. Нам повезло: продавщица была очень приветливой, а магазин пустым. Ты поковырялась и порылась и отыскала очаровательное платье, которое сразу захотела примерить. Продавщица вызвалась помочь тебе. И, конечно, увидела на тебе бинты и заклеенную лейкопластырем трубку от катетера, торчавшую из твоей ключицы. Хлопчатобумажная косынка на твоей голове тоже съехала, и тогда она страшно испугалась, но ты отлично справилась с ситуацией: "Вам не стоит волноваться, я просто прохожу лечение!" Продавщица на удивление быстро взяла себя в руки.

Платье очень понравилось тебе, и ты настояла на том, чтобы я себе тоже что-нибудь купила. Я сделала это, хотя сегодня уже не помню, что это было. Тебе же это доставило радость. Проснулась твоя воля к жизни. "Мама, как ты думаешь, а если я вернусь в отделение в новом платье, они узнают меня? Они ведь все еще сидят там на скамейке!" И твои глаза засверкали. Старые тряпки — в пакет, новые — на себя, косыночку заново кокетливо повязать, солнечные очки — в машине, губная помада — у меня в сумке. Мы радостные ехали назад. Этот задорный блеск в твоих глазах, гордость в твоем сердце, что с дурным настроением покончено, это торжество на твоих устах — не было бы счастья, да несчастье помогло! Все-все видели это и радовались вместе с тобой! Это платье вдохновило тебя на множество замечательных идей. По какому поводу ты хотела бы надеть его? Кому бы ты хотела в нем показаться? Тебе удалось на долгие часы забыть про свои боли или, как сказал бы Ян, "повесить их в шкаф".
28 июля 1982 г.
Моя дорогая Дорис!

Курс вчера закончился, и мне сейчас как раз делают переливание крови, потому что результат анализа очень плохой. А в остальном все новости обалденные:

1. Все результаты исследований, это ты уже знаешь, очень хорошие.

2. Как только моя кровь придет в норму, мне начнут новый курс, может, даже уже в эту пятницу, и он растянется очень надолго. Это означает, что раз в неделю мне будут делать инъекцию, и к тому же внутримышечно, то есть в попу. Все это может продлиться больше трех месяцев, если, конечно, пойдет нормально. Примерно в сентябре мне сделают контрольное обследование, после которого решат, что делать дальше. В общем и целом это значительно более мягкая терапия, более щадящая, и она, возможно, позволит мне вести почти нормальную жизнь.

3. Так что надо подумать о том, чтобы снова начать регулярно ходить в школу. Я уже радуюсь, что пойду в новый класс. Говорят, он очень милый, мне уже многие об этом сказали. Это меня особенно радует, раз появилась перспектива ходить в школу каждый день.

Может, у меня и волосы опять вырастут, тогда я смогу ходить без парика и без косынки. Косынку я только совсем недавно оценила, она намного приятнее этого идиотского парика.

А тебе известно, что у семьи Шольц, эта моя классная подружка, тоже очень много проблем с их отцом? Мне Инга рассказала, что у него язва горла, ему сделали биопсию и результат оказался положительным, а это значит, что у него опухоль.

Я написала Изи после этого письмо и предложила ей всяческую свою помощь, если у нее будут вопросы и т.д. Вечером я еще позвонила, и результаты исследования были уже известны достаточно определенно, а именно, что опухоль излечима. Я думаю, что немножко помогла ей, позвонив. Я так надеюсь! А кроме того, мне обязательно надо было это сделать, потому что именно ей я объясняла в письме, почему считаю поведение класса таким трусливым: прятать глаза и смотреть в сторону! Я ни за что не хотела бы вести себя точно так же.

Надеюсь, господину Шольцу повезет, как и мне, и он попадет в руки настоящих врачей.

А теперь о наших планах, чтобы я приехала к вам в августе. Тут, как ни смешно, нам придется как следует поломать голову. Если я начну опять нормально ходить в школу, значит, смогу приехать только в свои "каникулы". Другая возможность — это в середине сентября, когда мой новый класс отправится в поездку на школьную экскурсию, а мне с ними ехать не разрешат. Или, если это будет проще, ты приедешь к нам. Я очень надеюсь, что у нас все получится. В последние дни мне совсем не хотелось писать, а сегодня это доставляет мне I, большое удовольствие. >.

Дорогая Дорис, передай, пожалуйста, от меня « приветы всей твоей семье. Надеюсь, до скорого.
Твоя Белли
30 июля нам разрешили вернуться домой, и у нас была сногсшибательная перспектива: в течение ближайших трех месяцев — амбулаторное лечение. Раз в две недели тебе должны были делать внутримышечную инъекцию, а в промежутке — анализ крови. Мы ста-• ли строить планы, как ты снова начнешь ходить в ; школу и куда мы еще съездим летом отдохнуть. Лекар-1 ство, на которое врачи возлагали надежды, называлось блеомицин. Ты тоже слышала, что его применение часто дает хорошие результаты. 9 августа, когда число лейкоцитов было уже достаточно высоким, тебе сделали первый укол. Но, к сожалению, ты перенесла его плохо. У тебя начались приступы лихорадки и озноба, каких мы раньше не знали. К счастью, из Бельгии приехали Аксель и Каролин, и это тебя несколько отвлекло.

В Бонне тоже стало поспокойнее, потому что наступили школьные каникулы. В помощь подключились мои приятельницы. Когда ты чувствовала себя хорошо, Лев забирала тебя в Обервинтер. Там были Лип-пи и Патти — оба ее сына, ты отдыхала в прекрасном саду, находила для себя новые книги в ее обширной библиотеке и просто была благодарна, что видишь вокруг себя все совсем другое. Ты ходила также в гости к Жозефу и Жаклин вместе с Филиппом и Иоганном. К обоим мальчикам приехал еще молодой грек. Трое обаятельных юношей привлекательной наружности сидели с тобой в саду, а Жаклин подавала вам вкусные прохладительные напитки. Иоганн бренчал на гитаре, Филипп болтал с тобой о старых временах, когда ты еще играла в теннис — тебе было всего десять лет, когда ты взяла на себя роль его тренера. Или заходила иногда Кристиана, и вы слушали кассеты с музыкальными записями, навевавшими на тебя радужные мечты.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconБиблиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов
О барнаульском чуде воскрешения в 1964 году Клавдии Устюжаниной написано множество брошюр. Материалы о ней помещены на десятках сайтов...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconСерия «Праздники» Составитель М. С. Городищева, ведущий методист...
Мы согреты твоим теплом: Сборник материалов/ Сост. Городищева М. С.; Зато северск: Центральная детская библиотека, 2009. – 42 с

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconГосударственное учреждение культуры «челябинская областная юношеская библиотека»
Библиотеки Челябинской области в системе общего экологического образования: Сборник материалов областного смотра-конкурса работы...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconПредисловие Осведомлённость больных не менее опасна для благосостояния...
Осведомлённость больных не менее опасна для благосостояния врачей, чем безграмотность врачей для здоровья пациентов

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconКнига источник знаний
...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconОзерова алёна валерьевна
Функциональные обязанности: Проработка материалов архива арбитражного суда за последние 5 лет на предмет поиска фактов языка, ценных...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconРаботы Мининской библиотеки
Школьная библиотека расположена в комнате площадью 24кв м. Читального зала нет. Имеется тумбовый стол, стул, книжный шкаф, выставка,...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconПрограмма повышения квалификации специалистов, привлекаемых в качестве...
Ставляет собой программу повышения квалификации специалистов, привлекаемых в качестве тьюторов для организации и проведения повышения...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconАнкета вакансия
Отбор специалистов осуществляется путем изучения анкет, тестирования и последующего собеседования. Для подающих надежды молодых специалистов...

Библиотека материалов для онкологических пациентов и специалистов iconМатериалы, с которыми мы предлагаем ознакомиться на наш взгляд, будут...
Основу этих материалов составляют исследования, проведённые канадскими и австралийскими учёными, и результаты этих исследований были...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница